автор
Размер:
планируется Макси, написано 193 страницы, 25 частей
Описание:
Судьба - та ещё стерва, в этом Алекс убедилась ещё в детстве. Однако, даже она не ожидала от жизни таких умопомрачительных кульбитов. Казалось бы - наконец то нашла отца, обрела любящую семью, можно жить себе да радоваться, но не всё оказалось так радужно: гибель родных, куча навалившихся проблем, предательство самых близких людей и бездонное озеро обманутых надежд. Но даже в этой тьме, как оказалось, можно найти лучик света.
Посвящение:
Моей лучшей подруге Олечке, а то эта су... персона не отстанет
Примечания автора:
Я решилась написать эту работу. Хочу сразу разъяснить некоторые моменты.
Действия происходят после гражданки, которая прошла иначе: Стив не бил Тони и в итоге, через пару месяцев все снова воссоединились. ВБ переносится на неопределённый срок.
Таймлайн фанфика касательно Агентов Щ.И.Т. - тот занавесочный период сериала между третьим и четвёртым сезонами. Персонажи Щ.И.Т.а в принципе появятся примерно после двадцатой главы фанфа, основное же развитие сюжета фика начнётся с четвёртого сезона Агентов.
В метки поставила джен, а не гет, потому что до него ещё надо добраться. Активные отношения с Паркером начнутся как раз с развитием основной сюжетной арки, то есть главы с тридцатой. До этого Спайди будет лишь мелькать время от времени.

Пока это все, остальные комментарии буду добавлять по мере написания, или в комментарии к опубликованным главам.
Приятного прочтения)


Александра:
https://pin.it/2Qam7ZV
https://pin.it/XXsyqhP

Коллажи:
https://pin.it/3KoQJKx
https://pin.it/5DN6ffb
https://pin.it/Tct2h4T

Великолепный арт:
https://pin.it/5ltK1MT

05.07.2020 - 100👍
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
184 Нравится 155 Отзывы 48 В сборник Скачать

Часть 3.

Настройки текста

***

Первое, что я почувствовала, прежде чем открыть глаза — сильный запах лекарств. Потом пришло осязание: ребра отдавали ноющей болью при каждом вдохе, а глаза неприятно зажгло при попытке разлепить веки. Впрочем, это было временное неудобство: стоило мне проморгаться, как глаза привыкли к свету и больше не болели. Оглядевшись, я поняла, что нахожусь в больнице, да не абы какой — на каждом предмете красовались инициалы Старк Индастриз. Интересно, чем это я так заинтересовала Старка, что он расположил меня в своем медблоке? Хотя, что я занудствую? Жива, и слава Богу. Пип. Пип. Пип. Пищалка, что показывала мой пульс, начала меня раздражать, поэтому я, совершенно не задумываясь о последствиях, отодрала ее от своего пальца. Думаю, не трудно догадаться, что произошло. Пииииииииииииииииииииииип. Да, произошло именно это. Эта хреновина запищала еще хуже. Видимо, анестезия плохо на меня влияет — я совершенно забыла, как надо думать. А иначе, как объяснить мой придурошный поступок? Я уже подумывала над тем, что можно запустить в эту хрень, чтобы она замолчала, как в палату влетел бледный запыхавшийся дядя. Я, оценив его внешний вид, пришла к весьма закономерному выводу — этот дядя — врач. Посмотрев на меня, потом на монитор, а потом снова на меня, он выдохнул. А потом глубоко вдохнул. И снова выдохнул. Кислорода ему, что-ли, не хватает? Ан нет, похоже, все в порядке.  — Ты очнулась? — этот вопрос поставил меня в тупик. Нет, действительно, разве не видно? Я попыталась ответить, но вместо этого что-то невнятно промычала. Только сейчас почувствовала как сильно хочу пить. Во рту была засуха, причем такая, что я даже подумала, что стоит мне открыть рот как из него посыплется песок. Ну, неудивительно, в общем-то. Я все еще тупила. Причём, конкретно так. Надо отдать должное доктору: заметив мое печальное состояние он, спохватившись, достал стакан воды и любезно меня напоил. Язык по-прежнему плохо слушался, так что я решила пока помолчать. Но, видимо, не суждено.  — Зачем ты сняла пульсоксиметр? — он указал на ту штучку, что была на моем пальце до того, как я проснулась.  — Она противно пищала, — постаралась ответить я наиболее внятно. Я могла бы и соврать, но в тот момент думала, что надо быть честной с человеком, который меня, возможно, спас.  — Да вы издеваетесь, что-ли? — проворчал дядя и выбежал из палаты. Через пару минут, за которые мой мозг начал постепенно соображать, в палату зашел другой дядя. Он был выше и в очках. Его лицо показалось мне смутно знакомым, но я никак не могла вспомнить, где видела его.  — Ричард сообщил, что ты пришла в себя. Как самочувствие? — он добродушно улыбнулся и помахал кому-то за дверью. Я покрутила кистью, мол «такое себе» на что доктор улыбнулся и что-то записал в своем блокнотике. Через мгновение дверь отворилась и в палату зашли еще несколько человек. Среди них я узнала Романофф и Фьюри.  — А я говорил, что она доведет его, — усмехаясь, сказал Ник Наташе и обратился ко мне. — Ну что, довольна? Бедный Ричард, за что ему такое наказание?  — Может пояснишь? Я не смогу разбудить совесть, не зная, как я опять накосячила, — произнесла я, еле ворочая языком. Николас лишь усмехнулся и подошел к доктору, о чем-то беседуя с ним.  — Не бери в голову, милая. Лучше расскажи, как ты себя чувствуешь. Ты нас ужасно напугала. Эти два месяца все ходили, как в воду опущенные, — пролепетала Наташа, присаживаясь на край кровати.  — Сколько? — опешила я. Тут уже доктор обратил на меня внимание и пояснил: — Два месяца. А ещё три операции, две остановки сердца и недельная норма успокоительных для каждого, кому пообещали скорое увольнение в случае твоей кончины, так что попрошу без резких движений. Я не знала, что сказать. Слова встали поперек горла и я обдумывала открывшуюся информацию. Два месяца, это же чертовски много! Получается, уже декабрь! А как же школа? Мне придется потрудиться, чтобы нагнать своих одноклассников. М-да уж, поспала. А что теперь со мной будет? Я отправлюсь в Щ.И.Т, или сразу в суд на эмансипацию? Как много вопросов, и ни одного ответа.  — И что теперь? — тихо спросила я, обдумывая возможные варианты ответа.  — Не волнуйся, над тобой уже оформили опеку, — ответил медик.  — То есть, после больницы я буду жить на базе? — отчего-то, именно этот вариант казался единственным возможным. Однако, реакция присутствующих весьма меня насторожила: Док с Фьюри переглянулись, а Нат как-то странно на меня посмотрела.  — Что? — не выдержала я, однако, обрадовать меня хорошей новостью никто не спешил.  — Тебе все объяснят, когда ты поправишься, — не понравилось мне, каким тоном он это сказал.  — А, может, сейчас?  — Нет, не сейчас, потерпи пару дней, — не выдержал Фьюри. Я же, поняв, что мне ничего более не расскажу, Вопросов и не задавала. Лишь попросила добавить снотворное в капельницу, потому что голова болела все сильнее с каждой минутой.

***

В медблоке я пролежала относительно недолго. Я быстро шла на поправку, поэтому уже спустя два дня мне разрешили вставать. Ну, а после этого, я стала капать им на мозги, чтобы они поскорее меня выпустили. За эти два дня меня навестило довольно много людей. Наташа проводила со мной больше всего времени, ведь за тот год, что я работала в Нью-Йорке, мы успели очень сблизиться. Нат для меня является наставницей и подругой, как бы смешно это не звучало. Реже заходил Стив, с которым мы, как ни странно, поладили. С ним было легко и интересно общаться, мне это очень нравилось. А еще моим частым гостем стал солдат. Баки, как я узнала. Они со Стивом были чем-то похожи, в плане характеров, но все же и различия между ними были. Мне нравилось с ним разговаривать, просто так, ни о чем. Мы шутили и обсуждали довольно-таки серьезные темы, он каждый раз приносил мне сладости, удивительным образом угадывая, какие мне нравятся. Еще ко мне пару раз заглядывал Фьюри, но только для того, чтобы узнать о моем состоянии. Как бы я не старалась узнать о своем ближайшем будущем, никто ничего мне не говорил. Меня откровенно бесило то, что я не знаю что будет со мной же, но ничего поделать не могла. Доктор Беннер же, завидев мое рвение свалить из медблока, назначил итоговое обследование. Рентген показал, что парочка трещин в ребрах ещё не зажили до конца, но в целом, мое состояние располагало к тому, чтобы меня отпустить. Стоит ли говорить о моей настойчивости? Думаю, нет. И вот сейчас я жду, пока Наташа принесет мне вещи и мы поедем домой. Я ожидала, что Мэй или Скай навестят меня, но этого не произошло. Да оно и понятно — у них проблем по горло, так что я не обижалась. Как бы то ни было, они все равно знают о произошедшем — Мэй всегда мониторит мои показатели с трекера. Мы не виделись уже полгода, но я знаю, что они переживают. Как и я. Может, мне повезёт, и я смогу вернуться к ним? Спустя минут пятнадцать, Наташа принесла мне одежду и вышла за дверь, ожидая меня. Я быстренько натянула свободные голубые джинсы и белую футболку, влезла в кроссовки и, прихватив телефон, который Наташа привезла мне спустя два дня после моего пробуждения, вышла из палаты. Наташа, увидев меня, кивнула, и пошла к лифту.  — Куда путь держим? — воодушевленно спросила я у своей наставницы. Я удивилась, когда Наташа нажала на кнопку девяносто пятого этажа, а не первого.  — Сначала покажем тебе твою комнату и познакомим с остальными членами команды, а потом уже съездим к тебе домой за твоими вещами. Да и тебе неплохо бы пообедать, так ведь? — ответила Наташа. Покажем твою комнату…. Зачем? Я же буду жить на базе Щ.И.Т.а? Что-то я ничего не понимаю. Я вопросительным взглядом посмотрела на нее. Наташа замялась, но ответила:  — Ты сейчас не сможешь жить с твоими друзьями. Ради твоей же безопасности.  — Разве не Коулсон мой опекун?  — Нет. Твой опекун — Энтони Старк, он все тебе объяснит, — более настойчиво ответила шпионка. И тут я охринела. Конкретно так. Это за какие такие заслуги я попала под его крылышко? В голове каша, которую, судя по всему, мне самой придется расхлебывать, ибо делиться со мной информацией никто не хочет. Ну и хрен с ними! Сама разберусь, только потом не жалуйтесь на мои экстраординарные способы. Двери лифта разъехались, и нашему взору открылось огромное светлое помещение с панорамными окнами. Вид был действительно завораживающий, я даже забыла о своем недовольстве, стараясь рассмотреть как можно больше. Справа стояла барная стойка, а за ней я смогла различить большущий овальный стеклянный стол. Еще дальше, за столом, виднелся кухонный гарнитур с рабочими поверхностями. Левее, почти в центре комнаты стоял большой кожаный диван кремового цвета, я по бокам от него большие кресла. Напротив дивана, на небольшой стеклянной тумбе стояла огромная плазма. Едва мы вышли из лифта, как все голоса стихли и шесть пар глаз уставились на меня. Первым опомнился Стив — он подошел ко мне и подал руку, напоследок пообещав, что мне тут обязательно понравится. Остальные, видимо, ждали моей реакции.  — Здрасьте, — сказала я, не придумав ничего лучше. Ко мне подошла Ванда и произнесла:  — Мы рады, что ты поправилась. Теперь будем жить вместе, — подмигнув, она упорхнула на кухню. Я, было, хотела возразить, мол, я тут на время, но девушка уже пропала. Бартон решил не отрывать зад от барного стула, и только поднял стакан с янтарной жидкостью, а потом коротко улыбнулся:  — Добро пожаловать в семью! Тебе тут понравится. Я кивнула и коротко улыбнулась в ответ. Я не заметила хозяина Башни, но увидела приближающуюся фигурку его жены — Пеппер Поттс. Она подошла ко мне и с милой улыбкой похлопала по плечу.  — Думаю, нет нужды представляться? — Миссис Поттс, — уважительно кивнула я. — Просто Пеппер. Здесь все свои и нет нужды фамильярничать. Тебе ведь нужно забрать из дома вещи, да? — Было бы неплохо. — Отлично. Сейчас покажу тебе комнату, потом пообедаем, а после вместе съездим к тебе, если ты не против? — Оу, — запнулась я. — Конечно. А… работа? Я не против, но мне не хочется отвлекать вас от дел. — У меня выходной, можешь не волноваться, — вежливо улыбнулась Пеппер, разворачиваясь в сторону выхода. Слева от лифта была винтовая лестница, куда мы с Пеппер и направились. Поднявшись на этаж выше, мы прошли несколько поворотов по большому светлому коридору и остановились перед непрозрачной стеклянной дверью. Пеппер открыла дверь и мы прошли внутрь. Сказать что я была удивлена — не сказать ничего. От восторга я не могла сказать ни слова. Эта комната просто прекрасна! Огромная, светлая, с панорамным окном во всю стену. Цвет стен был выполнен в бежевых пастельных тонах. Слева от двери была еще одна дверь — белая. Она вела в большую гардеробную, которая пока пустовала. Справа от входной двери была еще одна дверь — в ванную комнату. Напротив двери всю стену занимало окно, в левой части комнаты почти по середине стояла огромная кровать, заправленная бежевым пледом. Рядом с кроватью стояла небольшая деревянная тумба. В правой части комнаты в углу у окна стоял большой письменный стол с полками и ящиками, а на столе стоял компьютер. Рядом со столом находилось удобное крутящееся кресло черного цвета. Почти в центре комнаты стоял большой диван, а перед ним, на такой же тумбе, как и в гостиной стоял телевизор, по размеру, правда, уступающий тому, что я видела внизу. Перед диваном, на полу, лежал бежевый ковер с длинным ворсом. Настолько длинным и пушистым, что мне захотелось лечь на него и лежать пока не поднимут, но я отогнала от себя эту идею. Мало ли что подумают.  — Ты теперь будешь жить здесь. Располагайся пока, Пятница позовет тебя к обеду. Если вдруг заблудишься — позови её, она поможет дойти до столовой, — мило улыбнулась мисс Поттс и вышла из комнаты, оставив меня одну. Ну, что ж, будем осваиваться.  — Пятница, ты тут? — спросила я, попутно присаживаясь на диван и доставая мобильник из кармана.  — Я всегда тут, мисс, — незамедлительно ответила она.  — Во сколько обед? — поинтересовалась я.  — В час дня. Отлично, у меня есть еще полчаса, чтобы привести себя в приемлемый вид. Главное — привести в порядок свой кошмар на голове. Хоть я и расчесала волосы перед выпиской, но все же меня это не устраивало. Поэтому я, не долго думая над тем, что же нахимичить, просто заплела дракончик и сделала высокий объемный пучок, закрепив все это дело шпильками и невидимками. Я как раз заканчивала с волосами, как услышала голос:  — Мисс, вас ждут в столовой — время обеда.  — Иду. Я, вздохнул напоследок, направилась в сторону гостиной. Вышагивая по запутанным коридорам, я с удивлением отметила, что запомнила весть путь. Обычно я умудряюсь заблудиться даже в торговом центре, что уж говорить про Башню. В итоге, я дошла до места назначения уже спустя пять минут после того, как меня позвали. Почти все сидели за столом. Новых лиц в гостиной не наблюдалось. Стоило мне показаться на пороге, как ко мне подбежала Пеппер и уволокла в сторону стола. Меня усадили ближе к закругленному краю, где было свободно одно место. Соседом слева оказался Баки, который, едва я приземлилась задницей на удобный стульчик, тут же потрепал меня по голове. Нет, ну нормально! Я, значит, красоту навожу, а он одним движением руки все растрепал.  — Блин, Бак, заимей уже совесть, а! Чуть голову мне не свернул, спасибо, хоть, не бионикой огрел! — с наигранным возмущением проворчала я.  — Да ладно, по-моему, так даже лучше, — Баки оценивающе оглядел мой причесон и для убедительности закивал головой, за что получил тычок под ребра.  — Джеймс, дай ты ребенку поесть! Хватит дурачиться, как дети малые! — воскликнула Пеппер, заметив наше баловство. Зимний, хоть и возмутился такой фразе, но все же успокоился и принялся поглощать пищу под недовольный взгляд Капитана. Я тоже взяла вилку и принялась с усердием пережевывать стейк, закусывая его овощами. Обед проходил в молчании, потому что я задумалась о ближайшем будущем и на немногочисленные вопросы отвечала коротко и по существу. Заметив мою прострацию, ко мне никто не лез, за что я была благодарна. Еще когда я села за стол я почувствовала, как сильно голодна, а теперь не могу осилить и половины порции. Отодвинув от себя тарелку и поблагодарив за обед, я собиралась подняться в, теперь уже мою, комнату за телефоном, но была окликнута миссис Поттс. — Что такое, тебе не понравилось? Давай я принесу что-нибудь другое? — пролепетала Пеппер.  — Нет, все отлично, я просто наелась, — ответила я. Обед действительно был очень вкусным, но в меня больше не лезло.  — Наелась? С полтарелки? Я вздохнула и приготовила с засыпать Вирджинию аргументами, но от длительных объяснений по поводу своей сытости меня спас Беннер:  — Не переживай, Пеппер, после такой длительной… реабилитации отсутствие аппетита и быстрое насыщение это вполне нормально. Скоро все нормализуется, — Пеппер одарила доктора недоверчивым взглядом, но все же смягчилась:  — Ну хорошо. Тогда выдвигаемся? — спросила Вирджиния. Я в ответ кивнула, и мы направились к выходу. Мы ехали в лифте в полной тишине. Я думала о своем, когда почувствовала ладонь на плече. Я подняла взгляд на Пеппер и нахмурилась.  — Не переживай, милая, все обязательно наладится. К этому просто нужно… привыкнуть. И станет легче, — сказала она. Отчего-то, от этих слов стало как-то тепло. Хотя я и так знала, что у меня есть семья, на которую я всегда могу положиться — команда Коулсона. Я улыбнулась в ответ и кивнула. Лифт довёз нас до самой парковки. Насколько я поняла — парковка была отведена только под автомобили Старка и его приближенных, потому что машин было не так много. Мы сразу направились к белой ауди, возле которой нас уже ожидал солидный мужчина в костюме.  — Алекс, это Хэппи Хоган. Если тебе нужно будет куда-то съездить, он отвезет тебя, — сказала мисс Поттс. Вообще то у меня есть машина, так что в услугах водителя я вряд ли буду нуждаться. Хэппи кивнул, и мы сели на заднее сидение автомобиля. Мы выехали с подземной парковки и поехали в сторону моего дома. Проезжая по знакомым улицам, в груди появилось неприятное чувство тоски и… страха? Я боялась. Но чего? Вернуться в дом, в котором прожила последние полтора года? Переживала самые хорошие и плохие моменты, наконец обрела мать, которую видела до этого лишь несколько раз? Мне всегда казалось что мой дом — моя крепость, но оказалось, что это не так. Стоит лишь вспомнить тот день, с которого моя жизнь покатилась в тартарары. Открытая дверь. Мама, ее муж, их трупы в моей комнате. Противный голос и темнота. Этого я боюсь? От размышлений меня прервал голос водителя, сообщивший, что мы приехали. Я посмотрела в окно и убедилась, что вот он — мой дом. Выходить я не торопилась и Пеппер, заметив мою нерешительность, взяла меня за руку и тихо произнесла:  — Эй. Все кончено — виновных наказали, последствия… ликвидировали. Я буду с тобой, хорошо? Я кивнула и вышла из машины. На улице было пасмурно и холодно, несмотря на то, что снега было мало. Под ногами хлюпала грязь, что совсем не улучшало настроение и лишь прибавляло неприятных ощущений. Так, хватит слюни распускать! Я никогда не была настолько сентиментальной, так зачем же начинать? Собрав волю в кулак, я выдохнула и направилась в дом. Пеппер открыла дверь ключом и мы вошли внутрь. Обстановка с того дня почти не изменилась: на кухне, на столе стоит мамина любимая чашка, из которой она всегда пила кофе; в стеклянной вазочке лежат уже засохшие печенья, а в хлебнице батон, уже целиком украшенный зеленой плесенью. Все двери распахнуты, чего при маме никогда не было. Я упоминала, что у нее был бзик по поводу дверей? Кажется да… Неважно! Не за этим сюда пришла.  — Нам надо наверх, там моя комната, — сказала я Пеппер и направилась в сторону лестницы. Что-то меня волнует, но я никак не вспомню что… Точно! Где хохлатый?  — Пеппер, а что с птицей? У нас попугай был, — спросила я ее. Хоть я и недолюбливала это пернатое недоразумение, но все же мне не хотелось, чтобы бедное животное подохло с голоду.  — Не волнуйся, твоя соседка на время забрала попугая к себе, не оставлять же его. Если хочешь, заедем и заберем, мисс Смит только ждет звонка, — ответила Вирджиния. Фух. Что-то мне не хотелось найти трупик бедного попугайчика. И хоть я частенько угрожала, что выброшу его в окошко за ненадобностью, делать я этого не собиралась. Я ж не живодер какой-нибудь. Мы зашли в комнату и я, старательно отгоняя от себя появляющиеся образы в голове, быстренько начала бросать все по заранее подготовленным коробкам. Мне не хотелось задерживаться в этом месте, поэтому я, наплевав на эстетику и подобную лабуду, просто скидывала вещи с вешалок в коробку. Пеппер перекладывала вещи с полок, а поскольку там все всегда идеально сложено, в коробку это все помещалось также стопочкой.  — Ты не против музыки? — спросила я у Пеппер.  — Нет, что ты, так даже веселее, — улыбнулась она. Я, не долго думая, включила первый плейлист с треками AC/DC и продолжила швырять вещи по коробкам. Помнутся — ну и черт с ними. Погладить не сложно. Я просто хочу побыстрее уйти отсюда. Благодаря Пеппер с вещами мы закончили довольно быстро, поэтому принялись разбирать ящики стола. В коробку летело все: тетради, канцелярия, косметика, бытовые приборы. А вот технику я сложила аккуратненько в рюкзак. Ноутбук, несколько винчестеров и пара передатчиков, всякие маячки, которые ещё год назад были частью обихода, и которые я все ещё время от времени совершенствовала и отправляла схемы Фитцу. Для меня не свойственно хранить ненужные вещи, поэтому хлама в моей комнате не было, благодаря чему не приходилось думать что надо взять, а что может и не понадобиться. Когда последняя коробка была упакована, а вещей в комнате не осталось, мы с Пеппер позвали Хэппи и спустились в гостиную. Я хотела забрать фотоальбом, который мама взяла у бабушки после ее смерти. Я точно не помнила, где он лежал, поэтому не царемонилась: переворачивала все полки и ящики, не заботясь о том, что там лежит. Я в любом случае не собиралась сюда возвращаться, это точно. Продам дом, а все вещи выкину на помойку. В итоге, перевернув всю комнату, я нашла альбом в одном из ящиков большого деревянного стеллажа. Схватив его, я радостно помахала Пеппер.  — Есть, я нашла!  — Отлично! Ты все забрала? Если вдруг что-то оставила, Хэппи отвезет тебя, — сказала Пеппер.  — Нет, Пеп, это все. Больше я сюда не вернусь, — ответила я. Пеппер, совершенно неожиданно для меня, подошла и обняла. Сначала я удивилась такому жесту, но потом в душе разлилось такое тепло и чувство благодарности, что удивление сменилось нежностью, и я обняла ее в ответ.  — Если что-то случится, у тебя будут проблемы, или тебе просто нужно будет с кем-то поговорить, знай — ты всегда можешь прийти ко мне. Ты теперь часть нашей семьи, запомни это. И этот факт уже ничего не сможет изменить, — произнесла она, от чего на глаза навернулись слезы, которые я быстро сморгнула. Мама никогда мне не говорила подобного. Ребятам из моей команды слова были вовсе не нужны, ведь мы и так все понимали. А Пеппер, она ведь знает меня всего один день. Возможно, конечно, она всего лишь притворяется, и на самом деле ничего не чувствует, но что-то мне подсказывало, что она это искренне. И мне захотелось ответить ей так же.  — Спасибо, — еле слышно произнесла я. Мы простояли так пару минут, а после улыбнулись друг другу и направились на выход. Хэппи уже перетаскал в машину все коробки, поэтому мы закрыли дом и сели в машину. Ко мне только сейчас пришло осознание того, что моя жизнь изменилась, и теперь никогда не будет как прежде. Мы уже тронулись с места, как я вспомнила, что забыла забрать кое-что важное.  — Стой, — сказала я Хэппи, и не дожидаясь, пока машина до конца остановится, выскочила и, крикнув, что сейчас вернусь, побежала обратно в дом. Быстро открыв дверь я влетела в помещение и сломя голову понеслась в мамин кабинет. Я искала ноутбук, который мама всегда от меня прятала. Однажды я взяла его, чтобы сделать домашнюю работу, а мама, узнав об этом, была просто в бешенстве. Она кричала, чтобы я не смела брать эту вещь и что информация, которая хранится на нем, попадет в мои руки только когда она сама захочет этого. Мама уже никогда ничего не захочет, а отчаянный голос в моей голове орёт в оба уха о том, что я просто обязана его забрать и узнать, чего же там такого важного. Я нашла технику в столе, в нижнем ящике с двойным дном. Мама думала что я никогда не догадаюсь об этом, но я узнала об этом в тот же день, когда хотела забрать его. На компе стоит хорошая защита и чтобы взломать его, надо было много времени, которого у меня тогда не было, ведь Виктория никогда не отлучалась надолго без своего компьютера. Я схватила ноутбук и выбежала из дома. Запрыгнув в машину и поймав на себе взволнованные взгляды, я пояснила:  — Забыла ноут.  — Так ты же вроде его забирала, — нахмурилась Пеппер.  — Это мамы. Получив легкий кивок, мы поехали забрать попугая. Пеппер позвонила миссис Смит и предупредила, что сейчас мы заедем. Нам нужно было проехать всего пару домов, поэтому через пару минут мы уже стояли у ворот. Пеппер уже собралась выходить из машины, но я ее опередила.  — Не стоит, Пеп, я заберу, — сказала я и пошла звонить в дверь. Миссис Смит — мама моего одноклассника Ника. В начале учёбы я часто бывала у них в гостях, мы с Ником тогда очень близко общались. А потом появилось много дел, проблем и наши встречи стали все реже и реже. Но мы с Ником продолжаем поддерживать крепкие дружеские отношения. Мне открыли дверь почти сразу после того, как я позвонила. Миссис Смит, увидев меня, пропустила в дом и крепко обняла.  — Божечки, мы так рады что ты поправилась. Когда узнали об аварии, все были в шоке. Ну, как ты? — произнесла она. О какой аварии? Ах, ну да, не говорить же, что мою мать убили, а меня саму похитили нацисты из секретной преступной организации.  — Спасибо, все хорошо, — ответила я. Элисон Смит очень добрая женщина, но для меня такое внимание и забота просто что-то непонятное. Я не привыкла, что кто-то заботится обо мне кроме меня самой, а тут такое. Я теряюсь и попросту не знаю как себя надо вести, чувствую себя не в своей тарелке.  — Хочешь чаю? Я только что пирог испекла, черничный. Ниик, у нас гости! — последнюю фразу она выкрикнула куда-то в сторону коридора позади нее. Не успела я что-либо ответить, как из комнаты вышел мой одноклассник, что-то тихо ворча себе под нос.  — Гости у тебя, Ма, потому что я никого не жду! Опа, — надо было видеть лицо моего товарища, когда он поднял голову и увидел всю такую меня.  — Даже не поздороваешься? — шутливо поинтересовалась я, приподняв одну бровь.  — Привет, — на его лице тут же нарисовалась улыбка, и он сгреб меня в суровые мужские объятия. Меня, конечно, радовало, что меня помнят и волнуются, и что я не всех еще достала, но все же объятия были действительно суровые.  — Задушишь, — пропыхтела я куда-то в ключицу парня. Ник не был великаном, но с моими 167 сантиметрами я просто терялась в его объятиях. Он услышал мои кряхтения и, широко улыбаясь, отстранился.  — Ну что, когда на учебу? Мы все ждем вашего возвращения, милочка, — с напускной серьёзностью спросил он меня.  — Хм, думаю, скоро, — так же серьезно ответила я.  — Николас! Хватит уже допрашивать свою подругу, пропусти, пусть чай попьет, — сказала Элисон, переключив наше внимание на нее.  — Спасибо за предложение, миссис Смит, но меня ждут, — ответила я.  — Ох, жаль, тогда, может, в следующий раз задержишься?  — Да, я как-нибудь зайду, — ответила я, подмигнув Нику. Он в ответ кивнул, сдерживая улыбку. Миссис Смит, заметив наши гляделки, с улыбкой покачала головой и ушла за птицей. Дело в том, что нас с Ником часто ставят в пару для создания каких-либо проектов, особенно по информатике, потому что он единственный в классе, помимо меня, кто в этом разбирается. А сидя у него дома мы просто не можем спокойно пялится в монитор и заниматься уроками, а обязательно подурачимся, что-нибудь учудим в перерывах между работой и лишь потом закончим. Буквально через минуту миссис Смит вернулась с небольшой клеткой, в которой сидело это хохластое недоразумение.  — Каарлуша лётчик, — птица, хоть и умная, но тупая. Чисто мое мнение. К тому же говорящая, притом слишком много. И да, его зовут Карл.  — Карлуша дебил, — ответила я, забирая клетку.  — Ладно, я пойду, спасибо вам, что присмотрели, — я кивнула на клетку с ворчащим попугаем.  — Да, беги конечно, но если что, то всегда можешь рассчитывать на нашу помощь, — произнесла миссис Смит, обнимая меня на прощание. Я благодарно кивнула и помахала Нику на прощание, не желая вновь чувствовать себя куклой в его объятиях. Но тот, видимо, не понял мой жест и снова сгреб меня в охапку. На мое счастье, ненадолго. Он отпустил меня и отошел на пару шагов, давая мне возможность поправить подол плаща.  — Увидимся в школе, — улыбнулся он.  — До встречи. Ты передай там, что недолго им отдыхать осталось, — подмигнула я другу и вышла за дверь. Я села в машину и поставила клетку на колени. Мы выехали и направились к Башне. Пеппер увидела птицу и удивилась. Еще бы, попугай без перьев — то еще зрелище.  — Это… что? — спросила она.  — Это какой-то птичий вирус. Он таким к нам домой приехал, — ответила я. Карлуша что-то там возмущался, но связных слов я не услышала. От птичьего говора уже заболела голова.  — Да заткнись ты, чудище, — не удержалась я. Без злобы, но с раздражением в голосе. Птица замолчала, но не надолго.  — Сама дурра, — ответил попугай, и продолжил свое пение. Как, все-таки, хреново иметь говорящего попугая. Хэппи посмотрел на птицу в зеркало и спросил:  — Он говорящий? Всегда хотел иметь такого.  — О, мой друг, ты не знаешь всех тягот жизни с этим недоразумением, — ответила я. Хэппи ухмыльнулся и завернул на парковку. А я и не заметила что мы приехали. Мы остановились и вышли из машины.  — Я подниму коробки, не переживай, — сказал Хэппи, когда я собралась забрать одну из них. Я пожала плечами, мол, тебя никто за язык не тянул. Мы с Пеппер забрали вещи из салона и пошли в Башню. Лифт остановился на нужном нам этаже и мы вышли. Народу в гостиной прибавилось: вернулись Наташа с Джеймсом. Птица продолжала верещать, привлекая к себе внимание.  — Что это за крыса и почему она так орет? — спросил Баки, тыкая пальцем в клетку.  — Знаешь, Бак, я никогда не сомневалась в твоих познаниях в области зоологии. И раз уж тебе так проще, то пусть будет крыса, — ответила я.  — Это попугай? С какой радости он у тебя такой красивый?  — Вёл себя плохо, вот и общипали, — пожала я плечами. Баки, было, уже хотел съязвить по этому поводу, но тут встрял Роджерс.  — Бак, отстань от ребенка, она устала. Птица, замолчавшая на время нашего диалога, вновь заговорила.  — Госспода откройте кллетку!  — Ага, щас, — ответила я.  — Господи, оно что, еще и говорит? — удивился Баки.  — Да, и я тоже от этого не в восторге, — ответила я и предпочла смыться в свою комнату. Надо было разбирать коробки, а это дольше чем собирать, ибо я ничего не складывала, а просто накидала кучей. Но клетку я все-таки открыла, благо птица дрессированная. Стоило мне отворить створку клетки, птица тут же выпрыгнула и стала наворачивать круги по гостиной, шустро перебирая лапками, тем самым еще больше удивляя присутствующих. Через пару кругов Карлуша остановился у панорамного окна.  — Будешь плохо себя вести — выброшу из окошка. Того и глядишь, летать научишься, — пригрозила я.  — Какой он классный, — радостно протянула Ванда.  — Поверь, это только на первый взгляд, — ухмыльнулась я и пошла к лестнице. Лифт, конечно, едет и выше, но мне проще пешком подняться чуть выше.  — За мной, чудище, — бросила я попугаю и стала подниматься по ступенькам. Птица быстро догнала меня и попрыгала сзади, что-то щебеча. Я поднялась в комнату и сразу заметила коробки, которые мне предстоит разобрать. Они стояли у стены рядом с дверью в гардеробную. Вещей было не так уж и много, но все же достаточно, чтобы потратить на разбор весь остаток дня. А сейчас только пять. Ну, раньше начну — раньше закончу.  — Пятница, включи музыку, — попросила я ИИ, открывая первую коробку.  — Какую музыку предпочитаешь?  — Хм, нуу, давай «Imaginе Dragons», — ответила я. Пятница выполнила просьбу и включил песню «Demons».  — Таак, еще чуть громче… ага, достаточно. Я принялась развешивать вещи по вешалкам. Естественно, без попутно примерки и критики не обошлось. И хоть я старалась разбирать все как можно быстрее, все же за час я развесила только две коробки. С такими успехами я закончу только к утру.  — Ну, как процесс? — спросила она.  — Идёт, — ответила я, оглядывая оставшиеся девять коробок.  — Давай я помогу, все равно все дела закончила, — она мило улыбнулась. Я кивнула. Так действительно было бы быстрее, да и Пеппер мне понравилась. Мы вместе принялись разбирать эти огромные коробки. С Пеппер дела пошли куда быстрее и веселей. Мы разобрали уже все коробки с вещами и раскладывали обувь. Мы даже не заметили как незаметно пролетело время. Мы шутили и смеялись, разговаривали про школу, друзей, любимые сладости и о всякой прочей ерунде, но при этом было так легко и приятно, что я не хотела, чтобы это заканчивалось. Даже затронули тему нейронных сетей, в которой она, к моему удивлению, отлично разбирались. Пеппер не спрашивала о работе, и я была ей за это благодарна. Попугай сначала путался под ногами и лез посмотреть, чем же мы занимаемся, но потом убежал куда-то к окну и сидел там. Я так полагаю — уснул. Ну и отлично, меньше проблем от него.  — Дамы, напоминаю о том, что через десять минут ужин. Все уже собрались в столовой, — донесся голос Пятницы.  — Ого, так быстро. Давай отложим это, а после ужина продолжим? — спросила Пеппер.  — Да тут осталось то пара коробок, да и те с мелочью. Я справлюсь, там только по полкам в столе все разложить, — сказала я Пеппер.  — Ну хорошо. Тогда давай на ужин, ты наверное проголодалась? — я кивнула и мы пошли в столовую. Когда мы спустились, стол уже был накрыт. Все Мстители сидели за столом и разговаривали друг с другом. Я села на то же место, что и днем, а соседнее место слева опять пустовало. Или оно ничье, или кого-то тут нет. Я оглядела всю команду и поняла что отсутствует мистер Старк, по совместительству Железный Человек и мой опекун. На кой-ему понадобилась такая проблема в моем лице, я так и не поняла, ну да ладно. Мстители, наконец, замолчали и принялись поглощать пищу. Я взяла в руку вилку и поковырялась в лапше с мясом, понимая, что аппетита совсем нет. Ну не хочется мне есть, ну вообще. Я минут пять тупо смотрела в тарелку, пока остальные жевали свой ужин. Это не осталось незамеченным, потому как Баки, перестав жевать, обратил свой взор на меня.  — Что сидишь? — тупой вопрос.  — Мне пойти лечь?  — Почему не ешь?  — Не хочу я.  — А надо.  — Бак, я не маленький ребёнок и с ложки меня кормить не надо, — с нажимом ответила я. К этому моменту уже большинство Мстителей закончили есть и уставились на меня.  — Что? — не выдержав, спросила я. Блин, чувствую себя экспонатом музея. Как будто я тут ископаемое, а не Роджерс.  — Тебе нужно восстанавливаться Алекс. А для этого надо загружать в организм пищу, — объяснил Беннер. Да я понимаю что надо, но что делать, если кусок в горло не лезет?  — Я не проголодалась. Вы же сами сказали…  — Я помню, что я сказал. Но это не значит, что ты можешь забить на ужин и снова влить в себя кофе.  — Я… Печеньки? И вообще, много есть на ночь вредно, — ответила я. Остальные вздохнули, но промолчали. Как и доктор Беннер. Дабы не сидеть просто так, я решила уйти к себе и продолжить разбирать коробки. Встав из-за стола и предупредив, что я буду у себя, я поднялась к себе в комнату. Я разобрала последнюю коробку, с канцелярией и школьными принадлежностями и принялась расставлять книги на полку. Попросила Пятницу приглушить свет в комнате, оставив его лишь над столом. Уже минут пять за мной наблюдали, стоя в полумраке комнаты у двери. Не выдержав, я произнесла, даже не повернувшись лицом к собеседнику:  — Хватит так на меня смотреть. Мужчина поднял взгляд на мое лицо и вышел на свет.  — Позволь поинтересоваться, как? — мистер Старк с интересом посмотрел на меня. Я устало вздохнула и повернулась.  — Как будто новую микросхему увидели, — Старк хмыкнул и подошел ко мне. Он встал возле стола и принялся разглядывать лежащий на нем ноутбук. Тот, что я сама модернизировала. Я усовершенствовала как операционную систему, так и механические составляющие. Поменяла микросхемы и чипы, заменила все детали на улучшенные и при этом старалась сделать эти детальки менее объёмными. В итоге я полностью заменила экран, теперь он стал стеклянным и толщиной всего пару миллиметров, но при этом стекло было очень прочное, поэтому можно было не бояться, что оно треснет или разобьётся. Миллиардер повертел его в руках и обратился ко мне:  — Откуда он? Ни одна корпорация не выпускает в массовую продажу подобные модели, — он с прищуром посмотрел на меня.  — Я сама его собрала. Серьёзно, до сих пор поражаюсь, как я умудрялась кодить на обычных ноутах из магазина. Аж передергивает, как вспоминаю обо всех лагах.  — За счет чего работает? — он указал на стеклянный прозрачный экран в тонком черном ободке по периметру.  — В ободке установлены микрочипы и сенсоры, которые генерируют голограмму на экране. Правда, пока я не смогла создать проекцию нужного качества, но я работаю над этим вопросом, — объяснила я.  — Интересная идея. Ты не пробовала устанавливать чипы не только в ободке, но и в сам корпус, между клавишами? — он вопросительно глянул на меня. Вообще то клавиш как таковых нет, есть лишь темная стеклянная поверхность, а клавиши сенсорные. Ну не суть.  — Я создаю впечатление круглой дуры? Естественно, они там есть. У меня получилось создать трехмерное изображение, но результат меня не устроил. Возникли трудности с созданием нейронных сетей, а потом я забросила это занятие, не хватало ни времени, ни ресурсов, — ответила я.  — Всё равно не понимаю. У тебя уже готовый, качественный и полностью рабочий голопроекторный экран, но ты все равно копаешь глубже. Собралась докопаться до атомов? Ладно, дело хозяйское. Ну, а насчет ресурсов можешь больше не переживать — пользуйся моими лабораториями. Я проведу тебе экскурсию и предоставлю доступ к помещениям, если ты, конечно, захочешь, — Старк выгнул бровь и выжидающе посмотрел на меня. Если захочу? Серьезно? Мне предоставили возможность работать в супер крутой лаборатории оборудованной новейшими технологиями, и я откажусь? Да ни за что! — Вопрос риторический? — мои глаза загорелись, и Старк это увидел, но поспешил добавить:  — Все завтра! Сейчас уже слишком поздно для экскурсии, — я вздохнула, но согласилась. Но сейчас мне представилась возможность разузнать у Старка, зачем ему сдался проблемный подросток с трудным характером, юношеским максимализмом и подобной лабудой, и это я уже молчу про связи со Щ.И.Т.ом и проблемы с ЦРУ и ГИДРОЙ. Не велик, конечно, шанс, что он мне все расскажет, но, как говорится, попытка не пытка.  — Зачем я вам? Мы чужие люди, а вы взяли надо мной опеку, почему? Вы ведь понимаете, сколько проблем вам это принесет, — закусив губу, спросила я. Я рассчитывала на отговорки и так далее по списку, но ошиблась.  — Мы не чужие люди, — ответил Старк. Я уставилась на него сосредоточенным взглядом, ничего не понимая. Мы нигде не встречались, я бы запомнила. Старк, видимо обдумывая слова, продолжил:  — В общем, я твой отец, — выпалил он на одном дыхании и замолчал, ожидая моей реакции. Сказать что я была удивлена — не сказать ничего. Я была в шоке. Как это возможно? Бред! Моя мать, до одури любившая быть в центре внимания, просто не могла молчать о таком!  — Это какая-то шутка? Если да — то это не смешно, — ответила я, находясь в полной растерянности.  — Это никакая не шутка. Пока ты была в реанимации я провел тест ДНК, он подтвердил родство, — сказал он. У меня нет слов. Я всегда мечтала познакомиться с папой, узнать какой он, а теперь, когда это произошло, я не знаю что делать.  — Ты знал… ну… обо мне? — спросила я, уронив голову на ладони и потирая пальцами виски.  — Нет… не совсем. Твоя мать ничего не говорила, она просто ушла тогда и я ее больше не видел. И теперь жалею о том, что не бросился искать ее. Все было бы по другому, — ответил Старк, глядя на меня. Я честно не знала, как на все это реагировать.  — И… что дальше?  — Нуу, будем жить вместе, общаться, как делают это нормальные люди, а там уже видно будет, — отчего-то его ответ меня не устроил. Я ожидала другого, а чего — сама не знаю.  — Я не собираюсь тебя оставлять или сдавать куда-нибудь. Я пойму, если ты не захочешь, но я уверен, что попробовать стоит. В любом случае, ты всегда можешь сама решить — жить со мной, или уйти в Академию, — он посмотрел на меня. Я растерянно кивнула и выдохнула. Не знаю как это все сложится, но хуже уже вряд ли будет. В моей голове сейчас каша, глаза закрываются от усталости и болит голова. Не лучшее время, чтобы разговаривать по душам, и Старк это понял.  — Ты ложись спать, уже поздно. У нас теперь достаточно времени для общения, — он усмехнулся и встал с дивана. Я кивнула и тоже поднялась.  — Спокойной ночи, — произнес Старк, подойдя к двери.  — Спокойной, — ответила я, все еще находясь в растерянности. Он вышел за дверь, а я, решив, что лучше пойти спать, переоделась в пижаму и легла в кровать, постепенно проваливаясь в царство Морфея.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты