Меня тебе подарили 1199

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг и персонажи:
Мукуро Рокудо/Кёя Хибари, Тсунаёши Савада, Кавахира, Реборн
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 44 страницы, 14 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU ООС Отклонения от канона Попаданчество

Награды от читателей:
 
Описание:
Савада Тсунаеши никогда не был образцовым. И за эту необразцовость его любили искренне и беззаветно. Савада Иетсуна образцовым был. Но несмотря на это, его, казалось, ненавидел весь мир.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
1. В начале Тсунаеши - это взрослый Десятый, который попаданец в Иетсуну, а Тсу-кун или Тсуна - старший брат-близнец.
2. Шапка будет пополняться по мере написания, а так же может смениться название

Работа написана по заявке:

Глава 11

23 сентября 2019, 18:55
Примечания:
Ну что же, дорогие читатели! Поздравляю нас с первым юбилеем - 500 положительных оценок!
Никогда бы не подумала, что фанфик моей работы способен набрать столько, да еще и за неделю. Кстати, сегодня мы находимся на 17 строчке в "Популярном" по слэшу, и это тоже для меня шок. Приятный, конечно.
В общем, еще сегодня утром я решила, что если за этот день мы с Вами доберемся до 500, то я сделаю нам подарок. Мы умнички - мы справились, так что принимайте - новая длинная глава с важным куском сюжета!)
      Вот уже третий день Иетсуна не мог найти себе места — пропал Реборн. Насколько бы безответственным в этом мире не был Аркобалено, он ни разу не позволял себе без предупреждения оставлять ученика на столь долгий срок. Савада-младший подумал сначала, что тот просто затаился, чтобы понаблюдать издалека, но нет. Интуиция молчала — за ним никто не следил, никто против него ничего не затевал, и вообще все было спокойно. Но Реборн все равно пропал.       На второй день отсутствия репетитора, Иетсуна начал опрашивать знакомых. Мало ли, вдруг он решил предупредить кого-то другого, вместо нерадивого подопечного, посмевшего угрожать ему жалобой нанимателю. Нана мило улыбнулась и сказала, что ничего не знает (если учесть, что Реборна она искренне считала ребенком, пусть и гениальным — показатель заботливости зашкаливает). Тсуна только раздраженно фыркнул и высказался в том духе, что братцу стоит самому разбираться, если репетитор от него сбежал, не выдержав каждый день любоваться на его высокомерную рожу. У Иетсуны непроизвольно задергался глаз: старший близнец впервые позволил себе выйти из образа милого наивняши. Похоже, не только у него случился конфликт с киллером. Бьянки отказалась с ним разговаривать, а на детей шатен изначально не особо рассчитывал.       Однако, он ошибся. И-Пин, стесняясь и краснея, предположила, что у Реборн-сана какие-то общие дела с ее учителем, потому что он тоже уже третий день ей не отвечает.       Какие общие дела могут быть у двух Аркобалено? Да еще такие срочные, что они побросали все свои дела. Перебор интуицией возможных вариантов из очень короткого списка дал единственный верный ответ — Ария. Или у нее какие-то проблемы с другими семьями, либо…       «Стоит немедленно пообщаться с Кавахирой», — постановил себе Иетсуна, тут же срываясь из дома.       Не то чтобы он знал Арию слишком хорошо... Он виделся с ней всего пару-тройку раз, но даже за эти встречи женщина успела произвести на него исключительно светлое впечатление. А еще она была очень дорога Юни.       Небеса Три-ни-сетте притягиваются друг к другу — Десятый не знал, всегда ли это утверждение соответствовало истине, но у них это было. Бьякуран, несмотря на все неприятности, которые принес вначале, впоследствии стал Саваде Тсунаеши старшим братом. Юни — любимой младшей сестренкой. Правда, когда он говорил об этих двоих в подобном ключе, ехидна-Мукуро не забывал посмеиваться, что в их дружной «семье» явно практикуется инцест. На него, конечно, не обижались.       И если сейчас что-то случилось с Арией… Юни останется совсем одна. У Иетсуны не было подробной информации о Джиглио Неро, он не знал, где сейчас находится Бьякуран, а значит, не мог быть уверен, что о малышке позаботятся. В его нынешней ситуации, когда каждый его шаг был подконтролен Вонголе, и он не мог просто сорваться в Италию, сев на ближайший рейс, ему оставалось только надеяться, что Кавахира не терял из виду потомков последней из своих сородичей и, тем более, действующего Аркобалено Неба.       Уже через пятнадцать минут он почти с остервенением ломился в двери риэлтерского агенства.       — Иетсуна-кун? — впустил взмыленного подростка шаман. Одет он сейчас был в европейского покроя вещи, а галстук и перчатки имели легко узнаваемый принт. Маску Шахматноголовый держал в руках. Становилось ясно — на работу собрался. — Случилось что-то срочное? Я сейчас немного занят. Может быть, подождешь моего возвращения?       — Ария? — выдохнул Иетсуна, получив в ответ согласный кивок. — Возьми меня с собой!       — Зачем? — подозрительно прищурился Кавахира. — Помочь ты ей ничем не сможешь, а светиться на глазах у Аркобалено в моей компании — чистейшей воды самоубийство. Думаешь, я стану тобой так рисковать, Иетсуна?       — Ну так скрой меня в иллюзиях! — воскликнул подросток, решительно сверкая глазами. Шахматноголовый недовольно поджал губы. — Пожалуйста! Там Юни, ей сейчас нужна поддержка. Я не собираюсь никуда влезать и ни во что вмешиваться, просто побуду рядом с ней!       — В этом мире вы с ней даже не знакомы, — привел аргумент шаман, понимая, однако, что уже проиграл этому горящему надеждой взгляду.       — Заодно и познакомимся, — ослепительная улыбка завершила дело.       — Хорошо, — тяжело вздохнул Кавахира. — Но не рассчитывай на слишком многое. Не факт, что она захочет принимать сочувствие от моего спутника. Ты готов, что тебя пошлют куда подальше с твоими соболезнованиями?       — Вполне.       По мановению руки шамана вокруг Иетсуны взвились едва заметные нити Пламени Тумана. Через мгновение на месте подростка появился еще один Шахматноголовый, только чуть ниже ростом. Оригинал взял свою копию за руку.       — Не отходи от меня далеко. Если на тебя нападут, тебе придется использовать Пламя. Иллюзия слишком тонкая, и не выдержит этого. Так что просто оставайся в пределах моей досягаемости, где я смогу защитить тебя, это избавит нас от ненужных проблем.       Дождавшись согласного кивка, Кавахира окутал их Туманом.

***

      Переместились они сразу в спальню, где сейчас собралась толпа народа. Кавахира, недолго думая, тут же погрузил в сон большую часть присутствующих, оставив в сознании только Семерку Аркобалено и Юни, — малышку пяти лет, — сидящую подле матери на постели. Ария выглядела откровенно измученной, но, так же, как всегда, сохраняла на лице светлую улыбку, пытаясь подбодрить дочь и друзей.       Внимание на них обратили моментально — все-таки, Сильнейшие своего времени, — и тут же наставили оружие. Кавахира еле заметно придвинулся к Иетсуне, готовый, если понадобится, ограждать свой беспокойный «подарок» от посягательств.       — Шахматноголовый! — прорычал Реборн, ненавидяще сверкая глазами. — Как ты посмел явиться сюда?!       Кстати, Иетсуну вдруг заинтересовал тот же вопрос — а что, собственно, Кавахира здесь забыл? Насколько он помнил, передача Пустышки Неба вполне спокойно проходила и без присутствия шамана. Но спросить сразу он, конечно, не сообразил, а теперь было не время.       — Ария, — приветственно кивнул Шахматоголовый, полностью игнорируя киллера.       — Здравствуй, — улыбка на губах женщины дрогнула. — Пора?       — Ты не продержишься дольше, мы и так откладывали, сколько могли.       Аркобалено Неба согласно прикрыла веки, чуть полежала так, а потом решительно открыла глаза и посмотрела на дочь.       — Милая, помнишь, о чем мы говорили? Ты согласна?       Девочка — единственная в комнате, помимо Арии и Кавахиры, понимающая смысл диалога, — ярко улыбнулась и кивнула.       — Я все сделаю, мама. Ты можешь не беспокоиться.       Иетсуна, тоже находящийся не в курсе происходящего, мысленно взвыл. Да в чем дело-то?!       «Присмотрись повнимательней к Юни. К ее Пламени», — прозвучало у него в голове. Шатен еле остановил порыв вздрогнуть. Он вгляделся в девочку и обомлел: малышка была обладательницей чистейшего Пламени, вот только не Неба, а Солнца! Иетсуна пораженно вздохнул. Но как же теперь Пустышка Неба? Три-ни-сетте?!       «Такое уже случалось. Нам с Арией придется исказить Пламя Юни на Небесное. К сожалению, это очень болезненно. Я… не хотел, чтобы ты видел», — признался шаман.       Иетсуна до крови прикусил губу. Если бы он только мог занять место Юни… Но он еще в прошлый раз выяснил, что бремя Пустышки Неба может нести только потомок Сепиры.       «Раз уж ты здесь, то можешь помочь», — голос в голове звучал недовольно и ворчливо: «Если ты будешь поддерживать Юни Пламенем Неба, изменения пройдут легче. Ария, к сожалению, сейчас не на многое способна, она и так отдаст последнее. Правда, боль вы с девочкой разделите на двоих».       «Я согласен!» — решительно отозвался Иетсуна.       — Тогда начнем, — весь мысленный диалог занял не больше нескольких секунд, так что никто ничего не заметил. — Мой сопровождающий поможет тебе, малышка. Разрешишь ему присесть рядом?       Юни согласно кивнула и подвинулась ближе к Арии, уступая место молчаливому человеку в шахматной маске. Тот, удобно устроившись, положил ей руку на плечи, слегка прижимая к себе. Аркобалено, до этого выжидающе молчавшие, тут же вскинулись.       — А ну убери руки от нее, кора! — винтовка была приставлена прямо ко лбу.       — Все в порядке, Колонелло, — Ария слабо улыбнулась, наблюдая, как ее дорогие друзья бросились на защиту ее дочери. — Он поможет Юни испытать меньше… неприятных ощущений.       Пока женщина принялась объяснять шестерке «младенцев», что вообще происходит, Иестуна решил получить последние инструкции.       «Ничего особенного тебе делать не придется. Просто укрой девочку своим Пламенем. Воздействие извне ускорит изменения, которыми займется ее мать», — последовал тяжелый вздох: «Ну, а я прослежу, чтобы Пустышка Неба была передана после того, как Пламя Юни изменится, но до того, как Ария умрет».       Шатен непроизвольно чуть сильнее прижал Юни к себе. Та, почувствовав это, подняла на него взгляд и нерешительно улыбнулась. О, боги, за что вы так с ней?..       — Хватит разговоров, нам пора, — заметив, как женщина на кровати побледнела еще больше, чем минут пять назад, Кавахира решительно напомнил о деле. — Ария.       Та послушно кивнула и зажгла свое Пламя. Оно не было слабым, как можно было бы ожидать — решимости женщине было не занимать, — вот только немощное тело не позволит продержать его долго. Юни последовала за матерью. Иетсуна же чуть замялся, вдруг вспомнив об ограничителе, но браслета на руке не обнаружилось (видимо, шаман, в отличие от него, вспомнил о нем сразу и снял еще до перемещения, чтобы Реборн не смог по Пламени опознать своего подопечного), и он поспешил присоединиться к ним. Боль навалилась удушливым облаком, но парень даже не вздрогнул, тут же попытавшись перенести на себя часть ощущений девочки. Он-то потерпит!

***

      Юни тоже было больно, особенно в первые мгновения. Малышке казалось, что ее с размаху опустили в ледяную воду, которая сразу сковала все мышцы, кости, суставы и даже кровь, а потом стала безжалостно их выворачивать, ломать и выкручивать. Хотелось кричать и плакать, но голос отказывался повиноваться, и она просто бессмысленно открывала и закрывала рот. А потом вдруг стало легче: ее как будто занесли с лютого мороза в дом, закутали в мягкое, пушистое и очень теплое покрывало и посадили к жаркому камину. Постепенно отогреваясь, она с трудом сообразила, что в улучшении ее состояния виноват сидящий рядом человек. Его рука, лежащая у нее на плечах, окаменела от напряжения, но незнакомец все равно продолжал прятать ее в собственном Пламени посмертной воли. Юни, несмотря на ситуацию, слегка улыбнулась. Пламя у обладателя второй шахматной маски было необычайно добрым, как и золотые глаза, проглядывающие в прорезях.       Стоило девочке заглянуть в это золото, как в голове тут же забрезжили видения. Люди, мелькающие в них, были ей незнакомы, но создавали удивительное ощущение семьи. Ее семьи. Не той, что перейдет к ней в наследство от матери, не той, что достанется еще от бабушки. Собственные драгоценные люди, которые будут ей так ярко улыбаться, вместе с ней грустить и радоваться, жить и любить. А глава их семейства будет иметь чудесные добрые глаза цвета золотистой карамели.       Как странно — найти свое Небо, чтобы тут же потерять его. Можно ли надеяться, что когда-нибудь те чудесные видения воплотятся в реальность? Или они останутся всего лишь отражением возможного будущего, которое для нее никогда не наступит?       Мысли девочки прервала очередная — последняя, — вспышка боли и ярко засветившаяся на груди Пустышка Неба.       — Ария! — взволнованно раздалось с той стороны, где должны были оставаться Аркобалено. Малышке хватило сил только на то, чтобы повернуть голову к матери и взглянуть на нее в последний раз.       Ария, лежа с закрытыми глазами, удовлетворенно улыбалась.

***

      После передачи Пустышки Неба, Кавахира немедленно засобирался домой. Единственное, что успел сделать Иетсуна перед спешным отбытием — кое-как начеркать свой номер телефона и короткое «позвони мне» на каком-то клочке бумаги, нашедшемся в спальне, и тайком подсунуть его Юни, пока Аркобалено скорбели над телом умершей. Потом он был схвачен за руку и перенесен обратно в Японию.       — Кавахира… Как такое может быть? — спустя полчаса, после того, как немного оклемался, спрашивал шатен. — Почему Юни Солнце? Причем не чье-нибудь — мое?! Я думал… Хибари и Мукуро недавно приняли меня — я уже даже чувствую устанавливающуюся связь, — и я подумал, что если я и Иетсуна являемся двойниками, то и Хранители нам предназначены одни и те же. Тогда почему Юни?!       — Успокойся, — сочувствующе посмотрел на разволновавшегося парня шаман, успевший вернуть себе привычно-японский вид. — Я не знаю, почему девочка Джиглио Неро родилась не Небом. Но она не первая такая в своей семье, было еще два случая, так что не вижу в этом ничего страшного. А насчет Хранителей… Почему ты считаешь, что, несмотря на другие изменения, здесь все должно было остаться неизменным?       — Но ведь Кея и Мукуро выбрали Иетсуну, а не Тсунаеши…       — Они выбрали того, кто был им симпатичней, — пожал плечами шаман. — Остальные поступили так же. Что тебя смущает?       — Что они поделились, — шатен недовольно фыркнул. — Десятым Вонголой предназначено стать Саваде Тсунаеши — маленькой копии Примо. Логично предположить, что и Хранители ему достанутся такие же. Но уже двое из них предпочли другого. И я бы понял, если бы так сделал весь «комплект», а тут…       — Если тебя заботит только сохранность, как ты выразился, «комплекта», то ты волнуешься напрасно: у Мукуро есть младшая сестра, пусть и не родная и даже не двоюродная, а у Хибари — младший брат, которые тоже являются мини-копиями первых Хранителей Вонголы. Так что мир соберет свою мозаику и без твоих душевных метаний, Иетсуна-кун. Побереги свои нервы и просто прими, что вы с Тсунаеши поделили Хранителей пополам. И тебе, на мой взгляд, досталась лучшая половина.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Автор-сан, я вас люблю! Никак не ожидала, что Юни окажется Солнцем и не просто Солнцем, а хранительницей Иетсуны. Вдохновения и печенек вам!
Реклама:
Ох, Юни...
Надеюсь то будущее не останется просто видением.
Проклятие Тсуна снимать будет? Хотя да, глупый вопрос.
Вдохновения)))
P.S. Интересно будет посмотреть на реакцию Бьякурана при встрече с гг
Оооо, как интересно, ураганом будет Бьянки? А кто тогда Гроза и Дождь? Эх, скорее бы узнать! Это было великолепно автор!
Жаль Арию, она хороший человек, печально что она погибла именно так.
Но, всё же, кем они в итоге станут, как но это отреагируют Тсуна с ко, Аркабалено, Вария, другие семьи?

