Revived. 113

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг и персонажи:
fem!Тсунаёши Савада, Виндиче, Аркобалено, Вария, Первое поколение Вонголы, Вонгола
Рейтинг:
G
Размер:
планируется Миди, написано 36 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе
Метки: Дружба ОЖП ООС Подростки Попаданцы: В чужом теле Преступный мир Экшн Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Вся жизнь игра,
У каждого своя судьба.
Сделать его светлым или темным,
Решать только тебе одна.

Моя новая жизнь, которую я не просила. Я была довольна тем что имела. Почему так случилось? Наверное, ответ на этот вопрос, я никогда не узнаю...

Посвящение:
Аниме Katekyo Hitman Reborn.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Это моя первая работа по фандэму Katekyo Hitman Reborn! Не судите строго...


Так же мне срочно нужно бета, соавтор. Пожалуйста , пишите в личку.






Работа написана по заявке:

Глава 1 (переписано)

6 сентября 2019, 12:01
      Потолок. Серый, весь в трещинах, с отпавшей местами штукатуркой. Глаза с трудом привыкали к мрачному освещению.       Где я? Тс-с-с… Все тело ломит. Такое чувство, что по мне танковый взвод проехался. Жалкие попытки заставить мышцы сокращаться ничего не дали, стоило слегка напрячься, как боль простреливала каждую клеточку в теле. Чувствую себя как те старушки, у которых вечно ноют суставы. Боль не была такой уж сильной, потерпеть было вполне в моих силах. Но когда я собираю остатки воли в кулак, поднесла руку к глазам, чтобы рассмотреть ее на предмет повреждений, обомлела.       Д-детская рука?.. Что за?..       Я рывком поднялась, уже забыв о такой мелочи, как тяжесть в теле, поверхностно осматривая тощие коленки и маленькую фигуру. Шок и непонимание ситуации затирали абсолютно все. Меня волновала далеко не боль, а то что случилось с моим телом. Оно чужое… Не моё… Детское… О, боже! Господи! Поверить не могу!.. Как же так?! — А-а-а-а! — визг, чужой, не мой, пронзил мир струной, — Не верю! Как так? Этого не может быть! Всё же было нормально… Как я тут оказалась?! Чье это тело? Это ведь сон, да? Это сон! Пожалуйста, кто-нибудь скажите, что это сон! — я кричала, слезы тяжелыми каплями катились по щекам, падая на руки, оставляя мокрые дорожки, стягивающие кожу.       Я кричала, орала, плакала, билась в истерике. Голос ломался, трескался и рвался, в горле першило. Под конец я уже тихо выла. Силы, и так незначительные, стремительно покидали меня. А вместе с ними сходит на нет и чувства, оставляя после себя пустыню. Ещё влажные, воспаленные глаза начали постепенно закрываться.       Следующее пробуждение было столь же безрадостным и болезненным. В голове все помутилось, миллионы маленьких иголочек воткнулись в каждый нерв, принося жар и тянущую боль где-то внутри. Алыми цветами всплывали воспоминания. Не мои — а Тсунаёши — пятилетней девочки. Ребенок, с самыми большими и красивыми глазами, которые я когда-либо видела. Яркие, нежные и бесконечно наивные. Все остальное как смазанное пятно — размытая картина. Тонкая фигурка, подбитая коленка, личико, очень аккуратное, с чуть кривыми молочными зубами, в обрамлении каштановых пушистых волос.       А в голове набатом — киднеппинг. Этого ребенка похитили, украли из родного города и дома. Забрали у родных мамы и папы. Мягкий и честный ребенок, не испорченный или избалованный. Честная душа. Даже то, что она осталась одна, не сломало Тсунаёши, увидев других детей, еще более несчастных, девочка старалась забоитить ся о них.       Моя полная противоположность. Я грубая и эгоистичная, циничная, самодостаточная. Если верить воспоминаниям, что я видела, то попала прямиком в Тсунаёши Саваду, главного героя и олицетворение слова «неудача» из аниме «Katekyo Hitman Reborn». А ведь я только недавно закончила его смотреть и начала новое. Иронично…       А я ведь так много всего запланировала на будущее… Хотя чего уж там. Теперь уже это все не важно.        — Чёрт! Как я умудрилась попасть в такую ситуацию? — в уголках глаз невольно собрались злые слёзы. Смахнув их рукой, обратила внимание на одежду. Потрепанная туника серого цвета, не менее потрепанные, черного цвета лосины. Все из жесткой и неприятной ткани. Даже темно-синие носки были жесткими и колючими.       Меня прервал вошедший в помещение мальчик моего возраста. Из-за мрака в комнате, разглядеть его было непросто. Прищурившись, я внимательнее вгляделась в тонкую детскую фигуру.       — Тсунаёши, ты в порядке? — Он подошел поближе, хватая мою руку в свои теплые и такие большие по сравнению с моими собственными. Искренняя забота в приглушенном тихом голове вызывала жалость. Его подруги больше нет…       — Прости, но ты кто? Где я? — тонкий хриплый голосок звучал непривычно и жалко. Мальчишка передо мной замер, руке, в его хватке, стало невыносимо больно.       — Я — Мукуро, — выдохнув сквозь сжатые губы, — Мы в лаборатории Эстранео. Эти свиньи… Дети шакалов, уроды!.. Они лишили тебя памяти… — последние слова он буквально шептал.       Как это в Эстранео? Разве в аниме такое было? Чтобы Тсунаёши попал в лабораторию Эстранео? Хотя в аниме Тсунаёши и вовсе был парнем… Наш разговор прервал охранник. Высоченный как скала, огромные плечи, строгая форма. На поясе висит дубинка, видимо, шокер. По его физиономии было видно, что от избытка интеллекта он явно не страдает. Эта детина подошла ко мне, и грубо схватив за руку повела меня прочь из комнаты. Черт, больно! И так страшно…        — Отпусти меня! Отпусти!       Так страшно! Кто знает, что сделают со мной эти потерявшие всякое понятие о «правильном» моральные уроды… А еще ученые мужи… Продвигатели науки! Детскими страданиями и слезами? Да зачем нужна такая «наука»?!       Обернувшись на Мукуро, в поисках поддержки, встретила его синие-синие глаза, полные злобы и ненависти. Детские кулачки сжимались с такой силой, что мне в какой-то момент показалось, что парнишка бросится на тюремщика.        — Спаси меня… Мукуро! — Я протянула свободную руку ему навстречу. С этим мальчиком нужно дружить. — Не бросай меня одну! Нет!       Меня выволокли из комнаты, коридоры были такими же мрачными, по щекам потекли слезы от страха, а зубы стучали не попадая друг на друга. Хлопнула дверь. Меня втолкнули в новое помещение, высокие потолки, шум вытяжек, столы у стен с множеством раковин, застекленные шкафы со странными стеклянными приборами. В нос ударил неприятный запах чего-то медицинского, горького и сладкого одновременно. Захотелось чихать, глаза от резкого запаха, который присутствовал даже несмотря на вытяжки, слезились.       Но больше всего пугали люди, которые тут были. В белых халатах, с мертвыми глазами, такими безразличными. На меня не смотрели как на человека. Такое чувство, что меня даже за живое существо не считали. Эксперимент. Подопытная. Реактив. Материал.       Глаза зацепились за человека, стоявшего у дальнего шкафа, доверху наполненного коническими колбами и пиницилинками. Он держал в руках шприц, профессионально набирая туда что-то прозрачное. Думаю, надеяться, что это витамины, очень глупо, да? — Что же, коллеги, начнем. Запишите ее номер в журнал, да, сто двенадцать. Сыворотка уже готова? Да, запиши на мое имя. И давайте побыстрее, после обеда нужно ставить новый синтез, а то никаких расходников не напасешься на этот заказ.       Я уже не вырывалась, буквально оцепенев от ужаса. Грубая рука в неприятно липнущей латексной перчатке опустилась на кожу. Стул похожий на те, которые находятся в кабинетах у стоматологов не обрадовал. А толстые ремни и вовсе избавили от последних иллюзий. Зажмурившись, набрав побольше воздуха в легкие, ждала неизбежного.       Дикая, чудовищная боль огненным бутоном распускалась от руки по всему телу. Глаза широко, распахнулись, а рот раскрылся в немом крике… Если бы не ремни, то я бы уе билась в припадке где-то на полу.       Так больно! Пожалуйста! Пусть все прекратится! Хватит!       Словно услышав мои молитвы, боль в левой руке начала стихать… Жаль только длилось это всего несколько минут. — А-а-а-а! — на это раз пылала правая рука. Затем снова левая. Правая. Левая. Правая.       Кричать уже не было сил. Я окончательно охрипла. Не помню, сколько всё это длилось… Были ли ещё какие-то уколы… Кое-как пришла в себя лишь когда меня втащили в комнату к другим детям и бросили на землю. Суки. Горите в А-Д-У! Ненавижу!       Ко мне подошли двое и, подхватив под руки, уложили на матрас. Тело до сих пор содрогалось от всё ещё прокатывающейся по нему боли. Мысли расплывались. Веки наливались свинцом, они всё стремились закрыться и унести меня в спасительную негу сна. И я не смела им противиться. Сознание поглотила тьма.
Примечания:
Бечено)
Fretra: Спасибо за прочтение данной главы, я тут на правах штатного соавтора затесалась. Отредачено на плюс-минус по речи и построению текста. Пост сдал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.