крылья 9

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
TWICE

Пэйринг и персонажи:
Мёи Мина, Сон Чеён
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Даб-кон Курение Нарколепсия Психические расстройства Ссоры / Конфликты

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У неё на кончике языка, покрытом налётом, — растекающийся вкус дезоксина, перед глазами — пустота, на острых лопатках — ещё свежие шрамы, а на выпирающих рёбрах — жгучие прикосновения Чеён.

Посвящение:
Всем людям, потерявшим свои крылья, а также людям, которые хотят их кому-то оторвать

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа написана после очередного срыва и невроза, поэтому первые двадцать четыре часа, пока я буду отходить от двух пачек аскорбиновый кислоты, работа может быть видоизменена.
Текст писался при прослушивании композиции "Крылья".Но!!Рекомендую Вас прослушать её перед прочтением, а не во время чтения.

крылья

6 октября 2019, 21:51
Примечания:
Шэрон — это американское имя Мины.
— Может мы куда-нибудь пройдёмся?— спрашивает Чеён, и в голосе её проскальзывает угнетённое равнодушие, — она решает оставить этот вопрос риторическим. — Закрой окна, — хрипловатым и бесстрастным тоном ответила Шэрон, одаривая Сон отрешённым взглядом. — Снова? — прерывисто вздыхает младшая, замечая в пожелтевшей от времени хрустальной пепельнице одинокий потухший окурок. — Опять.— иронически-горько усмехается Мина, напряжённо стискивая бледной и липкой ладонью пустую пачку от антидепрессантов.Смяв её в бесформенный комок, она, резко задрав руку перед собой и целясь в переполненную урну, уронила его на сбитые острые колени. — У тебя в симптомах не прописана катаплексия? В комнате повисает давящая на обоих тишина.У старшей — непробиваемый шум в голове, но это она отчётливо услышала.В пересохлом горле скапливается удушающий ком, и девушка шумно сглатывает. — Ещё нет, Чеён...Ещё нет. Я не спрашиваю, сколько у тебя денег. Не спрашиваю сколько мужей. Я вижу — ты боишься открытых окон и верхних этажей. *** — Когда у тебя будет выходной? — яростно вырывается изо рта у Сон. — Когда, чёрт побери, мы сможем нормально жить? — горючие отчаянные слёзы хлынули потоками, опаляя холодную кожу щёк и длинной шеи. — Клянусь, если мы попадём в ад — это будет повторная расплата!Я не смогу выдержать двойного порицания!Мина, слышишь?Ответь! — Чеён судорожно встряхивает старшую за сутулые узкие плечи, плечи человека, некогда дававшего концерт в балетном дворце, истошно вопя. Глаза Шэрон — затуманенные, непонимающие, потухшие.Сонные — из-за непринятых препаратов.Усталые, умоляющие в своей глубине остановиться.Смотрят осуждающе, проницательно, выворачивая всю душу наизнанку от этой картины, и пусто одновременно.Младшая поднимает свой взгляд выше и видит на нездорового цвета коже лба проступающие первые морщины. — Мина...Тебе двадцать два. — с каким-то печальным осознанием всего, произносит Сон. — Милая, подай, пожалуйста, ту неначатую пачку со стола. Когда-то у нас было время, сейчас у нас есть дела. Доказывать, что сильный жрёт слабых. Доказывать, что сажа бела. *** — Сумашедшая... — пустая пачка дезоксина беззвучно падает на скрипящий пол из дрожащих рук младшей. — Это же почти смертельная доза...Т-ты точно в своём уме?У тебя анемия, или ты забыла, что говорил врач? Шэрон стоит напротив облезлой выцвевшей стены, игнорируя висящее слева зеркало с чёрной окантовкой — подарок Чеён, и развязывает сзади синий атласный бант. Ты снимаешь вечернее платье, стоя лицом к стене. И я вижу свежие шрамы на гладкой, как бархат, спине. На острых лопатках видны ещё свежие шрамы — Сон видит огнестрельные незажившие раны на гладкой, как бархат, спине.А где твои твои крылья?Крылья целые, крылья молодости, крылья любви?Теперь лишь остались огрызки, — когда она это упустила? Младшая подходит вплотную, обхватывая руками со спины, пытаясь заменить утрату. — Чёрный лебедь без крыльев, посмотри в зеркало. А лёгкое, хрупкое и податливое тело всё сопротивляется, беззащитно сжимается, глаза зажмуривает, — не хочет падать в пропасть, не имея возможность взлететь вверх.Чеён же обхватывает чётко очерченый подбородок, держит крепко, направляя к собственному отражению.Вторую под распахнутое платье запускает, тёплыми конрастирующими пальцами по впалому животу проводит, пересчитывает выступающие рёбра: — Смотри, смотри, кому говорю!Видешь? — всхлипывает младшая, не в силах удержать себя на ногах, подкашивается, придерживая за поясницу свою сломанную куклу. — Где?Где твои крылья? В звенящей тишине слышны только тяжёлые вздохи Шэрон, да слёзы Сон, с шумом падающие на паркет.Ощущение от забытых прикосновений противоречиво казалось знакомым, и запах тоже.Раньше старшей это нравилось, но не теперь.Сейчас они казались слишком властными, слишком собственническими, слишком...чужими?Её в сию секунду касается человек, может и неосознанно, но обрубивший ей крылья. — Д-дай...Т-там...На полке...Таблетка. Мне хочется плакать от боли, или забыться во сне. Кстати, где твои крылья, которые нравились мне?