Ангел и демон 188

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Кантриболс (Страны-шарики)

Пэйринг и персонажи:
СССР/Третий Рейх, Германская Империя, Российская Империя , Веймарская республика
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написана 31 страница, 14 частей
Статус:
в процессе
Метки: Ангст Влюбленность Друзья детства Любовь/Ненависть Насилие Нецензурная лексика От друзей к возлюбленным Отрицание чувств Первый раз Повседневность Смерть второстепенных персонажей Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В этом мире все делятся на две расы: АНГЕЛЫ и ДЕМОНЫ. Но никто не может видеть, кем является тот либо иной человек, можно понять только по поступкам и лишь немногим дан этот редкий дар, видеть крылья, нимф либо рога... Такой дар, дается одному на тысячи, а может и на миллионы,в зависимости от расы. У демонов это более редкий дар, чем у ангелов. И один мальчишка, демон, мог видеть эти крылья и понимать, кто этот человек...

Посвящение:
Всем

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Это мой первый фанфик на Фикбуке, перед этим они были только в Амино. И я надеюсь вам понравится:3

8 часть

29 августа 2019, 12:02

***

Октябрьская революция. О чем вам говорят эти два слова? Историки скажут, что это происходило с 7 ноября по 8 ноября 1917 гг., что в эти даты, люди восстали против власти и пришло новое время, время Советского Союза. Но, а как мы, фанаты кантрихуманс это прокомментируем? Некоторые даже не представляют, что это, а остальные имеют представление, что тогда произошло. Давайте переместимся в тот день и посмотрим, что происходило в тот день…

***

Союз проснулся рано, ведь сегодня будет сложный и долгожданный день, он наконец-то свергнет своего отца, закончится монархизм, который он ненавидит и начнется новое время, новая великая страна появится на карте с новой властью. Коммунист уже построил цели, как все должно происходить, как он убьет своего отца. Но несмотря на придуманный его план, ему было страшно… Он боялся, что после этого его будет терзать совесть. Если он убьет своего отца, то он лишится одного из своих ближайших родных людей, которых было двое… Его отец и Рейх, тот самый только ЕГО демон… Сердце сразу стало быстро биться сильнее обычного, все тело пронизал страх и волнение, ангел впервые испытывал такие чувства… — Союз… Соберись… Ты должен это сделать…-говорил себе он под нос. Сделав вдох и выдох, русский надел на себя майку и брюки, а потом пошел в ванную, чтобы сделать все утренние процедуры. Сделав все, он пошел в сторону столовой, ведь там уже должен был сидеть отец и ждать когда его сынок придет на завтрак. Уже стоя возле огромной двери, ведущей в столовую, сердце опять стало сильно колотиться. " Чего у меня сердце так колотится? От волнений что-ли? Надо успокоиться, ведь я это делаю для народа… А ради него я должен сделать все!» — подумал русский и собрав все силы в кулак, он зашел в огромное помещение. Как и остальные комнаты в доме, все было оформлено в светлых тонах и в некоторых местах были красивые узоры из золота, белоснежный длинный стол посреди комнаты, мягкие стулья и огромные витражные окна. — Здравия, отец, — сказал Союз заходя в столовую и садясь на свое место, напротив отца. — Здравствуй…- не очень громко сказал Империя, смотря в тарелку, а не на своего сына, это смутило Союза, ведь его отец никогда так себя не ведет. — Что-то случилось? — спросил Союз, а потом съел кусочек яичницы, которая была у него в тарелке. — Все нормально, просто настроения нет и как-то тревожно на душе… Будто скоро будет мой конец… — Понятно. " А старик-то не зря тревожится, ведь ему правда скоро наступит конец» — подумал русский и продолжил есть свою яичницу. А Империя так и не принялась этого делать. Доев, Союз поблагодарил за завтрак и пошел, на улицу. Русский пошел за народом, который должен был взбунтоваться против власти, чтоб коммунист смог спокойно убить своего отца одним лишь выстрелом. Он пошел на главную площадь, там всегда большего всего людей и, плюс, народ сегодня должен был собраться, чтобы обсудить некоторые темы. Ангел пришел как раз ближе к концу, когда человек за трибуной уже говорил: — Ну раз больше некому ничего говорить, то… — Мне есть, что сказать! — выкрикнул Союз из толпы народа, все люди которые были там, сразу начали глазеть на него. — В таком случае, прошу к трибуне, — сказал тот мужчина, который уже хотел закрывать это собрание, и отошел от трибуны, уступая место русскому. Последний спокойно встал за трибуну, поправил микрофон и начал свою речь: — Я немного опоздал, поэтому не слышал, что вы тут обсуждали, поэтому если я трону темы, которые вы обсуждали, сразу извините, — сделав паузу, коммунист продолжил, — у меня ко всем вам есть вопрос. Вам нравится нынешняя власть? Вся толпа, перекинувшись несколькими фразами между собой, уверен крикнула: — НЕТ! Какой-то мужчина из толпы продолжил: — Нам надоел этот монархизм! Мы хотим, чтобы он наконец закончился и на смену пришла нормальная власть! — Тогда давайте восстанем против этого царя! Изменим власть в народе! -продолжил свою речь СССР. — А если власть будет хуже прежней?! — из толпы уже выкрикнул другой мужчина. По толпе пробежались разные фразы, но самая частая была:"А если правда, хуже будет?». — Если не попробовать, вы не узнаете! У вас сейчас хороший шанс поменять власть! И даже сделать жизнь лучше! — продолжал коммунист свою речь, чтоб люди наконец восстали, — Долой этот монархизм! — ДОЛОЙ! — толпа ожила и начала кричать одни и те же слова. Весь народ пошел против царя и стал направляться в сторону особняка, в котором жил главный монархист. когда разъярённая толпа подошла к этому огромному особняку, даже можно сказать дворцу, они начали выламывать двери. Три толчка и дверей больше нет. Союз заходит первым, он был единственный с огнестрельным оружием, именно ему отдали честь застрелись собственного отца. Он пошел в тронный зал, пока весь их дом крушили и разваливали на части. Коммунист не обращал внимание на шум, который происходил за его спиной. Распахнув огромную дверь, Союз сделал шаг в тронный зал, в самом центре, на троне сидел его отец. — Здравия, отец, — коммунист сказал это холодным тоном, который не выражал никаких эмоций. — Зачем желать здравия тому, кого ты сейчас убьешь? — уголки его губ были немного подняты, а голос был добрым, что редко услышишь от него. — Твое чувство тебя не подвело. — Оно меня никогда не подводит. — Тогда почему ты не ушел, не спрятался от восстания и смерти? — Любой великой империи приходит конец, и я не исключение, — минутная тишина и Империя продолжает, — ну чего ты молчишь и не наставляешь пистолет, который у тебя в кармане брюк? — Стоп, откуда ты знаешь? — достав пистолет спросил Союз. — Он просто из кармана торчит… — Оу… Знаешь, отец, несмотря на то, что я сейчас делаю, то я могу спокойно сказать: ты был хорошим отцом… Но слишком жестоким правителем…- после этих слов, коммунист направил пистолет на отца. — Надеюсь, ты будешь править с умом, сынок… Выстрел… Пуля попала прям между широких бровей империи, все мышцы расслаблены, на лице такая добрая и теплая улыбка, а глаза открыты, и такое чувство, будто заглядывает прямо тебе в душу… Революционер подошел к отцу и закрыл его глаза, у самого выступили небольшие слезинки, которые так и хотят перейти в плач… Постояв еще несколько минут, смотря на своего убитого отца, русский вышел из тронного зала и крикнул: — Теперь, монархии больше нет и не будет! Царь был убит! — Ура! Ура! Ура! — по всему дворцу пронеслись счастливые восклицания людей, ведь скоро придет новая власть. Вечер… Особняк пуст, а Союз готовился к завтрашнему дню, который он проведет как официальная страна. Уже семь вечера и в голову русского врезается одна очень важная для него персона. — Черт! Я же вчера забыл сказать Рейху, что скорее всего не приду! — он сразу подорвался, одел шапку и выбежал из дома, продолжил разговор с самим собой, — я идиот! Он же может теперь на меня обидеться! Надо быстрей добежать до этого грёбаного дуба! Черт! Черт! Он бежал и цеплял людей, которые вслед кричали на него браные слова, русскому было наплевать на это, он просто хотел добежать до дуба, в надежде на то, что его любимый демон еще там, чтоб он смог спокойно все объяснить. Его терзает совесть за то, что он совсем забыл про него, про своего любимого, ради которого был готов умереть. И вот наконец-то он видит этот дуб, он ускоряет свой бег и не видит рядом немца, а лишь записку написанную идеальным почерком на немецком:

«Warum bist du nicht gekommen? Ich habe ist fünf Stunden auf dich gewartet, aber du hast dich niemals dazu herablassen, zu erscheinen! Ich will dich jetzt nicht sehen! Ich HASSE dich! Fange meinen Blick nicht wieder auf! *» — Черт! Нет! Только не это!.. На глаза у Союза стали выступать слезы, его терзали одни и те же мысли: «Как я мог забыть ему про это сказать?.. Как мне теперь заслужить его прощение?.. Он думает, что я его предал… Какой я идиот…»

***

С того момента, Рейх и Союз не виделись, ведь русский был занят работой, а немец не выходил из дома и то и дело помогал отцу с работой, которую тот уже не мог сам выполнять, а его старшая сестра все время где-то пропадала. Прошел почти год и в семействе немцев произошла трагедия, давайте переместимся в тот день…

***

Рейх как всегда сидел у себя в комнате и рисовал очередной натюрморт, которых уже было тысячи и некоторые из них были даже одинаковые, будто просто скопированы. Сегодня он рисовал очередную вазу украшенную золотом, самая стандартная кисть винограда бутылка вина и стакан с этим же красным вином. Немец уже как раз заканчивал эту работу. За эти года, он научился рисовать замечательно. Возможно он и не знал основы рисования, но он мог спокойно рисовать то, что видит, как все мы это называем, художник-самоучка. Уже делая последний мазок, демон услышал какой-то крик, из-за неожиданности он сделал кривой мазок, чем испортил всю работу. — Verdammt! — воскликнул немец и направился разбираться, что там уже происходит. Спускался он медленно, не подозревая ничего плохого, а вот и зря, то что он сейчас увидит, будет ужасно… Спустившись, он пошел в сторону кухни, он был зол, ведь на ту работу он потратил 4 часа своей жизни и одним мазком испортил всю работу. Открыв огромную дверь столовой, парень ужаснулся от увиденного: его отец лежит на земле и истекает кровью, а над ним стоит его родная сестра- Веймарская Республика с окровавленным ножом в руках, а из ее уст доносится шипящим пугающим и немного истерическим голосом: — Твое время вышло, отец, уступи место мне. На лице красовалась ужасная улыбка, которая пробивала до дрожи. Империя просто лежал свернувшись клубочком, выкашливая и выплевывая сгустки алой крови. Рейх застыл в немом шоке, как его сестра, такая добрая и безобидная могла сделать такое? Чем ей нашкодил отец, что он это сделала? «Хотя, стоп… Точно… Она же демон, все демоны созданы, чтоб убивать и причинять боль, а если мы будем ко всем добры, то эти люди предадут нас и исчезнуть из нашей жизни. Я же это по своему опыту усвоил… Сначала Мила умерла, потом Союз покинул меня, а теперь моя сестра убила отца, с которым мои отношения наконец стали хорошими… За что мне все это?..» — думал немец, но из мыслей его вывел холодный голос Веймы: — Чего стоишь как не родной? Иди посмотри, как твой мучитель сам мучается перед смертью. Ты же об этом всю жизнь мечтал. — Я никогда об этом не мечтал, тем более сейчас! — истерически крикнул нацист на свою сестру. — А те мучения, которые ты испытывал от своего отца, те избиения и те унижения? -так же холодно продолжала говорить она. — Да, это было, но я не хотел, чтоб он умирал так! И он единственный, кто у меня остался! — А твоя сестренка? — Ты для меня никто! Вейма! Я тебя вообще не видел последний год, а ты еще говоришь, будто ты все время, когда мне было морально больно и я просто хотел сдохнуть, была рядом! Тебя все это время не было! И ты не знаешь как изменились мои отношения с отцом за это время! — Успокойся, Рейхи, все же хорошо. — Хорошо?! Да ты издеваешься! Послышался тихий, хриплый и слабый голос Империю, который уже почти умер: — Рейх… Хватит орать, дай хоть перед смертью побыть в тишине… — Но…- хотел уже сказать что-то младший немец, но его перебили. — Без «но». Если я сказал, -сделав небольшую паузу, чтобы откашляться, ГИ продолжил, — то, прошу, делай… — Хорошо… Рейх молча стоял и смотрел за последними вдохами отца. Ну, а что ему еще делать? Попытается хоть как-то помочь, то его сестра обязательно помешает ему это сделать. Пять минут… Десять… пятнадцать… Империя еле как, но дышит и еще в сознании. — Да когда ко мне уже смерть придет…- спросил ГИ, уставший ждать своей участи. — Надеюсь скоро, а я пока пойду по делам. Рейх, даже не думай к нему подходить. Пять минут и они с отцом одни в доме, ведь прислугу уже давно уволили, потому что не хватало бюджета, чтобы платить им за работу. Немец сразу подбежал к отцу и начал говорить: — Vater! Bitte, не покидай меня! Как тебе помочь?! — Помоги мне, своим обещанием… — Каким?..-тихо спросил Рейх. — Пообещай, что когда ты станешь страной, то ты будешь очень сильный и перед тобой не будет преград. — Обещаю, но чем это тебе поможет? Шершавые и сухие губы Империи растянулись в улыбке и он уже более тихо проговорил: — Тем, что ты не заставишь меня краснеть в аду. Это были последние слова ГИ, потом он умер с улыбкой на лице. Рейх заплакал, он теперь один в этом мире, ведь все кого он любил, либо умерли, либо предали его. С того момента он решил для себя одно. то что он теперь никому не будет доверять, теперь он сам по себе…

***

Через несколько лет, у его сестры обнаружили смертельную болезнь, а в течении года, после объявления о ее болезни, она умерла и Рейху предстоит завтра первый день на собрании стран…
Примечания:
*Почему ты не пришел!? Я ждал тебя почти пять часов, а ты так и не соизволил явиться! Я тебя теперь видеть не хочу! Я тебя ненавижу! Не попадайся мне на глаза, больше никогда!

Короче, я в этой части решила уделить ваше внимание на, можно сказать, переломные моменты в жизни этих двух стран. Про то, как умерли их родные и они сами стали полноценными странами. И да, куда же без драмы? Я без нее жить не могу. Писец, я впервые написала часть на 4 страницы, я в шоке. А еще, страны в моем фике не стареют. Ладно, надеюсь вам понравится эта часть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.