автор
Размер:
Мини, 11 страниц, 3 части
Описание:
Говорят, все лучшие мелодии принадлежат Дьяволу.
В общем, так оно и есть. Но зато на Небесах самые лучшие хореографы. (c)
Посвящение:
Джайро.
Примечания автора:
ТДТ — танцевально-двигательная терапия.

Некоторые из персонажей не указаны в главных действующих, потому что спойлер.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 5 Отзывы 8 В сборник Скачать

Терапия ангелов

Настройки текста
Доктор Пинель* внимательно наблюдал за танцами ангелов. Беспорядочно кружась по белоснежному паркету, они напоминали детей на весёлом празднике, но никак не искусных танцоров. Доктор записывал что-то в толстый блокнот, предпочитая старые проверенные методы ведения наблюдения новомодным планшетам и чудесам техники. Там, откуда Пинель был родом, подобной роскоши не завезли и не должны были завозить лет так двести ещё. — Посмотрите, как они танцуют. Налицо ведь душевный разлад. У Гавриила, не приведи Всевышний, скоро разовьётся депрессия, — говорил доктор Мишелю Блонди* — одному из лучших хореографов Рая. Блонди сокрушительно вздыхал: как бы ни старался он воспитать в ангелах чувство танца, ничего не получалось — в балете они были как брёвна, несмотря на титанические усилия хореографа. Сначала Блонди боролся с ними, угрожал линейкой и даже почти научил Гавриила выполнять пируэт ан дедан*, но потом плюнул на неблагодарное занятие: Гавриил тогда вывихнул лодыжку, так и не сумев выполнить элемент до конца. — Я думаю, с ним всё будет в порядке, — устало выдохнул Блонди. Гавриил всегда танцевал так, словно у него депрессия: зажато, неуверенно и постоянно поглядывая под ноги. То, что он почти исполнил пируэт — величайшее чудо, которое никогда не повторится. — Посмотрим. Вы, месье, хореограф, но я — психиатр. Вы видите красивые движения, правильные или нет с точки зрения построения танцев, а вот я — смотрю глубже, — поправив на переносице очки, философски изрёк Пинель. Блонди не стал с ним спорить — первые пять раз научили его терпению. В конце концов, все психологи, психотерапевты и уж тем более психиатры сами были теми ещё полоумными. Гавриил остановился, взглянул себе под ноги. Поразмыслив немного, уверовав в свои силы, он начал двигаться увереннее. Рядом пританцовывал Михаил. Его движения были резковатыми, но осторожными, он старательно выводил полукруги руками, выписывал восьмерки, тянул носок и пытался сообразить нечто вроде пируэта. Блонди сочувствующе следил за ним, а Пинелю, похоже, всё нравилось. — В конце концов, тут важна импровизация, — согласился Блонди. Человеку или ангелу не раскрыться, если постоянно думать о правилах и стараться соответствовать им. Однако душа требовала выполнения этих самых правил. Блонди чувствовал себя весьма подавлено. Ох, где же эти Прево, Хильфердинг, Салле*? — Михаилом я доволен. Он бодрый и радостный, — заметил Пинель. Михаил, несмотря на усталость продолжал танцевать под Листа, отдавая танцу всего себя, самозабвенно кружась вокруг Гавриила и широко улыбаясь. — Однако он, похоже, что-то должен сказать Гавриилу. Какие отношения между ними? — Не знаю, — пожал плечами хореограф. — Они оба, вроде как, в любимчиках. Им делить нечего. В самом центре зала танцевал Уриил*. Танцевал как никто другой — все пируэты выполнял чисто, без единой ошибки, светло улыбался при этом и посылал всем свою энергию вдохновения. Душа его переполнялась любовью и радостью, он был счастлив и дарил всем свое счастье. Увидев его, Пинель сделал маленькую пометку: «Недостаток внимания. Уделять больше времени Уриилу» и, перевернув страницу, перешёл к наблюдению за Азирафаэлем. Полчаса Азирафаэль потратил на безуспешные поиски подходящей обуви. Смутившись от созерцания собственных обнажённых стоп, он вышел на паркет и стал в позицию. Кроткими, но мягкими движениями он начал свой танец, иногда поглядывая в сторону Метатрона, выписывающего пируэты рядом. Метатрон, казалось, никого не замечал и полностью погрузился в себя. Однако все знали, что он наблюдает за ними. «Мания преследования», — записал Пинель сразу для всех. Ангелы, архангелы и прочие жители Рая находились под постоянным давлением, стремясь к совершенству подсознательно и сознательно, они боялись сделать что-то не так и постоянно оглядывались или, чаще всего, поднимали взгляд на Метатрона. Этим они и напоминали маленьких детей, поглядывающих на родителей с вопросом: «Пап, я всё сделал правильно?» Азирафаэль, в отличие от остальных, бросил на Метатрона всего один взгляд, а после закружился в невероятной импровизации, напоминающей танец осеннего листа, подхваченного порывом ветра. Он был лёгок и воздушен, словно перышко, его вела невидимая рука вдохновения и веры, он купался в своих праведных эмоциях и испытывал огромное удовольствие от самого себя. «Самовлюблённость», — голос Кроули прозвучал в голове настолько внезапно, что Азирафаэль запнулся, наступил на собственную ногу и с грохотом упал. Ангелы поспешили ему на помощь. — Всё в порядке, — с недоуменным видом отмахивался от них Азирафаэль, отгоняя прочь голос Кроули. Голос никак не желал уходить и снова ядовито произнёс своё «самовлюблённость». — Азирафаэль, у вас какие-то проблемы? — осведомился Пинель, чьей задачей было найти проблемы у любого, даже у ангела и даже тогда, когда сам ангел о них не знал. Азирафаэль скромно пожал плечами, чуть улыбнувшись и сразу же скрыв улыбку. — Вы бежите от себя, — задумчиво сказал Пинель, потирая подбородок и как бы выискивая нужные слова, которые так и не прозвучали. «Вы бежите от себя», — вот и всё, что он сказал тогда, оставив Азирафаэля с собой. С собой он почувствовал себя неуютно и стыдливо. Психиатр подал ему пищу для размышлений, но не объяснил как её стоит есть, с чем и стоит ли вообще. Азирафаэль ускользнул в сторону. Голос Кроули, вновь раздавшийся в его голове, заставил согнуться. Кроули говорил слишком громко: просил принести святой воды и забрать пуанты. «Как ты добрался до этого места? — мысленно спросил оглушённый и растерянный Азирафаэль у Кроули. — И говори тише, прошу тебя!» «О, тут с громкостью не всё в порядке, — он что-то покрутил, громкость убавилась и уши Азирафаэля испытали неземное блаженство. На фоне голоса Кроули играла песня Фредди Меркьюри. — Сигнал наладился, теперь нет помех. Круто сработано, да?»  «Понятно. Скоро буду. Конец. Конец беседы!» — Азирафаэль придал своему голосу строгости и даже жёсткости, но получилось скверно — ангелы не умели быть крайне строгими, они даже падших провожали с улыбкой. «Пусть им там будет хорошо», — говорили они и сияли, прекрасно зная, что хорошо «там» никому не будет. «Как скажешь, как скажешь. Жду в магазине», — голос Кроули умолк. Ангел помотал головой, отгоняя отголоски эха. Метатрон выразительно глядел прямо на него, при этом не открыв глаз. Почувствовав, словно ему на плечи вдруг взвалили груду камней, Азирафаэль осторожно обернулся. Терапия подошла к концу и никого, кроме Пинеля и Блонди в зале не осталось. Они о чем-то спорили — видимо, Блонди решил рискнуть шестой раз. Невидимый взгляд Метатрона приклеился к стоящему на месте, но бегущему от себя Азирафаэлю. Не к добру, не к добру. Даже добро иногда может быть не к добру.
Примечания:
Доктор Пинель — французский врач, основоположник психиатрии во Франции. Он совершил акт гуманности, ставший знаменитым: выхлопотал у революционного Конвента разрешение снять цепи с душевнобольных.

Мишель Блонди — французский артист балета, балетмейстер и педагог. Прево, Хильфердинг, Салле — его знаменитые ученики.

Пируэт ан дедан — балетный термин, вращения en dedans делаются в сторону опорной ноги (т.е. на правой ноге вправо, либо на левой ноге влево).

Уриил — архангел, в канонических текстах Библии не упоминается.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net