Space serenity 3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Стражи Галактики

Пэйринг и персонажи:
Йонду Удонта, Питер Джейсон Квилл
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Драббл, написано 2 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: Ангст ООС Пропущенная сцена Смерть основных персонажей Флафф Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В планах просто маленький сборник драбблов, где у двух космопиратов всё хорошо.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Тонкости обращения

1 сентября 2019, 19:16
Питеру Квиллу вот-вот стукнет 18, и у него есть мечта. Смелая, беспечная мечта. Мечта, которой он гордится и о которой громко кричит направо и налево. Он хочет поскорее накопить деньги на собственный звездолёт, чтобы отвязаться от своего надоедливого старика и наконец отправиться в свободное плавание. Питеру Квиллу недавно исполнилось 24. У него есть звездолёт, внимание девушек и даже крутое погоняло. Он делает, что пожелает, и летает, где пожелает. Питер получил долгожданную свободу. Теперь он «гордый одинокий волк», как он начал называть сам себя. Но чего-то ему все таки не хватает... Питеру Квиллу уже 28, и он больше не хочет быть одиноким волком. Он вернулся к Йонду. Звездолёт уже неделю как пылится в ангаре. Они снова летают вместе, как в старые добрые времена, и Звездный Лорд не может скрывать удовольствия. Питер оправдывается тем, что с опустошителями веселее, чем одному. Он и сам пытается себя в этом убедить, хотя в глубине души и подозревает, что дело совсем не в этом. Квилл пытается первое время не попадаться к Йонду на глаза; думает, что тот догадывается об истинной причине и, наверное, так и ждёт повода, чтобы упрекнуть и пристыдить Питера. Конечно, Йонду так не сделает, но Питер все равно виновато потупляет голову, когда тот проходит мимо. И вот Питеру Квиллу 31. Он все еще летает с опустошителями, и у него есть мечта. Маленькая, но сокровенная мечта. Мечта, которой он ужасно стыдится и ни с кем не поделится. Такая, казалось бы, простая, но все же недостижимая. Он хочет называть Йонду папой. Конечно, он иногда, очень редко, называл его «папанькой», но в шутку. А Квиллу хотелось серьёзно, по-настоящему. Сначала Питер думал просто подойти и напрямую спросить разрешения. Но он сразу же отказался от этой идеи. Ему было бы ужасно стыдно. Он боялся, что Йонду откажет, а ещё хуже, разозлится или посмеётся над ним. Питер ведь не знал наверняка, считал ли Йонду его своим сыном так же, как сам Питер считал Удонту отцом. И порой он грустил из-за этого. Но и совсем отказываться от идеи ему не хотелось. Иногда в разговоре с Йонду в конце каждой своей фразы Питер сначала мысленно, а потом и тихим шёпотом, так чтобы Йонду не услышал, добавлял «папа» и самодовольно хихикал, прикрыв рот ладонью. А вскоре у него созрел гениальный, как ему казалось, план. Он попробует якобы чисто случайно обратиться к Йонду не по имени, а так, как он давно хотел. А потом просто понаблюдать за реакцией. Питер думал об этом всю ночь, а следующим же утром приступил к выполнению. Этим следующим утром они с Удонтой меняли проводку в панели управления. Работали они молча, Йонду ведь не любил чесать языком без нужды. Питер весь истомился, все выжидал более подходящего момента. «Да что это со мной?» - укорял сам себя Питер, - «Неужели это сложно?! Всего одно слово. Па-па. Па-па». Он ещё несколько раз прокрутил у себя в голове эти два слога. Квилл знал Йонду большую часть своей жизни. И как только он его не называл за эти двадцать лет. И ублюдком, и мерзавцем, и подонком. И почему-то каждый раз слова так легко слетали с губ. Так что же случилось с ним сейчас? Или, может, дело было и не в Питере. Было в слове «папа» что-то такое, что заставляло его сердце содрогаться в трепетном волнении. Такими словами нельзя разбрасываться. Всю жизнь Питер верил, что однажды в его жизни появится тот, кто заслужит называться его отцом. Похоже, появился. Питер жалел, что понял только сейчас. - Ты ничего не делал тут без меня? - наконец обратился к нему Йонду. Вот он! Вот долгожданный момент! Питер вдохнул побольше воздуха: - Нет, ничего не делал, па... - он запнулся, секунду помолчал, затем сделал вид, будто поперхнулся, - паук у тебя тут завёлся, видел? - Не видел, - Йонду опять занялся проводкой. Питер с досадой сжал губы и потёр лоб ладонью. Похоже, не в этот раз. Следующие разы тоже не сулили успех. Паук превращался в паяльник, паяльник в партию, а партия в патроны. Йонду уж начал спрашивать у Питера, не ударился ли он где головой. - Нет, не ударялся, па... Паршивая погода просто, вот и все. - отвечал ему Питер.

***

- Папа! Папа... - Питер прижимается к груди Йонду и тихо плачет. Судорожно, до боли в костяшках, цепляется пальцами за воротник его камзола и притягивает к себе, будто бы пытаясь согреть. Квилл все ещё ощущает ладони Йонду на своих щеках, чувствует, как они леденеют с каждой секундой. Через несколько секунд до Питера все же доходит осознание. Он сделал это. - Папа! Папа! - выкрикивает он ещё несколько раз. Но Йонду его уже не слышит.