Во имя Дочери, Сестры и Чёрной Слезы

Смешанная
R
В процессе
54
автор
Размер:
планируется Макси, написано 584 страницы, 69 частей
Описание:
Оно (Пеннивайзу и Роберту Грею в одном лице/нескольких лицах), сколько себя помня, было довольно господством и изобилием: целый город с жатвой всех людских кошмаров.
Но как быть, когда твоя ненасытная обитель вдруг стала тюрьмой, а решение этой проблемы так скажется на последствиях, поскольку тебя освободить может только тот, кто тебе равен - по крови, по Мёртвым Огням?
Оно это затея казалась странной; полным бредом. Но если хочешь выбраться - на другой выбор не надейся...
Посвящение:
Автору этой простой, но хорошей заявки (отсюда вам моя благодарность, уважаемая Alica17-35)... :)
Автору Megan Richi, который пишет по этой же заявке. Мы хоть и незнакомы, но ваша работа послужила дополнительным источником вдохновения. Спасибо и вам... :)
Ну, конечно, и вам, дорогие читатели... :3

Ну и всем, кому понравится мой странный замысел... :)
Примечания автора:
Устав от стандартной романтики с примесью юмора и долгих незапланированных перерывов, я решила "малость" сменить обстановку и попробовать написать что-то такое... нелёгкое для восприятия. И началось это с золотых слов, пришедшие не раз: "...А почему бы и нет?". :)

Пишу по этому фэндому впервые, так что вероятность некоторых провалов в моей памяти и путаницы немалая. Но постараюсь такого не допускать, хех. И постараюсь также частично добавить сюжетный элемент, указанный в заявке... :)
Данная хронология времени опирается на фильм, то есть, на конец 80-х и 21 век. Относительно дуэта моих вымышленных, главных персонажей - все они разом не появляются. Всё постепенно, не торопясь. В процессе жанры могут поменяться. В общем, предупреждены... :)

Официальная группа фанфика: https://vk.com/mp.aliry27

Лори (Portrait): https://sun9-26.userapi.com/c206516/v206516082/6df58/uJ2uAJnBNGM.jpg
Алиса (Portrait): https://sun9-60.userapi.com/c857320/v857320101/f728f/FDzfTbNeZ0Q.jpg
Дороти (Portrait): https://vk.cc/c11b4N
Обложки:
Вариант A: https://sun9-55.userapi.com/c856520/v856520839/1a1f94/hXmybvLqe5M.jpg
Вариант B: https://vk.cc/aD0Mrb

Вдохновлена этими песнями:
Blutengel — Kinder dieser Stadt
W.A.S.P. — Fallen Under
И композицией:
Apocalyptica — Till Death Do Us Part

Спасибо большое, Penny1715 - 2016:
https://sun9-12.userapi.com/c855428/v855428916/1c75e8/dJ68CWXewhY.jpg
https://sun9-58.userapi.com/c855628/v855628916/1ca8ac/jpKJMM2L5BI.jpg
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
54 Нравится 151 Отзывы 8 В сборник Скачать

Вакансия на психолога

Настройки текста
Злость, обида, разочарование. Сейчас обе души, что скрывали это от посторонних глаз, находились под давлением негативных чувств, и у каждой своя степень их силы. Пока одни взрослые беседовали на кухне, пока другой возился с камерой в спальне, Алиса зашла в комнату со своим музыкальным атрибутом, застав за письменным столом Эйну. Та перевела на неё свой взгляд и спустя минуту снова отвернулась, смотря на аквариум, за стеклом которым ползает ахатина, и издав вздох. Муррей, размещая на стороне своей комнаты привезённые отцом вещи, на пустующем углу, пока что решила молчать — нужно было подумать, что лучше сказать, чтобы избежать новых конфликтов, ибо с ней ссориться она не хочет. — Прости, — вдруг услышала Алиса виноватый тон, на что положила кейс с электрогитарой на кровать и подошла к девушке, положив ладони на её плечи. Эйна, чувствуя их тепло, добавила тихим голосом. — Прости, что ты видела мою злость. Я… я не хотела кричать, правда. — Всё… хорошо, Эйни. Ты защищала себя, и это правильно. Но их тоже можно понять. Они не знали, что конкретно с тобой случилось, что тебе предстояло пережить. — Я ведь тоже не знаю. И не горю желанием копаться в том, с чем распрощалась. Но понимаю, что перегнула палку, и мне сейчас стыдно. Однако о своей амнезии я не хочу никому докладывать. — Ты и не обязана, говорить о подобном нелегко, — поддержала Алиса, — Если хочешь, в понедельник, когда будем в школе, мы вместе все поговорим, помиримся, а потом над этим мы все ещё смеяться будем. Или вообще, сейчас пойдём? — несмотря на сложившееся теперь впечатление о местных девочек, Алисе не хотелось видеть в классе последующие напряжения, которые могут дойти до гражданской войны. Необязательно состоять в тесном дружеском кругу, но можно быть просто хорошими знакомыми. Видеться, разговаривать, даже разок погулять в компании, когда нужно проводить до дома — не более. — Лучше в понедельник. Не знаю почему, но именно школа, как место для извинений, мне кажется вроде нейтральной территории. Да и надо обдумать, чтобы извинение не вышло хуже ругани. — Не тебе одной. Я ведь тоже добавила пару ласковых. — Ты? А зачем? — изогнула бровь в недоумении Эйна. — Это было необязательно, я же ведь нарвалась… — Потому что… я знаю тебя. Вот и всё, — кратко ответила та, вернувшись к своему атрибуту. — Оу… Э… Спасибо… — растерялась Оллред, и эта неловкость начала проходить, когда в голову полезли следующие, не менее тревожные мысли. — И кое-что я не могу понять. Неужели мы правда перепутали день? Но ведь я прекрасно помню, что было вчера, какой день был вчера. — Может быть, мы действительно перепутали? Или?.. «…Или нас надули! Монстр в цирковом обличие в этом плане постарался — сомнений нет. Он не только воскрес мертвецов, но и каким-то образом заменил ту субботу, что прошла, на эту, что идёт сейчас. Не день Сурка, не перемещение, а что-то… другое… Фокус мощный… А весь Дерри, поди, не в курсе, что часами (или минутами, или сутками вообще) ранее тут бродили умершие. Понятно, к чему у девочек такая реакция на наши слова. Но мы-то не сбрендили…» — пронеслось в голове Муррей, но эти слова она не озвучит вслух. Эйна не помнит, чем Маскарад закончился, кем из себя это существо представляет, а говорить о нём Алиса не то, что не хочет — не может. Та, как сама недавно призналась, наотрез не верит в какие-то странные феномены, предпочитает не забивать этим голову. Если тема о маскараде как о ловушке безумца пустит корни, разговор не обойдётся без фырканий, а то и скандалов. Однако учитывая, что то существо питается страхами использует для этого воображения жертвы, для Эйны её скептицизм и амнезия — это её щит. Ещё одна причина, чтобы не говорить. — Или что? — добавила Эйна не без хмурости. — Не знаю, — сдалась Алиса. — Боюсь, никто не знает. — Что ж. Раз неизвестно, то… пошло оно к чёрту, — угрюмо вздохнула Эйна, скрестив руки на груди. — Плевать. Что было — уже прошло. Ведь верно? — Да, верно, — согласилась та, мгновенно почувствовав облегчение. Спустя минуты Алиса закончила с музыкальным атрибутом, расставив его для себя в удобном месте — стойка с электрогитарой в углу, комбик ближе, кейс с необходимыми вещами в карманах висит на стене над всем этим, откуда позже девушка достала специальную педаль для придачи разных эффектных звучаний и положила на комбоусилитель. Взглянув ещё раз на расставленные вещи, девушка тихо, но не без гордости произнесла: — Идеально! — Для интерьера ещё нескольких постеров металл-групп не хватает, — глядя на внесение новинки в их общую комнату, Эйна слабо улыбнулась. — Девочки! Простите, что без стука, — прошёл в комнату Виктор, отдав полароид крестнице. — Я посмотрел камеру, тыковка, и ничего такого не обнаружил. Повреждений нет, снимки делаются без проблем. — Да? — Алиса старательно скрыла удивление, и в ответ увидела кивок крёстного. — А почему тогда та чернота возникла вместо фото? — Иногда бывает, что снимок не получается просто так. Как бы приборы не улучшали и не совершенствовали, с технологией мы ещё веками спорить будем, — засмеялся под конец Оллред, неспеша направляясь к выходу. — Девочки, пока не идите гулять. Скоро завтрак. А вы правило Марты знаете. — …Пока не будем сыты, из дома без сил не выйдем, — закончила Эйна. — Именно, детка. Так что ждите, — Виктор вышел за порог комнаты и, прикрыв за собой дверь, зашагал к обещанной дегустации. — Знаешь, а мне твой папа понравился, — призналась Эйна после того, как убедилась, что взрослый человек далеко от их комнаты. — Видно, в кого ты родилась такой душкой. — Прекрати, — смущённо бросила Алиса, чувствуя подступающий жар, стоило только притронуться к своим щекам.

***

Пеннивайз, по-прежнему находясь в неприметном для здешних человеческом облике под именем Роберт Грей, передвигался по улицам Дерри как все остальные, с кожаной сумкой под боком, в которой хранятся якобы вещи для предстоящего собеседования (на самом деле, для него сумка что-то вроде атрибута для фокусника). То есть, неспешными шагами без использования своих сил для облегчения. А при виде встречных пребывал в молчании, делая своё лицо задумчивым, лишь бы никто не вздумал с ним начать разговор. И это работало. Конечно, такому существу заставить людей молчать — раз плюнуть. Но после удара Алисы её деревянным колом, что оставил след не только на теле, но и частично на способностях, сделав их как бы искажёнными, Оно решило какое-то время вот таким образом бездействовать. Так быстрее рана пройдёт. Фокусы побережёт для охоты и нового замысла, относительно Средней школы. А пока есть сытость, можно о пище какое-то время не думать. Только какая досада — встречная пища проходит мимо него, да ещё с мыслями, вызывающие едва заметные на первый взгляд волнения. Едва они заметны для людских глаз, конечно. А вот аромат есть, пусть и слабый. Прошедших мимо него детей Пеннивайз узнал. Две девочки из приходской школы на Нейболт-стрит — те, на чьём вечеринке клоун недавно побывал, и следа для их шей не пожалел. В их лицах читалось недоумение, ибо ни первая, ни вторая не помнят финала своих посиделок, и не могут вспомнить (как и третья их подруга, так и та наглая Алиса). Ещё исходил страх по другой причине. Совсем недавней. В мыслях Пеннивайз уловил информацию про Эйну и её проявленное поведение. Агрессия. — Неужто… процесс пошёл быстрее? — задумался тот, продолжая идти под холму Подъём-в-милю. Венди, тоже не останавливая свои шаги, повернула голову в его сторону, нахмурив брови. Какой-то холод почувствовался в воздухе, стоило незнакомцу пройти мимо. Стало сразу так… неприязненно. Именно неприязненно. Но Бетелл не стала комментировать свои действо и чувства, поддерживая разговор с подругой о вышедших недавних комиксах по их любимой вымышленной вселенной. А спустя несколько минут пешей прогулки по холму, мимо Бэсси-парка, по дорожным переулкам и преодоления Моста Поцелуев со старой крышей, Пеннивайз наконец-то остановился перед парадным входом Средней школы и его передним дворов с парковочным местом, где стоят автобусы, и меньше десятка автомобилей педагогов. Клоун под маскировкой мужчины обратил внимание на стенд с предупреждением о комендантском часе, едва не издав смех при его виде. Сейчас на пороге хоть и никого, но это не значит, что и школа пустует. Людское присутствие со взрослыми мировоззрениями и своеобразными страхами чувствуется. Подойдя ближе к порогу, Грей увидел возле дверей ещё одну отдельную стену, меньшую чему стенд, для бумажных и школьных объявлений. На одной было написано про запланированные дни для проведения внеклассных уроков и их место, на другом про присоединение к ролевым играм по фэнтезийной тематике, где «героям севера нужны сообщники», на третьем — перечень про наркотики и опасность их употребления. Остальная часть стены занята листовками с лицами пропавших и рекламой про другие места в Дерри. Хотя, минуточку! Среди кипи разноцветных бумажек нашлось самое что не есть подходящее для плана. Объявление о наёме на время школьного психолога. Не ясно правда, почему на время, хотя Грей и не думал задерживаться в школе. Однако роль психолога — весьма странная роль для Пожирателя миров. Существо понимает, что это за работа. Там ведь нужно разговаривать с детьми именно как с детьми, а не с закуской, приправленной страхами. И на данный момент для него школа превратилась в мышеловку. Стоит притронуться к еде, механизм сработает и нанесёт болезненный удар. Придётся воздержаться. На задуманное он идёт только ради своего чада. Сорвав лист с объявлением и только хотев открыть дверь, Роберта встретили на пороге два человека, одновременно вышедшие из здания школы. Одного из них клоун узнал быстро — человека достаточно немолодого, но ему ещё не грозят пороки. С ним ещё до этого приходилось сталкиваться; в начале восьмидесятых, когда посещал приходскую школу, когда там училась его дочь. Второй, менее ему знакомый, был директором этого училища. — Мистер Грей? Хм, неожиданная встреча, — произнёс это мистер Маккиббон сдержанно. Маккиббон, разумеется, не знает, кем из себя названный Роберт Грей представляет на самом деле. Зато знает его как взрослого, но крайне безответственного человека: уехал из города давно, бросив женщину и их общего ребёнка (и снова в дело вступает сказка про Роберта-путешественника) ради каких-то своих целей. Хоть Дороти тогда и говорила, что в отношениях с ним её всё устраивало, что к его решению уехать она и Лори проявили понимание, Маккиббон всё равно оставался при своём мнении. А теперь, когда он снова видит этого тёмно-рыжеволосого мужчину перед собой спустя годы, полные потерь, без следа хотя бы малой капли совести в его карих глазах, Виртджорн почувствовал, как к нему возвращается прежнее отвращение. Пеннивайз, несмотря на то, что Маккиббон к Дороти и маленькой тогда Лори хорошо относился (в кандидатуре девочки он вообще не видел ничего плохого, считал её милым ребёнком, которой, как тогда думал, не достались эти «противные отцовские привычки»), отвечал ему той же монетой. Но больше усмешкой, чем недовольством. Если взрослого не достанет — считай, день прошёл впустую. И вот сейчас он не смог сдержать своей якобы доброжелательной я тоже не рад тебя видеть улыбки. — Мистер Грей, значит? — вступил в разговор ещё один мужчина, директор Средней школы, который вопросительно посмотрел на Роберта, но был куда более любезен, нежели Виртджорн. — Да. А вас?.. — начал говорить Роберт, сохраняя бдительность. — Бродерик. Джим Бродерик, — пожав руку в знак знакомства, директор продолжил. — Чем обязаны своим визитом? — Я по поводу этого объявления, — Грей протянул бумагу вперёд. — Согласно указанной недавней дате, объявление ещё в силе. Если только вакансию не занял кто-то другой. — Хм. Не знал, что у вас есть образование, — бросил сарказм мистер Маккиббон. «Наверняка липовое. Знаю я этого… шута…» — услышало Оно мысленный голос, принадлежащий Маккиббону, и от последнего слова хотелось залиться хохотом. Но, чтобы как-то воздержаться от смеха, клоун решил действовать иначе: — По этой самом причине мне пришлось тогда уехать из Дерри, — ответил схожим тоном Пеннивайз и, увидев возмущённый взгляд старика, который так и говорит: «Что?! Да как?..», продолжил беседу с директором как ни в чём не бывало. — Так что насчёт объявления? — Место школьного психолога ещё свободное. Но лучше пройдёмте в мой кабинет, там мы всё обсудим. — Я вам составлю компанию, — вдруг заявил Маккиббон, не отрывая свой недовольный взор от Грея. «За этим шутом надо проследить! По его наглым глазам это видно…» — внутренний голос старого педагога звучал уверенно. — Мне казалось, Брандт, вас ждут кое-какие домашние дела. Вы же сами говорили об этом буквально несколько минут тому назад, — изогнул бровь Джим Бродерик в недоумении. Пеннивайз, вновь взглянув на старческую недовольную и слегка подрастерявшуюся в эту минуту физиономию, опять едва сдержал смех и свой клоунский облик. А не проявив волю, его человеческая оболочка тут же бы вывернулась наизнанку. Хотя, если старика шокирует — не велика потеря. Но директор нужен живым и здравым. — О, не волнуйтесь. Дела подождут, ещё день выходного, — собравшись мыслями, решительно ответил Маккиббон. На это Роберт чуть ли не присвистнул. А ведь уже был готов расстроиться, что войны не будет. — В таком случае, господа, идёмте, — торжественно заявил Джим, открыв дверь.

***

Кабинет директора особо не отличался от большинства подобных школьных кабинетов. Занятые книгами настенные полки, рабочий стол с аппаратурой и разложенными документами, которые пополняются и пополняются. Есть место маленькой фотографии в раме, расположенной чуть ли не на углу стола. Чашки с ложечкой и электронным чайником на столике меньше, расположенном рядом с розеткой. Иначе говоря, есть все удобства. Но у Пеннивайза этот интерьер вызывал скуку. Другое дело — его дом на Нейболт-стрит: там правил никаких нет уже очень давно. Маккиббон стоял рядом с чайником, дожидаясь, когда прибор закипит, чтобы приготовить себе ещё одну порцию чая. Однако прячущемуся за человеческим обликом клоуну казалось, что тот человек закипит быстрее, чем чайник, и ситуация от этого менее смешней не становилась. Старческое презрение прожигало, готово было сделать ему во лбу дырку. Джим напротив не замечал негатива у коллеги, пребывая в бодром, редком для себя хорошем расположении друга. И к новому человеку не испытывал недоверия. — Итак, мистер Грей, — начал говорит Бродерик, сев за свой рабочий стол перед Робертом. — Не желаете выпеть с нами чаю? — Нет, благодарю. К тому же, я больше люблю кофе, — признался Роберт. — Да и я недавно… позавтракал. — Сразу решили перейти к делу? Это правильно, — одобрительно произнёс Джим, подставив под свой пухленький подбородок ладони, создав деловой вид. — Так, мистер Грей. Должен признать, я рад, что кто-то явился сюда по этому вопросу. Но предупреждаю заранее, что эта деятельность не постоянная, а просто для замены предыдущего психолога. — Как раз это мне и нужно. Только вот интересно, что случилось с предыдущим? — на самом деле, Пеннивайза это шибко не интересовало. Но разговор как-то нужно поддержать. «Какая же эта нелепость…» — опять это мысленное фырканье. Дело становилось всё веселее и веселее. — Ушла в декретный отпуск. Хотя, как она мне говорила, вернётся на свой прежний пост спустя несколько месяцев, а не лет. Так вас действительно устраивает временная должность? — Более чем. — Хорошо. Так… где вы учились? — В кампусе Портленда, на медицинского психолога. Но я ещё специализировался на работе с детьми, с их проблемами, страхами… Ну, вы понимаете, — ответил Пеннивайз, решив для создания следующей сказки приплести сюда родственницу Дороти, которая в семидесятых училась там, и достать созданный по собственной прихоти сертификат из своей сумки для подтверждения своих слов, чтобы протянуть его директору. Но при этом в сказке есть доля правды: для него нет трудов узнать детские страхи. «Надо же как зубы заговаривает… Ох и предатель! Безответственный тип!» — опять он уловил в мыслях старика презрение, но клоун никаких действий всё равно не предпринимает. — Закончили учиться в прошлом году? Хм, интересно. И уважительно, — прокомментировал Бродерик. — В таком возрасте не каждый сейчас осмелиться пойти за образованием. И всё же почему, если это не секрет, вы не остались в Портленде? Там вроде квалифицированная медицина, на специалистов большой спрос. — Должно быть, это странно прозвучит, но я не очень люблю большие города. Не переношу крупно-населённые пункты. Мне спокойно именно в подобных местностях, как Дерри. И потом, здесь, как я слышал, царит тревога. Напряжение и всё такое. Думаю, моя работа будет нужнее здесь, чем в любом Портленде. — Да, тут вы правы. В Дерри действительно напряжение. Хаоса хватает и здесь, и по сравнению с другими школами страны, здесь — настоящий Армагеддон. Драка на драке, продажа наркотиками, визги и вопли. Один зубов лишается, другой с лестницы падает. Третий боится собственной тени. Это просто ужас, — признался Бродерик. — Мистер Маккиббон, простите, что приплетаю сюда и ваших детей, но эта необходимая мера. Ситуация ещё касается и мисс Оллред. — Мисс Оллред? — вопросительно приподнял бровь клоун. — По словам многих учеников, Эйна, так её зовут, чаще всех из девочек вступает в конфликты с такими же конфликтными сверстниками, и заканчиваются эти конфликты тем, что она лежит на койке в мед пункте. Эта девочка роет себе могилу своими же голыми руками. Потому мне её жаль. Но я, пусть и директор, ничего не могу сказать, как бы я на неё не повлиял. У меня даже не хватает смелости что-либо сказать её родным, потому, что чуть стоит сообщить взрослым, произойдёт ещё больший хаос, дело дойдёт до полиции и разборок с Департаментом образования. Но немного отвлёкся от темы о девочке. О том, что для Эйны те взрослые просто опекуны. А она… — …Приёмная, — твёрдо закончил Виртджорн, и когда чайник закипел, он принялся наводить себе чёрный чай, не добавив сахара. После приготовления начал медленно его попивать. — Этот случай с такими детьми в Дерри крайне редок. Но надеюсь, что вы, как квалифицированный психолог, если таковым являетесь, сможете разобраться с такой проблемой, как с трудным подростком из приёмной семьи. Вдовесок с ещё несколькими детьми, с которыми нужно поговорить и вызвать у тех доверие, чтобы лишний раз не беспокоить и без того встревоженных родителей. — Если в этом такая необходимость, то… конечно, разберусь, — уверенно заявил Грей. — Но есть одно условие. — Говорите, — произнёс Джим. — Что за условие? — Я работаю только со своим ассистентом. Она тоже квалифицированный психолог из того же кампуса. Она хотела пойти со мной, но ей пришлось остаться дома из-за своего плохого самочувствия. Однако с ней ничего серьёзного. Так, небольшое переутомление. — В таком случае, это даже и лучше. Не зря ведь порой говорят, что две головы лучше, чем одна. Кем вам приходится ваш ассистент? — Супругой. Дор… ис. Дорис Айви Грей. «Немыслимо! Ничего, что ты, бесчувственное создание, жил с Дороти? Забыл, что у тебя ещё есть дочь, которой даже нет в родном городе? Я поражаюсь такими людьми!» — Пеннивайз услышал мысленное бушующее негодование и краем глаз заметил, как руки у Маккиббона начали трястись. — И да, кстати, у нас ещё есть дочь, которая учится в другом конце другого штата. Взрослая уже такая. Она у меня от… первого брака, — клоун добавил это специально, дабы не сбавлять азарт. — Дочь решила пойти по нашим стопам. «Какой лжец! Видно-видно-видно! Это… просто… НАГЛОСТЬ!» — О, это просто замечательно. Какое наследие! Это хорошо. Очень и очень хорошо, — радостно произносит Джим, протянув ладонь в знак соглашения. — Условия принимаются, мистер Грей. Жду вас с вашей супругой в понедельник утром. То есть, послезавтра. Хочу вас потом познакомить со всеми моими коллегами в полном составе. — Договорились, мистер Бродерик, — Роберт пожал в ладонь ответ, в результате чего Виртджорн чуть не подавился. — Мистер Маккиббон, что с вами? Вы в порядке? — встревоженно спросил тот. — Да, — прокашлялся тот. — Да, в целом. Просто горечь попалась… — Я уж думал… Хорошо, что обошлось, — директор повернулся вновь к Грею, — Так, я сейчас, как только найду ключ, покажу вам ваше рабочее, пусть и временное место для беседы с учениками, — и он начал сдвигать на себя полки в столе, ища связку подписанных ключей с кабинетами третьего этажа, вот только нашлись связки ключей от кабинетов на первом и втором этажах. Роберт заметил панику в лице полноватого мужчины. — Всё в порядке? — Д-да. Я вдруг вспомнил, что ключ взял кто-то из моих коллег. Извините, что так получилось, но я сейчас быстро за ними схожу, и мы вернёмся к запланированной экскурсии, — Джим, поднявшись со своего кресла, поспешил к выходу из кабинета, оставив тех наедине. Пеннивайз догадывался, что сейчас будет. Такой человек, как Маккиббон, молчать не станет: все мысли изложит. — Должен признать, я впечатлён. Хотя я до последнего думал, что не увижу и вашей ноги в этом городе. — Я немного путаю. Вы директор маленькой школы или вы из этих… ряда смотрителей за эмигрантами, раз думали, что меня вы здесь не увидите? — Во-первых, это называется немного по другому. А во-вторых… Не ускользайте от темы! Я вас знаю, Роберт. И помню, что вы сделали. — Плохо, значит, знаете. Как и помните, собственно говоря, тоже. — Извольте, я терпел ваши визиты в мою школу, когда Дороти была жива. Но то, что вы будете работать тут, да ещё каким-то психологом, это просто абсурд… Знайте — к вам своих детей даже близко не подпущу! — Своими словами меня сейчас вините в том, что я виноват, что Дороти постигла эта страшная участь? В этом нет необходимости, так как я знаю последствия своих поступков. Но, увы, назад не воротишь — нужно жить дальше. Однако добавлю, для вашего спокойствия, что меня ваши ученицы не интересуют. Кроме названной Эйны Оллред как проблемного приёмного подростка. Так как я сам своего рода приёмный. — Проигнорирую вашу ложь насчёт первого брака, ибо я прекрасно знаю, что вы не были женаты. Но, как вы утверждаете, что живёте дальше, то… как объясните мне, что дочь Дороти теперь у вас? Её, как помню, семь лет назад забрала к себе старшая сестра Дороти — Джоди Форбс. — А вы не слышали? Умерла эта Джо: от передоза, да ещё и в другом городе, меня она не подпускала к ребёнку за всё время. А Лори осталась без опекуна, поддержки, ночевала на улицах и чуть было не погрязла в наркотиках. Ещё хорошо, что я снова повторил попытку с ней увидеться, иначе… Так что не смейте читать свои старческие нотации. — Ох… Простите, — выдавил Маккиббон, но сдержав эмоцию сожаления. — Я правда не слышал… До последнего думал, что Джо исправится, ведь у неё и в юные годы были проблемы с принятием каких-то препаратов. Но, видимо, её старые привычки сильнее воли. Господи, Лори — бедная девочка. Просто… поймите меня, мистер Грей, я тоже участвовал в её воспитании. Мне просто хочется увидеть её, какой она стала сейчас спустя столько времени. Это всё, что осталось в память от Дороти. — Увидите. Летом она должна… прилететь, — угрюмо вздохнул Грей, не веря себе, что говорит. — Должна прилететь. — Но вы мне всё равно не очень приятны, как бы горько это не звучало. Для меня вы такой же шут. Только теперь шут с образованием, — хмыкнул под конец тот, но подобным образом смягчился. «Если бы только знали, как вы с шутом удачно попали…» — мысленно усмехнулся Пеннивайз, пока не обратил внимание на движение за окном. Мимо здания школы по трассе Центр-Стрит проехал тёмный автомобиль, что направлялся к выезду из города Дерри. В нём сидела Алиса, за рулём светловолосый мужчина — ни Эйны, ни опекунов не было. А этот выход дороги был Пеннивайзу знаком как никак лучше. Ведь когда-то по нему Лори, сидя в такси, вернулась из Бангора…
Примечания:
Ну, как то так... :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты