Сто вопросов на скорость

Слэш
NC-17
В процессе
348
автор
afcleric соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 152 страницы, 16 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
348 Нравится 207 Отзывы 99 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Громкий стук вырвал из сна. Боюань какое-то время лежал, пытаясь сообразить, что это такое было и было ли вообще, как стук повторился. И Боюань осознал, что стучат в его дверь. Он проспал? Что-то случилось?! Путаясь в одеяле, он кубарем скатился с кровати и рывком распахнул дверь. Моргнул. В дверях стоял Е Сю. В одних спортивных штанах и с полотенцем на шее. Съехавшие под самую линию паха штаны сидели совсем низко, открывая мягкий низ живота, покрытый жесткой курчавой порослью, на округлых боках поблескивали редкие капли воды. Грудь у Е Сю оказалась усыпана родинками, одна оказалась прямо рядом с правым соском, в окружении редких темных волос. — Бог Е? — сонный мозг взрывался, и Боюань никак не мог сообразить — это ему снится такой реалистичный сон, или Е Сю и правда постучался к нему в — Боюань посмотрел на часы — в половине первого ночи в одних трусах? Е Сю смотрел с интересом. — Кто-то захлопнул дверь ко мне в комнату, — проговорил он и сделал шаг вперед. Боюань автоматически попятился. — И мне нужно где-то переночевать. Кто-то… Что? Мозг, наконец, проснулся, и Боюаня накрыло ужасное понимание. Он вспомнил едва прикрытую дверь, сонную тишину, текущую изнутри… — Какого черта ты бродил посреди ночи, бог Е? — выпалил Боюань, а потом понурился. Осознание накрывало его с головой — то есть Е Сю сейчас негде спать, он полуголый,в холодном коридоре. Накрыло чувством вины. — Малыш Сюй, — проговорил Е Сю, — и от его тона по спине побежали мурашки. — Это ты закрыл дверь в мою комнату? Боюань хотел провалиться от стыда до самой Австралии. Деваться было некуда. Боюань поморгал, пытаясь выстроить в сонной голове всю картину. Но почему Е Сю пошел в общий душ, в его комнате же была ванная? Карточка-пропуск наверняка осталась внутри, а дверь Боюань захлопнул — вышло ужасно неловко. — Я у тебя переночую, — Е Сю шагнул внутрь. Только сейчас Боюань догадался посторониться, пропуская его. Сонная одурь все никак не отпускала, и происходящее тоже казалось сном. Даже когда Боюань коснулся термоядерный химический запах мяты — геля для душа, — он все равно был смешан с сигаретным дымом, и это кружило голову. — Да, конечно… — Боюань пронаблюдал за тем, как Е Сю устраивается на облюбованной самим Боюанем половине кровати. Хлопнул глазами и понял, что вот оно, снова. Наглость Е Сю была более безграничной, чем любая вселенная, и даже когда Е Сю был прав — согласиться с этим становилось очень сложно. — И ты ложись, — Е Сю приподнялся, пошарил по карманам в поисках пачки сигарет и зажигалки, и закурил раньше, чем Боюань успел возмутиться. Тем более, что Боюань все равно не мог. Вместо этого он смотрел на Е Сю в своей постели и пытался убедить себя, что все нормально. Сердце бухало в висках и одновременно — в животе. Боюань сглотнул. Вдохнул, выдохнул и решительно двинулся к кровати, стараясь не акцентировать собственное внимание на том, что бледный свет от ночника в изголовье выхватывал Е Сю из темноты. На красивых руках, на пальцах, держащих сигарету, на светлой коже, на влажном плече и капле воды возле ключицы справа. — Бог Е, ты бы подвинулся, что ли, — Боюань вдохнул дым и решительно устроился на кровати рядом с Е Сю. Сон как рукой сняло. Если еще недавно он мечтал только о том, чтобы упасть обратно лицом в подушку и вырубиться, то сейчас Боюаня слегка потряхивало. То ли, потому что включилась вентиляция, то ли — от близости Е Сю. — Зато я не пинаюсь во сне, малыш Сюй, — Е Сю усмехнулся, и Боюань приподнялся на локте, рассматривая его лицо. Всего Е Сю. Влажные растрепанные черные пряди на подушке, и обветренные губы. Рисунок вен на внутренней стороне запястья, родинки на груди, мягкий живот, обтянутые тканью штанов расслабленные ноги. — Я тоже, — Боюань помолчал, чувствуя себя по-прежнему неловко. — Извини. Я думал, ты спишь и забыл закрыть дверь. “И простудишься от сквозняка”, — чуть не добавил он, но вовремя прикусил язык. — Я могу, — легко согласился Е Сю. — Но вообще-то у меня просто нет горячей воды. Он покосился на Боюаня. Оторвал у сигаретной пачки крышку и затушил сигарету от нее. Улыбка у Е Сю была лукавой, такой довольной, как будто Боюань не лишил его возможности полночи работать, делая пометки в файле. — Зато выспишься, — Боюань все-таки вытянулся рядом с Е Сю на животе. Подтолкнул к нему подушку, а сам сложил руки под головой. Его снова нещадно морило, несмотря на жар, распространяющийся по бедру вверх оттуда, где они с Е Сю соприкасались ногами. В голове крутилась бешеная карусель из склада, гильдейских хранилищ, рекламы, Одного осеннего листа, Мрачного лорда, чая и кофе, и поверх всего этого — ощущение Е Сю совсем рядом. Боюаню казалось, что у него всегда было это чувство. Появление Мрачного Лорда он и в “Славе” ощущал так, как чувствуют перемену ветра — заранее, до того, как мировой чат взрывался волной сообщений или Е Сю писал ему самому. А сейчас оно стало еще более острым, пронзительным, как будто Боюань настраивался на Е Сю всем собой, чувствовал каждый его вдох и выдох. — Если засну, — Е Сю заворочался, закинул руку за голову, под подушку. Отложил сигареты на подоконник, рядом пристроил оторванную крышку. Боюаня снова опалило желанием положить ладонь ему на грудь, провести пальцами от родинки к родинке, обвести сосок, потом скользнуть ниже, по ребрам, по мягкому животу, к поясу брюк. Боюань вздохнул. — Могу дать свой планшет. — А толку? — Е Сю повернул голову к нему и улыбнулся. — Хотя, там есть мини-игра. Видел? Какая игра? Боюань, кажется, не заметил такой иконки, и среди виджетов тоже не было ничего подобного. Хотя день пролетел так стремительно, что Боюань не заметил бы и ноутбука со “Славой” у себя под носом. Боюань свесился с кровати и нашарил планшет, протянул Е Сю. И, шалея от собственной наглости, придвинулся так, чтобы было удобно смотреть: практически улегся щекой Е Сю на плечо. Е Сю смахнул в сторону все насыпавшиеся Боюаню извещения, быстро ткнулся в какое-то меню и на экране действительно развернулась мини-игра. Тут была карта, подозрительно смахивающая на ту, что Боюань видел днем — территории комплекса сборной, — и задания, и замки, и три персонажа-класса на выбор. Мечник с длинным “хвостом”, боевой маг и стрелок. Разница между классами была минимальной, потому что в основном задания предлагались в духе маджонга на скорость, пазлов, поиска предметов — и за каждое можно было получить один кристалл. Иногда — два. Они же падали с мелких стилизованных мобов. Но по карте персонажи двигались по-разному и бонусы тоже отличались. — Вот, — пока Боюань рассматривал руки Е Сю, чувствуя под щекой теплое плечо и пытаясь не выключиться — и не охуеть окончательно, не облапить, не прижаться ближе, сам Е Сю уже бодро тыкал в игру. — Смотри, малыш Сюй, что я тебе достал, и цени. Самой редкой наградой были карточки с божественными аккаунтами. Ну, конечно. Е Сю наверняка знал, как с максимальным шансом добыть из розовых мобов и грибов вокруг первого замка карту Мрачного Лорда. Надо было что-то сказать. Но Боюань мог только смотреть — на экран, на руки, на то, как Е Сю дышит. Вдыхать его запах, греться, пытаясь — жадно-жадно, — запомнить это ощущение навсегда, вобрать в себя. — Да ты уже спишь, — Е Сю повернул голову и положил планшет на живот. Потянулся за сигаретами, а Боюань быстро опустил ресницы. Иначе пришлось бы отодвигаться. А так он слушал, как Е Сю чиркает зажигалкой, как длинно затягивается и выдыхает дым, как снова поднимает планшет. Одеяло сбилось где-то у них под ногами, но было не холодно. Было хорошо. Так, что Боюань сам не заметил, как уснул — в облаке дыма и тихих звуках игры и дыхания Е Сю, у него на плече. Просыпаться от мысли, что проспал, не было любимым вариантом пробуждения у Боюаня. Иногда, особенно если он очень уставал, Боюаня буквально подбрасывало утром. Так, как сейчас. Он вздрогнул и открыл глаза. Ноги затекли и ныли, носоглотку забил табачный привкус, Боюань откровенно замерз. Но все это имело минимальный приоритет по сравнению с тем, что Е Сю спал рядом. И улыбался во сне. Глядя на эту улыбку, Боюань отчетливо, ясно — как будто не проснулся только что, или проспал часов двенадцать, — осознал: он будет любить Е Сю всегда. За лукаво изогнутые губы, за искренний интерес — даже во сне читающийся на его лице, за тепло и нахальство в чертах. — Малыш Сюй, вот ты во сне пинаешься, — и за это тоже. — А еще это моя кровать, бог Е, — Боюань ткнул в планшет, который Е Сю сунул в изголовье кровати. Планшет не реагировал, полностью разрядившись за ночь. Пришлось лезть за телефоном. Оказывается, они проснулись рано. Может, у Е Сю тоже затекли ноги? Или непривычно было спать рядом с кем-то? Боюань чувствовал себя странно, сквозь сон ощущая идущее от Е Сю тепло, но ему скорее понравилось. — Доступ к моей кровати, планшету, смене одежды и сигаретам кто-то заблокировал, — Е Сю вздохнул и потянулся всем телом, упираясь руками за головой. Боюань забыл, что хотел ответить. Даже что ему стыдно — и то забыл, потому что не мог не смотреть, как Е Сю выгибается в спине, как прорисовываются неожиданно сильные мышцы на руках. Как проступает мягкая тень складки на боку, сдвигается ниже пояс брюк, почти полностью открывая низ живота. А Е Сю вздохнул и сел, глядя на Боюаня сонно. Потер глаза. Боюаню хотелось сгрести его. Уронить обратно на кровать, подмять под себя. Трогать, целовать, гладить — всего. Прижаться всем телом, зарыться пальцами в торчащие вверх черные пряди, провести языком по губам, заглянуть в ошарашенные темные глаза. — Спишь наяву, малыш Сюй? — Е Сю щелкнул зажигалкой, и наваждение не то чтобы развеялось. Улеглось в копилку желаний Боюаня. Их там было много и все они были связаны с Е Сю. — А? — Боюань встрепенулся, тоже садясь и глубже зарываясь в одеяло. Вряд ли бог Е никогда не видел утреннего стояка, но это был не повод. — Говорю, и мой пропуск тоже закрыт в комнате. Так что я еще и без завтрака остался, — Е Сю глубоко затянулся, выпустил дым и лукаво посмотрел на Боюаня. Которого снова обожгло стыдом. — Я схожу в столовую, возьму на двоих. — Вот так бы с самого начала. Кстати, я достал тебе еще две карты, — Е Сю кивнул на планшет. Боюань очень тяжело вздохнул и потянулся за зарядным устройством. Во избежание искушения дать планшетом Е Сю по голове. — Спасибо, бог Е. — Он помолчал, а потом все-таки не выдержал. Было ужасно любопытно. — Как тренировка? — Хорошо, — Е Сю покивал. — Все большие молодцы, очень старались. В Боюане некоторое время боролись смущение и любопытство, но в итоге победило любопытство. Да и сколько можно переживать о том, что он нарушает дистанцию, если они спали в одной постели? — И кто из них отправится на гондоны? Е Сю глубоко затянулся, размышляя. — Последние пять мест заняли Фан Жуй, Вэньчжоу, Цзялэ, Шаотянь и Юньсю. Боюань заподозрил неладное. Если бы его спросили, кого из игроков отправить на эту рекламу, он бы разве что поколебался между Юньсю и Мучэн. — Надо же, какое совпадение, — пробормотал он. — Я только не понял, почему Юньсю, а не Мучэн, у нее к тому же аккаунт женский. — Я бросил монетку, — сказал Е Сю и немного поерзал. — Понятно… В смысле?! — вскинулся Боюань. — Они специально проиграли? — Эти проиграют, как же, — проворчал Е Сю. — Просто схема тренировки была такая, что проиграли бы именно они. — Бог Е, — Боюань смотрел на Е Сю, невозмутимо зарывшегося в подушки. — Тебе не кажется, что это не совсем честно? — Неа, — лицо у Е Сю было довольное. — Все было честно, честнее не бывает. Один на один, можно сказать. Я один и команда одна. Я назвал тех, кто должен проиграть, потом объявил регламент тренировки и способ начисления баллов. И дал час на продумывание стратегии, как избежать предсказанного мною результата. Если бы хотя бы кто-то один не вписался, то я бы проиграл. Боюань долго переваривал услышанное. — Ты ужасен, — резюмировал он. Нет, и все-таки, как можно предсказать итог, если все игроки нацелены на то, чтобы сломать план. Разве это возможно? Подождите. Минуточку. — Ты что, играл против всех один?! — Ага, — Е Сю сонно посмотрел из-под ресниц, и сердце Боюаня сделало кувырок. — Мрачным лордом. — Ты пиздец, — простонал он. — Знаю, знаю, — довольно ответил Е Сю, а Боюань начал выкарабкиваться из кровати. Иначе он прямо сейчас, сию секунду сотворит какую-нибудь хуйню. С появлением Е Сю в его жизни — реального, настоящего — поводов для дрочки появилось столько, что Боюань сгорал от стыда. Но дрочил столько, сколько, кажется, не дрочил даже в подростковом возрасте. Боюань достал из выданной стопки волонтерских футболок свежую, полез за трусами в сумку, и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Е Сю занимает все свободное пространство на кровати и зарывается в одеяло. — Я еще посплю? Голос у него был снова сонный. Боюань вспомнил разряженный за ночь планшет и вместо злости ощутил накатывающее умиление. Ничего хорошего в том, чтобы не спать ни днем, ни ночью, не было, но Боюаню хотелось — да много чего. В том числе, вещей, которым явно было не суждено случиться в реальности. А больше всего тянуло сесть обратно на край кровати, а потом обнять поверх одеяла и снова завалиться под бок, в сонное тепло. Нежность, которую Боюань чувствовал, глядя на Е Сю, была тоже новой. Может быть, еще более, чем почти постоянное возбуждение. Она накрывала Боюаня неконтролируемо, заставляя думать о невозможных глупостях, делала желание заботиться еще более сильным и острым. — Конечно, поспи, — Боюань снова перевел телефон на беззвучный режим и натянул штаны. Прогулка к душевым помогла привести мысли в относительный порядок. Боюань стоял под прохладной водой, закрыв глаза, и все никак не мог заставить себя пошевелиться, начать намыливаться. Вместо этого он перебирал ощущения. Боюань знал, что через пару недель он будет помнить, что проснулся рядом с Е Сю, но восстановить в памяти так же ярко тепло его тела, ровное дыхание, собственные холодные ноги и нос, табачный привкус на языке — будет очень сложно. Хотелось погрузиться с головой в каждую деталь, мелочь, так, чтобы они не просто стали воспоминанием, а побыли с Боюанем подольше. Укладывая челку перед зеркалом, Боюань скептически смотрел на себя. Ярко-голубая футболка с логотипом сборной и надписью “волонтер” в бледном свете душевых превращала Боюаня в недоспавшего зомби, но чай с чем-нибудь сладким должен был все исправить. И сменить мрачное восприятие действительности на какое-нибудь другое, отогнав мысли о том, что вот так все и будет — Боюань будет смотреть на Е Сю. Может, касаться при случае. Но не больше. От выданной автоматом шоколадной вафли Боюань откусил сразу половину и поморщился. Зеленый чай и чернику он любил по отдельности и не в “кит-кате”. Но других, кажется, не было. Взяв вторую порцию для Е Сю, Боюань зашагал обратно к комнатам, прикидывая по пути, что нужно сделать сейчас — вызвать разблокировщика со своего планшета, а потом продолжить с инвентаризацией. Или с таблицей? Надо было посмотреть задачи, поставленные Е Сю за ночь. Но когда он вернулся, дверь в комнату Е Сю была открыта. Боюань моргнул, прогоняя ощущение дежавю — и осторожно сунулся внутрь. Полуодетый Е Сю, зависнув над столом, что-то изучал, а Боюань намертво залип на мягких ягодицах, придавленных резинкой торчащих из-под штанов трусов. На голую спину, живот и плечи он старался не смотреть. Боюань глубоко вздохнул. Е Сю резко обернулся, с интересом посмотрел на стаканчик в руке. — О, чай. Хорошая идея. — Ну и с чего ты взял, бог Е, что это тебе? Е Сю жалобно моргнул, и Боюань понял: вот он, полный и окончательный пиздец, потому что ненавидел он себя в этот момент невероятно. А Е Сю хотелось взять в охапку, завернуть в одеяло и выдать ему целый мир и луну в придачу. Возможно, Боюань просто спятил. Он тяжело вздохнул: — Не смотри на меня так. Это действительно тебе. И вспомнил про дверь. Будет смешно, если на самом деле она не была заблокирована. Он помялся, не решаясь спросить, а Е Сю ответил, забирая стакан: — Техник пришел с самого утра. — Ты подавал заявку? — Ага, еще ночью. — Е Сю зевнул так душераздирающе, что Боюань нахмурился. Но выговаривать не решился. Как бы так сформулировать… — Собираешься еще немного поспать? — как можно более равнодушно поинтересовался Боюань, а Е Сю посмотрел сначала удивленно, а потом так понимающе, что уши у Боюаня запылали от смущения. Блин. Телепатию надо официально запретить. — Спасибо за заботу, — усмехнулся Е Сю, и Боюань окончательно смутился. — Я просто так спросил, — проворчал он. Уши горели все сильнее. — Не умеешь ты врать, — засмеялся Е Сю, снова уткнулся в планшет на столе, а Боюань чувствовал себя дураком. — Ладно, я пошел, — сказал в итоге он и направился к выходу. — Угу, — рассеянно ответил Е Сю, что-то листая на экране. Хмурясь, почесал голый живот и подтянул штаны. Боюань еще раз оглянулся и тихонько прикрыл дверь. Завалить на кровать и целовать выступающий животик. Мять его двумя ладонями, растирать кожу горячо. Или нет, наклонить к столу и пусть пялится в свой планшет. А потом стянуть штаны — немного, и долго-долго массировать мягкие широкие ягодицы. Или лучше сразу раздвинуть их… Бляяяяядь. Боюань понял, что сейчас кончит прямо посреди коридора. Но и остановиться не мог. Он залетел в свою комнату, захлопнул дверь, запирая, содрал с себя штаны и завалился спиной на кровать, жмурясь и обхватывая влажный от смазки член. ...да, лучше сразу раздвинуть их, и тогда будут видны темные складки в обрамлении черных волосков, уходящих вниз, к свисающей мошонке — тоже большой и мягкой. Боюань начал дрочить. ...Е Сю наверняка будет больно, поэтому никакого члена, но можно потереться головкой о расщелину, увлажнить ее смазкой, и потом надавить средним пальцем… Боюань заметался по кровати, кончая, забрызгивая живот спермой и сводя бедра. Обмяк, дрожа, закрыл глаза и выдохнул. Господи, это было хорошо. Но как смотреть теперь в глаза Е Сю. Хорошо, что Е Сю — это Е Сю, и всегда находит способ спустить с небес на землю. Но в последнее время этот прием стал давать сбои. Привести себя в порядок было проще, чем снова собраться с мыслями. Боюань вздохнул, засовывая ком влажных салфеток в мусорное ведро. В последнее время они уходили просто пачками. Боюань злился. Привычка отдавать себе отчет в собственных желаниях нисколько не помогала, потому что теперь, стоило обратиться за помощью к здравому смыслу, как перед глазами почти видимо выскакивала табличка “задание невыполнимо: не соответствует вашему уровню”. С другой стороны, и жаловаться Боюаню было не на что: сейчас он был куда ближе к Е Сю, чем когда-либо мог представить даже в самых смелых мечтах. Мог разговаривать с ним, — нет, погодите, он это и на десятом сервере мог, — но все равно в реальности было лучше. Даже вот — спать рядом. Совсем близко. Касаться тоже, хотя Е Сю, насколько Боюань успел заметить, слишком тактильным не был и сам никого лишний раз не трогал. Планшет ожил, выводя на экран сразу несколько сообщений. Боюань ткнул в свои задачи, разворачивая их поверх всего остального: напоминания от системы, что за своевременный завтрак он получит дополнительные баллы, а за вчерашний день ему досчитали еще сколько-то; чатов и общих волонтерских поручений. Самой срочной задачей было заполнить таблицу до конца и сдать ее рекламному отделу со всеми необходимыми пояснениями. Боюань поколебался: он бы, конечно, не отказался показать график активностей про-игроков сперва Е Сю, а потом уже нести ее рекламщикам, но тот собирался поспать. И, видимо, считал, что Боюань справится. Это было очень в духе Е Сю — но сейчас они были не в данже. Боюань потыкал в планшет, задумчиво таская туда-сюда окно с задачей. А потом вздохнул и закрыл за собой дверь в комнату, вспоминая, в какой стороне столовая. Слегка насмешливый голос Е Сю Боюаню даже представлять было не нужно, он и так знал, что тот скажет — “А какая разница?” И Боюань не мог найти ни одного контраргумента. Как каждый раз. Свободных мест в столовой почти не было — только кресла-мешки, под пристальным взглядом плюшевого Мрачного лорда, который как-то накренился вбок. Боюань присмотрелся и заметил валяющийся рядом с ним бумажный самолетик, свернутый из буклета. Стало смешно, но игрушку Боюань все-таки посадил ровнее прежде, чем положить планшет и папку и пойти к раздаче. Баоцзы остались только с креветками, но их Боюань любил. Устроившись в кресле, Боюань вытянул ноги и ткнул в планшете на иконку новостей. Перебирая заголовки, Боюань открывал те, что о Славе и предстоящем чемпионате мира. Очередной клик вынес его на статью, в которой говорилось о вреде видеоигр. Приводилась статистика по ухудшению здоровья тех, кто увлекался видеоиграми — в частности, проблемах с сосудами, сердцем, зрением, отдельной строкой был указан риск возникновения инсульта и еще одной — неприятности с опорно-двигательными аппаратами. Для тех, кому не исполнилось восемнадцати, приводилась статистика по школьной успеваемости. По которой дети, занимающиеся видеоиграми, учились на 30% хуже, чем те, кто ими не увлекался. Заканчивалась статья оптимистичным напоминанием, что когда-то были времена, когда за видеоигры снижали рейтинг. И что было бы неплохо вернуться к этой практике. А то, что Китай один из лидеров международного киберспорта — так надо же проявлять хоть какую-то разборчивость. А то вдруг если объявят чемпионат мира по проституции и порнографии, Китай тоже побежит вкладывать народные деньги в отечественный порно-бизнес? Боюань сердито вздохнул. От каждой такой статьи у него полыхало до небес, можно было согреть и осветить всю Поднебесную, но он сжимал зубы и старался не ввязываться в срачи. Изменчивая весна как-то пояснил пышущему негодованием Боюаню, что видеоигры тут ни при чем, это политика, не лезь. Боюань и не лез, но злился невероятно. Он мрачно дожевал баоцзы, запивая сладким чаем, поднял было голову, чтобы осмотреться — и тут получил в грудь целый водопад горячего, одуряюще пахнущего кофе. — Ох! — симпатичная девушка смотрела так испуганно, прижимая к животу поднос, что Боюань забеспокоился. — Простите, старший, я споткнулась. Она чуть не плакала. Боюань перевел взгляд вниз — Мрачный лорд сидел, коварно вытянув плюшевый зонт, и полностью оправдывал свою репутацию. Кофе явно был горячий, но Боюаню, похоже, повезло — плотная футболка защитила грудь. Неприятно, конечно, но ситуация настолько дурацкая и настолько в духе Мрачного лорда, что он невольно рассмеялся. — Все в порядке. Я переоденусь, — и покачал головой. — Ох уж этот Мрачный лорд, вечно от него проблемы. — Вы не успеете, старший, — замотала головой девушка. — Вы ведь в нашей группе? Занятия начнутся совсем скоро, а это надо бежать в общежитие? — Разве? — удивился Боюань, открывая планшет. — Нет, мне сегодня не нужно, а идти мне недалеко. Но спасибо. Девушка все еще казалась испуганной, но перевела дух и робко улыбнулась. Симпатичная — Боюань невольно улыбнулся в ответ и поднялся. — Если хотите, старший, можете записать мой контакт, — предложила девушка, протягивая браслет. Контакт пискнул, добавляясь в гаджет Боюаня, и девушка, еще раз извинившись, отошла к группе своих подруг. Те провожали Боюаня заинтересованными взглядами и о чем-то шушукались. От такого внимания было немного неловко и непривычно. Вопреки расхожим шуточкам, девушек в Синем дожде хватало, и у Боюаня не было проблем в общении, но сейчас кончики ушей горели от смущения и от такого пристального внимания. Он поднялся к себе, мысленно перебирая таблицу с рекламными контрактами. Е Сю сбросил еще пачку предложений, и как минимум половину придется втиснуть в уже согласованный график. Вот же геморрой. Правда, Е Сю дал добро подключать к этому делу даже тех игроков, которые не были в сборной, но на такие меры Боюань был готов идти в самом крайнем случае. Он как раз стаскивал футболку, насквозь пропахшую кофе, как в дверь раздался стук. Резкий, уверенный, звонкий. Не Е Сю — тот бы просто зашел. Боюань сделал два шага и замер, безмолвно пялясь на привалившегося к косяку Чжана Цзялэ. Чжан Цзялэ смотрел остро и недобро, накручивая на указательный палец прядь из хвоста.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования