Скидки

Сто вопросов на скорость

Слэш
NC-17
В процессе
343
автор
afcleric соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 152 страницы, 16 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
343 Нравится 199 Отзывы 99 В сборник Скачать

Часть 15

Настройки текста
*** За пятнадцать минут до назначенного времени Боюань встал, одернул футболку, пригладил волосы, сунул рабочий планшет под мышку и решительно отправился на третий этаж — заслушивания решили проводить в небольшом, но удобном конференц-зале. Перед дверью он помялся, глубоко вздохнул и толкнул створку. Ну и накурено. Боюань вошел внутрь, поздоровался — правда, из-за клубов дыма и из-за того, что солнце было прямо в окно, он никого не мог толком разглядеть. Осуждающе посмотрев на Е Сю и одного из безопасников, Боюань включил кондиционер на режим вытяжки, подошел к окну и опустил жалюзи. — Что вы тут устроили, — проворчал он и еще раз строго посмотрел на Е Сю. — Дышать нечем. — Я тут главный, — пробурчал тот в ответ. — Задница твоя главная, — огрызнулся Боюань и наконец-то нормально огляделся. За полукруглым столом, помимо Е Сю и безопасника, сидело еще трое — две женщины и мужчина. Места были — сосчитал Боюань кресла — еще для пятерых максимум. — Вы можете присесть сюда, — указала ему место перед собой одна из женщин. Черные гладкие волосы были завязаны в аккуратный узел на затылке, из которого не выбивалось ни одной волосинки, узкие тонкие губы были едва тронуты помадой, а глаза смотрели вежливо и при этом прохладно. Боюань сглотнул — опа, сама глава Комитета? Может, надо было футболку в штаны заправить? Блядь, да какая футболка. Ну пиздец. Дверь открылась, зашла старшая Лю, а вместе с ней — ну блядь же — Чжоу Цзэкай и Сунь Сян. В ответ на виноватый кивок Боюаня Чжоу Цзэкай только улыбнулся и кивнул. Сунь Сян очевидно был не в духе, кинул свое обычное “Привет” Боюаню, вежливое “здравствуйте” остальным присутствующим и небрежно развалился в ближайшем кресле. Цзэкай сел рядом и съехал в кресле поглубже. — Что ж, — негромко заговорила госпожа председатель Комитета, — все в сборе, не будем тянуть. Руководитель Тан, напомните, пожалуйста, ситуацию, и мы выслушаем временного заместителя Сюй. Боюань только через некоторое время сообразил, что временный заместитель Сюй — это, вообще-то, он,— и расправил плечи. Руководителем Тан оказалась вторая женщина — она щелкнула пультом, и на экране под потолком вспыхнуло изображение. Боюань узнал снимок — скорее всего, с мобильной камеры, — планшета. На экране планшета светилось расписание — Боюань присмотрелся, и руководитель Лю, словно почувствовав его любопытство, приблизила изображение. Все верно. Это была оболочка его планшета. И одно из старых расписаний занятости членов сборной. Экран стоял на нескольких именах — Чжоу Цзэкае, Чжане Цзялэ и Тан Хао. Больше там ничего не было видно, так как расписание являлось частью всплывающего уведомления, которое подгружалось поверх экрана заставки, если срабатывал таймер задачи. В памяти что-то забрезжило. Планшет еще старый. Если это — слив информации, и им воспользовались, то нападение произошло давно. Потому что все расписания тысячу раз менялись, и тот же Цзэкай вообще сейчас не ходит на пробежки, у него пошли, в основном, силовые упражнения. Не говоря уже о том, что внутренняя оболочка там старая, она сильно отличается от того, с чем Боюань работает сейчас. Когда и где он мог оставить планшет, когда и где? Да еще и включенный. У руководителя Тан оказался, мягкий, очень приятный и хорошо поставленный голос. Она заговорила. — Из-за того, что временный заместитель Сюй оставил личный планшет без присмотра и позволил третьим лицам скопировать часть информации, эти действия повлекли за собой угрозу жизни и здоровья членов сборной. Один из волонтеров сфотографировал экран на мобильный телефон, в дальнейшем перепродал эту информацию злоумышленнику. Хотелось бы выслушать, почему возникла такая ситуация, возможно, были какие-то чрезвычайные обстоятельства? А также нужно принять решение о наказании. — Сюй Боюань, — заговорила госпожа председатель Комитета, — расскажите, пожалуйста, в какой ситуации вы оставили рабочий планшет. Боюань чувствовал себя так, как будто его поставили на площадь и секут. Очевидно, что Боюань об этом не помнит, очевидно, что ему нечего объяснять. Но, видимо, программа “возим мордой об стол” должна быть исполнена от начала до конца. Возможно, этих людей уволят, если они не поиздеваются над Боюанем? В переговорной воцарилась тишина. Боюань откашлялся. — Судя по внешнему виду снимка, это мой старый планшет. Фон… — Боюань присмотрелся, и руководитель Тан приблизила изображение еще немного, — ну, судя по фону, это какая-то аудитория. Вроде стол… Или тумба, может. И у меня нет никаких оправданий, — честно сказал он. — Это действительно мой планшет, и я узнаю это расписание. Я его сам составлял. — А что вы вообще там делали, в этой аудитории? — вмешался молчавший до этого мужчина, и Боюань пожал плечами. — Вероятнее всего, учился. Я сюда прибыл как волонтер. — Понятно, — члены комиссии переглянулись, а госпожа председатель покрутила в тонких подвижных пальцах простую полупрозрачную ручку. Боюань задумался — скорее всего, она тоже играла в Славу. Он был почти уверен. Даже стало интересно, каким классом. — То есть вы одновременно обучались как волонтер и выполняли обязанности заместителя бога Е? Могло ли так получиться, что нагрузка оказалась слишком велика, и из-за этого вы проявили невнимательность? Боюань хотел было сказать, что тогда он не был никаким заместителем Е Сю, и вообще он этого не просил и не хотел, но решил, что это уже детали. В концов концов, чуть позже он стал им, так ведь? Боюань вдруг с изумлением понял, что совершенно перестал волноваться. Те ужасы, которые он рисовал себе, случились. Он в большой куче говна. И Е Сю чуть туда же не затянул. Переживать нечего. Облажался — отвечай. Этот принцип Боюань усвоил давным-давно. — Нет, — покачал он головой. — Тогда нагрузка у меня была довольно щадящая. Это была моя невнимательность. Признаю свою вину. — Вы ведь понимаете, что нападение не завершилось успехом только потому что бог Сунь Сян вовремя появился и вмешался? — чуть наклонившись, снова заговорил мужчина. — Да, я осознаю это, — согласился Боюань. Сунь Сян гневно завозился, выпрямляясь, но Цзэкай только положил руку ему на колено, и Сунь Сян успокоился. — Хорошо, — заключила госпожа председатель. — Мы уже обсудили, разумеется, данную ситуацию, и предлагаем следующее. Огласку дело не получит. Вы отправитесь домой. Ваше место займет более компетентный сотрудник. Мы сейчас не заинтересованы в скандалах вокруг сборной. — озабоченно добавила госпожа председатель. Боюань тоже! Боюань тоже не был заинтересован. Вообще-то это был компромисс. И неплохой. Нарушение политики безопасности было достаточным основанием, чтобы занизить социальный рейтинг вдвое, а то и втрое, еще и родителям достанется, как семье неблагонадежного, не говоря уже о “черной” записи в базах данных, после которой Боюань вряд ли найдет себе нормальную работу. А Синий дождь ему тем более не светит. Сунь Сян снова заерзал. — Я не согласен, — проговорил вдруг Е Сю, и Боюань нахмурился. Чего совершенно точно не хотелось, так это того, чтобы Е Сю терял лицо, пытаясь переспорить очевидные факты. — Да, я понимаю, — у госпожи председателя был такой вид, как будто у нее разболелись зубы. — Вы не собираетесь давать члена своей команды в обиду. Бог Е, давайте сократим наш спор. Считайте, что я приняла во внимание ваши аргументы, и они меня не убедили. Е Сю кивнул и закурил. Задумчиво стряхнул пепел в маленькую пепельницу по правую руку и спросил: — Что именно вы собираетесь написать в отводе? Что нарушил Боюань? Госпожа председатель перевела взгляд на руководителя Тан, и та включила свой планшет. — Нарушение должностной инструкции в части раздела по требованиям конфиденциальности, подразумевающей ответственность за все событие, которое повлек проступок. — Должностная инструкция Боюаня на тот момент не включала такой раздел, — перебил Е Сю. Руководитель Тан нахмурилась: — Лидер, это хорошая попытка, но есть такое понятие, как фактическое принятие на себя обязанностей. Которые подразумевают принятие ответственности. Госпожа председатель неторопливо и бесшумно постукивала ручкой по блокноту перед собой. Е Сю кивнул и спокойно сказал: — Боюань на тот момент понятия не имел, что исполняет обязанности моего заместителя. Ручка госпожи председатель на миг замерла, а потом снова начала свое движение. Откуда-то со стороны Цзэкая раздалось тихое фырканье. — Можно объяснить, как это возможно? — нахмурилась руководитель Тан. — Я ему не сказал, — безмятежно сообщил Е Сю. Теперь на него смотрели все. Сунь Сян с видом человека, мечтающего надрать Е Сю задницу, Цзэкай с мягкой укоризной, члены комиссии — с изумлением пополам с недоверием, а Боюань чувствовал, как начинает закипать от гнева. Этот мудак что, с первых дней планировал запрячь Боюаня в эту телегу?! Вот же пидорас. — Вы, лидер, — медленно проговорила руководитель Тан, — выдали неограниченные полномочия человеку, который понятия не имел об ответственности, которую они подразумевают? — Очень сложно найти хорошие кадры, — сокрушенно вздохнул Е Сю. — А мы с Сюй Боюанем — старые товарищи. И я точно знаю, что он сбежал бы через окно, если бы я ему вот так сразу сделал предложение. Боюань его убьет. А потом сам убьется от стыда и ужаса. И этот человек — лидер сборной Китая по Славе. Боюань затолкал совершенно неуместные гордость и умиление поглубже. — Старые товарищи, — нахмурилась госпожа председатель. — Ты ничего не говорил. — Сейчас говорю. Е Сю был непоколебим и невозмутим. — Тем не менее, — руководитель Тан сдаваться не собиралась. И, судя по короткому взгляду, который бросила на нее госпожа председатель, — не она одна. — Тем не менее, он должен был знать о правилах безопасности. — Я ему не давал новую инструкцию, — Е Сю все еще был непоколебим. — Но почему? — в голосе руководителя Тан мелькнула нотка отчаяния. Боюань ей от души посочувствовал. С другой стороны — пусть привыкает, Е Сю-то никуда не денется. — Я же сказал, — Е Сю смотрел на нее с некоторым презрением. — Чтобы не спугнуть. Это очень ценный кадр. Боюань прикрыл лицо ладонью. — Чтобы не спугнуть, — повторила руководитель Тан. Судя по всему, она была близка к тому, чтобы схватить Е Сю и бить его головой об стену. Какое знакомое чувство. — Неограниченные полномочия, о важности которых вы не сказали, чтобы не спугнуть. — Ага, — подтвердил Е Сю. — Так что если чья это вина, так это моя. Я готов положить заявление об отставке на стол прямо сейчас. — Нет, — отрезала госпожа председатель. — Но почему? — нахмурился Е Сю. — Вы сами сказали — действия повлекли угрозу жизни и здоровья. Я не рассказал Сюй Боюаню и не проинструктировал его должным образом. Значит, я тоже должен уйти. — Правильно, — оживился вдруг Сунь Сян, — гоните его в шею. Госпожа председатель не моргнула глазом, и Боюань ее зауважал. — Нет, — повторила она, — у лидера сборной особые обстоятельства. — У Боюаня тоже особые обстоятельства, — опять перебил Е Сю. — Например? — Например, на следующий день после этого происшествия он заменил расписание. — Почему? — поинтересовался мужчина. — Потому что он прирожденный менеджер сборной и очень ответственный человек, — праведно сообщил Е Сю. Боюань вспомнил. Он, блядь, вспомнил, когда это было. Какого хрена, да он только пару дней как появился, Е Сю, у тебя есть хоть немного совести?! — Потому что перед этим я разговаривал с безопасностью, и мне сказали, что все маршруты надо регулярно менять, — холодно сказал он, мечтая перед увольнением оторвать кое-кому голову. — И вы самонадеянно решили, что пора поменять? — уточнил мужчина. Госпожа председатель и руководитель Тан молчали. — Да, — Боюань пожал плечами, — поэтому я изменил расписание и маршрут, последний раз его меняли неделю назад. — Наша вина, — подал голос безопасник. — Это, — проговорила госпожа председатель, — очень хорошо, что вы уже тогда взяли на себя эту нагрузку. — Никакой нагрузки не было, я все равно тогда занимался написанием рекламных мероприятий. — И когда вступили в силу изменения? — Сразу же. — Тогда почему на Чжоу Цзэкая напали именно в то время и в том месте, что указано в похищенном расписании? — Я забыл, — безмятежно подал голос Чжоу Цзэкай. — Как? — Привык, — пояснил он. Когда стало ясно, что говорить он больше ничего не будет, руководитель Тан потерла двумя пальцами переносицу. — Давайте подытожим, — сказала она голосом нормального человека, попавшего в блядский цирк. — Сюй Боюань бросил планшет, на котором не стояло дополнительно защиты, но сразу после этого заменил расписание. Чжоу Цзэкай привык ходить на пробежку в одно и тоже время в одно и то же место, поэтому после изменений по ошибке отправился по привычному маршруту. Я ничего не упустила? Чжоу Цзэкай молчал и улыбался, видимо, считая, что повторения излишне, а Сунь Сян проговорил. — Я вообще бежал за ним не для того, чтобы спасать, а чтобы напомнить, что наше расписание сдвинулось, и Цзэкай пошел слишком рано. — Вот видите? — озабоченно сказал Е Сю. — Человек не знал, что он тут отвечает за все, но уже поступил верно, как ответственный человек. И он не виноват, что у некоторых в голове одна Слава. Он осуждающе посмотрел на Цзэкая, а Боюань онемел от такой наглости. Да кто бы говорил?! Боюань на сто, нет, на двести процентов был уверен, что всю эту историю с “боялся спугнуть, но планировал с самого начала” Е Сю сочинил за вчерашний вечер. А на самом деле просто по привычке и от большой наглости насовал Боюаню задач, которые бесили самого Е Сю больше всего. Кто блядь вообще поверит в эту чушь? Да, она выглядела логичной, но эти люди что, совсем не знают бога Е?! — Я считаю, — продолжил Е Сю, игнорируя лучи ярости, которые ему слал Боюань, — все это может считаться достойными смягчающими обстоятельствами. Конечно, этот член сборной сделает выводы, — Е Сю покивал и стряхнул длинный столбик пепла в пепельницу. Боюань даже не был уверен, что тот хоть раз затянулся. В переговорной повисло молчание. Чжоу Цзэкай массировал себе кисти, Сунь Сян посылал яростные взгляды почему-то в сторону членов комиссии, а не Е Сю. Боюань встретился с ним глазами, и Сунь Сян заулыбался. И нет, Боюань не будет думать о сходстве Сунь Сяна с большим щенком. — Хорошо, — ручка в руке госпожи председателя щелкнула, как будто члены комиссии вели до этого телепатический разговор. — Смягчающие обстоятельства довольно убедительны. Это действительно несколько меняет ситуацию. И я считаю, что в настоящее время можно ограничиться замечанием в личном деле. Руководитель Тан согласно кивнула, мужик проговорил: “Я не возражаю”, а старшая Лю, сидевшая до того тихо и, похоже, записывавшая встречу на диктофон, начала собирать бумаги со стола. Смягчающие обстоятельства?! Или вежливая угроза Е Сю подать в отставку вместе с Боюанем?! Он не мог поверить, он просто не мог поверить, что у Е Сю хватит наглости, чтобы провернуть настолько тупой шантаж, да еще и сохранить лицо всем присутствующим. Господи, он пиздец. Боюань готов жениться на нем прямо сейчас. И, что, вот так просто — все закончилось? И они все действительно отделались легким испугом? — Бог Е, — проговорила госпожа председатель, — но хочу напомнить, что Сюй Боюань все еще не утвержден на должность окончательно. — То есть. В каком смысле? Подождите. Боюань нахмурился. — И я бы хотела получить некоторые объяснения в ближайшее время. Предлагаю встретиться здесь же через пятнадцать минут. У Е Сю лицо перестало выражать какие-либо эмоции, и это означало, что происходит некоторый пиздец. — Прошу прощения, госпожа председатель, — крайне вежливо заговорил Боюань, — но у сборной через пятнадцать минут тренировка. Это важно. — Да-да, — озабоченно подтвердил Е Сю, — нам нужно на ней быть. Малыш Чжоу, Сунь Сян, не стойте столбами, вперед. — Думаю, никаких проблем, — вмешалась руководитель Тан, — у нас все равно есть несколько дел, так что мы можем встретиться через, — она взглянула на часы, — через три часа здесь же. Боюань на автомате включил свой планшет и забронировал комнату. А Е Сю его начал подталкивать в сторону двери, ощутимо нажимая на спину. — Да что за, — прошипел Боюань. Его потряхивало, ноги дрожали. Ободряющий хлопок по плечу от Цзэкая, а потом еще один — от Сунь Сяна, уверенности ему вообще не прибавил. — Скажите старине Линю, пусть начинает без меня, — кинул им Е Сю, и Сунь с Цзэкаем заторопились по коридору. А Е Сю, без паузы практически, проговорил: — Малыш Сюй, нам нужно срочно поговорить. Он схватил Боюаня за плечо и поволок за собой, толкая двери по пути. Одна из переговорных оказалась не заблокированной, Е Сю втащил за собой Боюаня, запер дверь и вытащил пачку сигарет. Сунул сигарету в рот и внимательно посмотрел на Боюаня. Очень внимательно и даже в чем-то торжественно. Кажется, Боюань рано расслабился. — Бог Е, что случилось? — прядь на затылке у Е Сю торчала, и Боюань подавил желание погладить его по голове. — Малыш Сюй, — торжественно начал Е Сю, — мне надо, чтобы ты совершил государственный подлог. Боюань чувствовал, как глаза у него становятся все больше. — Я не собираюсь совершать никаких подлогов. — Не волнуйся, это очень маленький подлог, — поправился Е Сю. — Так, подложек. И совсем не государственный, я пошутил, ха-ха. — Бог Е, — кажется, Боюаню начали отказывать ноги. — Ты можешь сказать, что случилось? — Ты ведь из Синего ручья? — вместо ответа спросил Е Сю. — Да, — тупо проговорил Боюань. Он отчаянно пытался понять, при чем тут Синий ручей. — И чисто теоретически ты мог бы играть на десятом сервере, — продолжил Е Сю. — Ведь мог бы? — надавил он. Боюань не то чтобы мог, но еще и играл, только какого хрена происходит?! Е Сю, видимо, что-то прочитав на лице Боюаня, быстро сказал: — Мне надо, чтобы ты притворился Лазурным потоком — человеком, с которым я долго играл на десятом сервере. Боюань смотрел на Е Сю. Е Сю смотрел на Боюаня. В голове было пусто. — Бог Е, — тяжело вздохнув, проговорил Боюань. — Нахрена мне притворяться Лазурным потоком? — Для того, чтобы… — Бог Е, я и есть Лазурный Поток. Е Сю выронил изо рта сигарету.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования