Никогда не смогу сказать прощай 7

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Хор (Лузеры), Richard Madden, Taron Egerton (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
male!Рейчел Берри/male!Куинн Фабрей
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Character study Songfic Ангст Гендерсвап Драма Пропущенная сцена

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Квентин всегда знал, что настанет время, когда им с Реем нужно будет расстаться. Может, ненадолго, а может и навсегда.

au!Madderton как male!Фаберри

Посвящение:
Ливу, с любовью.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Свапнул персонажей Хора, потому что Фаберри канон. И что вы мне сделаете, я в другом городе.
Работа из списка 1000 и 1 AU с Мэддертоном.

Визуализация: https://sun9-56.userapi.com/c856120/v856120979/e930f/mtkSZcg-VCE.jpg

Песня: Glee Cast - Never Can Say Goodbye (отсюда и название)
8 сентября 2019, 23:39
Рано или поздно настает определенный момент, когда дороги должны разойтись. Неважно, как сильно вы любите человека или дорожите им. Квентин всегда знал, что настанет время, когда им с Реем нужно будет расстаться. Может, ненадолго, а может и навсегда. Выпускной год в Школе Маккинли не был простым. На них сыпались один за одним испытания – испытания их дружбы, любви, испытания хорового кружка и футбольной команды. Но они вместе справились со всем. Квентин решил поступать в Йель, в то время как Рей грезил о НЙАДИ и Бродвее. Квентин не мог позволить себе встать у Рея на пути к мечте. Он гордился тем, что Берри так настойчиво двигается к свету софитов, к желанию быть признанным, в то время как у Квентина не было четкой позиции в жизни. Он просто знал, что хочет поступить в Йель. Жизнь его изрядно помотала, но сдаваться он не собирается. Квентин держит в руках заветное письмо с гербом Йельского университета. Что в нем, он не знает. Может быть его не приняли, тогда он вспомнит о запасных вариантах. А если приняли, то он не знает, как сказать об этом Рею. Руки дрожат. Волнение буквально заполняет изнутри. Комом стоит в горле и не дает дышать. Еще немного, и Квентин начнет глотать ртом воздух, пытаясь заполнить свои легкие таким ценным кислородом. Фабре резко надрывает конверт и вытаскивает оттуда лист. Сложенный втрое, он просвечивается, но не совсем ясно, что там написано. Развернув, Квентин пробегает глазами по тексту и видит заветное «Поздравляем! Вы приняты в Йельский университет». Остальной текст он даже почти не воспринимает, дальше все будто в тумане. Дыхание учащается, волнение только возрастает с каждой секундой. На лице, улыбка счастья смешанного с болью. Он поступил. А это значит, что история заканчивается. **** – Чем собираешься заниматься в Нью-Йорке? Мы бы жили в одной квартире. Ты бы мог записаться на театральные курсы, –Рей говорит очень быстро, иногда сбиваясь и зажевывая слова, особенно когда волнуется. Квентин боится ему говорить про Йель. Его руки опять дрожат. Он медленно перебирает кудри Рея, который умостил свою голову ему на колени и мечтательно уставился в потолок. Так они сидят на диване в гостиной Берри уже минут десять. Отцы Рея снова уехали в круиз, оставив дом в полном распоряжении Берри и Фабре. – Почему ты молчишь? Тебе не нравится идея? Да, не футбол, но все же, – продолжает говорить Рей. Квентин делает глубокий вдох. Сейчас или никогда. – Меня взяли в Йель, – Квентин выпаливает эти слова на одном дыхании и зажмуривается. Он боится реакции Берри как огня. Сейчас будет взрыв. Но в ответ тишина. Фабре чуть приоткрывает глаза и смотрит на Рея. У Рея на лице все как всегда написано. Удивление, шок и растерянность. – Прости, что не говорил раньше. Я не думал, что меня возьмут. А тебе лишний стресс был ни к чему. Было прослушивание в НЙАДИ и много всего остального, – словно извиняясь, оправдывается Фабре. Ему жутко неудобно. И он ругает себя за то, что молчал раньше. Но прошлое уже не изменишь. Квентин все еще убежден, что сделал только лучше. Хоть и чувствовал себя от этого паршиво. Почему-то правильные поступки не приносят радости, а скорее приносят боль и страдания. Квентин наклоняется, чтобы поцеловать Рея, но Рей отталкивает его и вскакивает с дивана. – Ты думаешь, что я спокойно на это отреагирую? Мой парень от меня скрывает свое поступление в университет. Я планирую уже наше будущее, а ты ведешь себя как эгоист! – Берри к концу срывается на крик. В его глазах скачут маленькие язычки пламени. Он разозлен. Безумно разозлен. – Милый, я правда не думал, что меня возьмут в Йель... – Квентин делает попытку сгладить конфликт, но Рей в ответ только фырчит и пинает кресло со всей злости. Делает Берри это не совсем удачно и несколько неуклюже, от чего кривится от боли, но возвращаться на диван к Квентину явно не планирует и прыгает на одной ноге. – Ты кусок эгоиста! Думаешь только о себе. И всегда думал. Вы футболисты всегда такие, – продолжает исторгать проклятья Рей. Квентин не знает, что делать. Он злится на Берри из-за того, что тот даже не порадовался за него. А начал сразу думать о себе. – Ты себя послушай со стороны. Кто еще из нас эгоист? Мистер Рей Берри, звезда! – не выдерживает Фабре. Он устал терпеть истерики дивы Берри. Видимо, пришло время высказать все, что накипело. – Ты всегда на ведущих ролях. И последний год я молчал. Я был рядом, когда был тебе нужен, когда ты вечно со всеми ссорился. Я тебя поддерживал. И что я получаю взамен? Истерику. Очередную. А я даже не сказал, согласился или нет. Рей растерянно смотрит на Квентина. А Квентин смотрит на Рея. Они все понимают. Понимают, что это конец их совместной истории. Так проходит пару минут – они молча смотрят друг на друга. Тишину нарушает тихий голос Рея. – Это конец, да? – Видимо, да, - отвечает Квентин. Он закрывает лицо руками. Не плакать, только не плакать. Он поднимает голову и смотрит на Рея. Глаза Берри предательски блестят. Недолго длилась их история. Фабре медленно встает с дивана, подходит к Рею и обнимает его. Крепко-крепко. Рей поначалу пытается оттолкнуть его, но потом сдается – вырваться из объятий Фабре не получается, да и не очень-то хочется. – Сейчас бы заморозить время.. – полушепотом на выдохе произносит Рей. Его голос дрожит, а по щекам текут слезы. –Да.... – также полушепотом отвечает Квентин, гладя по голове Рея. Фабре не справляется с эмоциями, и его глаза тоже наполняются слезами. Он немного отстраняется от Берри, смотрит в его полные слез глаза. Сердце бешено стучит и пытается разорваться на части. – Рей, послушай меня. У тебя все будет хорошо, обязательно. Я куплю тебе билет на поезд, мы будем видеться. Ты будешь приезжать ко мне, а я к тебе. Ты станешь звездой Бродвея. Только не сдавайся, прошу. Тебе не нужен такой балласт, как я. Иди к своей цели. Рей в ответ только молча кивает, не сумев даже и слова вымолвить. Квентин улыбается сквозь слезы, немного приближается к Рею – между их лицами остаются считанные миллиметры, и целует его в губы. Очень аккуратно и нежно. Солоноватый привкус прощального поцелуя Квентин запомнит надолго.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.