Скидки

Сто вопросов на скорость

Слэш
NC-17
В процессе
343
автор
afcleric соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 152 страницы, 16 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
343 Нравится 199 Отзывы 99 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
Злость куда-то испарилась. Боюань еще раз перепровел накладные, чтобы потом не блуждать по складу и рабочим помещениям в поисках несуществующей клавиатуры. Отправил письма подрядчикам и посмотрел на время. — Пойдем обедать? Е Сю не ответил сразу. На его экране снова одновременно шел бой, сейчас с незнакомым Боюаню ниндзя, крутилось видео в двух окнах поверх, а еще в одном виднелся незаконченный текст. Минуты через три Е Сю покачал головой. Будто чувствовал, что Боюань на него смотрит. Боюань вздохнул. Рядом с Е Сю стояла пепельница, но ни чашки, ни термоса, ни даже бутылки с газировкой не наблюдалось. Сквозняк от двери то и дело проходился по спине Е Сю, он поводил плечами, но с места не двигался. И глядя в темный затылок, Боюань понял, что ему нестерпимо хочется обнять Е Сю. Дурацкому приливу нежности и тепла сопротивляться было очень сложно. — Я принесу, — пробормотал Боюань. Закрыл за собой дверь и прислонился к ней с другой стороны. Первый раз в жизни нестерпимо хотелось закурить, чтобы как-то проще переживать эти качели от желания убить до горячей, слишком большой для Боюаня нежности и восторга. Он привык любить Е Сю. Это было сперва болезненно, а потом, когда Боюань сел и поговорил сам с собой — стало легче. Достаточно всего лишь раз и навсегда четко уяснить одну вещь: ему ничего не светит, ни при каких обстоятельствах. Но любовь не обязана быть взаимной, чтобы существовать, и Боюань решил — пусть будет так. От этого чувства было тепло, где-то там, где билось сердце, быстрее, когда Е Сю появлялся в игре, в новостях, в записях матчей. Но вживую все оказалось настолько ярче, что вправлять себе мозги надо было заново. В столовой было на удивление пустынно. То ли Боюань все-таки просчитался со временем, то ли большинство предпочитало “Славу” еде и питалось по принципу “когда голод совсем замучает”. Судя по тому, что планшет пискнул и насчитал Боюаню еще баллов за посещение столовой — второе. Что именно любит Е Сю, Боюань не спросил. Эта мысль посетила его уже у раздачи, когда он занес ложку, чтобы положить обед в картонные коробки с логотипом “Славы” и прожорливой улиткой из обучающего данжа для начальных уровней. Но отвлекать Е Сю сообщением не по делу тоже было неловко, так что Боюань выбрал курицу, лапшу с зеленью, немного разных салатов, желе — и тоже самое взял себе. А еще попросил налить зеленый чай в термос. В кабинете не поменялось ничего. Только включилась вытяжка, реагирующая на количество дыма в воздухе. Боюань сгрузил коробки на стол возле Е Сю и скосил на него взгляд. Пряди челки, заправленные под наушники, выбились снова, пальцы летали над клавиатурой, Е Сю смотрел в экран безотрывно, сосредоточенно — и это было так чертовски красиво, что Боюань готов был бы наблюдать за этим до конца жизни. — Ага, — Е Сю одной рукой потянул к себе коробку с курицей, разломил палочки. — Спасибо. Он поднял взгляд на Боюаня и улыбнулся, как будто вынырнул из своих мыслей только сейчас. Открыто, благодарно. На планшете Боюаня всплыла новая задача от Е Сю. Боюань просматривал ее, машинально отправляя в рот лапшу. Стоило ткнуть в нужную папку, как перед Боюанем разверзлась бездна. Ну, примерно. Количество рекламных материалов, которыми засыпали сборную, переходило все границы, и та пачка листовок, которую сегодня выгреб Боюань, была едва ли одной десятой. От пончиков с логотипом сборной до воздушного шара на пять мест с изображением всех аватаров божественного уровня. Сколько бы Боюань ни пытался, он не смог придумать, зачем сборной воздушный шар. Нужно было