Ну, как всегда 1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Кирилл Зябликов, Наташа Смирнова, Сеня Зорькин, Марина Устинова, Шура Никифоров, Лада Кузнецова, Михаил Николаевич Зайцев
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Дружба Курение Подростки Советский Союз Учебные заведения

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Да, может со стороны выглядело, будто они лишь играли свои роли, но с другой стороны, это было их спасение.
Они спасались от жестокости реальной жизни за кулисами и на сцене, пряча свои внутренние переживания и тревоги за театральными масками и благозвучными речами.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Глава первая и последняя - "Стрела"

12 июля 2019, 22:38
За кулисами театрального клуба "Стрела". Начало. Открывается занавес на происходящее. — Ать-два! — произнёс звонкий голос, и тут же послышалось громкое «Ай», девчачьи пронзительные визги и какой-то грохот, который эхом распространился по всему залу. — Ната, чего орёшь? — тут же недовольно произнёс один из мальчишек, крутя палец у виска. — Зябликов, а ты чего не следишь за процессом? — веснушчатая девочка, видимо, та самая «Ната», нахмурившись, встала в позу, откинув обе тёмные косы за спину и скрестив руки у груди, смотрела с упреком на низкорослого и очень бледного, от природы, мальчишку. — Слежу я, с чего ты взяла? Просто зацепились за что-то ребята, ну бывает. Чего сразу Зябликов? Вон, как и сказал…— мальчишка спокойно указал на виновника шума и беспорядка — на старые чёрные и потёртые ботинки, что лежали на пути у ребят, которые несли большой и старинный комод на сцену. — Ну-ну, получишь ещё у меня. Антоновка обыкновенная, чего прохлаждаемся? А ну, взял швабру! — девочка успела сделать ещё одно замечание, но уже другому участнику театрального клуба: самому высокому, короткостриженному и рыжему мальчику Сене Зорькину, лет шестнадцати, который пользовался моментом, — пока все отвлеклись на более важные дела, курил втихаря, приоткрыв форточку, да покачиваясь на стуле, что принёс Федька, брат его старшой, с чердака. Красивый такой, от бабушки достался. Стул, не брат, конечно же. — Почему реквизит не на сцене?— добавила Наташа, по совместительству к тому же Смирнова, выходя из-за кулис и прогоняя Сеню со стула, заставив его отнести всё на место и выбросить сигарету. — Ишь! Надымил тут! — Наташа недовольно ворчала, приоткрыла ещё одно окно и хмуро проводила взглядом рыжего. — Смирнова, хватит из себя взрослую строить. Если тебя оставили за главную, это не значит, что ты теперь можешь вот так командовать, — выразил своё мнение Зорькин, но перечить не стал — ему явно не особо хотелось разводить конфликт. Да и, в чем прок от ненужных споров? — И хватит уже его Антоновкой назвать! Этот случай же был двести лет назад! — подала свой голос юная защитница — светленькая Марина, которая была влюблена в Сеню, что не являлось секретом для всего клуба, а сам объект любви пытался всего этого не замечать, либо как-то отгородиться от любовной чепухи тихо и незаметно. Он вовсе не горел особым желанием начинать с кем-то такие отношения, так как он имел образ волка-одиночки и разрушать сей облик не собирался в ближайшем будущем. И в этот момент на сцене послышался слабый вздох упомянутого в малой перепалке Сени, который уже отнес тот самый реквизит и, закатив глаза, взялся за чистку пола от пыли и разного мусора с прошлого представления младшей группы. Кажется, она называлась "Солнечный лучик". — Ага, осталось для полной картины, чтобы меня какая-то девчонка защищала. Устинова, мне не 5 лет, уймись, а? Если я ничего не говорю, это не значит, что я за себя постоять не могу — Он вновь подал свой голос, но уже в последний раз за сегодня и продолжил выполнять указания, хоть и с неохотой. Марина же, покраснев, обидчиво показала и ему, и Наташе язык, отвернувшись к вешалкам с одеждой для юных актёров и актрис. Девчушка стала выбирать что-то более подходящее для их представления, а что-то складывала на стол: некоторые из платьев для ушивания подолов, рубашки же были с дырками или без нужных пуговиц, так что они предназначались для их пришивания и зашивания. Через полчаса возни, копошения в вещах, и криков Смирновой, дверь в зал внезапно открылась и появились новые лица, которые обратили внимание на себя всех участников театрального клуба "Стрела". И самое интересное, — все реагировали по своему. Девчонки ахнули, переставая суетиться, мальчики же с любопытством уставились в сторону объектов внимания, но не переставали трудиться: Сеня так вообще удостоил их лишь своим тридцатисекундным вниманием, и вновь взялся за швабру, убирая пауков. В дверях стояла девочка с тёмными короткими волосами, а рядом с ней, на инвалидной коляске, находился очень улыбчивый мальчишка, который почти сразу же поразил всех своим жизнерадостным и весёлым характером. — Вы кто, смею спросить? — Наташа подошла к ним ближе, мельком изучая обоих. — Мы же новые члены клуба! Я Саша Никифоров, а это Лада Кузнецова. Вам разве Михаил Николаевич не сообщал? — оба новеньких посмотрели друг на друга с явным удивлением и непониманием происходящего. — Только без паники. Не успел сказать, прошу прощения, — за их спинами тут же, будто из воздуха, образовался сам их учитель, или, можно сказать, предводитель театрального клуба, мягко улыбаясь и прикрывая за собой дверь. — Сейчас познакомитесь с нашими ребятами, они все хорошие и дружные. Главное, не бойтесь, они не кусаются, — после слов Михаила Николаевича, новенький мальчишка засмеялся и подъехал на своей коляске ближе ко сцене, а девочка прошла следом, теребя край сизого сарафана в горошек из-за легкого волнения. Прошло не так уж и много времени, но этого хватило, чтобы новички влились в коллектив и начали выполнять свои роли. Пока что в уборке, а дальше как пойдёт. Так сказал учитель. Он явно был доволен пополнением в их группе и уже прикидывал в голове: кого на какую роль поставить, какие слова подобрать и какие костюмы будут нужны. Самое интересное, что мужчина сильно переживал за, так скажем, "судьбу" двоих, ибо неизвестно, как могли бы принять в свою дружную вторую "семью" его ребята. Но увидев, что всё обошлось довольно мирно и даже лучше, чем хотелось, он что-то начал записывать в свою тетрадь с планами и примерным содержанием представления, добавляя некие детали и изменяя прошлые заготовки. И смотря на Михаила Николаевича, можно понять насколько собранным человеком он был: всегда готов к любым изменениям и ничто не сможет сбить с назначенного пути. Он шёл верно к своей мечте, и давая шанс исполнить мечты своих "детишек". Любых, какими бы они ни были: картавые, немые, громкие, шумные, кривые, низкие, высокие, стеснительные или слишком активные. Этот человек давал шанс каждому, кто проявлял своё желание и старание. Он видел детей насквозь и мог понять сразу кто берётся за дело серьёзно, а кто лишь ребячится. И неудивительно, что даже новенькие — калека и робкая до ужаса девчушка, — смогли участвовать в долгожданном для всей школы представлении и получить всеобщую похвалу и уважение. Не только за хорошую игру, конечно же. Но и за то, что они смогли сделать, казалось бы, невозможное для таких как они. Как и остальные ребята. Да, может со стороны выглядело, будто они лишь играли свои роли, но с другой стороны, это было их спасение. Они спасались от жестокости реальной жизни за кулисами и на сцене, пряча свои внутренние переживания и тревоги за театральными масками и благозвучными речами. Как, например, Зябликов. Он человек простой, но с особой семьёй, в которой он всегда оказывался виноватым и получал свои порции побоев с самого утра. Но оказавшись в этом клубе, он смог стать немного сильнее духом. Весьма увлекательная была жизнь и Устиновой, потому что её насыщенная жизнь, так вообще покоя не даёт. Она успевала работать, помогать по дому с пятью сёстрами, да братьями и дополнительно приходила в театральный клуб. Ей это давалось нелегко, но зато она познала, что является для неё ценностью и дорожила родными, каждым моментом жизни и даже драгоценным незначительным вздохом. Зорькин же из хорошей семьи, но неполной, что сказывалось на воспитании. Но вразрез тому — мальчишка был талантлив, чертяка. Михаил Николаевич сразу заметил блеск в его глазах и то, как он играет, было выше всяких похвал. Повидал и услышал мальчишка многого, помогая матери в больнице с тяжело ранеными и больными людьми. Сколько историй сохранилось в его рыжей голове, а сколько образов он "примерял" на себя, углубившись в истории живых и мёртвых. Играл солдат он лучше всех и имел столь хладнокровный взгляд и леденящий душу голос, заставляя маленьких зрителей вздрагивать от страха. Что касается Смирновой, так она, потеряв родителей, смогла встать на ноги и начать борьбу с неприятелем, умело обманывая фашистов и получая свою долю информации, делясь с нужными людьми. Да, она явно была одной из самых юных и лучших шпионов в их городе. И вот такие сильные духом юноши и девчушки представляли лицо театрального клуба "Стрела". Это не просто школьные внеклассные занятия, это был их второй дом, в котором им всегда были рады и они были нужны.
Примечания:
Чтож, к бою готов, как говорится.
Спасибо, что прочитали это. Да...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.