бог, что затерян в лесу 16

lehanco автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Stray Kids

Пэйринг и персонажи:
Со Чанбин/Ли Феликс, Ким Уджин, Ли Ён Бок, Со Чанбин, Хан Джисон, Хван Хёнджин, Ян Чонин
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort UST Магический реализм Притча Романтика Сказка Счастливый финал Флафф Фэнтези Частичный ООС Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
...нашел свой новый храм

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Уф, ну я пыталась. Буду рада, если вам понравится с:
15 августа 2019, 12:11
Чанбин не любил лето. Громкий стрекот цикад мешал спать по ночам, а лес, обступивший храм со всех сторон, закрывал своими пышными кронами солнечный свет. И Со все ещё втайне надеялся, что жители забытой деревни вернутся и порубят эти деревья себе на дрова. Быть богом неплохо. Конечно, если ты не забытое божество высохшей реки. Чанбин точно не знал сколько сменилось лун с тех пор, как последняя капля его реки испарилась на солнце, не знал он так же когда последний раз получал подношения. Его маленький храм из камней покрылся мхом, а кое-где даже треснул и раскрошился. В старом святилище жилось неплохо, но с приходом на его территории леса с сопутствующими жителями и духами стало просто невыносимо. Но последней каплей в сосуде терпения бога стал первый летний фестиваль лесных обитателей. Каждый год эти противные создания навешивали на его хрупкий дом бумажные фонарики, и каждый год Чанбин со злостью срывал их и выбрасывал как можно дальше. — Какой позор, — кривился он и вытирал о потрепанные льняные брюки ладони, — я опустился до того, что какие-то духи марают мою территорию. Ну ничего, скоро мой храм рухнет окончательно, и я покажу им всю силу забытого бога. Сожгу эти леса и построю на их месте себе новый храм, а люди обязательно придут на него посмотреть и принесут подношения. Так-то, мерзавцы, подождите ещё немного. И хотя Чанбин продолжал говорить это из года в год, ни одну из своих угроз он не был способен претворить в реальность. Он был слаб, силы его, получаемые от реки и молитв людей, полностью покинули его. Именно остатки храма удерживали его от забытья. Лесные жители тоже прекрасно знали о том, что местный бог может вот-вот исчезнуть. Они зависели от его жизни, ведь их могучий лес вырос на воде, что текла в реке бога. Частичка силы Чанбина была заложена в каждом живом существе этого леса. Чанбин видел только то, что хотел, совсем не замечая с каким трепетом и уважением духи украшали его старый храм каждый год. И хотя он выбрасывал эти украшения, он не знал, что умелые еноты раскрашивали соком ягод священные камни, таким образом совершая обряд подношения. В этом году летний фестиваль был особенным для жителей леса, ведь именно в полную луну, в самый разгар фестиваля, наконец родится их хранитель, сердце их леса. Из-за грандиозного события все духи были взбудоражены и их неспокойная энергия передавалась Чанбину. Он был далёк от событий, происходивших среди духов, но все же чувствовал что-то неладное и с каждым днем бурчал все больше, угрожая летающим вокруг его храма птицам, что собьёт их и приготовит себе на ужин. День фестиваля подошёл слишком внезапно. Чанбин это понял, когда с первыми лучами солнца заметил новые фонарики, навешанные на его храм. Он злостно сорвал их и швырнул в сторону деревьев. — Опять вы за свое! — зашипел Со, заметив несколько пар глаз, выглядывающих из кустов. — Ну я до вас доберусь! Духи лишь рассмеялись и медленно скрылись за густой зеленью леса. Сегодняшний день был для них особым праздником, и привычные ругательства местного бога их не трогали. — И все же, — копошась длинными пальцами в шерсти своего хвоста в поисках противных клещей, начал дух лиса по имени Чонин, — мне жаль Чанбина. Он старее даже самого первого дерева, а мы достаём его каждый год. Что будет, если он и правда сойдёт с ума, как говорит Джисон? Вдруг он убьет нас или, того хуже, проклянет? Дух енота едва заметно фыркнул и закатил глаза, мгновенно приобретая человеческий облик. — Джисон всего лишь глупая белка, — раздражённо произнёс Хёнджин и начал оттирать свои ладони от ягодного сока. — Чанбин старый, я с тобой согласен, но он дал нам жизнь. Мы не можем оставить его, иначе он умрет. Люди забыли его, и только наши дары поддерживают в нем сознание. Он не сойдёт с ума, Чонин. Его просто не станет. Чонин поджал ноги и виновато прижал к голове уши. Хёнджин тихо вздохнул, потрепал младшего по огненно-рыжим волосам и оглянулся на мирно сидящего неподалёку Джисона. — Прекращай забивать голову мелкого всякой чушью. Работай лучше, тебе сегодня нужно собрать кучу орехов, — Джисон тихо выругался, мгновенно обращаясь в белку и убегая от камня, брошенного Хёнджином. Подготовка к фестивалю шла полным ходом и уже на закате все было готово. Лес сиял от бесчисленного множества бумажных фонариков, столы ломились от еды, а глаза духов горели нетерпением. Луна медленно восходила над лесом, озаряя своим светом верхушки деревьев. Духи, успевшие развеселиться, мгновенно затихли, позволив священной тишине проникнуть в сердце их леса. Когда первый серебряный луч упал на ствол древнего и самого могучего дерева, лесные обитатели оживились. По тесным рядам прошёлся шёпот, каждый старался первым сообщить соседу о том, что церемония пробуждения началась. Старое дерево, полностью охваченное лунным светом, внезапно ожило и зашелестело своими листьями, словно призывая к молчанию. Вдруг древняя кора, покрытая мхом и лишайником, тихо треснула и начала осыпаться, являя взору вместительную пустоту внутри. В самом центре этой ниши спал молодой человек. Он казался обычным человеческим дитя, однако молодые оленьи рога, выглядывающие из-за пшеничный волос, и лёгкое свечение кожи выдавал в нем могущественный дух. Парень спал мирным сном, прислонившись головой к внутренней стенке пустоты. Жители леса, застывшие в благоговейном молчании, внезапно ожили. Сохраняя тишину, они по очереди стали подносить свои дары. Когда настала очередь медвежьего духа — бывшего старейшины, — он снял с себя льняной плащ и со склоненной головой подошёл к с воду дерева. — Бывший хранитель этого леса, Я, Уджин, передаю свои полномочия законному хранителю и защитнику. Пусть жизнь твоя будет долгой, силы не иссякнут, а зло не коснётся твоего сердца. Да здравствует Король Леса, да здравствует Феликс! Голоса духов слились в унисон. Каждый пытался вложить с свои приветственные слова частичку своей силы, дабы наполнить ею тело Короля. Ресницы спящего парня затрепетали, и он сонно приоткрыл глаза. Громкие возгласы радости послышались со всех сторон. Феликс, будучи первым духом леса на этой земле, пережил рождение каждого своего подданного. Он чувствовал каждую радость и каждую печаль, что когда-либо охватывала сердца лесных обитателей. И хотя многие недоумевали почему Король живёт в дереве, не являясь им, старики рассказывали молодняку, что Феликс проснётся в то мгновение, когда он будет нужен. Пользуясь помощью других духов, Феликс облачился в льняной плащ, подаренный ему Уджином, и глубоким, словно горная река, голосом объявил о начале праздника. Духи веселись до самого утра и за несколько часов до рассвета отправились в свои дома, прощаясь напоследок со своим новым Королем. Феликсу предстояло исполнить то, ради чего он проснулся сегодня ночью. И хотя сомнения и некоторый страх одолевали его, он был уверен в своём успехе. Чанбину необходимо переродиться и стать божеством этого леса, чью волю будет исполнять Феликс. Сопровождаемый лишь предрассветной тишиной, Феликс в одиночку вышел к полуразваленному храму. Чувство вины кольнуло его в сердце, заставляя на мгновение усомниться в своих силах. Чанбин был ещё старее Феликса, он был не просто духом, и одно неверное движение, одно неверное слово могли обратить его в проклятого бога, заставив его сущность исчезнуть. Парень тихо вздохнул, набираясь храбрости, и коснулся пальцами священных священных стен храма. Первые лучи солнца упали на руку Феликса, и тот начал свою молитву. Чанбин, который так и не смог уснуть сегодняшней ночью из-за странной энергии, исходящей из леса, раздражённо вертелся на потертой циновке и мысленно ругался на каждое живое существо. Каково же было его удивление, когда под самое утро он услышал в своих мыслях посторонний голос, вызывающий к нему. Голос просил защиты и благословения, молился о мирной жизни. Чанбин широко распахнул глаза и спешно засобирался. Он хотел посмотреть на того, кто искренне молился ему впервые за столько лет. Чанбин с шумом открыл хлипкую дверь храма и застыл в изумлении. Прямо перед ним стоял молодой парень, облаченный лишь в хлопковое покрывало. Он держался ладонью за стену святилища, тихо шепча себе под нос и совершенно не обращая внимания на ошеломленного бога. — Спасибо, — Феликс открыл глаза и посмотрел на Чанбина. Солнечные лучи подсвечивали силуэт Короля и озаряли хмурое лицо Чанбина. — Я знаю тебя, — бог стиснул зубы. — Это твоё дерево первым проросло на моей земле. Это ты первым начал пить воду из моей реки. Это из-за тебя разросся лес и ушли люди. Это… — За это я тебя и благодарю, — Феликс мягко улыбнулся. — Твоя сила подарила мне жизнь, а также жизнь всему этому лесу. Чанбин невольно оглянулся по сторонам. — Твой храм, — продолжал Феликс, медленно подходя к богу, — не эти камни. Твой новый храм — этот лес, а твоя сила — эти духи. Я, Король Леса, и есть твоя сила. Чанбин не успел опомниться, как вдруг Феликс осторожно положил руки на его за плечи и поцеловал. Бог, замеревший от неожиданности на мгновение, вдруг начал сопротивляться, пытаясь оттолкнуть от себя парня, но тот лишь углубил поцелуй, прижимая слабое тело божества к своему сильному, полному жизни, телу. Внезапное тепло охватило Чанбина изнутри. Оно пробиралось через все закоулки его души, согревая её, заледеневшую. Разморенный уже забытым ощущением прилива божественных сил, Чанбин и сам не заметил, как прикрыл веки и ответил на поцелуй. Феликс отстранился медленно, однако Со, вкусивший новых сил, недовольно потянулся вперёд, пытаясь слепо отыскать источник жизни. И наблюдая за невинными действиями бога, Феликс искренне рассмеялся. — Настало моё время дарить тебе силу, повелитель. С этого дня и до конца моей жизни.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.