Время убивает 13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bungou Stray Dogs

Пэйринг и персонажи:
Осаму Дазай/Чуя Накахара
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Многие говорят, что время лечит. Но время только убивает. Они вместе уже 6 лет. Жаль, что эта любовь закончилась в один миг.

Посвящение:
Всем котяткам

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну, у меня плохое настроение.
25 августа 2019, 19:55
Я не смог уберечь тебя. Зачем мне жить, если я даже не могу уберечь родного человека? Прости, что доставил столько хлопот. Время убило твою душу так же, как и мою жизнь. Я люблю тебя. Ты был и остаёшься всем для меня. Но я не смогу жить, зная, что тебя не вернуть. Я проклинаю каждый день, проведённый с тобой, ведь я доставил тебе одни проблемы. Из-за меня произошло то, что я никогда не смогу себе простить. Я принёс столько боли, но ты прощал. Ты прощал всё, ведь ты правда любил меня. Даже сильнее, чем я любил твой характер, твои глаза, твои привычки. Я просто любил. Увидимся в аду. Надеюсь, мы будем гореть в одном котле. *** Яркие лучи солнца освещают небольшую комнату. На кровати лежат два человека. Рыжие и каштановые волосы раскинулись по подушке. Кареглазый уже давно не спит, он лежит и наблюдает за милейшим, по его мнению, существом. Маленький рыжик зачастую мило морщит нос, шепчет что-то неразборчивое или сжимает руку Дазая. Солнечные лучи осветили лицо и волосы Чуи. Рыжие волосы на солнце смотрятся фантастически. Этот милый комочек поморщился и приоткрыл сонные глазки. - Дазай, опять ты не закрыл шторы. Чуя пробурчал это настолько сонным голосом, что Дазай даже не понял, что тот сказал. Его недовольное личико было настолько милым и забавным, что неполноценный засмеялся. А рыжик в это время, зевая и что-то бурча, пытался встать. Он сел на кровать и, потерев глаза, стал искать свою футболку. Так и не найдя её, Чуя одел дазаевскую, которая на два размера больше, и пошёл в душ. - Эй, отдай мою футболку. - Теперь она моя. - Ты как котёнок захапал половину моих вещей. Но Чуя уже, к счастью для Дазая, не слышал, скрывшись за дверью ванной. "Домашний" Чуя такой милый. Кроме Дазая, никто не видел его таким. Да о чём я?! Его без плаща или шляпы никто не видел, не то, что "домашним", тёплым, уютным или ласковым. Кареглазый, погрязший в своих мыслях, не заметил, что Чуя, в одной его футболке подошёл. - Ну и сколько ты спал? Осаму вздрогнул и удивлённо повернулся к рыжему. Последнего всегда волновало здоровье кареглазого. А Дазаю было всё равно. Он делал всё, чтобы Накахаре было хорошо. Если Чуя замёрз, то Осаму мог отдать ему свою куртку и пойти в одной футболке на морозе. В такие моменты, голубоглазый называл Дазая мазохистом и, возвращая (скорее, впихивая в руки) куртку, говорил, что ещё не настолько замёрз. - Что? - Сколько. Ты. Спал? - Часов восемь. - Врёшь. - Не вру. Осаму проговорил эту фразу детским капризным голосом, мило надув щёки. - Скажи правду, а то уйду. - Это правда! Чуя знал все привычки Дазая, изучил его целиком и полностью. Когда Осаму врал, он всегда отводил взгляд. Но только перед Накахарой и Мори. Остальным он мог нагло врать в лицо. Рыжий всегда ловил Дазая, когда тот врал. Накахара пошёл в спальню, где были все вещи. Нашёл боксёры(Да, да, Чуя был голый, но большая футболка всё прикрывала), чёрные джинсы. Стал одеваться. - Я встал в три, Чуя, не уходи. Осаму говорил это со слезами на глазах. Больше всего Дазай боялся остаться один, ведь он ждал четыре года, чтобы сойтись с Чуей. Рыжик обнял Осаму. - Да всё, всё, успокойся, только спи побольше. Последний уткнулся носом в плечо Накахары. - Я бы всё равно тебя не отпустил. - Всё, хватит розовых соплей, надоел. Отцепись, я пойду готовить тебе пожрать. - Ну чего ты такая бука? - Ты от голода хочешь сдохнуть? - Да ну тебя. Дазай улыбнулся. По настоящему, искренне. Только Чуе удалось увидеть эту улыбку. *** Эх, а всё началось с неосторожно брошенной фразы голубоглазого. "Только попробуй сдохнуть, я тебя на том свете придушу ещё раз!" Искреннее проявление волнения. Только до Чуи дошло, что он сказал и хотел сказать какую-нибудь отговорку, то его заткнули поцелуем. Как мило. Потом они съехались. Потом все узнали об их отношениях. Потом все друзья стали их поддерживать. Потом все остальные привыкли. Потом узнали родители Чуи. Они были рады, что их сын нашёл свою любовь. И были не против переезда. А у Дазая не было родителей. От них осталась только большая и светлая квартира. *** Эта пара часто выходила на прогулку. Они ходили, разговаривали. Один раз они сходили в парк. Там Чуя вёл себя, как пятилетний ребёнок. А Осаму стал мамой на целый вечер. И поклялся, что никогда больше не пойдёт с Чуей в парк. 29 апреля. Сегодня день рождения Чуи. Они ещё не знают, что этот радостный день станет проклятием. Дазай решился снова стать мамой для маленького милого ребёнка. И сводить Чую в парк. Осаму решил не говорить Накахаре, куда они идут. А рыжик раздумывал, перебирал все варианты и не мог догадаться. Погружённый в свои мысли, Чуя не заметил, как они стали переходить через дорогу к парку. Скрип тормозов. Хруст костей. Звук падения на асфальт. На голубых глазах отразились слёзы и страх. Он упал на колени перед Осаму. Его сбила машина. Слабый пульс. Кровь. - СКОРУЮ - ТЕЛЕФОН - ПОМОГИТЕ, ТУТ ЧЕЛОВЕК УМИРАЕТ!!! Чуя не мог пошевелиться. Всё было как в тумане. Он мог только крепко сжимать руку Дазая. Слёзы и тихий голос "Не умирай... Пожалуйста... Не бросай меня..." Чуя боялся. Боялся, что его оставят одного. Слёзы Накахары капали на грудь Дазая. Через три минуты приехала скорая. Осаму положили на носилки. Чуе было больно смотреть на него. Когда рыжий хотел зайти в скорую, его остановили. - Кем вы ему приходитесь? - Я его парень. Хриплый из-за слёз голос дрогнул. Чуя это не скрывал, просто не мог. Ему было плохо. Больно. Противно. Ему хотелось тошнить, а картинки всплывали перед глазами. - ... Сочувствую. Накахара был как в тумане. Ноги были ватными. Руки дрожали. Глаза выдавали безысходность. Сердце бешено стучало. Чуя отрешённо слышал сирены. Также отрешённо видел, как на Дазая одевают кислородную маску. Накахаре стало ещё хуже. *** Сколько Чуя сидел в этой грёбанной больнице? Час, два, день? Время убивало его. - Он жив. Чуя вздрогнул и посмотрел на медсестру с надеждой. Но увидев сочувствующее лицо и нежелание что-то сказать, опять на лице появилась гримаса безысходности и... Страха? - Он жив, но мозг повреждён. Он ничего не вспомнит. Вероятность где-то 1%. Она бы была больше, но у Осаму слабый организм, ещё и попытки суицида. Да и если вспомнит, то даже не половину всего. - Понятно... Можно к нему в палату? - Конечно. Её лицо показывало искреннее сочувствие и отчаяние. Жалости, которую ненавидел Чуя не было. Даже намёка на жалость. Видимо, она переживала подобное. Накахара вошёл в палату. Белые стены, белый потолок, белая койка и белая рубашка на Осаму. Чуе опять стало плохо. Противный писк машин только усугублял всё. У Дазая была слишком бледная кожа, на губах был синеватый оттенок. Он не шевелился и выглядел как мёртвый. Только писк прибора показывал, что кареглазый жив. Рыжий подошёл к Осаму и сел на стульчик около кровати. Взял того за руку. Слёзы. Накахара сам не заметил, как начал плакать. Из груди рвался истошный крик. *** Чуя проводил всё время в палате возлюбленного. Отчаяние. Безысходность. Боль. Эти чувства стали такими родными за два месяца. Накахара уже не представлял свою жизнь радостной, счастливой и наполненной любовью. *** Очередной поход в больницу. Это стало уже традицией. Регистратура, лестница, палата ***. Дазай? Чуя встал в дверном проёме. Он не мог поверить. Вот он - сидит и смотрит в окно. Слёзы стекали одна за другой. - Осаму! Кареглазый обернулся. Под глазами были синяки, только не как у трупа, а как у уставшего человека. Глаза, цвета коньяка не были радостными, как обычно, в них не было искорки, но они были открыты! - Эм... Кто ты вообще такой? - Значит не помнит... - Что? - Я - Чуя Накахара, твой, эм... Парень... Тебя сбила машина, ты два месяца был в коме. У тебя потеря памяти. - Парень? Серьёзно? Я тебя не помню! - И не вспомнишь. - С чего ты взял? - У тебя слабый организм, итак случилось чудо, что ты выжил. - Ясно... Чуя подошёл к Осаму. - Я присяду? - Как хочешь. Они сидели и смотрели в окно. Закат. Как красиво. Только Чуе было наплевать. У него на душе была пустота. - Я пожалуй пойду... И Чуя ушёл. Он не спал ночами, его отчислили и всё ради того, чтобы его не вспомнили? Накахара понимал, что это невозможно, но он надеялся. Надеялся, что его не бросят. Время убило Накахару. Он умер. Морально умер. Времяпровождение с Осаму убило Накахару. На что он надеялся? На то, что его не бросят? Смешно. Чуя больше не появлялся у Дазая. Чуя умер. Дазая выписали через две недели. Ещё через неделю он нашёл длинноногую, стройную девушку. О странном рыжем парне он даже не вспоминал. Чуя уже не цеплялся за тонкую ниточку, которая помогала ему жить. Он не принимал антидепрессанты, снотворное. Чуя не спал. От слова совсем. Он был мёртв, а зачем мёртвым сон? *** Сон. Голос, отчаянно зовущий Дазая. "Осаму... Осаму... Осаму..." Кареглазый проснулся в холодном поту с гримасой ужаса на лице. "Чуя!" Да, Дазай вспомнил. Вспомнил Чую. Всё моменты с ним. Осаму одел первую попавшуюся одежду. Какая-то толстовка и потёртые джинсы. Плевать, что на улице около 30С° жары. Дазай бежал в их квартиру не жалея ног. Бежал полчаса без остановки. Потом по лестнице на четвёртый этаж. Бок болел, сил не было. Дазай достал запасной ключ. Открыл дверь. Тишина. И только тело, висящее посреди их спальни. - НЕТ!!! Бледная кожа была ещё бледнее. Даже белой. Синие губы. Фиолетово-синяя шея. Даже рыжие волосы были блеклыми. На столе лежала записка с именем "Дазай Осаму". Чуя знал, что он придёт? Нет. Накахара даже не надеялся. Прочитав записку, Осаму осел на колени. Руки дрожали. Из-за слёз текст был еле разборчивый. Прочитав раз, два, три. Кареглазый не успел... *** Как там говориться, "время лечит", да? Нет. Всё только гниёт со временем. Со временем всё закончится. Рано или поздно.
Примечания:
Я сама всплакнула. Я заболел и делать больше нечего. Писалось под песни: А помнишь вечер; Расскажи, какого быть брошенной; Антидепрессанты; Воха и Лёха; Лицемер; Красный сарафан; Пачка сигарет. Вроде получилось нормально. Коротко обо мне: Я: хочу написать что-то милое с хорошим концом. Мозг: да ну нах. Сердце: я подскажу тебе путь. Тебе не светит счастливый финал. Жопа: чую, будет ангст с плохим концом. Руки: пишут ангст без слов*
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.