Три мгновения весны 9

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Shingeki no Kyojin

Пэйринг и персонажи:
Траут Карвен/Ханджи Зоэ, Ханджи Зоэ, Траут Карвен
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ООС Подростки Преканон Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Я полюбила тебя в три первые мгновения весны, хотя на улице была уже осень.

Посвящение:
Моей Карвен.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я канула в романтику.
18 июля 2019, 12:30

Ее глаза на звезды не похожи: В них бьется мотыльком живой огонь. Еще один обычный вечер прожит, А с ней он каждый раз другой. Ее упреки — вестники прохлады, Как скошенная в августе трава, И пусть в ее словах ни капли правды — Она божественно права. Ее сиянье затмевает солнце И замерзает кровь в ее тени, Такое счастье дорого дается, Венец — откуда ни взгляни. Любой валет в ее большой колоде Падет, как жертва ревности слепой, Она одна и от меня уходит Давно проторенной тропой. Где-то ангелы кричат: «Прости, прощай!» Плавится душа, как свеча Разлилась по сердцу печаль Я — навеки твой Ты — ничья.

***

      В багровых тонах окрашено небо. И это больше похоже на сказку, нежели на реальность. Лес, одетый в золото. Лишь изредка мелькают тёмно-зелёные ели с косматыми ветвями или корявые ветки орешника с покрасневшими листьями и плодами на худых прутьях. В это мгновение мимо проносятся кучи воспоминаний. Хочется только смотреть, как уносит ветер увядающую красоту. — Зоэ, — разносится на всю столовую. Беловолосая девушка делает несколько шагов в сторону и грозно осматривает помещение. — Чем быстрее мы уберёмся, тем быстрее будем свободны. — Ну Тра-а-аут, — протянула жалобно шатенка. — Я так устала! Давай не будем ничего убирать!       Девушка цокнула языком и закатила глаза. Карвен невероятно раздражало такое поведение напарницы. Ей было всегда «ленно», но что-то странно-притягательное было в этих растрёпанных волосах, вечной улыбке и блестящих карих глазах. Она всегда сияла счастьем, вечно искрилась и была в движении — ровно до того момента, как нужно было работать. Она была абсолютно безответственной! И какие черти принесли её в кадетский корпус… — Хорошо, я уберу тарелки, а ты протрёшь столы, — Ханджи поднялась со скамейки. — Посуду же не мы моем, да? — Мы.       В этот момент раздался ещё один жалобный стон и что-то вроде «я умру». Это позабавило блондинку и она взяла тряпку в руки, наблюдая краем глаза за расторопными движениями шатенки, которая складывает тарелки на подносы, а недоеденную еду — в ведро. Они знакомы около двух месяцев, но за это время Карвен успела дважды возненавидеть в ней всё то, что одновременно восхищало и будоражило разум.       И ведь правда было непонятно, как они двое ладят. Причём во всём этом выпуске нет ни одной девушки, которая была бы такой же дружелюбной, как Ханджи Зоэ, — она помогает всем, она со всеми разговаривает и все, как будто, безмерно её любят не за то, какая она внешне, а за то, насколько она душевный человек. Как-то даже её застали с Эрвином Смитом, когда они сидели на крыльце поздней ночью, смотрели на звёзды и говорили о мечтах.       Карвен никогда не мечтала, сколько себя помнит. Она хотела и добивалась того, чего хочет — мечтать ей не позволяло воспитание, какие-то морально-нравственные устои, даже рамки приличия, поэтому, глядя на Ханджи, блондинка недоумевала, как можно быть настолько… Настолько безумной и делать все эти вещи так просто! Это одновременно злило и восхищало.       Часто она попадала в спарринг с Зоэ и никто из них двоих никогда не проигрывал друг другу, поэтому, обычно, их останавливал инструктор, пока они не начинали сносить всё на своём пути, или кто-то из ребят, но обычно, вторые страдали из-за того, что лезли.                   «Они друг друга стоят», — невольно срывается с чьих-то губ.       Летели дни, летели недели. И снова пришла весна, которая цветёт во всех сердцах, как самый нежный и хрупкий цветок. Лёгкий ветер колыхал занавески, принося с собой запах цветов сирени, Ханджи лежала на больничной койке, волосы её небрежно были разбросаны по подушке. Во время тренировки она неудачно упала и подвернула ногу. Теперь отлёживается здесь. И каждый день к ней приходят навестить все, кроме Траут. Она никогда не была особо сентиментальной и терпеть не могла все эти нежности, поэтому делала вид, что ей всё равно.       Зоэ была огорчена этим фактом, она вздыхала, разговаривая с друзьями, но ей не хватало этой беловолосой бестии, которая безразлично смотрит на все её выходки, почти не разговаривает, потому что лишь с ней шатенка чувствует себя настоящей, без ребячества. Даже сейчас, находясь на грани сна, ей видится образ Траут, как она ставит на прикроватную тумбочку вазу с сиренью, холодной ладонью убирает волосы с её лица и присаживается на стул, вглядываясь в лицо. — Нелегко это признавать, но я скучала по твоей вечной болтовне, — с какой-то горькой усмешкой проговаривает она, касаясь лежащей руки Зоэ. — Вечно ты говоришь какие-то глупости, которые меня раздражают, но в последние две недели, что ты тут, я не могу спать.       Светловолосая посмотрела на окно, на дверь и, склонившись над умиротворённым лицом Зоэ, целомудренно целует её в приоткрытые губы, через мгновение отстраняясь. Шатенка легко улыбается, приоткрыв глаза.       И это не сон, и перед ней действительно сидит Траут, испуганно глядя своими голубыми глазами, краснеет до самого кончика носа, отводит глаза и как-то расстроенно складывает губы. Ханджи притягивает её к себе за шею и обнимает, уткнувшись носом в щёку: — Я тоже скучала по тебе. — Глупая, — бубнит девушка себе под нос, обнимая её за талию, утыкается в плечо и медленно проводя по гладким прядям.       Прошло лишь три мгновения новой весны. И неизвестно, как долго будет длиться весна в их сердцах. Возможно, что их раскидает жизнь по разным сторонам баррикад и останется им вспоминать лишь имя, касаясь пальцами губ, на которых так медленно тает поцелуй первых трёх мгновений весны. Возможно, они будут сражаться друг против друга не как в спарринге на тренировках. Драться насмерть, но всё ещё не уступать друг другу. Кто знает, что готовит им жизнь, но даже когда на улице стоит осень, осыпающая всё золотом и такими же сладкими грёзами о близкой весне, они будут помнить три первых её мгновения. И цветы сирени на прикроватной тумбочке лазарета.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.