разобрать все это, разделить рекламные предложения по клубам и для сборной в целом, выбрать наиболее приличные и интересные варианты, и после этого предложить окончательное решение. — Воздушный шар оставь, — с каменным лицом сказал Е Сю, когда Боюань закрыл папку. — Подарим старине Ханю. От сборной. Боюань медленно поставил термос на стол. Когда-то давно он вывел формулу: если тебе кажется, что Е Сю несет какой-то бред, он скорее всего, не только не шутит, но и сделает именно так, как сказал. — Окей. — Боюань немного подумал. — Но тогда надо взять в работу побыстрее, шар будут делать долго. — Он поднялся, прихватил планшет. — Бог Е, я на склад. Тут чай и желе, — Подумал, вытряс пепельницу, и только потом ушел. Просторный склад был оформлен как хранилище гильдии. Боюань приложил пропуск и остановился у входа, загружая внутреннюю карту. Выбрал свою зону и пошел к ней, ориентируясь по цветным линиям на полу. В дальней части склада работали две девушки в волонтерских футболках: судя по бумажным пакетам перед ними на столе, паковали подарочные наборы. Заслышав шаги Боюаня, они обернулись. Боюань помахал рукой и кивнул на стенды с техникой и коробки рядом. — Сканер на стене, — подсказали ему. — Спасибо, — Боюань улыбнулся, действительно находя взглядом стоящий на зарядке сканер. — Если будет нужна помощь, зовите. Время шло незаметно. Первая коробка мышек покрасила маленькую часть списка в планшете в зеленый. Боюань доставал одну за другой, сканировал код, откладывал в сторону. А потом, когда в коробке ничего не осталось, аккуратно сложил все на место и промаркировал коробку зеленым стикером. Он уже заканчивал с клавиатурами, сложенными штабелями на нижней полке, когда шуршание бумажных пакетов затихло. Или Боюань просто не заметил, когда все ушли? На столе за спиной обнаружилось яблоко. А на планшете выскочило, загораживая таблицу, сообщение от Е Сю. “Я тебя жду. Ты где?” Боюань моргнул и распрямился. Спину тут же свело. Черт. Он взял яблоко, подбросил в руке, а потом сочно хрупнул сразу огромным куском. Вкусное. Наверняка брали за баллы, в столовой свежих фруктов не было. “На складе”, — одной рукой отбил он, слизывая с другой сладкий сок. Надо будет посмотреть, где дают яблоки. Интересно, Е Сю их любит? “Заканчивай на сегодня со складом, есть дело поважнее”. Едва он поставил на задаче пометку “перерыв”, как поверх всех окон с опережением выскочила новая задача от Е Сю. Боюань нажал “принять” не глядя, еще раз откусил от яблока, и помчался “наверх”. Когда он, заинтригованный, добрался до кабинета Е Сю, то не сразу его узнал — окна были занавешены темными рольставнями, накурено было так, что в горле запершило — хотя вытяжка работала в полную силу. — Здравствуйте, — растерянно сказал Боюань, оглядывая собравшихся. Вообще в такие моменты его посещала мысль, а не прикупить ли шпионскую камеру. Когда еще получится увидеть всех четырех великих тактиков Славы в неформальной обстановке. Ну, почти. Е Сю привычно развалился в кресле, подперев голову кулаком, Чжан Синьцзе сидел на диване, сложив руки на коленях, Юй Вэньчжоу устроился рядом, закинув нога за ногу, а Сяо Шицинь как раз в этот момент стоял спиной к двери и что-то говорил. — Поэтому сейчас не вижу смысла гадать на кофейной гуще… — Он обернулся и моргнул, рассматривая Боюаня сквозь очки. — Здравствуйте. О, яблочко. А Боюань начал краснеть. Что-то он совсем расслабился, надо было хоть доесть в коридоре,а теперь он как дурак с недоеденным яблоком и липкими пальцами. Чжан Синцзе и Юй Вэньчжоу кивнули синхронно, а Е Сю даже не пошевелился. — Это из автоматов за баллы? — вдруг спросил Чжан Синьцзе, поправив очки и чуть наклонившись вперед. — Со стороны они выглядели очень пластиковыми, но пахнут настоящими яблоками. — Я не знаю, — окончательно растерялся Боюань. — Меня угостили. — Шаотянь же говорил, что они вкусные, — Юй Вэньчжоу улыбнулся. — Шаотянь последний, кому я поверю, — отмахнулся Чжан Синьцзе, — он запивает овощи молочными коктейлями.. Е Сю фыркнул и пошевелился. А потом проговорил: — Принеси всем кофе. Пружина внутри Боюаня стремительно сжалась, и он подавил желание хорошенько треснуть Е Сю планшетом. И понадеялся, что на лице ничего такого не отразилось — хватит уже позориться перед тактиками. А потом он кое-что вспомнил. — Бог Юй, вы точно хотите кофе? — подозрительно поинтересовался Боюань. Насколько он помнил, капитан кофе не пил. — Может, чай? Некоторые совсем уже охренели. Мало того, что пытают некурящих людей, так еще и кофе заставляют пить. — Зеленый чай, пожалуй, — проговорил Юй Вэньчжоу, улыбаясь, и Боюань невольно улыбнулся в ответ. В последнее время его подозрительно часто переполняло счастье. Он сделал лицо посложнее и обернулся к Чжану Синьцзе и Сяо Шициню. — Мне тоже чай. Пятый ряд снизу, вторая кнопка справа, три порции сахара. — Я буду кофе, — покачал головой Сяо Шицинь. Боюань украдкой бросил свирепый, как он надеялся, взгляд на Е Сю, но тот пропал втуне. Е Сю смотрел в монитор. Боюань мрачно вышел за дверь, вгрызся в яблоко и зашагал по коридору, размышляя, как его все-таки угораздило, а? Ну, это ведь ненормально, умиляться вот этому всему, да? Когда Боюань наполнил стаканчики кофе и чаем, то вздохнул и завернул в столовую. Е Сю ничего не сказал, поэтому Боюань набрал обжигающе-горячего черного чая с травами — из настоящего фарфорового чайника, расплатился баллами, и водрузил все это на поднос. Когда он проходил мимо молчаливой компании за столиком, те проводили его любопытными взглядами, а потом раздался шепоток и смех. Боюань задумался, может, он испачкался, когда возился на складе? Но, уже выходя, расслышал “перед сборниками выслуживается, баллов-то кучу отваливают” и чуть не онемел от злости. В итоге, когда он вернулся в кабинет к Е Сю, то по-прежнему кипел. Что за несусветная глупость. Мрачно вручил картонные стаканчики с логотипом Славы, а чашку с чаем осторожно поставил на столе Е Сю. — Сразу видно, кто тут босс, — прокомментировал Сяо Шицинь, прихлебывая свой кофе, а Юй Вэньчжоу негромко рассмеялся. Боюань чувствовал, как пылают кончики ушей. Он смущенно проскользнул на “свое” рабочее место и уткнулся в планшет. На первом плане по-прежнему светилась принятая им от Е Сю задача: “Обеспечение и поддержка совещания”. Он вздохнул, покосился на тактиков — те обсуждали потенциальные достоинства новой мыши, разработанной специально под второй чемпионат, — и открыл другие задачи. Вообще индивидуальные задачи мало кто мог назначать. Например, Е Сю. Но с ним все было понятно, Боюань состоял в чате рабочей группы сборной, подчинялся Е Сю напрямую, а не руководителю группы волонтеров. Обычно же задачи сбрасывались волонтерам безадресно, их принимали те, кто был в данный момент свободен, если инициативы никто не проявлял, то она сама назначалась на любого свободного волонтера из списка, после чего такие задачи уходили из общего пула. У каждой задачи имелась своя стоимость в баллах. Та, что светилась в так и не принятых — и которую перехватила задача Е Сю по поддержке совещания, — была очень жирной. Кроме того, неприметный коэффициент говорил, что есть возможность заниматься такими задачами постоянно. Может, какие-то невыполнимые условия? Например, знать какой-нибудь редкий язык — русский, немецкий или итальянский? Но задача была от айтишников. Боюань прочитал описание и тихо порадовался, что благодаря Е Сю он оказался занят именно сейчас — пусть и таким дурацким делом, как “принеси-подай” четверым тактикам. Работы там было — застрелиться, и вся она была максимально далека от Славы. Повезло, в общем. Боюань моргнул и покосился на Е Сю. Нет, ну не мог же он знать, чего хотят айтишники. Или мог? Боюань снова уткнулся в планшет, размышляя, возможно ли так, что Е Сю предпринял что-то специально? Нет, вряд ли. Просто совпадение. Боюань вздохнул и посмотрел на Е Сю. Все четыре тактика сейчас сгрудились у свободного компьютера и яростно спорили. Е Сю стоял, опираясь рукой о крышку стола и склонив голову, в другой руке он держал чашку с чаем. Спортивные штаны чуть врезались между ягодиц, плотно обтягивая их и собравшись складкой, а Боюань мысленно расправил ткань. Картинка перед глазами встала такая яркая — собственные пальцы рядом с задницей, — что Боюаня кинуло в жар. Е Сю тем временем переступил с ноги на ногу, поправил штаны, а потом вдруг кивнул Чжану Синьцзе и со словами “Давайте попробуем”, двинулся к Боюаню. На какой-то момент показалось, что Е Сю знает, о чем тот думал несколько секунд назад, и из жара его бросило в холод. Он смотрел на приближение Е Сю почти с ужасом, никак не мог сосредоточиться, лишь отмечал, что сегодня Е Сю выбрит намного чище, что спортивные штаны чуть приспущены, что в карманах куртки угадываются очертания пачки карт. Что ему, мать твою, хочется сгрести Е Сю в охапку, прижаться головой к животу, уткнуться в грудь или сделать еще что-нибудь такое же тупое. Рукам стало зябко от прокатившейся волны мурашек. А Е Сю вдруг стащил с себя куртку и накинул Боюаню на плечи. — Сейчас займись той рекламой, оно срочное. Самый пиздец отложи в отдельную папку, я потом посмотрю. А потом повернулся и ушел к продолжающим тихо говорить тактикам. А Боюань, мелко дрожа, повернулся к своему монитору и замер, погрузившись в себя. Он впитывал сохранившееся тепло и запах, думая о том, что реклама подождет. Ему надо было вот так посидеть. Хотя бы немного. А то руки тряслись. Боюань всегда умел договариваться с собой. Он вдохнул раз, другой, и расслабился. Е Сю стоял к нему спиной, остальным богам тоже не должно было быть хорошо видно Боюаня, а значит, можно было закрыть глаза. Ненадолго: достаточно, чтобы позволить себе чуть больше, чем обычно. Боюань представил, как Е Сю наклоняется над ним. Как проводит руками по плечам поверх собственной куртки. В запахе сигарет, исходящем от ткани, в это верилось. Настолько, что Боюань начал улыбаться от радости. И только спустя несколько долгих секунд одернул сам себя. Да, это были фантазии. Радости они дарили не меньше. Тем более, что шансов на их воплощение в реальность не было. Он вздохнул и принялся за рекламу. Голоса отодвинулись на задний план. Он успел рассортировать большую часть мелочевки, когда Е Сю позвал: — Боюань. Е Сю и Боюань снова остались в кабинете одни. Светились два монитора. Е Сю рассматривал Боюаня, допивая свой кофе. А Боюань мрачно подумал, что вот у него и выработался рефлекс на голос Е Сю. Как в данже. Да ладно, там и выработался. — Да? — Боюань отправил рекламное предложение в нужную папку и обернулся вместе со стулом. — Малыш Сюй. Е Сю опустился в свое кресло, прихватил один из оставленных тактиками стаканчиков — в пепельнице снова не было места, — и подъехал поближе. Теперь он почти касался Боюаня плечом. И вот так Боюаню надо было работать. Боюань повернул голову, глядя на Е Сю в свете от монитора. Это он представлял себе многократно. C первого данжа и каждый раз, когда слышал “малыш Поток”. — Наша задача — быстро дать рекламному отделу те предложения, которые в принципе подходят. И согласовать график. Не более шести часов в неделю на игрока сборной, включая текстовые интервью и общение в промо-чатах, — Е Сю закурил и теперь покачивал сигаретой в пальцах, не отводя взгляда от экрана. Потом усмехнулся и добавил: — С учетом специфики игроков. Рекламные предложения казались бесконечными. Даже с учетом, что самые идиотские из них наверняка не добрались до Е Сю, осев у секретарей. Боюань промотал список вниз, концов и краев не нашел, и испуганно отмотал назад. — Серьезно? Это нужно сделать мне? То есть, — он покосился на Е Сю, — нам? — Угу, — Е Сю затянулся сигаретой с видом человека, который идет умирать за родину. Е Сю молчал, рассеянно глядя на монитор и добавил: — Вообще-то это не срочно. Боюань захотел ударить себя по голове клавиатурой.Или ударить Е Сю. — Бог Е, — начал он, — если это не срочно… — Но чем раньше мы это сделаем, тем быстрее от нас отвалят. Они, — Е Сю выдохнул дым, — просто, — в воздухе поплыло колечко, — от нас, — следом за ним поплыло еще одно, — отвалят. — И он одним резким движением затушил сигарету о дно стаканчика. Боюань моргнул. Потому моргнул еще раз. И медленно повернулся к монитору, стараясь держать лицо. На данный момент самым насущным вопросом был вопрос, как перестать мысленно орать от восторга и начать уже работать. А Е Сю быстро выдернул первое предложение, прокликал — тоже быстро, Боюань едва успел прочитать содержимое, — и заговорил: — Ты когда-нибудь играл в экономические стратегии? Боюань моргнул: — Давно. В детстве. — Тогда ты быстро поймешь. Принцип тот же. У тебя есть ресурсы — игроки, у каждого ресурса — свои свойства. Их надо с максимальной выгодой распределить по предложениям. То есть свойства твоих ресурсов должны максимально соответствовать предложениям. Одновременно нужно следить, чтобы вся рекламная активность была распределена между игроками относительно ровно. Как это работает, — Е Сю выдернул из левого верхнего угла новый файл и одним движением вбил имя: Чжоу Цзэкай. — Малыш Чжоу у нас — не самый большой мастер говорить. Боюань кивнул. “Не самый большой мастер говорить” — это преуменьшение века. — Поэтому, — продолжил Е Сю, — мы не будем ему ставить те активности, в которых надо много чесать языком. — Он начал быстро нумеровать строчки в файле. — При этом мы обязаны поставить ему хотя бы одно интервью. — Рядом с цифрой “один” появилась надпись “интервью”. Боюань снова кивнул. Пока все выглядело относительно просто. — Записывать интервью с малышом Чжоу непросто, поэтому ставь ему не меньше трех часов на запись. Поскольку наш лимит — шесть часов в неделю, то у нас остается еще три часа, которые надо распределить по другим предложениям. Это понятно? — Пока да. — Тогда поехали. Е Сю придвинулся еще ближе, недовольно осмотрелся, как ручки их кресел столкнулись, потом развернул к себе свой монитор, перетащил клавиатуру на край стола к Боюаню,и ухватил какое-то предложение из середины. Боюань покосился и последовал его примеру. Через некоторые время выяснилось, что простоту работы Боюань изрядно преувеличил. Потому что в голове надо было держать не только всю сборную и особенности каждого — “для Мучэн больше подойдет вот та спортивная хрень, а Юньсю пусть рекламирует бриллианты”, но и важность каждого спонсора — некоторые были титульными, расписание тренировок, равномерность разных видов рекламы, уместность! “Малыш Сюй, не надо ставить Вэньчжоу на рекламу табака, лучше объединить их с Мучэн”. А кроме этого помнить, что какая-то реклама состоит из сетов, и в ней должны сняться все игроки — в первую очередь это касалось рекламы самого чемпионата, — а потом ее будут монтировать… Через два часа голова настолько шла кругом, что хотелось просто залезть на люстру и покачаться. Е Сю выглядел как-то похоже. Еще через два часа у Боюаня открылось второе дыхание и философский взгляд на мир, в котором не было места волнению и панике. Если Боюань что-то делал не так, Е Сю поправлял, и дело, в общем-то, двигалось. А потом они дошли до рекламы презервативов. Боюань откашлялся. — Гондоны, — с умеренным интересом сказал Е Сю. — Да, — согласился Боюань, а потом спохватился. — В смысле, я хотел сказать — кого туда отрядим? — И не удержался. — С учетом специфики игроков. Е Сю вдруг посмотрел на Боюаня так, как будто впервые увидел, а потом весело ухмыльнулся. А потом резко свернул файлы, в которых они отмечали рекламные предложения, выдернул окно какого-то чата и что-то быстро набил. Боюань присмотрелся. Е Сю: Те, кто в завтрашнем тренировочном турнире займут последние пять мест, будут рекламировать презервативы. Проблемный дождь: Да ты совсем там уже охренел, даже не думай, что это сработает, я тебя сам урою, а ну пойдем выйдем, только попробуй отказаться. Ветреный дождь: Я не поняла, это утешительный приз или наказание? Танцующий дождь: Утешительный, конечно, наш лидер нас бережет. Безбрежное море: Девочки, не волнуйтесь, если что, я пойду с вами, чтобы охранять вашу честь. Ветреный дождь: Отвали, извращенец. Гаситель жизни: Я не рекламирую презервативы по этическим соображениям. Своксаар: Я уверен, все будет прилично, волноваться не о чем. Ослепительная сотня цветов: Прилично? Мы говорим о Е Сю. В его злом и черством сердце нет ни капли приличия и сострадания. Е Сю: Для тех, кто займет второе место, у меня есть специальное предложение. Ослепительная сотня цветов: ИДИ НАХУЙ Один осенний лист: Вы все это сейчас серьезно? Я против. Гаситель жизни: Сунь Сян, это работает не так. Скажи, что ты последователь свидетелей Иегова. Проблемный дождь: Свидетелей чего? Танцующий дождь: Последователь кого? Ветреный дождь: Он кто? Один осенний лист: А? Три удара: Да пох, я все равно выиграю. Ваккария: +1 Недвижимая скала: +1 Плачущий дьявол: + 1 Танцующий дождь: Что-то многовато желающих. Боитесь, что ли? Безбрежное море: Интересно, что круче, второе место с начала или втрое место с конца? Ослепительная сотня цветов: Ты тоже иди нахуй Своксаар: Не ругайтесь, кикну Е Сю: какой ты злой сегодня, Вэньчжоу Пронзающий облака: Хорошо. Проблемный дождь: Чжоу Цзэкай, тебе нравятся презервативы? Эй, не молчи, ты сейчас серьезно, может, они тебе настолько нравятся, что ты готов проиграть? Давай-давай-давай, ты проиграешь, да, да, да? Пронзающий облака: Иди на хуй Ваккария: Сунь Сян, отдай Цзэкаю его телефон Один осенний лист: Что сразу я? Гаситель жизни: А кто? Недвижимая скала: Через пятнадцать минут тренировка Танцующий дождь: Умеешь ты обломать кайф Недвижимая скала: Спасибо, обращайся, ты знаешь, где меня найти Ветреный дождь: Ты тоже извращенец Недвижимая скала: Ха-ха Е Сю: Через десять минут буду Ослепительная сотня цветов: Ждем — не дождемся. Когда Е Сю свернул окно чата, Боюань торопливо перевел взгляд на свой монитор. Кончики ушей пылали. Подглядывать нехорошо, но — Боюань кусал губы, стараясь не рассмеяться, — глянцевый образ богов немного потрескался. Нет, они по-прежнему вызывали трепет и восхищение, особенно Хуан Шаотянь, но на какой-то момент стали немного ближе и понятнее. Наверное впервые Боюань по-настоящему понял, что боги — такие же обычные люди, они точно так же флудят в чате, несут чепуху и валяют дурака как любые другие люди. Отличие было, наверное, в том, что боги умели делать много чего другого. — Закончишь? — Е Сю ухмылялся. — Кого на гондоны, скину позже. Боюань покосился на Е Сю. Нет, он действительно собирался вот так определить, кого куда ставить? Ответ Боюань знал заранее. Если Е Сю говорил, что данж можно пройти без хила, что члены гильдии сами ушли, что ему просто нужны были редкие материалы — он не обманывал. А потом Боюань вгляделся в лицо Е Сю внимательнее. Как будто на пару секунд графика резко улучшилась, позволяя заметить тени усталости. Боюань вспомнил, что вчера Е Сю заснул куда позже, чем он сам. И вряд ли ему дали поспать дольше, чем до утренней тренировки. — Вы допоздна, бог Е? — До тех пор, пока Чжан Синьцзе не пойдет спать, — уголки губ Е Сю изогнулись в легкой ухмылке. — А потом мы с малышом Чжоу и Шицинем немного погоняем по арене Одного осеннего листа. Наверное. — Возьми с собой чай, — сказал Боюань и прикусил кончик языка. Как будто Е Сю сам не мог разобраться. Но желание заботиться было иррациональным. И становилось больше с каждым часом, проведенным рядом, становясь все сильнее. — Хорошо. Добей таблицу, — Е Сю поднялся, пошарил по столу. Сунул в карман пачку сигарет и вышел. Боюань покрутил головой, разминая шею, подтянул под себя одну ногу — так было удобнее, придвинулся к монитору и принялся за дело. Он любил работать по ночам. Всегда выбирал себе, по возможности, ночные смены в гильдии. Посмотрев на дело их с Е Сю рук, Боюань поморщился. Можно было заполнить, как есть: но, как с хранилищем гильдии, найти потом что-то и работать с этим будет неудобно. Особенно, когда этот монстр разрастется. Боюань вздохнул, еще раз сунулся в рекламные предложения. В общий список, в пометки Е Сю. Потом нашел в столе блокнот и карандаш, и принялся чертить схему, а затем — кликнул на “создать новый документ”. Вторая реинкарнация таблицы рекламных активностей была больше в четыре раза. Боюань вписывал формулы, пока не заболели глаза, и только потом обнаружил, что в здании стоит глухая тишина, а часы в углу монитора показывают пять минут после полуночи. Боюань сполз в кресле, изучая таблицу взглядом, потыкал в ячейки. Подцепил тестовую, на пробу перетащил в неверную колонку — полоса, принадлежащая Су Мучэн, тут же стала красной. Добавил еще одну, выбрал вид рекламы, перетянул в правильную полосу, и в расписании бога Хуана сами насчитались часы и минуты. Вот теперь, наверное, можно было идти спать. Боюань прикрыл глаза. Шевелиться не хотелось вообще. Вместо этого он повернул голову, утыкаясь носом в воротник куртки Е Сю. Вдохнул запах, пытаясь представить себе, чем Е Сю сейчас занят. Планшет пискнул. На виджете высветилось: “покиньте рабочее помещение в течение десяти минут, чтобы не потерять набранные баллы”. Боюань тяжело вздохнул и поднялся. Ладно, он все равно устал и уже ничего не соображает. Сейчас доберется до кровати, залезет под теплое одеяло, а завтра уже доделает. Он от души потянулся, выключил компьютер и пошел из кабинета. Вот интересно, Е Сю не побоялся его тут одного оставить? Мало ли. Может, Боюань маньяк. Как только за ним захлопнулась дверь, виджет пискнул. “Вам начислен один балл за следование рекомендациям системы”. Боюань закатил глаза. Один балл, подумать только. Ну теперь-то он заживет. На нужном этаже приглушенный свет ламп делал обстановку зыбкой и нереальной, а тишине особенно слышно раздавались редкие звуки — то ли сплит-система переключала режимы, то ли электронные запирающие контуры на дверях жили своей жизнью. Когда Боюань проходил мимо уже ставшей знакомой комнаты отдыха, то увидел сидящую на диване фигуру. Человек что-то яростно набирал на телефоне, работая сразу двумя руками, сердито смахивал челку с глаз. На Боюаня он не обратил внимания, продолжая печатать, а сам Боюань даже не сразу понял, кого видит. Сердце пропустило удар, когда Чжан Цзялэ оказался позади. Как-то глупо было разворачиваться и здороваться, верно? Невольно вспомнился сегодняшний чат. Боюань все-таки развернулся и бросил взгляд назад. Лицо у Чжана Цзялэ было как он сам вспышки теней и света. Он хмурился, читая что-то, потом мягко улыбнулся и, поколебавшись, отложил телефон. Боюань свернул в коридор, и первое, что он увидел — это приоткрытую дверь в комнату Е Сю. В комнате было темно, и Боюань остановился у самой двери, прислушиваясь к царящей внутри тишине. Из комнаты едва заметно тянуло запахом обжитого жилья и сигарет, от мыслей, что Е Сю сейчас где-то там спит после утомительного дня, тянуло под ложечкой. Пугаясь собственной смелости, Боюань потянул за ручку и осторожно прикрыл дверь. Замок пискнул, моргнул зеленым, и Боюань пошел к себе. На душ сил не осталось, он даже разделся с трудом. И последнее, что сделал, это завел будильник.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования