Затруднительное положение 21

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Richard Madden, Taron Egerton, Рокетмен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Тэрон Эджертон, Ричард Мэдден
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Настоящий друг не оставит в затруднительном положении...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постельная сцена "Рокетмена" - неисчерпаемый источник вдохновения)
9 сентября 2019, 02:42
      Ричард наклоняет голову, запускает руку в волосы, одновременно обхватывает его губы своими мягкими пухлыми губами. Он ответно приоткрывает рот и кладёт ладони на шею Мэддена. Все должно быть медленно и красиво. С поцелуем с грехом пополам разделались.       Торопливо расстегивать брюки, лёжа на гостиничной кровати, путаться руками, мешая друг другу больше, чем помогая, должно быть весело, Ричард по крайней мере веселился, в пределах дозволенного конечно, но когда крепкая волосатая рука проходится по линии ремня, и чуть спускает брюки вместе с бельём, опять же в пределах дозволенного, Тэрону вот совсем не до смеха. Они бьются с этой частью сцены уже который раз, а ведь следом должна быть ещё и обнаженка.       — Стоп! — деловито командует Флетчер, — давайте ещё дубль, парни.       — Прошу прощения, я на минуту, — Тэрон с загадочным выражением лица выбегает из номера, на ходу застегивая джинсы.

***

      В соседнем номере им устроили импровизированную гримерку, где ждали готовые в любой момент прийти на помощь парикмахеры, костюмеры, гримеры — эти мастера перевоплощений. Следующий номер сняли для отдыха актёров. Именно туда стремительно врывается Эджертон, и захлопнув дверь, прислоняется к ней спиной.       Тэрон досадливо стонет, опуская глаза на свою вздыбившуюся ширинку:       — Боже, парень, ты опять! Ты мне мешаешь, ну пойми же наконец!       Он отлетает вглубь номера, получив мощный пинок от резко открывшейся двери:       — Да чтоб вас!       — Ти, все нормально? — озабоченный голос принадлежит Ричарду, — оу, прости! Ты чего убежал?       — Ничего, все нормально. Воды хотел выпить, — Тэрон ищет глазами оставленную бутыль с водой.       — Воды в номере навалом, — Мэдден указывает большим пальцем за спину, в направлении номера для съёмок — её там хоть залейся. А ты сюда сбегаешь после каждого дубля. Ты тут закидываешься чем-то что ли?       — Нет! — заорал Эджертон, все ещё стоя к вошедшему спиной, — Я. Сейчас. Вернусь.       — Дружище, мы же вроде друзья, поделись, что не так? — Ричард подходит легкой походкой, вставая перед ним и кладёт руку на плечо.       Рука тёплая, сильная. Мэдден был в небрежно накинутом на плечи халате, который ничуть не скрывал крепкую волосатую грудь.       Тэрон шёпотом матерится, поднимая глаза к потолку:       — Ричард, я просил тебя выйти, неужели это так сложно.       — Объясни, почему и я выйду, — доверительно произносит Мэдден, пристально вглядываясь в лицо друга.       — Ладно, хочешь знать, пожалуйста, любуйся! — Эджертон раздражённо разводит руки, которыми неловко прикрывал свой пах, демонстрируя отменную эрекцию.       — Ого! — Ричард одобрительно цокает, — Вот это размер! А на первый взгляд вроде и не скажешь, такой весь аккуратный.       — Боже, Ричард, о чем ты?! — вспыхивает Тэрон. — У меня стояк! На эту чёртову сцену — стояк!       Он раздражённо плюхается в широкое мягкое кресло, и схватив с подлокотника забытое с утра полотенце, кидает его поверх колен.       Вопреки его ожиданиям, оно ничего не скрывает, а наоборот красноречиво топорщится высоким занятным шалашиком на его бёдрах.       — Ричард, иди к остальным, я схожу в душ и приду, — выстанывает он, пунцово краснея до кончиков ушей. — И прости, что ты это увидел. Надеюсь, на нашу дружбу это не повлияет?       Мэдден, державшийся из последних сил заливисто хохочет:       — Объясни, каким образом это должно оскорбить меня до такой степени, чтобы повлиять на наши отношения? Мне кажется ты слишком загоняешься.       — Но у меня встал на тебя!       — Ну, мы же играем любовников, — продолжая улыбаться, спокойно рассуждает Ричард, — для меня твоя реакция лучшая похвала! Значит, все грамотно и красиво.       — Так ты не обижаешься?       — Думаю, что меня больше бы обидело отсутствие такой реакции с твоей стороны. В конце концов не совсем же я урод и в поцелуях считаю себя далеко не профаном. К тому же очень стараюсь.       — Конечно, ты не урод! Ты просто ходячий секс! Эти голубые глаза как у Фрэнка Синатры… А твои губы, мягкие, пухлые как подушечки… — совершенно забывшись, начинает уверять друга Тэрон, только под конец речи понимая, как это все звучит, и сам снова представляя головокружительные поцелуи с Ричардом, обрывается на полуслове, — Черт, Ричард, умоляю, уйди, а то на мне сейчас треснут реквизитные брюки и костюмеры меня прибьют!       — И что ты собираешься делать? — полностью игнорируя просьбу, Мэдден усаживается напротив.       — Для начала дождусь, пока ты уйдёшь, — упрямо напоминает Тэрон, — а потом встану под ледяной душ.       — И какой это будет по счету? Застудиться не боишься? — самодовольная улыбка полностью смазывала эффект от вроде бы заботливых слов. — У меня есть идея получше.       Ричард встаёт и начинает деловито раздеваться.       — Что ты вообще делаешь? — Эджертон на грани истерики. — Вид твоей голой задницы мне сейчас вот прям точно ни к чему!       — Только о себе думаешь, Ти? Я между прочим тоже в затруднительном положении, — скользящие по ногам брюки, выпускают сдерживаемый узкой штаниной член и тот гордо распрямляется в полный рост, натягивая свободное белье.       — Ох, ничего себе! — зачарованно выдыхает Тэрон, — а я думал, что ты такой супер профессионал, что держишь тело под контролем.       — Это просто удачный крой брюк, — отмахивается Ричард. — Сложно оставаться профессионалом, когда ты так искренне трешься об меня. Тэрон покраснел от такой похвалы и смущённо опустил глаза.       — Я могу пропустить тебя первого в душ. Или может, попросим дать нам ещё один номер?       — Душ — временное решение. Мэдден, стоящий рядом в одном белье, был самой возбуждающей картиной, из всех виденных Тэроном за последнее время.       — Нам ещё обнаженку играть, что мы там будем делать, постельным фехтованием заниматься?       — Ой, не напоминай, — жалобно простонал валлиец, — я пообещал, что справлюсь, без дублера.       — Выход один, Ти. Надо кончить. Хорошенько, основательно. Чтоб не сразу захотелось снова, — Ричард говорил так уверенно, что Тэрон аж заслушался, словно они обсуждали очередную сцену и свои действия в ней.       — Вот совет старшего товарища! Логично, прям спасу нет. Ладно, наверное ты прав. Ну, из вариантов ванна и кровать. Сыграем в камень, ножницы, бумага?       — Зачем? Кровать просторная, хватит места обоим, — обыденно заявляет Ричард, как будто речь шла о завтраке за одним столиком в кафе.       Тэрон не выдерживает и возмущённо задыхается:       — Я не буду дрочить в твоём присутствии!       — Как хочешь, — пожимает плечами Ричард с комфортом устраиваясь на кровати, приподнимая подушку к изголовью чтобы облокотиться на неё.       Он ловко скидывает с себя трусы, и чуть разводит ноги для удобства.       Эджертон упрямо поджимает губы, он не любил, когда его брали на слабо.       — Ладно, давай так!       Решительно сняв с себя одежду, он полностью обнажённый ложится с другого края кровати. Настолько далеко, насколько это возможно. Повторяя действия Ричарда, взбивает подушку и опирается на неё спиной, несколько раз приподнимаясь, пока не устраивается достаточно комфортно.       — Удобно? — с вежливой улыбкой уточняет коварная бестия в лице миловидного шотландца.       — Вполне, — кивает он в ответ.       Интересно, размышляет Тэрон, такая наглость и беспардонность в интимных вопросах — национальная особенность или следствие слишком уж привлекательной внешности?       — Ну, значит, можем начать, — Ричард, чуть прикрыв глаза, кладёт руку на свой член. — Ай, черт, смазать нечем. Не сходишь в ванную, может там есть какой-нибудь крем или гель для тела?       Тэрон на время теряет дар речи, что случается с ним не часто. Это уже перебор! Хотя заняться совместным самоудовлетворением тоже, мягко говоря, не совсем нормально.       Единственное, что он смог сформулировать, пытаясь выразить свое возмущение на такую наглость было:       — А не пошёл бы ты?!       — Ладно, можно и по старинке, — Ричард снова как ни в чем не бывало пожимает широкими сильными плечами и облизывает свою ладонь несколько раз.       Валлиец усиленно не смотрит, как друг кладёт блестящую от слюны руку на свой член и легко массирует его пальцами. Он лежит, скрестив руки на груди, с укором уставившись на виновника этой нелепой ситуации, упрямо торчащего у него между ног.       — Ты собираешься кончить при помощи силы мысли? — Ричард уже медленно водит рукой по всей своей немаленькой длине и дыхание его начинает слегка сбиваться.       Если Мэддену стало скучно и он решил развлечь себя, вгоняя его в краску, он не доставит ему такого удовольствия, пусть удовлетворяется самостоятельно, злорадно думал Эджертон. И в ванную он тоже не побежит, как бы не хотелось. Подумаешь, вместе подрочить. В его весёлой театральной юности и не такое бывало. Решившись, Тэрон закрывает глаза и касается своего члена.       — Ты предпочитаешь на сухую?       Черт! Глаза Тэрону пришлось сразу же открыть. Может негодующий взгляд хоть немного намекнет Ричарду, что он ведёт себя слишком вызывающе. Встретиться взглядом с наглым шотландцем получилось не сразу, так как тот, не отрываясь, внимательно разглядывал гениталии самого Тэрона. Когда же он оторвался от созерцания, негодование в глазах Эджертона видимо потеряло свою выразительность, потому что Ричард без капли неловкости пояснил:       — Я больше люблю со смазкой, чтобы лучше скользило.       Тэрон живо представил себе это, воображение услужливо подбросило не только визуальное воплощение слов Ричарда, но и звуковое представление быстрого движения влажной скользкой ладони по крепкому стволу.       — Ты всегда такое трепло в постели? — раздражённо поинтересовался Тэрон, просто попросить заткнуться, ему все ещё казалось очень грубым.       — Я люблю делиться ощущениями и знать, что чувствует партнёр. Только так можно добиться настоящей близости. Ты разве не согласен?       — С общей постановкой вопроса, думаю, что согласен, — серьёзно кивнул Эджертон, — но в необходимости появления этой твоей близости в данный момент, не уверен. Дики, мы решили просто подрочить, чтобы без проблем доснять эту сцену, вот и все. Это как сеанс совместной медитации, групповая терапия.       — Ти, ты очень красивый.       Это что сейчас был комплимент?       Тэрона замкнуло на мгновение. Повторно его замкнуло, когда понял, что лежит, прижатый к кровати сильным телом, и с упоением отвечает на поцелуй. Горячая же ладонь, обвившаяся вокруг его члена, окончательно сорвала все предохранители, и под веками зажмуренных глаз Эджертона взорвались фейерверки разноцветных всполохов.       Мэдден вылизывал языком его ребристое нёбо, кружил вокруг мягкого языка, обнимая одной рукой, в то время, как другая умело ласкала пульсирующую головку, растирая выступающие капли смазки. Ричард то и дело, подносил ладонь ко рту и облизывал её, отрываясь на мгновение от губ Тэрона, чтобы снова скользить по его члену рукой, размазывая вязкую слюну.       Эджертон махнув рукой на вопли внутреннего голоса о том, что происходит что-то не то, с энтузиазмом подавался навстречу, толкаясь в тесно сжатый кулак. Ощущения были на грани болезненных, сам бы он дрочил себе нежнее, мягче, медленней, но в этих сильных быстрых движениях было столько же Ричарда, сколько в его голосе, непослушных кудрях, пухлой нижней губе и горячем взгляде. Тэрон выгнулся в его руках и кончил с тихим протяжным стоном.       — Чудесно, Ти, просто чудесно. Ты бы себя видел! — Мэдден целовал его вспотевший висок, продолжая бережно поглаживать, опадающий член.       Дотянувшись до полотенца, он обтер бедра и живот Тэрона.       — А как же ты? — Эджертон ещё не пришёл в себя, но вежливость никто не отменял. Ричард определённо заслуживал быть отблагодаренным.       — Боюсь, мне придётся довольствоваться сейчас ледяной водой, перерыв давно закончился, — развёл руками Мэдден, — но вечером у нас будет достаточно времени, ты же не откажешься навестить меня после тяжёлого трудового дня?       — Ты специально все это устроил?! Чтобы я не смог тебе отказать? — при всем желании у Тэрона не получается казаться рассерженным.       — Конечно специально, — Ричард закусывает нижнюю губу, бесстыдно разглядывая разморенного Эджертона. — Ты воспитанный мальчик и не оставишь друга в затруднительном положении.       Подмигнув Тэрону, шотландец шлепает босыми ногами в направлении ванной комнаты, заманчиво сверкая голыми ягодицами. Запущенное в него полотенце падает на пол у закрытой двери из-за которой слышен весёлый смех.       — Если надумаешь присоединиться, дверь не заперта!