(не) ныряй 6

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
DC Comics

Пэйринг и персонажи:
Рене Монтойя (Вопрос)/Кэтрин Кейн, Рене Монтойя (Вопрос), Кэтрин Кейн
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Рейтинг за секс Романтика Супергерои Фандомная Битва

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Рене мешает Кейт слишком глубоко погрузиться в невеселые мысли.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
8 октября 2019, 10:48
Когда Рене вышла на кухню с утра, то застала увлекательную картину: Кейт гипнотизировала взглядом электрический чайник. Будто что-то пришло ей в голову перед тем, как она нажала на кнопку, и теперь не давало покоя. И, самое грустное, Рене прекрасно понимала, что творится с Кейт. Давным-давно, после дела, связанного с религиозной сектой, Харви Буллок сказал: — Не ныряй слишком глубоко, Монтойя. — Что? — переспросила Рене. — Не ныряй, говорю, — Буллок пожал плечами. — Не пытайся понять мотивы этих людей. А не то, упаси Бог, поймешь. — Разве это плохо? — спросила она. — Неплохо, если хочешь с катушек съехать, а психов в Готэме и так хватает, — ответил Буллок и повторил: — Не ныряй слишком глубоко. Харви Буллок вообще настаивал, что лучше не задавать лишних вопросов. Вик Сэйдж, в свою очередь, говорил, что вопросы должны быть верными. Рене считала, что они оба по-своему правы. Проблема не в вопросах, а в том, позволяешь ли ты ответам на них менять себя. Жаль, что, сказав это Кейт, она ничем той не поможет. Разница восприятия и отношения к миру, чтоб ее. Так что Рене сделала то, что точно могла: подошла и обняла Кейт, прижимаясь грудью к ее спине и носом — к шее. — Доброе утро, — сказала Рене. — Доброе. Кейт отмерла и включила чайник. Вчера с ней было то же самое. Кейт (как Бэтвумен, конечно) ушла со склада до того, как федералы и полиция повязали последнего члена банды. Рене нашла ее в переулке. Или же Кейт позволила себя найти. — Ты в порядке? — спросила Рене, заметив, что Кейт пялится в одну точку. — Один из самых глупых вопросов в мире, можно еще растолкать спящего и спросить: «Ты спишь?», — Кейт попыталась улыбнуться, красные губы, яркие на выбеленном лице, изогнулись, но ни в голосе, ни в интонации не чувствовалось веселья. — Меня не ранили, если ты об этом. Рене могла бы сказать, что она не об этом, но... Она просто шагнула ближе и посмотрела снизу вверх, в обычной жизни едва ощущалось, что Кейт немного выше, но символ летучей мыши на груди будто бы добавлял лишних футов. Рене привстала на цыпочки, слегка толкнула Кейт к стене и поцеловала. Та напряглась, будто решая, прижать или оттолкнуть, но так и не успела. Рене отпустила ее раньше, рассеянно проводя пальцами по плечам и плащу. — И это все? — спросила Кейт с уже слышной насмешливой хрипотцей в голосе. — На большее тебя не хватит? — Геройские костюмы хорошо подходят для секса только в порнофильмах, — в тон ей ответила Рене. — Да и я слишком стара для… акробатики в подворотнях. — Стара? — фыркнула Кейт. — Мы ровесницы. — Вот я о том же. Конечно, все было потом. Уже дома, в постели. Без костюмов и посторонних мыслей. Только зубы Кейт, прикусывающие соски Рене, только пальцы, которые водили то по ребрам, то по бедрам, не опускаясь ниже (пока она не заворчала недовольно, не вывернулась и не направила руку Кейт ниже, туда и так, как хотела). Это было приятно и отчасти привычно, как скользнуть в разношенную обувь. Не было похоже на те редкие случаи, когда они судорожно срывали одежду друг с друга, сталкивались носами, путались в руках и ногах. Не было похоже и на секс после тяжелой ночки или же дня, когда надо было двигаться осторожно, чтобы не зацепить синяки, ушибы и сломанные ребра друг друга. Впрочем, сейчас Рене все равно задела свежую ссадину на ноге Кейт. — Прости, — сказала Рене, когда Кейт вздрогнула. — Ни за что не прощу! — ухмыльнулась Кейт и прикусила кожу Рене там, где шея переходит в плечо, не до крови, но ощутимо. Рене рефлекторно сжалась на ее пальцах и готова была побиться об заклад: Кейт еще шире, чем прежде, ухмыляется в ее кожу. Рене не любила кусаться, в отличие от Кейт, которая словно пыталась первобытным диким способом отметить ее. У Рене были способы получше. К примеру, добиться, чтобы партнерша могла только повторять ее имя, жмурясь от удовольствия. Кейт вынырнула или, во всяком случае, было на это похоже. И вот, с утра снова этот взгляд в пустоту. — Расскажешь, в чем дело? — спросила Рене. Кейт помедлила, прежде чем ответить: — Я просто устала, наверное. Еще и эта банда… Их не становится меньше, сколько мы ни стараемся. Рене кивнула. Это была старая тема, но каждый раз неприятная. Особенно если погрузиться в нее с головой. — Преступность нельзя уничтожить полностью, но с ней можно бороться, будто ты не знаешь. Ты хотела сварить кофе? Или чай? Кейт неопределенно покачала головой. — Сейчас я уже не помню, хочу просто затащить тебя в постель. — Поддерживаю идею. Позже, когда Рене лежала на спине, пальцы Кейт гладили ее бедра, а язык Кейт выстукивал ритм (подозрительно знакомый, но сосредоточиться и понять — откуда, сложно, лучше спросить потом), она мимолетно подумала: можно нырять, не рискуя сойти с ума, самое главное — чтобы кто-то на поверхности тебя страховал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.