Arsonist's Lullabye 4

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Гравити Фолз

Пэйринг и персонажи:
dark!Билл/Диппер
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Мини, написано 8 страниц, 2 части
Статус:
в процессе
Метки: Artfic AU Songfic Алкоголь Ангст Астральные миры Воспоминания Вымышленные существа Галлюцинации / Иллюзии Дарк Демоны Кровь / Травмы Курение Магический реализм Мифы и мифология Насилие Нездоровые отношения Нелинейное повествование Несчастливый финал ООС Одиночество Отклонения от канона Параллельные миры Подростки Проклятия Прошлое Психологические травмы Психологический ужас Психологическое насилие Психология Раздвоение личности Религиозные темы и мотивы Сложные отношения Слом личности Сновидения Современность Сонный паралич Учебные заведения Философия Хронофантастика Хуманизация Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Книги - главный источник наших знаний. Это то, что помогает нам развиваться не только интеллектуально, но и духовно. Порой, книги несут в себе то, что нам не стоит знать. Не стоит ворошить. Не стоит изучать. Но для Диппера таких книг нет. Он умный студент второго курса колледжа исторических искусств. Книги - его жизнь, но он еще не знает, что эти самые книги могут лишить его этой радости.

Посвящение:
Кристин, спасибо, что поддерживаешь меня. Если бы не ты, я не взялась за него.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Господи, ребят, я не знаю, зачем? почему? отчего? Я сделала это, но так нужно. Мне нужно было такое жесткое AU, и такая концовка. Прошу, не бейте меня. Я не специально.

пост с артом - https://vk.com/letelikomariki?w=wall-101497760_472

Девять негритят, поев, клевали носом, Один не смог проснуться, их осталось восемь.

15 июля 2019, 18:45
Примечания:
Hozier - Arsonist's Lullabye
       Ребёнком я часами просиживал, Глядя на открытый огонь, В нём была какая-то сила, Я с трудом отрывал от него глаза.       

Прек­расно. Ты на­шел се­бя, а те­перь хва­тай проз­рачную нить и вы­ныри­вай. Сроч­но. У те­бя ос­та­лось ма­ло вре­мени, Билл. три. два. один.

Билл, ты смог. Не каждый человек или же какое-то другое существо может нырнуть внутрь себя. Это очень опасное путешествие, из которого не каждый может выбраться. Вникая в суть своей души, мы пытаемся осознать себя, свои поступки, свои эмоции и чувства. Порой это захватывает с головой, и ты теряешь себя в пучине своей духовной природы. Еще немного и ты мог навсегда остаться в своем коконе, а замкнутость — то, что пугает не только социальных существ, но и себя самого. Билл, скажи, ты точно осознал свою принадлежность в этом мире? Я не волнуюсь. Наверное. Но знаешь, с этим нужно быть очень осторожным, ведь если ты не поймешь внутреннюю природу, то ты не примешь окружающую действительность, строя вокруг себя нечто иное. Минуя сотый параллельный мир, Билл пытается наладить контакт с одним милым эраностом. Это существо обитает в восьмой кроличьей норе, Квазарном пути, на 342 планете от главной звезды. Чем же ему запомнилось это маленькое, но очень лохматое существо? Это его сны. Точнее то, что благодаря им, он смог наладить контакт с самим демоном измерения снов. Билл очень умилялся, когда белки глаз эраноста становились зелеными. Это значило, что он был невероятно счастлив видеть своего нового друга. Но Билл старался внушить себе, что дружба из этого не выйдет. Не потому, что он — демон, а малыш — эраност, а по той причине, что они живут два дня. Самый большой срок их жизни — 5 дней. Род существует благодаря огромной матке, которая может жить более одного месяца. За это время она успевает производить потомство, которое вскоре объединяется и превращается в новую матку. Это достаточно сложный процесс планеты 342, которого нет ни на одной из планет во всей Вселенной. Билл прекрасно знал языки разных планет, поэтому он легко смог поговорить с Лилалосом. Демон сказал, что у него красивое имя, на что белки глаз существа, окрасились в нежно-розовый. И все-таки все мы смущаемся одинаково. Это небольшое путешествие помогло Биллу прийти в себя. Общение с различными межгалактическими субъектами помогает его социальной стороне. Но кто сказал, что это на долгое время? Билл упорно пытался игнорировать головную боль, которая началась более двух световых вспышек назад. Мозг гудел очень сильно, казалось, что на него надели крышку от ракетного двигателя и начали громко бить алмазным жезлом. Глаз Билла медленно начал наполняться черной кровью, из-за чего слился с кошачьим зрачком. Зрелище не для слабонервных. Билл, дорогой, за пять тысяч лет твоей демонической жизни у тебя ни разу не было такого. Скажи мне, ты точно правильно принял себя? Твоя душа должна была вновь охватить все тело, из-за чего кровь обязана была стать небесно-голубой. Ты уверен в том, что это просто побочный эффект? Просто объясни, что ты видел? Нет. Этого не должно было быть. Зачем ты взглянул в темное озеро. Зачем? Оно проявляется не у каждого. Билл, это было ошибочным решением. Билл, пойми, когда ты пытаешься найти свое альтер-эго, которое будет определять твою жизнь, у некоторых появляется то, что именуют темным озером. Если ты посмотрел в него, то ты не сможешь полностью стать чистой сферой. В тебе будет маленький комок черноты, который с легкостью сможет разрушить защитные барьеры твоей сущности. Это очень опасно, пойми. За что ты меня прогоняешь? Но я просто пытаюсь исправить твое будущее. Ты сам знаешь как тебе будет лучше? Хорошо. Но знай, что я в последний раз с тобой. Через пару дней я исчезну, так как выполню свою миссию. Ты должен будешь сам вершить свою судьбу. Нимфа тут помочь не сможет.

Дип­пер плот­нее уку­тал­ся в свой сви­тер от ле­дяно­го вет­ра и про­дол­жил раз­гля­дывать за­гадоч­ный си­лу­эт, не за­мечая, что за ним по пя­там сле­ду­ет тень…

Пайнс внимательно изучал первую страницу книги. Черными чернилами, словно пером ворона, и невероятно каллиграфическим почерком было написано: Дорогой друг, здравствуй. Ты открыл этот дневник, а значит, что теперь твоя жизнь никогда не будет прежней. Поверь, это не так уж и страшно, если ты будешь внимательно читать и не станешь повторять написанное. Звучит заманчиво, не правда ли? Запретный плод всегда сладок, и я точно уверен, что ты не послушаешь меня и все-таки будешь выполнять то, что я когда-то писал. Что ж, я думаю, что начало слишком затянутое, возможно, тебе стало скучно, и ты уже мечтаешь перевернуть страницу, НО будь аккуратен. Загадка — это всегда увлекательно, а разгадывать её еще интереснее, но порой лучше не знать, как же она разгадывается. Добро пожаловать. И будь осторожен. 19.09.1850 год Книга была не такой уж большой по формату, но достаточно тяжелой. Страницы были темно-желтыми, как пожухшие листья в конце октября. На каждой были какие-то зарисовки, что-то перечеркнуто и написано вновь. Уголки некоторых страниц были оборваны, а конечные — темные, как будто их поджигали, но сразу же тушили. Книга пахла сырьем и пылью — так именуют старость. Жажда изучать что-то новое всегда была в Диппере. Он точно знает, что книги — это то, что может сделать тебя всемогущим. Книги — это начало и конец. Книги — это тайны и их разгадки. Книги — это смысл бытия и одновременно потеря его. Парень давно хотел найти этот дневник. Загадки, которые описывал Стенфорд — это еще не все, что есть в загадочном городке: тут кроется что-то более жуткое и опасное, то, что не стоит вскрывать. Но Мэйсон желает всей душой найти ответы на все его вопросы, чтобы понять сущность Гравити Фолз. Пайнс шел по темной аллее, которая освещалась очень тусклым светом старого фонаря. Ветер завывал ночную серенаду, убаюкивая город, наступал темный и холодный вечер. В такое время нормальные люди сидят дома, единственные, кто ходят по маленьким улочкам — студенты. Диппер еще плотнее укутывается в шарф, холодный поток обдувает его сильнее, отчего хочется быстрее зайти в теплый дом. Уже начало ноября, но парень до сих пор ходит в вязаных свитере и шарфе. Как он говорит, слишком много времени проводит в помещениях, зачем ему куртка? Сестра давно перестала заниматься своим братом. Они перестали быть загадочными близнецами после того, как Мейбл нашла себе парня и более углубленно начала общаться с подругами. Разные факультеты. Разный круг лиц. Разные интересы. Они стали жить каждый своей жизнью. Но их это ни капли не смущает. Им вполне себе комфортно, иногда брат и сестра собираются, и проводят день вместе. Такой образ жизни идет им на пользу. Диппер подходит к дороге, которая идет прямо в лес. А там совсем немного и Хижина Тайн. Пайнс убирает книгу в ранец и собирается идти, как вдруг его резко хватают за локоть. Тень показала себя. — Сколько раз я просил тебя не делать так? — нравоучительно произнес парень и повернулся к темному силуэту. — Я не люблю, когда ко мне прикасаются, и ты это знаешь. — Прости, Пайнс, но еще один шаг, и ты бы упал. Смотри внимательнее под свои косые ноги, особенно, когда идешь по темноте. — Я все прекрасно знаю без тебя, Нортвест. Не надо учить меня тому, чего сама не знаешь, — Пайнс выдернул локоть из цепкой хватки девушки, — лучше следи за собой, а не за мной. — Пайнс. Диппер, подожди, пожалуйста. Я правда не хотела так сделать, просто... — Просто я тебе нравлюсь, — зрачки девушки расширились от испуга, бледные щеки покрыл румянец, — я знаю это, Пасифика. Но ты сделала слишком много отвратительных вещей, не только мне, но и всей моей семьи. Я не желаю связывать себя с такой девушкой. Надеюсь, что ты переболеешь этим. Доброй ночи. Блондинка потеряла дар речи, из её холодных голубых глаз полились горячие слезы, обжигая щеки. Она представляла их разговор иначе. Абсолютно. Но, увы, все в этой жизни возвращается бумерангом. Делая зло другому, знай, что рано или поздно к тебе вернутся все твои злодеяния в удвоенном количестве. Диппер аккуратно ступил на корни деревьев, которые образовывали небольшую лесенку, еще минут шесть и он наконец-то будет дома. В последний месяц начало слишком рано темнеть. Только пошел седьмой час вечера, а город накрыла ночная пелена. Сегодня Луна в последней фазе перед полнолунием: время мистики, романтики, страха, любви. А может и всего вместе. Кто же знает? Звезды светят достаточно ярко, значит, будет холодно. Пожалуй, стоит надеть теплое пальто, дабы не отморозить себя и свои конечности. Кроны деревьев немного мешали обзору, но ничего страшного, ведь дома Диппера ждет небольшой телескоп, в который он очень любит искать на небе Юпитер. Ночь хранит в себе много тайн и загадок, и лучше их не разгадывать. Нужно хранить покой и ложиться спать, чтобы спокойно отправиться в измерение снов (или же царство Морфея, тут уж кому как удобно). Наконец-то Диппер пришел домой. Отварив дверь, он вошел в прихожую, включил свет и побрел на кухню. Из еды были только заварная лапша, картошка, баклажан и две рыбные котлеты. М-да, ассортимент хоть ресторан открывай. Парень набрал воды в чайник и поставил его кипятиться. Сегодня ночью его друзья — дешевый растворимый кофе и загадочный дневник. Он положил учебники на кухонный стол, сегодня Мейбл нет, а значит нет смысла идти в его комнату. Все можно сделать тут. Чайник пикнул, кипяток готов. Пайнс налил горячей воды, размешал насыпанный кофе и залил молоком. Он сел за стол, и сделав глоток обжигающего напитка, открыл вторую страницу дневника. Привет. Перейдем на более простое общение. Сегодня двадцатое сентября, а это значит, что осталось три дня до осеннего дня равноденствия. В эту ночь будет что-то особенное, я чувствую это нутром. Мои соседи собрались пойти праздновать: совершить какой-то обряд и вызвать какого-то бога или демона этого праздника. Я никогда о таком не слышал, и поэтому собрался изучить это нечто. К сожалению, в нашем городке мало каких-то информационных источников, и мне придется ходить по людям. Конец записи. Ниже текста был набросок площади города только более старого формата: посередине стояла какая-то церковь, а рядом много людей с венками на головах. Они держали в руках таблички с изображением чего-то треугольного. Билл. Это точно был Билл. Билл Сайфер. Диппер не мог ошибиться. Он знал своего врага слишком хорошо, чтобы не узнать его. Пайнс вытащил из ранца лупу и попытался разглядеть этот рисунок. Но набросок был немного смазан, и, кажется, парню пора отдохнуть. Но он точно уверен, что ему не кажется. Его глаза не могут обманывать. Или же он слишком помешан на этом Демоне. После Странногеддона прошло четыре года. Все позади, но Диппер чувствовал. Всегда чувствовал, что это еще не конец. Что-то грядет, он точно уверен в этом. За окном дул восточный ветер. Он нес в себе нечто такое, что изменит жизнь Диппера Пайнса навсегда.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.