Избирательная память 233

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Detroit: Become Human

Пэйринг и персонажи:
Гэвин Рид/Коннор
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Нецензурная лексика Романтика Флафф Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Опытным путем Гэвин выяснил, что аварийная перезагрузка систем, в которую Коннор скатывался после каждого поцелуя, напрочь удаляла из памяти андроида плюс-минус три последние минуты. Длилась же она обычно от сорока до семидесяти секунд: в зависимости от того, сколько активных задач стояло перед Коннором.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это романтика? Я не знаю, я пытался писать романтику. СОМНИТЕЛЬНАЯ романтика, конечно, но что есть.
Рейтинг тоже сомнительный, но чо уж там. Вы на рейтинг не смотрите.

Энджой <З
18 июля 2019, 21:51
Гэвин обнаружил это совершенно случайно и первую пару дней стоически терпел. Краснел, пыхтел, но сдерживал рвущийся наружу смех, когда Коннор в своём идеально отглаженном костюмчике появлялся в поле зрения. Тот всегда косился подозрительно, чуть поджимал губы и временами вздыхал будто бы даже тоскливо. О чём жестянка тосковала, Гэвин не знал, да и знать особо не хотел. Плотину самообладания прорвало в один миг: они столкнулись на выходе из комнаты отдыха, Коннор мигнул диодом, чуть приоткрыл рот, собираясь извиниться, а Гэвин, набрав воздуха в грудь, разразился странной смесью лая, карканья и бульканья. Андроид перепугался, на полном серьёзе предложил медицинскую помощь, чем улучшил настроение Рида на всю следующую неделю. И никому ведь не расскажешь, отчего так смешно. Он тогда знатно набрался. Не до состояния сопли, конечно, но после года без алкоголя несколько «праздничных» банок пива заставили мир вокруг слегка поплыть и подёрнуться мечтательной розовой пеленой. Да, праздничных, потому что экзамен на сержанта был благополучно сдан, в департамент пришло официальное извещение о повышении, а, значит, Гэвин справился. Самым молодым сержантом за историю полиции Детройта стать не удалось, но допрыгнуть до лейтенанта через пару лет и обскакать Хэнка — о, у него были все шансы. Тогда-то это и случилось. Тина и Крис выгнали Гэвина в круглосуточный супермаркет за новой партией пива, и, шатаясь среди стеллажей в поисках какой-нибудь закуски, он наткнулся на Коннора. Андроид застыл напротив коробок с овощами, переводя задумчивый взгляд с томатов на огурцы и обратно. Гэвин хрюкнул и заорал: — Хэ-э-эй, жестянка! — В несколько быстрых шагов он приблизился и, прежде чем андроид успел что-то сказать, поймал его за ворот толстовки и от души чмокнул в щёку. — Угадай, кто теперь сержант? А, тостер? Коннор не реагировал. Его висок бешено мигал красным, и Гэвин разжал ладони. С опаской сдал назад и, кажется, даже протрезвел немножко. Невольно вспомнилась давешняя драка в архиве. Сейчас эта пластиковая туша придёт в себя, осознает, что сделал Рид, и хрен знает, в какую сторону коротнёт его мозг. Не хватало только бесславно сдохнуть в куче овощей из-за одного андроида-недотроги. Но убивать, похоже, никто никого не собирался. Диод постепенно перешел в жёлтый, Коннор несколько раз моргнул. Уставился в корзину в своих руках, взглянул на Гэвина. — Детектив Рид? Что вы здесь делаете? — Сержант, — автоматически поправил Гэвин. — За пивом пришёл. Тряхнув полупустой корзиной, Коннор озадаченно кивнул. — Прошу прощения, сержант. И поздравляю с повышением, — следующую фразу андроид произнёс себе под нос, но Гэвин всё равно прекрасно услышал недоуменное: — А что здесь делаю я?.. С воспоминанием о странной встрече Рид ходил несколько дней, пока, наконец, не решился проверить свою теорию. Застать Коннора одного оказалось не сложно — тот любил задержаться в участке после окончания смены, часто спускался в архив, чтобы разобрать и каталогизировать древние, хранящиеся ещё на бумаге дела. Там-то Гэвин его и нашёл. — Хэй, жестянка. Андроид как раз взялся за большую коробку с уликами, но, услышав оклик, аккуратно вернул её на место. — Приятно видеть, что в этот раз вы не угрожаете мне оружием, Гэвин. Рид сложил пальцы пистолетиком, изобразил выстрел и осклабился. Коннор, наблюдающий за ним с расслабленной осторожностью, чуть усмехнулся. — Очень профессионально с вашей стороны. — Не язви, робокоп, дело есть. В этот раз Гэвин был абсолютно трезв, что повышало градус неловкости до критических температур. Коннор вполне правдоподобно изобразил вежливое удивление: вздёрнул брови, склонил голову на бок. — Чем я могу помочь? — Не рыпайся. Поймать андроида за галстук, наклонить к себе и коротко чмокнуть в подбородок — в щёку не получилось, Коннор повернул голову, — всё это заняло каких-то две секунды. Сердце бешено колотилось, лицо и уши горели, и Гэвин, наверное, в первый раз после армии молился Богу, чтобы его предположение оказалось верным. Красный диод бешено бился почти в такт с сердцем Гэвина, Коннор круглыми глазами смотрел в пустоту. Рид отступил на шаг. Сейчас всё и решится. Если Гэвин ошибся, он пристрелит грёбанного андроида на месте, а капитану скажет, что так всё и было. Или что Коннор бросился на него, и это была самозащита. Камер в архиве нет, никто не сможет проверить, а горевать по жестянке будет разве что Хэнк. Да и то, пока из «Киберлайф» нового не пришлют. Но молитвы Гэвина услышали. Как и в супермаркете, постепенно цвет лампочки сменился жёлтым, андроид заморгал и тряхнул головой, фокусируя взгляд. — Гэвин? Как вы здесь оказались? Облизав пересохшие губы, Рид набрал в грудь воздуха и заржал. Больше всего бесило, что открытием нельзя было ни с кем поделиться. У Криса и Тины бы неизбежно возник вопрос, нахрена Гэвин вообще полез целоваться к андроиду, а тот и сам не знал, что творилось в его пьяных мозгах. Не Хэнку же хвастаться или Камски по такому поводу писать? Приходилось торжествовать молча. Опытным путем Гэвин выяснил, что аварийная перезагрузка систем, в которую Коннор скатывался после каждого поцелуя, напрочь удаляла из памяти андроида плюс-минус три последние минуты. Длилась же она обычно от сорока до семидесяти секунд. Со временем Гэвин даже начал входить во вкус. — Вам не стоило избивать подозреваемого, детектив Рид. — Не слышу тебя, ведро с гвоздями, наклонись пониже. И Коннор каждый раз вёлся, наклонялся, получал заслуженный поцелуй и выпадал из реальности, позволяя Гэвину самому разруливать ситуации так, как хочется. Рид немного жалел, что андроид не был его постоянным напарником – это определенно снижало потенциал их отношений. — Ты наконец-то научился делать кофе! Не прошло и полгода. — Он для лейтенанта Андерсона, а не для вас. — Что-что ты сказал? Гэвин помнил, что синтетическая кожа первых андроидов на ощупь напоминала обивку автобусных сидений. Скин Коннора же почти не отличался от кожи человеческой: мягкий, упругий, на несколько градусов теплее комнатной температуры. Иногда, оглаживая пальцами щёки андроида, Рид мог поклясться, что ощущает даже лёгкую жесткость пробивающейся щетины. — Гэвин, вы только что затоптали важную улику. Ваша безответственность… — Не пизди, жестянка, и подойди ко мне. В какой момент к чувству торжества над багами в голове андроида добавились досада и сожаление, Гэвин, откровенно говоря, и не понял. Просто в один день до него неожиданно дошло. — Знаешь, что самое смешное? — Рид вертел в руках кружку и никак не мог заставить себя сделать глоток. В его голосе не было и намёка на веселье. Коннор со своими сканерами наверняка уловил мельчайшие интонации. — Я могу наговорить тебе какой угодно херни, даже в любви признаться. А ты этого и не вспомнишь. — Моя память в полном объёме хранится на серверах «Киберлайф». Незначительные данные могут быть утрачены только в процессе переноса сознания в другое тело, — ожидаемо возразил Коннор. Чуть помедлив, он улыбнулся и спросил: — А вы хотели признаться мне в любви? Гэвин хмыкнул и ничего не ответил. Залпом допил кофе и покинул комнату отдыха. Спину жёг озадаченный взгляд андроида. Последней каплей стала подсмотренная однажды вечером сцена. Тина самоотверженно засыпала над отчётом — ей нужно было съездить к матери в Кливленд, и поэтому она набрала себе дополнительных смен и почти не вылезала с патрулирования, — когда подошедший сзади Коннор, последние несколько часов занятый обновлением собственных систем, дотронулся до экрана. Диод мигнул пару раз. Тина открыла рот, хватанула воздух и вскочила на ноги, чмокая андроида в щёку. — Ты мой спаситель! — Отдохните, офицер Чэнь, — от улыбки Коннора — тёплой, искренней, такой, какая никогда не доставалась Гэвину, — сердце сделало кульбит в груди. Стоило андроиду отойти, Рид спустил ноги со стола и, оттолкнувшись на стуле, подкатил к Тине. Она счастливо мурлыкала себе под нос что-то и загружала заполненный отчёт в базу данных. На Гэвина даже внимания не обратила. — Ты сейчас поцеловала нашу штатную кофеварку? — он надеялся, что голос звучит достаточно безразлично. Тина иронично приподняла бровь, явно демонстрируя — недостаточно. — А ты уже ревнуешь? — И он не ушел в экстренную перезагрузку? — А должен был? Гэвин чуть не ляпнул: «У меня всегда уходит», — но вовремя прикусил язык и отъехал обратно к своему столу. Тина пожала плечами и, выключив компьютер, упорхнула из департамента. *** Коннор нежно касался его шеи губами, чуть прихватывал кожу и тут же отпускал, зализывал, чтобы через секунду прикусить другое место. Гэвин постанывал, зарываясь в мягкие волосы, чувствуя теплые пальцы, дразняще оглаживающие низ живота. — Поцелуй ты меня, блять, уже нормально или выеби! Андроид тихо рассмеялся — смех волной дрожи прошёлся от макушки до пят, заставил Гэвина прижать андроида ближе, грудь к груди, чтобы чувствовать, как напротив сердца бьётся тириумный насос. — Не так быстро. С азартом Гэвин сжал волосы Коннора крепче, потянулся поцеловать сам, думая, вызовет ли это очередную перезагрузку и как потом объяснить андроиду, что они забыли в одной постели. Но тот мягко приложил прохладную ладонь к его губам, осуждающе покачал головой, хотя в глазах и плясали бесенята. Гэвин ухмыльнулся уголком рта, лизнул длинные пальцы. В ответ Коннор горячим языком провел линию от ключиц до подбородка, заставляя Рида протяжно застонать, замурлыкал по-кошачьи и с силой укусил за нос. Сон как рукой сняло: Гэвин заорал, перепуганная кошка подскочила и всеми четырьмя лапами с выпущенными когтями приземлилась на обнаженный живот. Новый вопль — теперь уже от боли, а не от неожиданности, — сдул нахалку с кровати. В мгновение она выбежала из комнаты, только рыжий хвост напоследок мазнул Гэвина по носу. Натянув сбившуюся футболку, Рид яростно растёр лицо и зло уставился в потолок. Пошло всё нахер, он на такое не подписывался. *** Опустившийся на стол рядом с ботинком стаканчик Гэвин мужественно проигнорировал. Так же, как до этого игнорировал сделанные за него отчёты, вымытую кружку и, когда он заснул за столом во время ночной смены, заботливо наброшенный на плечи пиджак. — Почему вы избегаете меня, детектив? От обиженных ноток в голосе андроида по спине пробежали мурашки. Гэвин передернул плечами. Заметил, что пытается скрестить руки на груди и, мысленно ругнувшись, принял более открытую и уверенную позу: ноги — на стол, взгляд — в мобильник. И вовсе он не испытывает никакой неловкости. — Потому что ты меня достал. В третий раз за последние пятнадцать минут проверяя почту на телефоне, Гэвин продолжал надеяться, что Коннору надоест стоять над душой, и он отвалит по-хорошему: пойдёт разберёт оставшиеся с дневной смены дела, починит свою родственницу-кофеварку или сделает что-нибудь ещё на благо любимого отдела. Вместо этого андроид сгрёб в охапку его ноги — Рид чуть не сверзился со стула, — невозмутимо опустил их на пол и уселся на освободившееся место. Чуть развел колени в стороны, наклонился вперёд, заглядывая Гэвину в глаза. — Могу я узнать, что именно в моём поведении вывело вас из себя? Гэвин сглотнул. В том-то и дело, что поведение пластикового говнюка было безупречным — таким же безупречным, как и он сам. Куда там Риду с его заебонами и вышедшими из-под контроля шутками. Если не считать, конечно, последней выходки. — Конкретно сейчас — твоя задница на моём столе. — Я думал, это часть ваших фантазий обо мне. Поперхнувшись воздухом, Гэвин резко сдал назад, чувствуя, как скользят колесики стула по гладкому полу, подхватился на ноги. Коннор смотрел на него снизу вверх невинными глазами, и Рид почувствовал, что его начинает крыть. В участке оставалось лишь несколько дежурных андроидов, и сейчас они «спали» на станциях подзарядки. Никто не увидит. Облизнув пересохшие губы, Гэвин решился. Один шаг, второй — Коннор следил за ним, не моргая и, кажется, не дыша. Хотя андроиду и не надо было дышать, он же грёбаная железяка, может рассекать по Марсу без скафандра, и ничего ему не будет. Обычно Коннор не ожидал, что Гэвин прикоснётся к нему: он всегда дёргался в сторону, словно пытаясь уклониться от атаки. Сейчас он спокойно наблюдал за движениями Рида. Позволил аккуратно дотронуться до своего подбородка, чуть прикрыл глаза, когда Гэвин большим пальцем огладил линию челюсти и хмыкнул: — Поверь, жестянка, мои фантазии гораздо интереснее. Последний раз он целовал Коннора больше недели назад. Коротко клюнул в щёку, лишь бы упрямый андроид завис и перестал капать на мозг очередной нотацией о превышении должностных полномочий. Сегодня Гэвин впервые поцеловал его в губы. Коннор должен был уже уйти на перезагрузку. За эту короткую минуту Рид как раз успел набросить на плечи куртку и собирался свалить из участка. Чтобы потом полночи дрочить, вспоминая по-человечески мягкие, но совершенно безвкусные губы андроида, да. И он бы так и сделал, если б эта сука ему не ответила. После секундного замешательства Гэвин замычал, попытался отстраниться, но Коннор неожиданно уверенным движением притянул его к себе. Под пластиковыми руками отчетливо скрипнула куртка, тёплая ладонь надавила на шею, вынуждая Рида наклониться ниже, Гэвина повело. Либо у жестянки в голове стоял софт секс-бота, либо он специально скачал себе пару уроков из интернета. Подготовился, чтоб его. С этими мыслями Гэвин из последних сил собрал расплывающееся сознание в кучу и ударил андроида под дых. Коннор мгновенно разжал руки, согнулся пополам, словно от боли. Раньше Гэвина пугала такая человеческая реакция, но сейчас он был слишком зол и растерян. Потому схватил андроида за грудки, встряхнул и то ли прошипел, то ли прорычал ему в лицо: — Это что сейчас было?! — А вы не помните, Гэвин? — Коннор осторожно распрямился, пожелтевший диод быстро вернулся к безмятежной голубизне. — Вы поцеловали меня. Это оказалось не так плохо, как я представлял. До удара. Рид ошалело смотрел на пришедшего в себя Коннора, не до конца веря, что привычный сценарий аварийной перезагрузки провалился, а тот с лёгкой иронией смотрел на него в ответ и ждал. Даже вырваться не пытался. — Ты представлял? Представлял?! — Прохладная ткань пиджака в пальцах хрустела, словно накрахмаленная. — И как давно ты в курсе? — С нашей первой встречи ваши реакции казались довольно очевидными, а после девиации я осознал, что тоже хотел бы… — Про поцелуи когда понял, умник?! Про очевидные реакции они ещё поговорят. Пока что Гэвину было интересно, как долго Коннор его наебывал, разыгрывая регулярные потери памяти. Однако андроид неожиданно прищурился и мёртвой хваткой вцепился в воротник Рида. Приблизив свое лицо к лицу Гэвина, он почти ласково поинтересовался: — Это как-то связано с кратковременными программными сбоями, что случались, когда я находился рядом с вами? Они прекратились после патча, улучшающего стабильность систем. Последний патч. Коннор обновлялся неделю назад. От облегчения Гэвин хмыкнул. Потерянное было самообладание стремительно возвращалось, брала своё природная наглость. Натянув на лицо самодовольную ухмылку, Рид вскинул подбородок и спросил: — Так ты глючил, потому что я тебе нравлюсь, а не потому, что тебе противно было? Коннор чуть ослабил хватку, но острый взгляд не оставлял сомнений, что к вопросу поцелуев они ещё вернутся. — Ваше умение связывать факты воедино всё ещё вызывает у меня сомнения в компетентности центрального управления полиции Детройта, решившего дать вам повышение, сержант Рид. — Я детектив, а не робототехник, — Гэвин подмигнул и аккуратно разгладил смятую ткань пиджака Коннора. — И что делать будем? Между бровей андроида пролегла задумчивая складка. Если бы не хитрый блеск в глазах, Рид бы на самом деле поверил, что тот размышляет над вопросом. — Можем поступить как взрослые люди, — Гэвин фыркнул на последнем слове, но Коннора не смутил, и тот продолжил: — И сходить на свидание. Или будем и дальше играть во вражду и прятаться друг от друга по разным углам департамента, чтобы офицеры продолжали делать ставки на то, кто первый из нас сломается. — Предлагаю совместить. Пока Коннор медленно тянулся к нему, чтобы поцеловать, Гэвин не мог отвести взгляда от спокойного голубого диода. Андроид тихонько вздохнул, взял ладонь Рида в свою и прижал к виску, закрывая светящийся кружок. — Мы ещё поговорим на эту тему, — пообещал он и, засранец, улыбнулся, добавляя: — Если я не забуду.
Реклама: