Сбежали 22

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Южный Парк

Пэйринг и персонажи:
Кеннет Маккормик/Леопольд Стотч, Кеннет Маккормик, Леопольд Стотч, Карен Маккормик
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Драма Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кенни, Карен и Баттерс вместе сбежали из дома.

[Сборник Драбблов]

Посвящение:
Доку, Полке, если она по какой-то причине забрела сюда и моему личному Паладину Баттерсу, который помог мне не взорваться от желания обсудить Банни.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вау, я ничего не писала (кроме школьных сочинений сквозь слёзы) и не публиковала более чем два года, какие странные ощущения. Данный фанфик я пишу в свободное время, чтобы отвлечься, потому не претендую на что-то великое, но все равно надеюсь, что он вам понравится!

https://vk.com/wall-136635117_1064 - арт, который можно считать обложкой к сборнику и работая над которым я и решила взяться за все это.

Тихая ночь

18 сентября 2019, 11:21
      Они сбежали из дома. Решение было более чем спонтанным, но размышляя над событиями прошедшей недели к Баттерсу в голову начинала закрадываться мысль, что к их грандиозному побегу они готовились долгие годы.  В голове безумным калейдоскопом,  вызванным эйфорией от происходящего, проносятся яркие картины. Вот юному Леопольду девять и отец, загнанный в угол своим же безумцем, закрывает его в подвале.  А вот уже Баттерс, которому давно как исполнилось четырнадцать (ему почти пятнадцать, остается подождать всего пару недель и он официально станет на год старше, это наполняет паренька странным чувством гордости,) вылезает через окно на улицу и спотыкаясь бежит прочь от дома под громогласные крики Стивена Стотча. Бежит прочь, цепляясь за руку Кенни Маккормика. За углом их поджидает одновременно напуганная и заинтригованная происходящим Карен. В ее руках на удивление крупный для такой малышки рюкзак, с собой они пытались унести все, что могли. Кенни хватает за руку и ее и вот они уже несутся вместе на встречу неизвестности и не смеют останавливаться, пока не покинут черту злополучного города.       Баттерс старается не оборачиваться. За обеденным перерывом в школьной столовой пять дней назад они с Кенни пришли к заключению, что юным Маккормикам открыто сбегать было более чем безопасно. В алкогольном угаре их родители точно не заметят пропажу детей первые пару дней, а потом, если уж и осознают свою ошибку - не смогут ничего поделать, ведь к этому моменту ребята рассчитывали быть очень и очень далеко. По мнению Кенни опасность представляла лишь одержимая контролем чета Стотчей. Но почему-то Баттерс, все ещё чувствующий на своей спине осуждающий взгляд Отца, понимал, что те даже не вызовут полицию. Потому что, как и большая часть его сверстников, считали его безвольным и слабохарактерным. Стивен Стотч был уверен, что его сын вернётся обратно не пройдут и сутки и Баттерс понимал это. Понимал и злился до подступающей к горлу тошноты. Он сам не заметил как ускорил шаг.           

***

      Направо от забытого всеми фермерского участка, влево от Старкового пруда, снова направо, но уже от громоздкой таблички с названием города и, наконец, прямо до заброшенного охотничьего домика. Лео сам не заметил, как их маршрут словно отпечатался в его голове. Направо, влево, направо, прямо. План их совместного путешествия они с Кенни составляли вместе (хотя после тот и хранился у Маккормика, ведь для них обоих уже давно не было секретом, что Стотч старший периодически обыскивал все личные вещи своего сына,). И было не удивительно, что он помнил его досконально ещё до того, как они отправились в путь. Тем не менее то, что мозг не уставая напоминал Баттерсу о пути обратно все больше начинало походить на диверсию от собственного разума.       Погода в Колорадо ночью не сильно отличалась от дневной, но отчего-то в небольшой деревянной лачуге, которую ребята выбрали первым временным местом для ночлега - стоял невообразимый холод. За окном стрекотали сверчки и кузнечики, а Баттерс, словно в ритм их ночной беседе дрожал всем телом. Направо, влево, направо, прямо: мысленно вторил себе он. Несмотря на то, что с их грандиозного побега прошел целый день, сердце в груди все равно бешено билось, словно мальчик все ещё бежал по железной уличной гальке в сторону железнодорожных рельс. Баттерс незаметно для себя глянул вниз, проверяя, спят ли Карен и Кенни, прежде чем полностью погрузиться в воспоминания.       Руки троица разомкнула только возле самой границы города. Точнее, подбегая к ней оба Маккормика, ведомые общим порывом, вскинули их вверх, Карен шумно смеялась, пока Кенни позволил себе издать победный клич куда-то в небо. В отличие от них юный Стотч лишь замедлил шаг, с каким то внутренним недоверием приглядываясь к спутникам. Внутри него бурлил восторг, одновременно смешиваемый с осознанием, что теперь он волен делать все, что ему захочется. Эта мысль, что сейчас, что тогда, вызвала у Баттерса неконтролируемую волну дрожи. И невообразимо сильный страх. В тот момент Баттерс был напуган величиной открывшихся для него просторов свободы. Право выбора словно бездна грозилось поглотить его. Тем не менее, тогда из мысленных тисков его вовремя вытянул Кенни, который, заразившийся смехом Карен, посмотрел на Стотча настолько проникновенно, что внутри у Баттерса все ухнуло куда-то глубоко вниз и одновременно грозилось отправить его сердце в полет прочь из грудной клетки. Кенни лучезарно приглашал его разделить с ними всю животрепещущую радость, которая переполняла их в тот момент и кем в конце концов был Баттерс, чтобы отказывать.       Сейчас, как Лео убедился ранее, Маккормики крепко спали. Карен прятала свое детское личико в капюшоне куртки рядом лежащего брата. А Баттерс был напуган не открывшимися для него возможностями, а тем, насколько скорее всего длинным будет его домашний арест. Он помнил как широко улыбался тогда, день назад, за чертой города. А ещё он помнил как мама заставляла его носить бумажный пакет на голове, чтобы не вызывать у людей отвращение своей улыбкой. Направо, влево, направо, прямо. Баттерс боялся засыпать и не был уверен, что в нем не проснется (никогда ранее не тревожащий его) лунатизм, а утром, открыв глаза, мальчик не обнаружит себя на пороге родного дома. Три часа ночи были идеальным временем для загадочных и пугающих звуков, лишь усугубляющих ситуацию. Испуганно озираясь в сторону входной двери Баттерс как никогда завидовал Кенни. Тот, кажется, получал странное удовольствие от всей ситуации, в которой они оказались. По крайней мере, по тому, как он держался и словно был олицетворением раскрепощенности - создавалось ясное впечатление, что побег из дома для одноклассника был событием по обыденности сравнимым с походом в магазин за хлебом. За окном надрываясь крикнул филин и Баттерс невольно вжался в стену. Направо, влево, направо, прямо. Возможно, будь он таким же храбрым, как Кенни у него и проблем дома бы не было, он мог бы постоять за себя и не сидел бы сейчас на сыром деревянном полу. Направо, влево, направо, прямо. Мама снова лишь недовольно покачает головой, когда он вернется. Также она качала головой неделю назад, в тот злополучный день, когда юный Стотч пришел домой весь в слезах, а ночью на пару с пробравшимся к нему в комнату через окно Маккормиком пришел к выводу, что с них обоих хватит безумия этого города. Направо, влево, направо, прямо. В конечном итоге Лео никогда не был достаточно хорошим ребенком. Направо, влево, направо, прямо. А его родители по-своему, но все же любили его, так что, возможно, после заслужено убитых тяжёлой рукой домашнего ареста нескольких месяцев, все у него в жизни будет не так уж и плохо. Баттерс сам не заметил, как по своей, выработавшийся ещё в раннем детстве привычке, стал стучать кулачками и тереть друг о друга костяшки пальцев.Направо, влево, направо, прямо.       Видимо в какой-то момент он все же произнес застрявшую в голове цепочку в слух, потому что руки его накрыла чужая ладонь ( Баттерсу моментально пришлось приложить очень много усилий, чтобы не отпрянуть), а ночную тишину прорезал чужой, немного хриплый от недавно прервавшегося сна, голос.       - Баттерс, - руки Кенни были непривычно холодные. Не то чтобы они когда нибудь держались за руки помимо вчерашнего дня и их совместной поездки на Гавайи в четвертом классе. И несмотря на то, что в обоих этих случаях на Кенни были его вечно потрепанные перчатки, Баттерсу хватило ещё первого их невербального контакта чтобы потом в ярчайших красках вообразить себе насколько, наверное, должны быть теплыми чужие ладони. Реальность оказалась слишком отрезвляющей.       - Да, Кенни? - Баттерс был уверен, что говорил шепотом, но собственный голос раздавался в ушах раскатами грома. Только сейчас он понял, что на однокласснике не было его перчаток, наверное тот сам отдал их редко о чем смеющей просить Карен. Когда пальцы Кенни, в отклик на прозвучавший голос, рефлекторно сильнее сжали чужие руки, Баттерс был готов моментально вскочить со своего места и побежать к походной сумке, чтобы найти и отдать Маккормику свои варежки. Даже если ему придется натягивать их на него силой.       - Сомневаешься? - тихо, словно сам не желая знать ответ на свой вопрос, спросил он.       - Нет, Кенни, что ты, просто я...ох черт...- Баттерс сам не заметил как начал тараторить и теперь даже хватка друга не могла остановить его от въевшихся в мышечную память постукиваний кулачками. Баттерс громко всхлипнул. Ему в ответ Кенни издал какой то странный звук, напоминающий смесь стона и гортанного хрипа. Баттерс моментально убедил себя, что его лучший друг так смеялся, хотя что-то на задворках сознания отчаянно кричало, что на смех это было абсолютно не похоже. Улыбаться вместе с друзьями для Лео было сравнимо хобби и его губы, до которых уже добрались соленые дорожки слез исказились в кривой полу-улыбке.       Кенни убрал руку, но ещё до того, как Баттерс успел испугаться, похлопал ей по своей груди, приглашая. Баттерс был уверен, что если бы не страх разбудить Карен, сводящий все диалоги до минимума, то он бы услышал лукавое "иди сюда". И вовсе не важно, что на самом деле звучало бы это вовсе не с икрами задора, а с ощущением срочно необходимой в заполнении пустоты.       Все ещё глупо улыбаясь, но теперь лёжа уткнувшись носов в чужую парку, Баттерс старался не замечать, что его тихие всхлипы были не единственными в помещении.
Примечания:
Спасибо за прочтение первого драббла! Если честно, не очень хотела поднимать тему Стивена и Линды в этой работе, но все таки решила начать с нее, чтобы потом затрагивать лишь по необходимости (все таки, слишком спорно к ним отношусь, ибо искренне считаю, что Лео они действительно любят, но с другой стороны, недостаточно просто любить своего ребенка, если ты пытаешься утопить его в машине). Первые пару драбблов будут сконцентрированны на повествовании со стороны Баттерса, но для Кенни у меня тоже кое-что заготовлено. Следующая часть также будет затрагивать Мистериона и Хаоса, так что готовим свою любовь к архиврагам, девочки ;)))