Ждет критики!

Эльванор 14

Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Книга поведает историю о девушке по имени Никс Мейерс, что, в попытке сбежать от проблем прошлого, прибывает в город Эльванор — полон мистики и древних легенд о странных существах и магии, которая однажды господствовала в этих землях. До поры до времени Никс не подозревает о том, что угодила в умело расставленную ловушку, выбраться из которой не представляется возможным. Сможет ли она, преодолев себя и свой страх, вернуть контроль над собственной жизнью и дать отпор новым врагам?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Внешность героев:
Никс Мейерс - https://a-achell.com/images/niks_big.jpg
Биара Лорафим - https://a-achell.com/images/biara_big.jpg

Хоть этот проект и отчасти связан с двумя моими предыдущими книгами: "Путешествие верхом на драконе" и "Из пепла", он является самостоятельной и независимой историей, не требующей ознакомления с предшествующими работами. Если вам понравится эта история, горячо рекомендую также ознакомиться с вышеупомянутыми книгами.

Обложка: https://surgebook.com/uploads/user_211579/attach/sgh37nmca1_thumb

Прибытие

28 сентября 2019, 21:53
Сладкий, удушающий парфюм обволок собой все пространство. Казалось, она способна увидеть его перед глазами: приторно-розовый, густой, он забивался в глотку, ноздри и будто бы заполнял все ее естество изнутри. Никс закашлялась, тщетно пытаясь вдохнуть хотя бы один крохотный глоток свежего воздуха, однако гадкий цветочный запах продолжал ее душить, обжигать горло и глаза. Хотя как это — цветочный? Нет, цветы не могут столь отвратительно пахнуть. Тяжелый, приторный парфюм полностью ее пропитал, Никс в ужасе глядела на то, как запах простирает к ней свои розовые лапы, смыкая их на шее, и душит ее, душит, душит…  — Миледи? Она распахнула глаза, испуганно озираясь вокруг. Слева от нее сидел слегка встревоженный водитель.  — С вами все в порядке? Кажется, вы уснули, пока мы ехали.  — Д-да, все в норме… — Никс протерла глаза, силясь отогнать от себя фантомный запах сладкого парфюма. Взгляд девушки упал на вид за окном машины. — Мы разве уже приехали? — Они зачем-то припарковались у шоссе, прямо посреди густого сине-изумрудного леса. Деревья плавно покачивались, нашептывая друг другу секреты, а в нескольких хвосстах[1] от них стоял дорожный знак с надписью: «Эльванор».  — Вы разве забыли, миледи? — сокрушенно покачал головой водитель. — Еще у порта я сказал вам, что Эльванор являет собой независимую территорию, на которую услуги моей компании не распространяются. Боюсь, вам придется добираться пешком или вызвать такси, работающее уже непосредственно в пределах города. Тут расстояние небольшое, каких-то два лесса[2]. Никс ничего не ответила, отделавшись тяжелым вздохом. Конечно, стоило бы возразить ленивому водителю и как-то с ним договориться, чтобы он довез ее хотя бы до первых застроек, однако правда была такова — она совершенно не выносила споров и препирательств с остальными. Ей было легче преодолеть злополучное расстояние пешком с двумя тяжелыми чемоданами, нежели дискутировать с таксистом. Молча расплатившись, она вышла из машины. Пока водитель доставал из багажника все ее пожитки, уместившиеся в два чемодана: побольше и поменьше, а также спортивную сумку, Никс рассеяно бродила взглядом по перешептывающимся кронам синеватого леса. Свежий запах хвои и прелой листвы будто бы разом очистил ее разум, вытесняя недавний кошмар и позволяя собой насытиться. Девушка блаженно прикрыла веки.  — Ваш багаж, миледи, — произнес водитель. Никс немного раздражённо обернулась, но, встретив непонимающий взгляд водителя, тут же опустила глаза.  — Спасибо… Несколько взмахов[3] спустя серебряная машина уже спешно удалялась в обратном направлении, оставив Никс наедине с таинственным лесом и двумя чемоданами в придачу. С трудом подавив еще один вздох, девушка забросила на плечо спортивную сумку и, вцепившись в оба чемодана, неспешно зашагала вдоль обочины навстречу знаку. Птицы сопровождали ее пением, а деревья озорно шептали за спиной. Спустя несколько десятков взмахов Никс более не замечала совершенно никакой красоты вокруг себя, монотонно продолжая идти вперед и крепко стиснув зубы. Ремешок спортивной сумки больно давил на грудь, а рюкзак, что был на ней все это время, тяжелым грузом оттягивал плечи. В определенный момент она поняла, что более не выдержит и горячо нуждается в передышке, пускай и короткой. Девушка с облегчением поставила на землю все сумки и тяжело опустилась на чемодан покрупнее. Взгляд ее вновь вернулся к лесу. Что-то было в нем такого чарующего и старинного, чего она никогда не видела прежде. Похоже, правду говорили о том, что Эльванор являлся, пожалуй, самым нетипичным городом во всем мире. Он был невероятно богат легендами и сказками, сумев сохранить отголоски прошлого и до сегодняшнего дня, превратившись при этом не в тихую глушь и находку для туристов, но в процветающий город. Каким образом Эльванору удавалось держать планку современного и донельзя успешного города, оставляя при этом за собой шарм места, где «…тысячелетия назад могли жить маги»? Совмещая несовместимое, Эльванор процветал, хоть и попасть в этот город-легенду, город-загадку было непросто. Он был востребованным, «истинным пристанищем для творчества и бизнеса», как любили говаривать зазнавшиеся глянцевые журналы. Издательство одного из них, между прочим, как раз расположилось в самом сердце города. Журнал моды «Обелиск» являлся, по сути своей, новшеством. За его плечами насчитывалось от силы лет пять, однако его издания уже умудрились покорить сердца читателей не только в пределах родного города, но и в остальных частях мира. «Обелиск» идеально перенес на страницы саму суть Эльванора: древние сказки, горделивый винтаж и бешеный ритм мегаполиса. Читатели обожали этот журнал за то, как он умудряется передать отголоски той самой «магии», которая хоть и существовала всегда исключительно в вымыслах людей, но в нее каждый готов горячо уверовать, лишь бы это вытащило его из цепкой хватки однообразных, серых будней. Издания подавали своей аудитории современные веяния моды, пропуская их под призмой практичности, придавая новые значения и постоянно взывая к чему-то затаенному глубоко-глубоко в сердце каждого. Никс обожала этот журнал, поражалась феномену его популярности и восхищалась той, что положила всему начало — ныне главному редактору «Обелиска» — за то, что сумела переделать ничем не примечательный журнал о моде «Виньетт» в нечто совершенно новое, открыв второе дыхание культуре и стилю самого Эльванора. Как же ей удалось это сделать? Подробностей не знал никто — сколько Никс ни искала книгу с автобиографией главного редактора «Обелиска», попытки ее потерпели крах; достоверного «пути к успеху» не знал никто, множество фактов не были правдивы и временами противоречили друг другу, окутывая личность главной леди издательства загадкой — под стать самому городу. Никс встрепенулась и уже более осмысленно огляделась. Ни живой души, ни машин, проезжающих мимо. Впрочем, неудивительно, ведь только-только начинался полдень первого рабочего дня: все уже либо сидели на работе в городе, либо прохлаждались вне его. Поводов ехать вдоль шоссе по направлению к городу в это утро было ничтожно мало. Стоял разгар осени, а потому на улице было зябко, ветрено и как-то грустно. Наконец девушка смогла заметить то, что все это время привлекало ее внимание к однообразному лесному пейзажу, простиравшемуся вдоль дороги: несмотря на пору, деревья сохранили сине-зеленые цвета, и лишь по огненно-рыжему дерну можно было догадаться, что те из них, кто терял свою листву к зиме, уже успели ее сбросить и теперь, голые и озябшие, терялись на фоне своих вечнозеленых братьев. Зеленый лес, а внизу - красная листва, будто горела сама земля. Поймав, наконец, эту ускользающую от нее деталь, Никс подтащила рюкзак и извлекла из него громоздкую зеркальную фотокамеру. Лениво подкрутив настройки, девушка принялась неторопливо искать нужный кадр. Теперь ее глаз видел все через огромный объектив, выискивая то самое настроение величественной загадочности, которую источал собою лес у обочины дороги. Картинка скользила вдоль деревьев, пока наконец не остановилась на нужном образе. Прозвучало несколько точных щелчков. Быстро ознакомившись с результатом, Никс вновь прилипла к фотоаппарату и теперь уже смотрела через него куда-то в глубь леса, выкрутив масштаб до максимума. Там, прямиком из кустов ежевики, на нее уставились два желтых глаза. Девушка моментально опустила камеру, решив, что ей показалось. Пару мгновений она до боли в глазах всматривалась в кусты, пытаясь понять: привиделось или нет? Ответ нашелся сам собой, когда цепкие колючки зашевелились, а из них выскочила темно-бурая кошка с черными кисточками на ушах. Кошка эта была невероятно крупной для своего вида, с благородными бакенбардами и густой шерстью с темными подпалинами. Вдоль левого бока кошки тянулся длинный отвратительный шрам, старый, но оттого не менее устрашающий. Еще раз сверкнув на Никс янтарным взглядом, зверь неспешно потрусил вдоль обочины. Девушка зачем-то спохватилась, вновь взялась за все свои пожитки и поспешила вперед, стараясь поспеть за животным. Она и сама не знала, зачем это ей, но, возможно, оттого, что кошка оказалась первым живым существом, повстречавшимся в Эльваноре, Никс ощутила жгучую потребность остаться в ее компании. Отставая лишь на несколько хвосстов от шустрого зверька, девушка на время позабыла о тяжести сумок и расстоянии, которое следовало преодолеть на пути в город. Глядя на то, как уверенно кошка перепрыгивает через бревна, она перебирала одну за другой догадки: откуда та могла взяться? От размышлений ее отвлек телефон, зазвонивший из самых недр рюкзака. Раздраженно проворчав что-то неразборчивое, Никс остановилась и принялась искать мобильный. Высветившийся контакт заставил ее слегка вздрогнуть: звонила мать.  — Да, мама? — более высоким голосом, нежели обычно, ответила девушка. Из трубки раздался недовольный голос. — Я только прибыла, еще не успела тебя набрать, — вяло возразила она. — Наберу тебя, как только доберусь до города… «Как? Ты еще не в городе?!» — прокричал телефон. Лицо Никс перекосило от осознания собственной оплошности.  — Все еще еду до него на такси, — возразила девушка, прикрыв на миг глаза. На нее вновь накатила тошнота, а на языке почудился запах приторно-сладкого парфюма… Постояв так еще пару взмахов и поговорив с матерью (а если быть точнее, говорила одна только мать, сама девушка лишь изредка тихо ей поддакивала), она наконец опустила телефон и шумно вдохнула. Вдруг Никс встрепенулась, будто вспомнив о чем-то. Она обвела взглядом край леса, но кошки уже и след простыл. Вздохнув с сожалением, девушка уныло побрела дальше, ничего не видя перед собой. Мыслями она вернулась к разговору с матерью. Никс до сих пор не верилось, что та отпустила ее в Эльванор. Мало того что отпустила, да еще и на работу фотографа! Девушка не представляла, чему или кому обязана таким счастьем. Две ее заветные мечты осуществились разом: работа в «Обелиске», фотографом! Уже на протяжении нескольких лет Никс увлекалась фотографией. Всю свою зарплату она тратила на камеры, объективы и поездки в интересные места… ну, те из них, куда ее отпускали. Раньше ей приходилось работать бухгалтером — работа, которую Никс ненавидела всей душой, но должность казалась ее матери перспективной и надежной. Фотографии как профессии та не доверяла. Единственным утешением для девушки были немногочисленные фотосессии для друзей за смешные деньги да ведение небольшого блога, куда она выкладывала свои лучшие работы, пытаясь создать иллюзию портфолио. Когда на ее электронную почту пришло письмо от кадровиков самого «Обелиска», Никс не поверила своим глазам. Поначалу она думала, что это было письмо от мошенников — уж слишком невероятным казался тот факт, что ее небольшой блог могли заметить, а не особо выдающиеся фотографии понравились кому-то настолько, чтоб ее позвали работать фотографом в сам «Обелиск»! Это было попросту невероятно, и тем не менее вот она: на пути в Эльванор, город, в который все мечтают попасть, но немногие могут удержаться здесь надолго. А ведь ей предложили не просто работу, в том числе пообещали подыскать квартиру, и все это с более чем приличной зарплатой. Никс крепко зажмурилась, после чего болезненно ущипнула себя за руку — в первые дни после того, как она получила то письмо, рука девушки была сплошь в красных пятнах от постоянных щипков, ведь она попросту не могла поверить в то, что с ней это происходит на самом деле. Рука отозвалась резкой болью, а значит, ей не снится: Никс действительно бредет в Эльванор, где ее ждет работа мечты, а может, и сама Судьба! «В первый день недели мы ждем вас в нашем офисе по адресу Анлироу 4. Направляйтесь сразу к главному редактору, чтобы она лично поприветствовала вас на новой работе. Она же введет вас в курс дела. Доброго пути!» — Никс повторила это все шепотом, про себя. Девушка прочла письмо раз двести, а оттого запомнила каждое его слово. «В кабинете главного редактора, поприветствует меня лично…» Ей было одновременно и радостно, и жутко. Чем она, ничем не примечательная Никс Мейерс, заслужила вдруг такой ослепительный шанс от Судьбы? Нет, девушка решительно не знала ответа на свой вопрос. Оставалось лишь принять этот подарок и ни в коем случае его не упустить. Погрузившись в мысли о своей несказанной удаче, Никс почти не заметила подъехавшей к ней сзади машины.  — Миледи? Куда путь держите? — из противоположного окошка помахал рукой усатый мужчина лет пятидесяти. Девушка ответила ему рассеянным взглядом.  — В Эльванор, милорд. — Разумеется, никаких лордов и леди здесь уже и подавно не существовало, однако почему-то эти приставки — «милорд» и «миледи» — оставались на устах людей до сих пор. Их использовали в качестве вежливого обращения, несмотря на царящую вокруг эпоху.  — Могу вас подвезти, — добродушно предложил водитель. — Я ветеринар, моя лечебница находится отсюда неподалеку. — Никс скользнула взглядом по фургону — и впрямь на его боку красовалась эмблема с трехрогим оленем, символом здоровья и врачевания родом прямиком из старых легенд. Вокруг оленя находились кот и пес, два извечных компаньона человека средь животного мира. Надпись под рисунком гласила: «Ветеринарная лечебница города Эльванор», — лечебница находится на самом краю города, но вас, так и быть, подвезу до самого центра. Вон какие чемоданы тащите, поди, еще и тяжелые?  — Да, спасибо большое, — ответила девушка. Водитель вышел из машины и помог ей погрузить вещи в багажное отделение фургона.  — Издалека путь держите? — спросил он, сразу же после чего надсадно крякнул, подняв самый крупный чемодан.  — Из Глипета.  — Ну и ну! С другого материка к нам пожаловали; далекий же путь вы преодолели, миледи. — Они погрузились в машину.  — А вы, значит, ветеринаром работаете? — переменила тему Никс, не желая больше рассказывать о себе.  — Так точно, — просто кивнул усатый водитель, набирая скорость.  — И как, много здесь животных водится? Я слышала, что в Эльваноре наиболее лояльно относятся к простирающейся вокруг природе, а потому встретить поблизости диких зверей для местных жителей вовсе не в новинку.  — Ну-у, — ветеринар задумчиво пожевал ус, — дикой живности хватает, это правда. Да и наверняка она поразнообразней будет, чем близ других городов, хоть мне и сложно судить — так-то я лишь в Эльваноре жил, в других местах работать не приходилось.  — По пути сюда я наткнулась на бурую лесную кошку.  — Этому я не удивлен. Здесь подобных мелких хищников пруд пруди. Мыслимых и немыслимых.  — И каково оно — жить в непосредственной близости от всех этих зверей да еще и в столь необычном городе? Трехрогого оленя встречали? — Никс улыбнулась, вызывая в памяти образ волшебных существ прямиком из сказок.  — Нет, миледи, трехрогого не встречал, — хохотнул ее собеседник. — Много всего необычного здесь я встречал, но вот трехрогого оленя — никогда. Честно говоря, сомневаюсь, что он когда-либо вообще существовал. По мне, так это не более чем выдумка. Очень древняя и красивая, но все же выдумка.  — Почему вы так считаете?  — Да потому, что, если бы такие звери действительно существовали, мы бы нашли хоть один череп или любое другое доказательство их пребывания на этой планете. Сами подумайте, раскопки позволили открыть нам сотни видов других древних, вымерших существ, но ни один из них не может даже отдаленно подать нам надежду на существование трехрогих оленей. Черепов обычных оленей — с излишком, но не трехрогих. Пребывают они, увы, исключительно в древних сказаниях.  — Может, такой череп не находили, так как за третьим рогом всегда охотились из-за его целебных свойств? — предположила Никс.  — Ну, а даже если так, то на черепе все равно остался бы след от того самого третьего рога, — рассмеялся ветеринар. Девушка залилась густой краской, устыдившись в глупости собственного довода.  — Вы знаете, куда именно путь держите? — отвлекся тем временем ее спутник.  — В офис издательства «Обелиска», по улице Анлироу 4, — скороговоркой проговорила Никс адрес, выученный наизусть, разом позабыв о недавней стыдливости. — Вроде как, это пятиэтажное здание из темно-коричневого кирпича.  — Отлично знаю, где находится «Обелиск», — проворчал ветеринар. — Скажу вам больше, знавал я однажды саму начальницу журнала этого.  — Правда? — изумилась девушка. — Но как? Когда?  — Однажды, когда она еще даже не работала здесь… Давно это было, будто полжизни минуло с тех пор.  — И какова она? В других городах ее личность опутана какой-то непонятной мне загадочностью. Не терпится увидеть ее, чтоб понять, наконец, кем главная леди «Обелиска» является на самом деле.  — Она… необычная. В хорошем смысле этого слова, хотя я бы на вашем месте держался с ней настороже. А хотя ладно, чего это я болтаю — сами все увидите, миледи, когда ее повстречаете. Еще наплету глупостей. — Водитель замолчал, и за всю поездку Никс более не удалось из него вытянуть ни слова. [1] 1 хвосст — расстояние, равное примерно 1,23(3) метрам. [2] 1 лесс = 5,33(3) км. [3] 1 взмах равен приблизительно 1,533(3) земным минутам.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: