batboy. 27

- тима. автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Neo Culture Technology (NCT)

Пэйринг и персонажи:
На Джемин/Ли Джено
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Мини, написано 9 страниц, 3 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Вампиры ООС Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
и только, когда незнакомец начинает тихо посапывать ему в плечо, доверительно обвив всеми конечностями, джено замечает выглядывающие из-под его верхней губы два острых, белых клычка.

во попал.

Посвящение:
мышкам, номинам и всем, кто читает ♡

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
осторожно! строчная буква!

/я попытаюсь привнести смысл и посыл, но ничего не обещаю, так что на свой страх и риск читайте/

1.1

28 июля 2019, 23:26
- то есть, ты хочешь сказать, - слышится вкрадчивый, сонный голос из трубки, - что ты позвонил мне в... - собеседник затихает на мгновение, видимо, проверяя время на циферблате, - в семь, мать его, утра в субботу, в мой единственный выходной, чтобы поведать мне о том, что ты сегодня спал с охуенным незнакомцем? ли твою за ногу джено, ты охуел? - голос юноши даже приблизительно не звучит возмущённым. уставшим - да, раздраженным - определенно, сочувствующим - ни капли. - ренджун, ты не понимаешь, - джено почти что хнычет и, кажется, вот-вот топнет ногой по полу, как маленький недовольный ребёнок, и надует обиженно губы. - мне нужна твоя помощь! - помощь? - переспрашивает ренджун. - в чём именно? тебя поджидает толпа его голодных фанаток с угрозами смерти или он не оставил тебе свой номерок? - шипит юноша. - перестань язвить и дуй сюда, - ворчит джено, и после короткой паузы всё же добавляет, - он всё ещё здесь. поток возмущенной речи останавливает ряд коротких гудков в трубке, и ренджун, не сдержавшись, громко матерится под нос на родном китайском. - будь здоров, - мямлит полусонный донхёк со второго этажа их двухъярусной общажной кровати, и, почесав бок, отворачивается сопеть дальше. "урод", с досадой думает ренджун, "все вы уроды". он горестно вздыхает, схватив с полки зубную пасту и щётку, и шаркает в сторону умывальников, нарочито громко хлопнув дверью. как хорошо, что донхек приноровился засыпать в любых условиях, ведь ренджун - главное и самое проблемное из них. *** - почему так долго?! господи, я думал ты помер по дороге или тебя избила стайка уличных собак, - джено быстро и неразборчиво бубнит, выхватывая из рук друга пакет, и, видимо, за то время, что они не виделись (а это целых полтора дня), у джено напрочь отбился инстинкт самосохранения. потому что аурой ренджуна можно как минимум сбивать сигналы из далёкого космоса и вызывать вполне себе ощутимые тайфуны. где-то в японии предупредительно чихает вулкан, и ренджун, вдохнув-выдохнув, цедит сквозь зубы: - ты сам накатал мне смс на полпути, что тебе срочно, - он делает акцент на этом слове, произнося его нарочито противным голосом, - понадобились яблоки. сраные яблоки! за которыми мне, к слову, переться совершенно в другую сторону. - в твой единственный выходной, да-да, - передразнивает его юноша, шурша по небольшой кухне. китаец закатывает глаза и плюхается на свободный табурет, хмурясь и скрещивая руки на груди. джено, закончив метаться туда-сюда, поворачивается к другу и, выждав мгновение, подходит к нему, опускаясь на колени. он устраивает свою голову на чужих бёдрах и прикрывает глаза, вздыхая. - прости. прости, просто... я правда не знаю, что делать. мне нужна твоя помощь. он чувствует, как в волосы зарываются тонкие пальцы, начинают успокаивающе массировать кожу головы, и джено мурчать готов от удовольствия. - горе ты луковое, - вздыхает ренджун, чувствуя, как джено сильнее зарывается ему в ноги. - что там у тебя случилось? - тон его голоса сменяется мягким и снисходительным, будто у матери, которая успокаивает малыша в его первые содранные коленки. - только не вытирай об меня сопли, свин. оттирать сам потом будешь. *** - перестань смеяться, - дуется джено, откусывая смачный кусок от яблока. по руке струйками течёт сок, и юноша чертыхается под звучный хохот китайца. - ой, насмешил, - вытирает пальцем выступившие слезы и улыбается так ярко и солнечно, как улыбался, наверное, в последний раз, когда донхёк подарил ему настоящий телескоп на день космонавтиков. он смотрит на обиженного джено и подпирает кулаком щеку, не переставая давить ироничную лыбу. - вампир, ага. - я бы и сам не поверил, - бурчит джено, утирая тыльной стороной ладони уголок рта, влажный от яблочного сока. - ну, хорошо, допустим, - хмыкает старший, скрещивая на груди руки, - но, как говорится, не покажешь - не докажешь. - надеюсь, мы останемся живы, - мгновенье поколебавшись, вздыхает джено и встает из-за стола, направляясь в единственную комнату в квартире. ренджун, усмехнувшись, топает следом. *** - окей, мы обыскали каждый угол в этой, извиняюсь, каморке, которую ты называешь квартирой, и даже малейших следов пребывания здесь кого-то, кроме твоей тушки, я не наблюдаю, - хмыкает китаец, недовольно поглядывая на друга. джено выглядит, как потерянный котенок, и от щемящей безысходности в сотый раз заглядывает за горшочек с небольшим суккулентом, подаренным джисоном на новоселье. ни-ко-го. - слушай, я, конечно, понимаю, что на почве долгосрочного одиночества, перманентной усталости и богатой фантазии ты напридумывал тут себе, но, напоминаю, так, чисто для справки: это - мой единственный выходной, и если ты хотел позвать меня в гости, - ренджун протяжно зевает, прикрывая ладонью рот, - или провести время вместе, мог выбрать менее раздражающий способ уведомить меня об этом. - я не понимаю, - младший оседает на матрас и трет глаза под монотонные нравоучения инджуна. он оглядывает комнату снова, в который раз, вспоминая события вчерашней ночи. прохлада чужой кожи под пальцами, тёплое дыхание в его шею и трепещущие ресницы. не могло же ему присниться, ну в самом деле. - тебе стоит побольше отдыхать на свежем воздухе, - ренджун сочувствующе хлопает его по плечу несколько раз, и говорит, что уходит досыпать своё законное. - я провожу, - джено весь разом поникает, выходя следом в небольшую прихожую, и решает, что в словах друга есть большой смысл. - передавай донхеку привет, - обнимает на прощание юноша и улыбается краешком губ на ренджуново "обойдется". дверь захлопывается, и джено проводит рукой по лицу, решая вернуться на кухню и сделать себе нормальный завтрак (впервые за неделю). он разворачивается на пороге, да так и замирает. - привет, - машет ему вчерашнее "нечто", сидя на кухонной табуретке и застенчиво кутаясь в его - дженову - растянутую футболку. ту самую, которую ему дал сам джено перед сном. - ты... - нана, - улыбается парень, кивая в подтверждение своим словам. - нана, - повторяет джено, кивая несколько раз в ответ, и на негнущихся ногах разворачивается в сторону ванной. он несколько раз ополаскивает лицо ледяной водой (а другой у него и нет), смотрит на свое отражение в зеркале и, немного подумав, опускает голову полностью под кран. - заболеешь же, - слышится грустный голос за спиной, и джено от неожиданности дергается, ударяясь головой о кран. воду он всё же выключает, и, потирая ушибленное место, медленно оборачивается. нана неловко топчется в дверях, сверкая красными глазенками, и мнёт подол дженовой футболки, что ему по колено. он выглядит донельзя провинившимся, будто готов к тому, что на него сейчас начнут кричать или бить, и джено почти убеждается, что это не сон и не фантазии его больного сознания. он хмурится и подходит ближе, наблюдая, как на лице мальчика сменяется страх, шок и грусть, и тот жмурит свои глазки, будто бы разом сжимаясь в комочек. джено наклоняется близко-близко, смотрит с полминуты, а после неожиданно, даже для себя, подносит палец к чужому носику и аккуратно надавливает. нана от неожиданности широко окрывает глазки и во всю таращится на серьезного юношу, касающегося его носа длинным, красивым пальцем, шепчущего будто самому себе "не сон". "не сон" после такого откровенного жеста в собственную сторону враз теряет страх, принимая это за некое "одобрение", и широко улыбается, сверкая двумя острыми клычками. джено резко одергивает руку и тяжело сглатывает, понимая, что собственноручно вырыл себе могилу. спаси и сохрани, как говорится.