Удачи вам, автор!)
Воу-воу, уже прода, какое счастье! Еху, Юни в семье Тсуны и всё равно, что она теперь Небо, Дечимо свою семью не бросает! Ес! Спасибо вам огромное за работу и ваш труд! Глава классная, а наше любимое Небо теперь может воздействовать на Кавахиру умильными глазками, хехехе. Удачи вам и Вдохновения. Будем надеяться, что быстро Реборн поймет, Мукуро и Кёя, на стороне истинного (!!!) Неба, а не на той поделки и от ребят отстанут.
Ой как здорово )) Очень любопытно посмотреть, что скажет Реборн, когда увидит истинного Иетсуну...на счет Тсуны, я смотрю в тихом омуте...надеюсь, Иетсуна покажет всем по чем фунт лиха стоит и будет счастлив со своим спутником назло всем и всему ))
Реклама:
бета
Воу, не ожидала, что Юни станет солнцем Иетсуны~
Хехе, лучшая половина досталась Иетсуне, ага~
Спасибо и желаю вдохновения!
Очень захватывающий и интересный сюжет, спасибо за такую замечательную главу. Вдохновения вам)))
>**Blizard99**
>Оооо, как интересно, ураганом будет Бьянки? А кто тогда Гроза и Дождь?
Не надо Бьянки!!!! Лучше - Фонг, да даже Ипин - лучше.

>**satoriset**
>Не надо Бьянки!!!! Лучше - Фонг, да даже Ипин - лучше.

Ахаха, это да :D
Иначе наша новоявленная семья долго не проживёт xD
Шикарно! Очень рада, что и здесь Юни не останется одна.. Надо же, очень неожиданно... Благодарю^^ Очень понравилось! Печально, что Арию спасти не удалось....
Реклама:
Интересный поворот! Но я рада, что Они теперь не одна, да и у Тсуны появилась возможность наладить отношения с "младшей сестренкой", всё-таки Бьякуран, если я правильно помню, сейчас ещё учится и, возможно, ещё в школе. Кстати, мне тоже очень интересно будет посмотреть на встречу Тсуны и Бьякуран с этой его манерой заглядывать в другие миры. Узнает или нет?

И, кстати, меня тут один вопрос терзает: существуют ли в этом мире так называемые "истинные" хранители? Ну, типа как с соулмейтами? Просто Мукуро и Кея именно выбрали Тсуну и только потом начала формироваться связь. А Юни сразу поняла, что это её Небо, а не что может стать её Небом. Как будто они друг другу предназначены свыше. Или это результат ее пророческого дара и она просто увидела, что могло бы быть? Блин, запутанно как-то выходит, но лучше сформулировать не получается.
автор
>**Tamiraina**
>Интересный поворот! Но я рада, что Они теперь не одна, да и у Тсуны появилась возможность наладить отношения с "младшей сестренкой", всё-таки Бьякуран, если я правильно помню, сейчас ещё учится и, возможно, ещё в школе. Кстати, мне тоже очень интересно будет посмотреть на встречу Тсуны и Бьякуран с этой его манерой заглядывать в другие миры. Узнает или нет?И, кстати, меня тут один вопрос терзает: существуют ли в этом мире так называемые "истинные" хранители? Ну, типа как с соулмейтами? Просто Мукуро и Кея именно выбрали Тсуну и только потом начала формироваться связь. А Юни сразу поняла, что это её Небо, а не что может стать её Небом. Как будто они друг другу предназначены свыше. Или это результат ее пророческого дара и она просто увидела, что могло бы быть? Блин, запутанно как-то выходит, но лучше сформулировать не получается.

Вспомните, как отреагировал на Иетсуну Кея, и ответьте на свой вопрос сами)))
Не получится - я постараюсь как-то в следующих главах пояснить.
Реклама: