Диссонанс

Фемслэш
NC-17
Завершён
172
автор
nmnm бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
355 страниц, 36 частей
Описание:
Что происходит, когда встречаются два талантливых музыканта?
Хочется верить в рождение шедевра, но…
не всегда один музыкант сразу принимает талант другого, особенно, если этот называемый “талант” так себя и называет.
Одна - раздолбайка. Она же,полна негатива к людям и считает всех вокруг кретинами.
А другая - состоявшийся и известный музыкант, утратившая веру в ныне подрастающее поколение."Они ведь все такие испорченные…"
К сожалению или к счастью, их столкновение окажется неизбежным.
Примечания автора:
Кристина Мейсон:

http://68.media.tumblr.com/d050ba8b14bfd4ca3288a409a56a4217/tumblr_mpxooyyna31qf76fao1_500.jpg


https://i.pinimg.com/736x/c3/c5/97/c3c5970ec6703be6dfc4f0a1cb25ee44--nanna-bryndis-hilmarsdottir-looks.jpg


https://pp.userapi.com/c636522/v636522125/4fa8c/aZbYhkEmvf4.jpg


Диан Дикорте:


http://snowballent.com/upload/1491793148_i0.jpg



http://snowballent.com/upload/1535338225_i3.jpg



http://t1.daumcdn.net/thumb/R2000x0/?fname=http://cfile25.uf.tistory.com/original/223B933755D16AFA1DF6B8
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
172 Нравится 191 Отзывы 45 В сборник Скачать

24

Настройки текста
Утром Кристина не узнавала саму себя. Несмотря на то что её вечер действительно был потрясающим, как выразилась Диан, и в нём было много алкоголя в компании Томаса Готье, она не чувствовала себя разбитой. Никаких головных болей с утра и никакого похмелья. «Что ж, поздравляю, Кристина, ты становишься алкоголичкой», — подумала девушка, усмехаясь своему отражению в зеркале. Она приехала в филармонию одной из первых. Ей нужно было с глазу на глаз поговорить с господином Лораном, отыграть ещё одну или несколько репетиций, ведь, насколько Кристине было известно, ей замену пока даже не искали, а уж потом можно смело отправляться в другое русло, в свободное плавание. Крис ждала господина Лорана возле его кабинета. Сначала она обрадовалась, когда услышала его голос неподалёку, затем она услышала голос его собеседника, который точно принадлежал Томасу, и тут её сердце рухнуло, оседая где-то внизу. Разумеется, предполагалось то, что рано или поздно Томас вмешается, если Кристине придётся оплачивать неустойку, к примеру, но она не думала, что господин Готье окажется таким нетерпеливым человеком и разрушит все её планы на мирное расторжение договора. Когда Томас и господин Лоран попали в поле зрения Кристины, ей хотелось мгновенно научиться стрелять глазами. В буквальном смысле. Тогда она застрелила бы Томаса на месте и вместе с ним слегка ошалевшую Никки, которая, естественно, приехала с господином Лораном и молча, напоминая побитую собаку, шла рядом с ними. Никки не изменилась в лице, увидев Кристину. Она кивнула девушке в сторону их ещё закрытой репетиционной и, оторвавшись от мужчин, незаметно отошла туда сама. — Ник, я знаю, что ты мне сейчас скажешь, — вздохнула Кристина, уставившись теперь на спорящих в отдалении о чём-то мужчин, размахивающих руками. — Я не осуждаю тебя, — наконец подала голос Никки, пожимая плечами. — Просто тебе нужно было сказать это не через Томаса. — Я и не собиралась пользоваться ртом Томаса. Он пришёл сам. Знала бы, что так будет, ещё вчера бы поставила господина Лорана в известность. Ты слышала, о чём именно они говорят? — О тебе, конечно. Томас говорил, что его проект даже по темпераменту тебе ближе и вы намного лучше понимаете друг друга и чувствуете. Говорил, что тебя ждёт то, чего ты по-настоящему заслуживаешь. — Господин Лоран выглядит слишком сурово, — задумчиво прошептала Крис, не сводя с него глаз. Мужчина направился в свой кабинет спустя ещё пару минут общения с Томасом, а господин Готье ретировался на выход. — Тебе всё равно придётся поговорить с ним лично. Он поймёт и примет, если ты не планируешь выставить его дураком. — Кажется, это за меня только что сделали. И в этой своей догадке Кристина была права. Томас был бы не собой, если бы не приехал позлорадствовать. Кристина решилась на разговор прямо сейчас. Оттягивать куда-то ещё — уже было неуместно. Постучав в дверь кабинета, а затем услышав спокойное: «Я занят», девушка всё же открыла дверь. Она не спросила разрешения войти и не сразу объявила о цели своего визита. Это было не столь обязательным действом, особенно если поднять глаза и посмотреть на господина Лорана. Он был бледен как мел, руки подрагивали от пальцев до кистей, рядом стоял пустой стакан, и пахло так, будто Кристина вошла в аптеку. Вероятно, лекарствами. Он слишком перенервничал, хоть и держался довольно стойко. — Мисс Мейсон, — также спокойно произнёс мужчина, поднимаясь с кресла и тут же практически падая в него обратно, хватаясь пальцами за переносицу. Он выглядел так, словно находился в предобморочном состоянии. — Я хотела поговорить с вами. — Да, я, кажется, догадываюсь, о чём пойдёт речь. Томас Готье удостоил меня своим визитом. — Я видела, как вы общались, господин Лоран. — Что ж, — мужчина с толикой грусти взглянул на свой пустой стакан и воззрился на девушку, стараясь как можно естественнее улыбнуться, — полагаю, вы действительно подумали о том, на что решились. — Да. Это полностью взвешенное решение. — Мисс Дикорте будет неприятно удивлена этой новостью. — Кристина прикусила себя за язык, чтобы не выпалить то, что Диан знает об этом. — Подумайте о том, как вы преподнесёте это ей, и не затягивайте. — Я скажу ей сегодня. — Хорошо. Господин Готье пожелал, чтобы мы отпустили вас как можно скорее, и он обещает взять на себя всю ответственность за наш разорванный контракт, если вы понимаете, о чём я. — Понимаю. — Я рад. И ещё один момент… — Господин Лоран достал из ящика в своём столе чистый бланк и протянул его Кристине: — Вы должны заполнить и подписать этот документ. — Увидев, как брови девушки ползут вверх, мужчина поспешил объяснить: — Видите ли, Мисс Мейсон, я давно работаю с разными музыкантами. И иногда, к сожалению, некая ротация происходит. Кто-то приходит, кто-то уходит, а мы остаёмся и продолжаем работать. Проект, над которым мы работаем, важен не только для меня. Он важен для всей истории музыки. Классической и современной. Господин Готье, я уверен, тоже не прочь узнать об этом проекте что-то большее, чем просто название. Потому я вынужден обезопасить его. — Вы указали слишком неподъёмные суммы здесь. — Кристина так и смотрела на документ в своих руках, гипнотизируя цифры. — Вам не придётся оплачивать этот счёт, если вы не планируете делиться с господином Готье информацией. — Хорошо, я это подпишу. — Крис не задумываясь взяла протянутую ручку и поставила свою подпись во всех нужных местах, не интересуясь тем, что значат другие пункты и какую ответственность она несёт теперь. — Благодарю вас! Должен сказать, что мне искренне жаль, мисс Мейсон, что мы вот так прощаемся. Очень жаль. — У вас есть мисс Дикорте, а она гений. Вы обязательно справитесь без меня. — Кристина поднялась с места и покинула кабинет господина Лорана. Внутри было странное ощущение. Будто что-то сковывало. Будто в душу был налит раскалённый свинец. Кристина вошла в репетиционную с отсутствующим видом, но её присутствие заметили и Диан, и Никки, которые вносили какие-то исправления в текущий репертуар. — Мисс Мейсон, вы перепутали дверь? — снисходительно поинтересовалась Диан, попутно указывая Никки в какую-то строку для исправления. — Кажется, выход находится этажом ниже. — Правда? — Крис пожурила себя за дерзость, ведь Диан специально могла её провоцировать. Так как ей, возможно, тоже обидно, что она бросает их в ответственный момент. — Обязательно воспользуюсь им, когда мы закончим репетицию. — Вы закончили свои репетиции, насколько мне известно.   Кристина перевела свирепый взгляд на Никки, которая в ответ лишь пожала плечами и одними губами сказала: «Так будет лучше». — Да, пожалуй, вы правы, мисс Дикорте. Наверное, мне не следует растрачивать свои силы почём зря. — Всего хорошего, — просто ответила Диан, по-прежнему не отвлекаясь от своего занятия. — И вам. Кристина чувствовала себя призраком, когда покидала филармонию. Она не думала, что всё окажется настолько просто. «Меня просто приняли, просто многому научили и просто послали на хрен. Ну не прямо послали, конечно, я утрирую, но в общем всё почти так». Как и говорил Томас, Кристина могла сама воздействовать на свой график, пример которого пришёл на её почту, спустя пару часов после того, как она вышла из филармонии. Он был довольно щадящим, по сравнению с филармонией. И если бы ей дали возможность, она бы урезала сон и успевала бы работать в двух проектах одновременно. Приехав в свою небольшую студию, которая почему-то сейчас казалась ещё меньше, Кристина сравнивала себя загнанной ланью. Всё вроде происходило по сценарию, заложенному в её голове, но, чёрт возьми, всё равно было как-то некомфортно. «Может, это из-за того, что мне всё же немного стыдно? Я обещала, что не покину проект, но в итоге я это сделала. Или, может, из-за того, что с Диан снова не выходит поговорить по-человечески? Она действует мне на нервы своей надменностью и отстранённостью. Вот серьёзно, зачем она так? Лично ей я ничего плохого не сделала. Хотя… о нет, я ей вчера опять звонила, когда отмечала своё новое начало с Томасом…» *** Мисс Дикорте думала о том, что однажды ей надоест слушать почти оглушающий крик господина Лорана и она молча уйдёт. Это уже продолжалось на протяжении получаса. Как только Диан закончила репетицию и собралась ехать в студию, господин Лоран изволил пригласить её в свой кабинет. Если бы только Диан знала, что он устроит ей взбучку, она бы сослалась на неотложные дела. — Уму непостижимо, мисс Дикорте! — в очередной раз прокричал мужчина. — Я стоял и обтекал, когда господин Готье хихикал мне в лицо и пытался заткнуть своими деньгами. Вы даже себе не представляете, каково это! Какой-то червь-паразит проникает в моё детище и выдёргивает из него всё то, что я сам туда вкладывал! Почему вы молчите, мисс Дикорте? Вы были той, кто на днях мне сказал, что повода для беспокойства нет. И что же мы имеем? Мы потеряли одного из ключевых музыкантов! — Диан подпёрла голову рукой, невзирая на то, что локоть уже немного сводило. Она просидела в этой позе столько, сколько господин Лоран её отчитывал. Когда он замолчал и ринулся к кулеру с водой, женщина решила, что теперь и ей можно сказать пару слов, прежде чем она уедет. Тео наверняка её уже потерял в студии. — Я понимаю, что вы чувствуете, господин Лоран, — начала Диан, выпрямляясь в спине и принимая более уверенную позу, — мне, как и вам, эта новость приносит неудобство. — Неудобством — это слишком мягко можно назвать! — Позвольте, я закончу. Мужчина тут же замолчал и пригубил стакан с водой, делая крупные и вследствие этого громкие глотки. — Благодарю. Мисс Мейсон слишком импульсивная и ещё недостаточно сформировавшаяся личность. Ей предложили лучшие условия, и она согласилась. Любой музыкант, на её месте, задумался бы над предложением Томаса. — Мисс Дикорте… — И она не является исключением. Мы решим проблему её отсутствия. У нас есть другие музыканты. Бесспорно, она талантлива, но не является кем-то незаменимым. Соглашусь, мы потеряли много времени, но мы поняли, как и что нам лучше делать, а чего делать не следует. Мы знаем, как играть слаженно, и мы продолжим наши репетиции. Возможно, я поработаю дополнительно над тем, чтобы заменить некоторые партии гитары и внести тот фрагмент, который написала мисс Мейсон. Мы купим у неё эту партию, чтобы избежать каких-то проблем с Томасом. — Что конкретно вы хотите заменить, мисс Дикорте? — Думаю, нужно будет переместить гитарное соло в самый конец, чтобы я могла его исполнить. — Вы? Собираетесь взять в руки гитару? — Да. Боюсь приглашённому музыканту будет слишком сложно разобраться во всём и взять на себя ответственность ещё и за соло. Я помогу ему. — Что ж… У вас есть предполагаемая кандидатура? — Да. И будьте уверены, он не покинет проект накануне концерта. Господин Лоран протяжно выдохнул и помотал головой: — Делайте, что считаете нужным, мисс Дикорте. Только, прошу вас, помогите мне реализовать всё. — Я всё ещё уверена, что переживать не о чем. Мы проделали большую работу, и мы доведём проект до конца. А теперь, извините, но мне нужно бежать. — Да, конечно. Простите, мисс Дикорте, я не хотел повышать голос на вас… Если бы не вы… — Всё в порядке, господин Лоран. На вашем месте я бы тоже с трудом могла мыслить рационально. Диан не злилась на Кристину, как бы ей ни хотелось на неё разозлиться. Она просто волновалась за неё: «Эта девчонка действительно не понимает, с кем связалась». Тео встретил мисс Дикорте с дурацкой улыбкой и крепкими медвежьими объятиями. — Ты сломаешь мне что-нибудь, если будешь так крепко обнимать. — Диан с улыбкой отстранилась и прошла в студию. — Я ждал тебя почти два часа, имею право немного размять тебе косточки. Будешь ужин? Я заказал на двоих. — Слишком жирная пища вредна. — Ничего не есть — вреднее, а ты, я более чем уверен, забыла, когда последний раз ела. Ты же всегда работаешь, пока не упадёшь. — Не всё так плохо, как ты говоришь, Тео. — Мы оба знаем, что я прав. Итак, сначала еда, а потом твой самородок. Если бы раньше мисс Дикорте сказали, что она будет писать альбом Кристине Мейсон, она бы заранее обвинила того человека в клевете. Но теперь… Диан слишком сосредоточенно и до глубокой ночи слушает из динамиков голос Кристины и записывает для него музыкальное сопровождение. — У неё очень чистый голос, — сказал Тео полушёпотом, чтобы не помешать Диан. Он присел рядом, смотря то в один монитор, за бегающей стрелкой, то во второй, наблюдая за присутствующими в данной песне инструментами. — Может, передохнёшь немного? — Я почти закончила на сегодня. Можешь кофе ещё принести? — Нет, хватит уже кофеина. Заканчивай, и домой поедем. Уже даже я устал. — Сейчас, пару минут буквально. Послушаешь, что получается? *** Кристина привыкала. Но если в филармонии она быстро подружилась с Никки, Диан она знала уже некоторое время до проекта, а господин Лоран вообще познакомился с ней нестандартным образом, и она всегда себя чувствовала с ним комфортно, то приехав на первую репетицию к господину Готье, девушка почти испытывала на прочность свои нервы. Во-первых, здесь музыканты совсем не общались друг с другом и не дружили за пределами, а во-вторых — всё это было даже мягко сказано, так как они были враждебно настроены друг против друга. Словно это была не сплочённая работа и один проект, а какое-то соревнование, а-ля «выживет сильнейший». — Привет, я Крис, — сделала очередную попытку Кристина, присаживаясь рядом с рыжеволосой девушкой. Та одарила её лишь пренебрежительным взглядом, как и другие музыканты до этого. — У вас так принято? Не разговаривать друг с другом? — Светские беседы вести будешь со своими друзьями, — всё же ответила ей девушка, так и не представившись. — Сюда приходят работать. — Как насчёт «одно другому не мешает»? — А как насчёт «иди к чёрту»? «Да, вполне дружелюбная атмосфера», — подумала Кристина, начиная злиться на всех, кто её уже отверг. — Добрый день! — раздался вполне бодрый голос Томаса Готье. Он вошёл в репетиционную и осмотрел каждого, прежде чем его взгляд наткнулся на Кристину и на лице появилась улыбка. — Я ненадолго зашёл вас побеспокоить. Ваш новый музыкант, Кристина Мейсон. Прошу любить и жаловать. Кристина, возьмите у Меган всю информацию о нашем проекте и вливайтесь, — с этими словами Томас исчез за дверью, а вся информация, о которой упомянул мужчина, в следующую минуту упала к ногам девушки, разлетаясь в разные стороны, словно это был мусор. «Эта рыжая бестия, по всей видимости, и была той самой Меган», — позже догадалась Крис. Кристина была выжата как лимон. Она едва волочила ноги в сторону метро, когда закончилась репетиция. «Признаться, я немного другого отношения ожидала. И странно, что Томас ничего не сказал другим музыкантам о том, что я буду занимать ещё и руководящую должность. Даже интересно, как они это воспримут». Крис увидела на светофоре машину Диан, и сердце болезненно кольнуло. «Неужели у нас больше нет поводов для встреч? Она не простит мне того, что я сделала. Хотя… она совсем не возражала, когда я заявила, что ухожу. Диан слишком сложная. У неё в голове своя вселенная, недоступная и непонятная простым смертным. Интересно, откуда она едет так поздно? Вряд ли всё это время она торчала в филармонии. Хотя… это не исключено. С моим уходом, я думаю, проблем у них прибавилось». Кристина тяжело поднималась на свой шестой этаж, думая то о проекте, то о Диан, и даже не заметила, что возле двери её квартиры кто-то стоит. Она бы и не заметила, возможно, даже прошла бы мимо и стукнула этого человека дверью, если бы в её лицо не посветили фонариком телефона. — Твою мать! — завизжала Кристина, чуть не свалившись со ступенек обратно, пока её не поймали за руку. — Почему ты так долго? Я жду тебя уже чёрт знает сколько, — сердито проворчал совершенно точно голос её друга — Алика. — Не знал, что у тебя такая жёсткая нагрузка сейчас. — Кристина мотнула головой несколько раз, в попытке прогнать наваждение перед глазами, но Алик лишь сильнее расхохотался. — Ты что, думаешь, я твоя галлюцинация? Видимо, совсем устаёшь. — Как ты здесь оказался? — Кристине разум начал подсказывать, что нужно всё-таки открыть дверь и впустить своего гостя в квартиру. Скорее всего, он прилетел не очень давно и наверняка тоже устал. — Я же тебе говорил, что прилечу к тебе. И ты была не против, помнишь? Сюрприз не удался? — Удался. — Крис не знала, почему она не испытывает восторга при виде друга. Возможно, в этом тоже была виновата переутомляемость. — Супер! — Парень прошёлся по студии Кристины, рассматривая то, как девушка устроилась, и плюхнулся на диван, стоящий посреди комнаты. — У тебя уютнее, чем я ожидал. — Спасибо. — Крис гипнотизировала не такой уж маленький чемодан, с которым приехал Алик, и пыталась примерно предположить, на сколько дней он задержится. — Голоден? — На самом деле нет. Я перекусил в аэропорту и купил с собой кое-что, чтобы ты не парилась с готовкой.   Ну хоть это немного обрадовало девушку. — Ну, рассказывай мне, Крис, как ты тут живёшь, чем дышишь, скучаешь ли по старым добрым временам? — Алик вновь рассмеялся, когда Кристина явила ему растерянное выражение лица. — Я просто шучу, Крис, не бери в голову. Я слишком долго молчал в дороге, потом ждал тебя, вот меня слегка и несёт. Твой отец тобой гордится, знаешь ли. Единственное, говорит, что ты редко звонишь ему из-за своей занятости. Но он всё понимает и не держит обид. — Это он дал тебе мой адрес? — Других объяснений у Кристины не было. Из всевозможных общих знакомых с Аликом лишь её отец знал адрес. — Да. Ты ведь не против? — Нет, вовсе нет. Ты взял отпуск? — Крис решила как можно тактичнее поинтересоваться, на какое время Алик собирается обосноваться в её и без того маленькой студии. — Нет, я уволился.   А вот это было не очень хорошей новостью. — Вот как?! Чем собираешься заняться теперь? Есть какие-нибудь мысли? — Попробую себя здесь, в Париже. Как думаешь, нужны здесь хорошие музыканты? — Хорошие везде нужны, — коротко ответила Крис, доставая из рюкзака многочисленные распечатки, которые предположительно должны были быть её новым проектом. — Чем собираешься заняться сейчас? — поинтересовался Алик, наблюдая за девушкой. — Поработаю, если ты не против. Если хочешь чай или кофе, позаботься об этом сам, хорошо? Я немного устала сегодня, а впереди много работы. — Без проблем, Крис. Я тебе не помешаю.   Кристина кивнула самой себе, убеждая себя, что так оно и есть, но в следующую минуту, когда девушка была готова погрузиться в работу, её снова выдернул голос Алика:  — Слушай, а у тебя есть ещё одно полотенце? Мне кажется, я вообще не положил в чемодан ванные принадлежности. — Возьми в шкафу, верхняя полка. В эту же секунду Кристина поняла, что её работа откладывается на завтра. Она не сможет сосредоточиться, если её постоянно будут дёргать. Девушка решила, что изучит материал по пути на репетицию. И, судя по объёму, часа ей вполне должно хватить на изучение. Утро было ещё более напряжённым и неудобным, чем вечер. Во-первых, Алика пришлось положить на кровать, а сама Кристина свернулась на том самом диванчике, посреди студии, приобретённом в «ИКЕА» не так давно. Её предплечье затекло, а голова раскалывалась из-за недосыпа. Собираясь на репетицию и явно уже опаздывая, Кристина подумала о мисс Дикорте: «Как ей удаётся всегда выглядеть безупречно? Будто и не бывает у неё в жизни казусных ситуаций никогда. И будто она не устаёт элементарно». Девушка бежала до метро, бежала после метро и бежала по коридорам, в поисках нужной репетиционной. Она успела лишь мельком изучить материал, но не думала, что её будут спрашивать о том, что она прочла, словно школьницу. Меган, та самая девушка с рыжими волосами, хаотично торчащими в разные стороны, стояла возле окна с термокружкой в руках и пристально смотрела на Кристину. Так, словно Кристина ошиблась аудиторией, а то и проектом. Другие музыканты, каждый из них, корпели над своими музыкальными инструментами и всем своим видом показывали, будто им нет дела до других. Крис впервые в жизни это наблюдала и всё ещё не могла поверить, что в этом коллективе она будет работать. «Их даже коллективом называть язык не поворачивается», — подумала Крис, подойдя к гитаре, которая ей приглянулась, и коснувшись струн. — Томас заходил, пока тебя не было, — Кристина чуть не вздрогнула, когда за своей спиной услышала раздражённый голос Меган, — сказал, что гитарных партий для тебя нет. — Что? — Кристина развернулась и уставилась в насмешливые глаза, источающие явную озлобленность ко всему живому. — Но мы договаривались с ним! — Тогда иди и спроси у него сама. Он собирался сказать тебе это лично, но ты из тех, кто опаздывает. Тут таких не жалуют. — А здесь вообще кого-то жалуют, кроме Томаса?   Меган обсмотрела Крис, словно та была отвратительным насекомым под её ногами, и просто ушла в другой конец репетиционной. «Весело, вообще». Кристина подумала, что ей необходимо поговорить с господином Готье. Это ведь ни в какие ворота. Они договаривались несколько о других вещах, но мало того, что всё шло не совсем так, как она предполагала, так всё ещё шло гораздо хуже. *** — Мисс Дикорте, вы уверены, что это будет удобно для вас? — Пока господин Лоран репетировал с Никки и их новым гитаристом, Диан проводила время в одиночестве в отдельной репетиционной, практически ломая саму себя, вновь держа в руках гитару. Она не сразу заметила, что Лоран Де Мар вошёл в её репетиционную и наблюдал за ней некоторое время, прежде чем подал голос. — Что вы имеете в виду? — Женщина крепче обхватила гриф и зажала нужный аккорд. — Я помню, в какой момент вы бросили игру на гитаре, мисс Дикорте. Об этом может ходить сотня нелепых слухов, но я был тем, кто видел ваш переломный момент. — Ещё вы были тем, кто обещал мне не возвращаться к этой теме. — Диан посмотрела на мужчину исподлобья, желая, чтобы он замолчал, но, вероятно, в его планы это не входило. Он взял стул, поставил неподалёку от мисс Дикорте и присел на него, скрещивая руки на груди. — Мы были с вами едва знакомы тогда, — вздохнул господин Лоран, погружаясь в воспоминания, — я вёл несколько проектов и рвался занять место руководителя филармонии, а вы — были девушкой, которая запуталась. — Я никогда не была запутавшейся. — Считаете ли вы действительно так? — Диан промолчала. Она всё ещё держала пальцы на струнах, чувствуя, как они впиваются в её кожу. — Вы бросили свою карьеру рок-музыканта из-за смерти Эль. Я помню её, она очень хорошо пела, но не относилась к музыке так же серьёзно, как вы. — Зачем вы говорите мне всё это? — Диан нацепила на своё лицо маску безразличия, и только чуть подрагивающие руки могли выдать её напряжение. Она не хотела говорить об Эль. Только не тогда, когда ей почти удалось полностью пережить её потерю. На это ушло более десяти лет. Только не сейчас, когда она снова держала в руках гитару. — Я думаю, вам нужен этот разговор, мисс Дикорте. — Нет, не нужен. — В противном случае вы не сможете сыграть это соло. Вы застрянете в воспоминаниях прямо посреди концерта и не сможете переступить через себя. — Господин Лоран. — Диан глубоко вздохнула, прежде чем продолжить: — Я понимаю, вы заботитесь о своём проекте. Всё будет в полном порядке, но, прошу вас, не затрагивайте больше тему моего прошлого и Эль. — Помните нашу встречу в Нью-Йорке? В академии, когда вы решили попробовать себя в качестве преподавателя?! — Помню. — Диан сжала челюсти, чтобы не начать повышать голос на мужчину. Он игнорировал её нежелание разговаривать о прошлом и продолжал нажимать на нужные кнопки. Она понятия не имела — зачем? — Вы действительно в тот момент не узнали меня или просто проявили вежливость? — Вы заметно постарели, я не сразу узнала вас. Господин Лоран рассмеялся: — Это так. Мы никогда не были слишком близки с вами в прошлом. — Верно. — Скажите, мисс Дикорте, вы приезжали в квартиру Эль после её смерти?   Диан чувствовала себя так, будто прямо сейчас она становится меньше в размерах, и господин Лоран возвышается над ней с каждым своим словом, ковыряя затянутые раны. — Нет. И я не планирую этого делать. Эта квартира принадлежит её сыну. — Но ваш племянник понятия не имеет о её наличии, не так ли? — Где вы берёте эту информацию обо мне? — возмутилась женщина, всё же повысив голос на пару тонов. — Повторяю. Я не хочу говорить об этом! — Что ж, — мужчина пожал плечами, — тогда сыграйте соло, над которым вы уже сидите около пяти часов. Я бы хотел услышать, как это звучит. — Он прекрасно знал, что Диан пока не готова его сыграть. Это очень отчётливо читалось в её глазах. — Мисс Дикорте, — осторожно снова начал господин Лоран, — перед концертом вы можете столкнуться с Томасом или ещё с кем-то из прессы, которые обязательно поинтересуются, что вы чувствуете, снова взяв в руки гитару? Они могут облить вас и Эль грязью, не зная всей ситуации. Вы должны быть к этому готовы. — Вы тоже не знаете всей ситуации, — натянуто прошипела женщина. — Да, но я знаю большую часть. Помню, вы напились в баре так сильно, что мне пришлось волочить вас к вашему дому. Тогда вы мне и поведали о многом, что я сейчас знаю.   Диан почувствовала, как краснеют её щёки. Она бы с радостью отрицала это, если бы была уверена, что ничего подобного не было. Но она была не в том состоянии, чтобы контролировать себя. В тот день, это торчало в памяти колом, она всё ещё переживала расставание с Эль, пробовала себя в классике и стремилась сорвать всевозможные звёзды, называя себя рок-музыкантом. Она только подписала договор на использование её музыки в фильме и собиралась отметить это событие с другими музыкантами, как вдруг позвонил её брат. Они не разговаривали друг с другом с того дня, как её бывшая девушка вышла за него замуж, потому её удивил его звонок. Диан помнит, каким нечленораздельным голосом её брат говорил, что Эль покончила с собой. Тогда, на мгновение, мир замер — и словно треснул со всей своей силы ей по голове. Она каждый день ненавидела себя за то, что перестала общаться с Эль. Ненавидела себя за то, что не выслушала её до конца, а слепо поверила в измену. «А как было не поверить, если Эль была беременна?!» Диан ненавидела само существование Эль — за то, что она якобы разбила ей сердце. И никогда. Никогда Диан не задумывалась о том, что же чувствует сама Эль? Как она живёт? Почему она набирает ей раз в неделю и молчит в трубку? Почему она не выглядит счастливой, обнимая своего сына и мужа на фотографиях? И почему она выбрала смерть вместо семьи? — Мисс Дикорте? — Диан вздрогнула и поняла, что её крепко обнимают, прижимая к себе. Она поняла, что рыдает, прямо на груди господина Лорана. Совершенно чужого человека, который раньше был невидимкой для неё. — Я в порядке, — сдавленно прошептала Диан, не в силах заставить себя покинуть эти объятия. — Простите, господин Лоран. — Не стоит. Вам нужен был этот разговор. А у меня словно дежавю. Только сейчас вы трезвы, и это, определённо, плюс.   Диан отстранилась, быстро смахивая слёзы, и криво улыбнулась в ответ на тёплую улыбку господина Лорана. Она решительно взяла в руки гитару и, смотря в глаза сидящему напротив мужчине, совершенно идеально зазвучала. Ей не нужны были тренировки, чтобы вспомнить, каково это. Ей нужна была смелость, чтобы позволить себе снова играть то, что причиняло ей боль. Раньше перед её глазами всегда возникала Эль, стоило ей взять в руки гитару, и каждый раз, когда должен был звучать её голос, Диан швыряла инструмент в сторону. Это был словно посттравматический синдром. Нежелание принимать то, что уже случилось. Не говорить о человеке, которого нет, в прошедшем времени, представлять в мыслях, что он всё ещё жив и вы по-прежнему не говорите друг с другом из-за горького расставания. Не позволять реальности завладеть мозгом целиком. В этот момент перед её глазами тоже было лицо Эль, но ей не было страшно смотреть на него сквозь закрытые веки. Она навсегда останется той частью её жизни, которую она будет помнить с трепетом и неутомимой болью, но… нужно идти дальше. Господин Лоран громко захлопал в ладоши, стоило ей остановиться. Он качал головой и выглядел таким побеждённым, будто не он приходил изображать психолога, а сам посетил приём специалиста. Диан тяжело дышала и чувствовала лишь опустошение внутри и небольшое давление на своих пальцах, после длительного перерыва игры на гитаре. — Теперь я уверен, что вы справитесь, — с этими словами он вновь оставил Диан одну. Ей безумно хотелось сейчас сыграть что-нибудь ещё. Возможно, что-то из собственного репертуара двадцатилетней давности. *** Кристина сидела в кабинете Томаса уже битый час и ждала, пока он наговорится по телефону. То он звонил по вопросу собачьего корма, то записывался на маникюр, то с кем-то активно обсуждал текущие новости из прессы. Крис уже порядком надоело выслушивать его завтрашний распорядок дня, так как прямо сейчас он нарушал лично её распорядок и крал время, томя в своём кабинете и не давая ей поговорить с ним. Но, увидев свирепый взгляд в свою сторону, мужчина сжалился над девушкой: — Мисс Мейсон, прошу прощения, сегодня я очень занят. Вы хотели обсудить что-то? — Томас со скрипом опустился в своё кресло и уставился на девушку, словно она только что пришла, а не сидит тут уже много времени. — Да. У меня появились вопросы, непосредственно, лично к вам. — Слушаю? — Вы говорили о том, что я буду занимать руководящую должность и моим профилем останется гитара. В итоге мне передают ваши слова, будто гитаристов у вас достаточно, как и руководителей. Вам не кажется, что я подписала несколько иной договор?   Томас рассмеялся так звонко, будто ему рассказали свежую шутку. — «Иной»? Вовсе нет. Прочтите его ещё раз, если угодно, и внимательнее. Там указана и ваша руководящая должность, и ваши гитарные партии, но только в том случае, если это имеется. Вы вполне можете добиться этого, и я, ни в коем случае, не нарушу данное вам обещание. Вы можете забрать у какого-нибудь гитариста партию для себя или можете начать ими руководить, если уже готовы. Пожалуйста, я вам этого не запрещаю. Договор есть договор. — То есть… — Кристина готова была плакать от досады. Неужели ей действительно ничего не видать из того, что было обещано? — Именно. А теперь, позвольте, я займусь своей работой, а вы — своей.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты