Фарамир, сын Ондогера 6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Толкин Дж. Р. Р. «Неоконченные сказания Нуменора и Средиземья» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Фарамир, ОМП
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: Дружба Исторические эпохи Пропущенная сцена Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
История Фарамира, сына Ондогера. Канонные события. Война с кибитниками 1944 года Третьей Эпохи.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Потому что трех абзацев в Неоконченных мне было мало

Часть 1

17 июля 2019, 15:21
— Господин, я все же думаю, что это плохая идея, — в который раз повторил Бронвэ стоящему у зеркала юноши. Обоим было по двадцать лет. Бронвэ — невысокий светловолосый парень, не самый красивый по меркам нуменорцев, был гораздо осторожнее своего господина, бойкого и по-детски неугомонного принца Фарамира. Эти двое, как ни странно, отлично дополняли друг друга: один остужал пыл другого, а второй пытался расшевелить своего друга. Сейчас принц Фарамир разглядывал свою одежду, вернее, это была одежда Бронвэ, простая и совсем не королевская — то что нужно для того, чтобы смешаться с толпой и тайно проникнуть в войско. Ведь это совершенно нечестно — оставлять принца одного в Минас-Тирите, пока все благородные мужи сражаются против кибитников! — Ты только представь, Бронвэ! Мой отец и брат окружены сотней врагов, и в самый последний момент к ним на белом коне в сияющих доспехах приходит на помощь рыцарь, — с вдохновением описывал принц. — А когда бой закончится и мой отец спросит, кто же их спаситель, я подниму забрало, и все увидят, что величайший герой этой битвы их принц. Здорово, правда? Оруженосец вздохнул. — Вряд ли война такое легкое дело, Фарамир, — Бронвэ был одним из немногих, кому принц разрешал звать себя по имени. — Вы не учитываете, что до Равнин еще нужно добраться, возможно придется переходить горы… мы можем просто оказаться в другом отряде и не встретить вашего отца, короля Ондохера. К тому же, там ты не сможешь командовать никем, кроме меня. Принц лишь отмахнулся. Он еще раз поправил пояс и довольно кивнул своему отражению. — Отец уже уехал? Бронвэ подошел к окну и посмотрел на удаляющееся от белых стен воинство. — Да. И к вечеру… — Отлично! Присоединимся к правому крылу. Там должен быть мой кузен, и он скоро отбудет. Помоги мне надеть броню. Принц отошел от зеркала и вытащил спрятанные под кроватью доспехи рядового воина. Бронвэ снова вздохнул, но принялся помогать своему господину. Была бы его воля, он бы запер принца в библиотеке в тепле и уюте. Но принцу захотелось поиграть в войну, только вот чем закончится эта игра? — Знаешь, наверное, на лошади не получится, — задумчиво сказал Фарамир. — Пока мы тут возились, всех лошадей разобрали и придется мне геройствовать как-то без нее. Бронвэ затянул ремни нагрудника и кивнул, делая вид, что слушает воодушевленные мечтания принца. В конце концов, принц был одет в легкие доспехи и снова подошел к зеркалу, любуясь своим еще более геройским видом. Бронвэ снова вздохнул. Минул час, оба юноши тайком выбрались из замка и, никем не замеченные, присоединились к строю под командыванием Минохтара. Вопреки ожиданиям принца его доспехи не блестели на солнце, а пыль, поднявшаяся сразу, когда они вышли из ворот Минас-Тирита, неприятно забивала рот. К тому же из-за зноя, спина под доспехами ужасно вспотела, а рубашка прилипла к телу. Триумфальный поход принца начался не лучшим образом. А потом стало еще хуже. Пришлось делать привал прямо посреди этой пыли и жары, от чего настроение Фарамира совсем испортилось, а ведь прошла лишь половина суток. До Равнин было еще два дня пути. — Фарамир, — тихо позвал его Бронвэ, чтобы никто из посторонних не услышал имени. — Еще не поздно признаться и отказаться от похода. Юноша вспыхнул: — Нет! Я должен доказать отцу, что не бесполезен и что он зря оставил меня дома. И что я лучше Артамира. Последнее он пробурчал уже себе под нос. Нелегко было тягаться с сильным, умным и старшим братом, которому и сражаться разрешили. Вот спасет младший принц его жизнь на поле брани, вот тогда он узнает, кто на самом деле самый смелый и сильный. Жара спала лишь к ночи, когда гондорцы встали лагерем у Андуина. Над рекой висела белесая дымка тумана, и кто-то говорил, что это плохой знак в военных походах, да и солнце уж слишком красное было на закате… Фарамир сидел у дальнего костра в окружении семи незнакомых мужчин и Бронвэ. Он молча ел свой скудный ужин, совсем не похожий на пищу во дворце, и думал об отце. Почему-то сейчас он чувствовал себя очень одиноким, зная, что где-то недалеко у центрального большого костра сидят рядом отец, кузен, брат и военноначальники, обсуждают атаки и прочие военные дела, рапоряжаются чужими судьбами, и его судьбой тоже. Сейчас рожденный принцем стал пешкой и считаться с ним никто не будет. Так странно. — Вы чьих будете? — вывел его из грустных мыслей грубый голос. Юноша поднял глаза — обычный мужчина лет тридцати, темные волосы, серые глаза, ничего примечательного. — Я не видел тебя и твоего дружка на учениях, да и вчера никого похожего на смотре не было… — И что? — буркнул Бронвэ. — А то, — важно сказал мужчина. — Вас здесь не должно быть. Бьорн, скажи? Сидящий рядом с ним человек кивнул, а за ним согласились и остальные, сидевшие вокруг костра. — И это очень подозрительно. Не находите? Все снова закивали и странно заулыбались, предвкушая веселое развлечение. — А тебе какое дело? — снова осклабился Бронвэ, защищая от нападок Фарамира. — А вдруг вы воры! — хмыкнул мужчина. — Я видел дорогущее кольцо на пальце у этого. Он ткнул в принца. Тот побледнел и схватился за палец, на котором действительно было кольцо — единственная вещь, оставшаяся от принца и не принадлежавшая рядовому воину Фарамиру. На кольце в темном камне угадывался силуэт белого древа и звезд… — Вот! Украли, спрятались среди нас, а потом сбежите при удобном случае! — Никакие мы не воры, — вновь ответил за двоих Бронвэ. — Просто… нам отцы воевать запретили. Отчасти это была правда, но воины засмеялись, от чего юноша смутился и тоже замолчал. — Так значит, у нас тут непослушные детки? — усмехнулся уже Бьорн, чем вызвал новый взрыв хохота у своих спутников. — А кольцо? Ну-ка, покажи. Фарамир сжал кулак, готовый защищать семейную драгоценность. — Нет. Это вас не касается, господа, — хмуро сказал он. — Ого! Да мы теперь господа, парни. А вы еще из знатных поди. Тогда не удивительно, что папашки своих птенчиков не отпустили. — Из знатных. И у вас будут большие проблемы, когда мы вернемся с войны. — Если вернемся, — буркнул один из воинов, и на минуту воцарилось молчание. — А сейчас мы проверим вашу «знатность», птенчики-воришки, — гоготнул Бьорн и толкнул спящего рядом с ним воина. — Вставай и посмотри на этих мальчишек, брат. Узнаешь их? Спавший еще минуту назад, а теперь наглым образом разбуженный мужчина, недовольным взглядом, полным ненависти, осмотрел собравшихся. — Чего надо? — сердито спросил он. — Да вот, мальчишки говорят, что знатные, а кроме тебя таких никто из нас не видел. Ты ж стражник Белого Дворца. Фарамир и Бронвэ переглянулись. Весь их поход мог закончится прямо сейчас. Тем временем Бор, так звали стражника, внимательно осмотрел сначала Бронвэ — на лице отобразилось смутное узнаваниение, а затем и Фарамира. Брови мужчины внезапно вскинулись вверх. — Не может быть! Над костром отчетливо почувствовалось напряжение. Стражник вскочил со своего места и подошел к юноше. — Не может быть… — вновь повторил он. Фарамир хмуро на него посмотрел. — Это же принц! Напряжение треснуло и рухнуло в костер, поднимая столп искр — или это упала одна из головешек? — В смысле принц? — почесал голову Бьорн. — В самом прямом. Ваше высочество Фарамир, что вы здесь делаете? Вы же должны были остаться во дворце. — Я иду защищать свою страну, — гордо ответил он. У костра больше никто не говорил. Все смотрели на юношу в простой одежде, перепачканной дневной пылью, который внезапно оказался сыном их короля. — И я прошу, не чинить мне препятствий в этом деле. — Но вы должны вернуться в замок! Это приказ короля. Кто будет править Гондором, если ваш отец и брат погибнут?! — Они не погибнут! — отчаянно возразил он. Воспитанные принцы так не кричат, да и вряд ли в их голосе можно услышать испуг или дрожь. — А я все равно пойду, потому что… Рассказывать этим мужланам свои грандиозно-геройские планы было бы глупостью, и он замолчал, пусть сами придумают ему причину. — Вы должны пойти к королю, ваше высочество… — начал Бор. — Нет. И кому-либо из вас я тоже запрещаю это делать. Если вы расскажете обо мне Ондохеру, я… я казню вас! На самом деле Фарамир не собирался никого лишать жизни, да и в Гондоре казни были не в чести, но припугнуть их было необходимо.Он про такое в книжках читал. Там же был еще олин способ… — А за молчание я вам деньгами отплачу. Мужчины все еще непонимающе смотрели на принца, сыпавшего одновременно угрозами и посулами, а Бронвэ приложил ладонь к лицу. Даже если Фарамир и станет героем, то от отца он получит максимум подзатыльник и будет заперт в самой высокой башне, и уж точно не шанс распоряжаться казной и выплачтвать деньги тем, кто нарушил королевский приказ. — Фарамир, — одернул его оруженосец, принц повернулся к нему. — Успокойся. Юноша кивнул и опустил плечи. Бронвэ повернулся к мужчинам. — Давайте считать, что ничего не было? Вы нас не видели, а завтра мы уйдем в другой отряд. — И через пару привалов о вашей тайне будут знать уже все, — хмыкнул Бьорн. — Уж лучше оставайтесь с нами. А мы не выдадим и защитим. — Особенно если заплатишь, как и обещал, — поддакнул один из воинов, и на него тут же зашикали. — Заплачу! — ответил принц. — Истинное королевское слово! Но сперва назовите свои имена и поклянитесь мне в сохранении моей тайны своими жизнями и именем Валар. Видимо, об этом он тоже читал в какой-то книжке. Но воины спорить не стали и поклялись, без имен Валар, но своими жизнями. Чем бы дитя не тешилось… а в восьмером они точно смогут защитить королевского сына. Также выяснилось, что спутников принца звали Имрах, Андрог, Минхин, Аротир, Бьорн, Бор и Сулион. Бьорн и Бор были братьями, а Сулион другом Бьорна и тем самым подстрекателем, приставшим к мальчишкам. Имя последнего оказалось прозвищем, но слишком крепко приросшим к своему обладателю и заменившим ему настоящее имя. Бронвэ дождался, пока Фарамир уснет и оглядел собравшихся людей. Он не доверял им, а особенно Имраху, молчавшему весь вечер, отчего оруженосец не мог понять, что у того на уме. — Я должен вас предупредить, что формально принц не имеет доступа к золоту королевства, и если кто-то согласился защищать его ради денег, то… Хотя я вижу, что вы и без моих слов это понимаете. Тогда я прошу у вас помощи защитить моего господина. Возможно ради этого нам придется идти в конце войска и избегать прямой опасности. Если вы готовы на это пойти… — Ты мог бы обойтись и без длинных речей, парень. Ночь слишком коротка, а мы с ребятами не два десятка лет на свете прожили и без слов все понимаем. Воины дружно закивали. — Спасибо. — А теперь иди-ка и ты поспи, а то не привык, наверное, в своем дворце не спать. Бронвэ не стал спорить и устроился рядом с принцем, пообещав себе спать очень чутко, чтобы в случае опасности сразу подняться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.