Место, забытое временем 0

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Анжелика Лебедива, Север, Лера Вита, Макс, Саша, Костя Котиков,
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 54 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: Бессмертие Вымышленные науки Глобальные катастрофы Дружба Изоляция Контроль сознания Намеки на отношения Научное фэнтези Параллельные миры Плен Повествование от первого лица Покушение на жизнь Потеря сверхспособностей Принуждение Психологические травмы Сверхспособности Убийства Фантастика Фэнтези Холодное оружие Шантаж Элементы юмора

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Приключения приходят тогда, когда ты их совсем не ждёшь. Разве могла б представить, на сколько сильно измениться моя жизнь, переплыв я реку. Что только и не ждёт впереди!
Новые друзья. Лагерь. Опасные истории. Хождение по лезвию ножа...
И это только первый год, когда я побывала в лагере, где местность не подчиняется привычным законам времени!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сначала главы мизерные, но чем дальше, тем они объёмнее... Учусь, в общем!
Извините, если будут ошибки, опечатки)

Аномальная местность

22 ноября 2019, 16:18

Глава 1

Моя повседневная жизнь

— Анжелика Лебедева, минус бал, а я предупреждал, что у меня отличное зрение! — спалил меня учитель на контрольной работе: заметил бумажку у меня в руке.       Жаль, а я надеялась, что в этот раз получу «4» за контрольную работу по геометрии. Ну не понимала я эти доказательства, вот и сделала шпаргалку! Это был последний тяжелый урок понедельника. И после него я пошла домой.       Жила я в городке под названием «Жуково». Тут, у нас с погодой не когда не угадаешь: синоптики в 90% случаях ошибались. Как и сейчас. Я была одета в юбку и блузку (доверилась прогнозу погоды), а на улице шел сильный дождь. Выйдя на улицу, я замерзла и ускорила шаг. Хорошо, что до дома идти было три минуты, и я не успела полностью промокнуть. Как только я зашла в дом, поднялась на лифте на шестой этаж и вошла в квартиру, сразу понеслась на кухню. Разогрела себе целую тарелку супа и весь съела. Уж слишком проголодалась после семи уроков.       После еды я пошла к себе в комнату: учить уроки. Это дело шло лениво. Расправившись с русским, я открыла историю. Параграф состоял из целых двадцати страниц! Поэтому я прочла лишь заключение: там говорилось что-то про восстание. Дальше дело было с физикой. Задача. Прочитав ее, я решила закрыть учебник и отложить на завтра. Все, уроки выполнены, другие я сделала заранее. Чем же теперь заняться? Пойду, погуляю. Дождь вроде кончился, сейчас должен быть офигенный запах. И в этот раз я решила нормально одеться. «Нормальной одеждой» послужил спортивный костюм.       Выйти из дома я смогла не сразу. Дверной замок, в который раз заклинило. Но после пятнадцатой попытки дверь поддалась и мне удалось выйти из дома.

Глава 2

Необычная прогулка

      Я шла по дороге, мимо девятиэтажки, потом пятиэтажек, а дальше начались маленькие домики. Я точно знала, что где-то там, за ними протекает речка. Об этой речки я узнала от друзей. Они часто рассказывали про нее разные легенды, но я не верила ни единому их слову. И сейчас я решила туда сходить. Не из-за того, что мне интересно было узнать, правдивы ли легенды, а потому что я любила проводить время на природе. Когда я покинула жилой квартал, впереди начала виднеться река. А перед ней росла небольшая сосновая роща. Проходя мимо сосен, воздух стал меняться: он стал легким приятным и теплым. Стало так приятно вдыхать новые порции воздуха. От такой атмосферы мне стало так тепло, что я сняла кофту. Я уже подошла к реке. Она была совсем маленькой (метра 3-3,5 в ширину, а глубиной не более 1,5 метра), но зато в ней была кристально чистая вода. На другой стороне речушки стоял большой тёмный и непроходимый лес.       Я села на камень, сняла кеды, и опустила ноги в воду. Вода оказалась теплой. Может эта речка наподобие горячего ключа? И мне захотелось в ней поплавать. А почему бы и нет? Я так и сделала. Встала с камня и пошла в воду. Привыкать к ней не пришлось, и я сразу поплыла. Когда я достигла середины реки, я заметила одну странность. Дракона! Он кружил над лесом, с другой стороны реки, а потом резко полетел вниз и скрылся где-то в лесу. <      Ну, все, сошла с ума, пора вылезать из воды. И я поплыла обратно. Ближе к берегу, вода стала холодной. Вышла я из воды замёршей. Воздух уже не был таким теплым.       Быстро надев кеды и набросив кофту, я побежала домой. И тут нахлынули мысли и эмоции. Зачем я это сделала? Зачем в воду полезла? Я же в одежде! Совсем дурочка… Дракон?! Как я увидела его? И видела ли вообще? Галлюцинация, жар? Точно! Заболела, поднялась температура, оттуда и галлюцинации. Или нет?       Мысли бешено роились в голове до самого дома, пока я шла в мокрой рубашке, штанах и зубами отбивала дробь.       Как только я зашла в квартиру, сразу переоделась, высушила волосы и кинула одежду в стирку.       Родителей не было дома: позавчера они улетели в Грецию, в командировку. А я осталась дома одна. Конечно, родители решились на это шаг с трудом. Но я их заверила, что сама спокойно проживу, к тому же мне пора научиться быть самостоятельной. И они согласились, но с условием, что я буду каждый день, в 20:00, им звонить по «скайпу». Я посмотрела на телефон: почти семь часов. Значит еще час. Я решила пока приготовить что-нибудь покушать. Заглянув в холодильник, выяснила, что у меня есть суп и половина пачки пельменей. Я решила пожарить курицу. Курица была готова через 40 минут. Один кусочек я взяла на дегустацию — вкусно. Наевшись, я пошла в комнату, загружать компьютер. Когда я им позвонила, было без одной минуты восемь. Родители довольно быстро ответили. — Привет! — почти одновременно поздоровались они. — Привет, — как-то невзрачно ответила я. — Ну как ты там? Не скучно одной? — спросила мама. — Да нет, вчера супец приготовила, сейчас курочку пожарила. После школы покушала, сделала уроки и решила прогуляться…- отчиталась я, про саму прогулку решила не рассказывать, — а у вас как дела? — сменила я тему разговора. — У нас все замечательно, добрались без приключений. В номере комфортно, чисто, даже не знаю что добавить, все дела с приключениями потом, — это рассказывал папа. — Ясно, тогда до завтра? — Ладно, пока, — попрощались родители — Пока, — сказала я. <      Потом, после короткого разговора, я выключила компьютер и пошла к телевизору, там начиналось интересное кино. Посмотрев его (кстати, оно было довольно страшное, но интерес выживут ли персонажи не дал уйти), я попила чай, приняла душ и пошла спать.

Глава 3

Непростая ночь

      Я бежала по темному густому лесу не разбирая дороги.       Стоял какой-то шум: голоса, топот, гул ветра.       Я остановилась и обернулась: за мной стоял человек. Он был весь в черном одеянии, лица видно не было. На меня накатил непреодолимый ужас, и я побежала с новой силой. А этот человек кинулся за мной. Я бежала уже минут 40 и честно сказать устала, а человек все не отставал. Он бежал как-то неспешно, налегке, будто знал, что меня догонит, но притом все его движения были четкими и быстрыми (я бежала при этом на износ). Зря я оглянулась: через секунду я споткнулась об корень и упала. Сил подняться у меня уже не было. В этот момент далеко впереди я увидела речку, ту самую, маленькую. В моей голове мелькнула мысль, что переплыв ее обратно, я спасусь.       Но я не успела. Как только я попыталась встать, этот человек бросился на меня. Я была обездвижена от страха и его железной хватки. После, он наклонился к моему лицу и прошептал мне: «Зря ты сюда пришла: от тебя не будет никакой пользы». Потом он достал свой меч откуда-то из-под одежды и …       Я проснулась в холодном поту. Мое сердце билось с сумасшедшей скоростью. Я встала с кровати, включила свет и пошла, попить воды. Страшные сны мне снились очень редко. А этот мне показался совсем реалистичным. Я посмотрела на часы: без одной минуты семь. И я начала собираться в школу.

Глава 4

Знакомство

      На уроки физики мне не везло сразу после того, как я записала « 21 мая». Меня вызвали к доске и заставили объяснять задачу, которая «была у меня сделана в домашней работе». За задачу я получила 3. Следующий урок математика. Как выяснилось, за вчерашнюю контрольную работу я получила 4, хоть и не ожидала. На оставшихся уроках мы ничего не делали, потому что прошли уже всю программу. А с последнего урока нас отпустили домой. Придя домой, я решила, что оставшиеся 4 дня посижу дома, все равно в школе мы уже не учимся, а только ерундой страдаем на уроках.       Пока я кушала, в моей голове неслись разные мысли. Что такое вчера со мной было? Уж точно не простуда, сегодня я же себя хорошо чувствую. И что там был за дракон? Может часть легенд не врет? И сон.… В нем я была на другой стороне реки, а человек говорил, что я зря туда пришла. Интересно я смогу еще раз увидеть дракона, если пойду туда? Точно, пойду и проверю. Хоть и во сне мне были не рады, тяга к приключениям тянула мою попу именно туда, но интуиция подсказывала, что соваться туда не надо.       Собиралась я недолго. Надела закрытый купальник, сверху спортивный костюм. Решила в этот раз не пачкать одежду. Выйдя из дома (в этот раз замок не заклинило), я спустилась по лифту и пошла к реке. По дороге я опять рассматривала ступеньки из домов. Когда я вышла из жилой зоны, стали виднеться сосны возле реки. Проходя мимо них, я опять почувствовала тепло и сняла кофту. Подойдя к самой реке, я села на тот же камень и задумалась: а может все-таки не стоит туда лезть? Может на другой стороне реки меня ждут неприятности? Хотя, это был просто сон. И не зря же я сюда пришла?       Я сняла спортивный костюм и осталась в купальнике и шлепках. Начала заходить в воду. Как и вчера, вода была теплой. Я поплыла. Переплыв реку, ничего странного я не заметила. Выйдя из воды на другой стороне реки, я не замерзла: воздух был теплый. Вдруг я разглядела еле заметную тропинку, ведущую вглубь леса. Если есть тропинка, люди тут ходят, но редко. Я пошла по ней.       Тропинка вела довольно прямо, редко чуть сворачивая. Но идти по ней было крайне трудно. В шлепках… приходилось то через яму прыгать, то нагибаться под нависшим деревом. К тому же ветки неприятно царапали ноги. И тут, не заметив корень под ногами, я споткнулась и упала. Кажется, разбила коленки. Но под грязью на них не чего не было видно. Тихо ругаясь, я начала убирать грязь и в этот момент я услышала какой-то шорох сзади меня. Я резко обернулась. Никого не было. Наверное, птица. Но нет, теперь я слышала шаги, и они приближались. Вспомнился сон. Я среагировала быстро: взяла первую попавшуюся палку и приготовилась драться. И тут послышался голос: — Стой, не надо! Я не опасен, — это сказал парень, который вышел из-за дерева. Он был чуть старше меня. В джинсах и рубашке. Белые волосы. — Ты специально? Это у вас розыгрыши такие? — наехала я на него, от растерянности. — Извини, я не хотел, — сказал тот и добавил еле слышно, — ну и видок. — Может, сначала представишься? — а то этот тип начал меня бесить. — Север, — коротко сказал он. — Лика. У тебя необычное имя. — У тебя тоже. — Полное имя Анжелика, — пояснила я и бросила палку. — Может, пойдем ко мне в палатку, тут не далеко. Тебе коленки обработать надо. — Эмм… Ладно, давай. А ты в походе? — Типа того. Тебя встречал, — сказал Север, и после этих слов я остановилась. — Зачем? Ты знал, что я приду? Но кто тебе сказал? — желание идти дальше отпало и я начала подходить к брошенной палке. — Это долго объяснять. Давай я лучше все в палатке расскажу.       Я согласилась, хоть и с сомнением. В принципе, что он может мне сделать? Я девочка не маленькая, по моим меркам, разберусь если что. Мы шли, недолго, но молча. Палатка стояла на поляне. Она была довольно большая. Мы зашли внутрь. Тут стояло два ящика, два стула. Север сказал мне присесть, а сам начал копаться в ящике. — Вот, нашел! — он показал мне стеклянную бутылочку с чем-то зеленом внутри. — Зеленка? — спросила я. — Типа того. Даже лучше. — То есть? — Это…отвар трав. — Я сама себя намажу! — предупредила я его. — Нет, я же тебя напугал. Его странную логику я не поняла, но согласилась. Север подошел ко мне, немного вылил содержимого себе на руку и прислонил к моей коленке. — Щипит, — поморщилась я. — Как зеленка? — заглянул мне в глаза. — Ага, — кивнула.       Север убрал руку, и я была мягко сказать — удивлена. Не чего не было. Ни царапины, ни крови — такая себе ровная гладкая кожа. — Ого! Как? Как ты это сделал? — офигела я. — Это все травы, — загадочно сказал Север. — Спасибо. — Не за что.

Глава 5

Раскрываем карты

      Ну, раз я в палатке и болячек больше нет, пусть рассказывает, откуда узнал, что я приду. — Может, теперь все объяснишь? — спросила я, а то странно, что незнакомый парень знал, куда я пошла. — Ладно, слушай, только постарайся не перебивать, — сказал Север и я кивнула. — Ты наверняка слышала о легендах, об этой речке, и я тебе еще одну расскажу. — А это тут вообще причем? — легенды как-то я не собиралась слушать, но пришлось. — Не перебивай. Как-то давно в неизвестное никому время, было два враждующих королевства. Одни сражались холодным оружием и грубой силой и тем же поддерживали власть. Другие же пользовались дарами природы и изготавливали из них разные настойки, зелья и препараты с самыми необычными свойствами. Их территорию делила река. Был заключен договор, что границы государств не пересекут реку. Некогда. Но ни те, ни другие не сдержали правил. Всем нужна была власть.       Одни хотели научиться пользоваться дарами природы, другие же в совершенстве овладеть клинком. И тогда началась война. В ней не было ни победителей, ни проигравших.       Выжившие люди вновь заключили договор. Он продлился долго, лишь три года назад сторона мечей вышла за свои границы и украла у нас рецепты зелий. И тогда мы увидели, что за все это время они накапливали мощь и оттачивали свое мастерство. — Так, подожди. В смысле «у нас»? — что этот тип несёт? Три года назад? — У стороны трав. И с помощью них они хотят уничтожить нас и властвовать везде. Но у нас очень мало воинов. Поэтому мы призываем новых, тех, у кого есть талант. — Талант к чему? — сомнительно спросила я. — Например, к изготовлению зелий. — Ты не нормальный, — вынесла я свой вердикт. — А как ты тогда объяснишь, что от твоих ран не осталось и следа?       Тут я встала в тупик. Все-таки как-то странно. Во-первых, он так и не объяснил, как узнал, что я сюда приду. Во- вторых, даже если ему верить, то эти два королевства не могли до сих пор сохраниться, и как они могут существовать в современном мире? И в третьих: — А какое отношение ко всему этому имею я? — Ты ведь во второй раз переплывала эту речку? — Да, но… — Вода, несомненно, была теплой? — перебил меня он. — Да, но как…- я хотела уже все спросить, но Север меня опять перебил: — Ты видела дракона, и тебе приснился странный сон? Мое недоумение и удивление превышало все границы. Откуда он все это знает? Он следил за мной?! Но тогда… — Откуда ты знаешь про сон? — с подозрением спросила я. — Ты пересекла границу, то есть реку. А в нее сторона мечей велела зелье (его рецепт у нас украли), которое действует на сны. Расскажешь свой сон? — Нет, — даже если он не бредит, делиться своим, личным сном желания нет. — Ну, пожалуйста, расскажи, а я дальше все объясню, — сделал он кошачьи глазки. — Если вкратце, то я бежала по лесу, а меня кто-то преследовал. Потом он меня догнал и кажется, убил. — На тебя сильно подействовало…- почесал Север затылок, — обычно, он не какого не нападает, только угрожает. — А «он» — это кто? — подняла я бровь. — Наш главный враг, возглавляет Темный орден, то есть «мечей». Драгер — его зовут. — А почему на меня так сильно подействовало зелье? — решила завалить его вопросами. — Значит у тебя большой потенциал к нашим наукам. И ты очень ценная для нас. — Допустим, я поверила. А причем тут дракон? — Он предупреждает нас о новых воинов. Кажется, я поняла… Я и есть этот воин! — Но почему именно я? Из меня воин, как из гороха шоколадка! — Мы из тебя сделаем воина! — как самое очевидное сказал Север. — И как интересно? — Обучим! — радостно объявил он. — Но…- я уже хотела возразить, но Север опять меня перебил: — Ты будешь учиться в нашем лагере! — Что? — не ну это слишком, — а если я не хочу? — Подожди, не волнуйся. У тебя будет время собраться.       Он думает, что я парюсь из-за этого?! Ладно, пока, пожалуй, послушаю его, а потом уже буду продолжать засыпать вопросами. Даже, если это все бред умалишенного. Все равно в жизни нет никаких приключений: школа, «домашка», квартира, работа, … Что тут интересного? А этот парень может все устроить. И так, я продолжила разговор: — И где же находится ваш лагерь? — Относительно недалеко. За холмом. — А как тогда вы и э… «мечи»? существуете до сих пор, в современном мире? — Это трудно объяснить. Но каким-то способом ни одна современная вещь, изобретенная не на наших территориях, не может к нам проникнуть. — А если человек пойдет и узнает, как сделать эту технологию, а потом на своей территории сделает? — Не знаю.… Вроде она уничтожается. — Есть какие-то правоохранительные органы, которые за этим следят? — Нет. За всем уследить невозможно. Наши места будто заморожены временем и ограничены. Любая новая технология просто рассыпается в пыль… — А из-за чего это происходит? — если это правда, то хорошо, что телефон оставила на другом берегу. — Не знаю. Никто не знает, — пожал плечами Север. — Я что-то не понимаю, то есть я буду ходить вместо школы в лагерь? — Так у тебя же каникулы через 3 дня! — Я не хочу рано вставать и идти каждый день в неведомую даль.- В каникулы ведь надо высыпаться. — Так и не надо ходить. Ты будешь жить в нашем лагере! Как-то два года назад я ездила в лагерь, и мне там понравилось. А почему бы сейчас не пойти? Но: — А это бесплатно? — Конечно! Так. Бесплатный сыр, только в мышеловке. — В чем подвох? — прищурила я глаза. — Ну, я ведь все объяснил, — сказал Север, и устало вздохнул, — мы тебя обучаем нашим наукам, секретам. Ты со своим талантом все усваиваешь. Мы тебя стараемся охранять, и потом ты становишься воином, как я — стражем природы! — Но зачем мне становиться воином, и от кого вы там будете меня охранять? — От Драгера и его дружков. Они знают, что ты уже перешла на эту сторону реки и значит, стала врагом. Драгер попытается убить тебя при любой возможности, но перед этим узнать от тебя все секреты. Вот так-то. Я была права. Бесплатный сыр, только в мышеловке. — Ты сейчас это серьезно или просто хочешь, чтобы я пошла в твой лагерь? — уточнила я. А то это все же, как-то странно. — Абсолютно серьезно, — он посмотрел на меня в упор и добавил, — теперь я буду тебя охранять. — Класс! Теперь у меня есть личный телохранитель, — которого я знаю 20 минут, сказала я не без сарказма, — И что мне теперь делать? — что-то, этот разговор мне начал надоедать. — Пока отправляйся домой, собирай вещи. И через три дня приходи опять сюда.- Спокойно и невозмутимо ответил Север, — кстати, чуть не забыл, держи, — он протянул мне маленький мешочек, завязанный красной нитью, — вы-сыпь щепотку в реку и ты сможешь по ней пройти.       Я взяла мешочек и пошла обратно домой. В этот раз я шла осторожней, чтобы не поскользнуться. Дойдя до реки, я открыла мешочек и заглянула в него. Белый порошок. Может это какая-нибудь наркота? Север надышался и поэтому нес этот бред. Думаю, если я просто высыплю чуть-чуть в реку, она на меня не подействует. Так я и сделала. А река … она замерзла! Часть превратилась в лед, чтобы можно было по ней пройти.       Сказать, что я удивилась — ничего не сказать. Ну как? Как это возможно? Бред! Я осторожно шагнула на нее. Твердая — значит не глюки. И я аккуратно прошла на другой берег. Когда обернулась, все уже растаяло. Ну ладно. Я надела спортивный костюм, оставленный на камне, и пошла домой. Где-то через четверть часа я была уже дома.       Вечер прошел как обычно, и я отправилась спать, перед этим поговорив с родителями, но, не упомянув про Севера и реку. Уснуть я смогла не сразу. Все мысли занимал разговор с Севером. Через полчаса размышлений я пришла к выводу, что ему стоит поверить. Или я сошла с ума.

Глава 6

Лагерь

      Доспала я почти до обеда. Сладко потянувшись, я выглянула в окно: на улице была прекрасная погода, солнечно. После небольшой утренней гимнастики и водных процедур, я пошла завтракать. Сделала фруктовый салатик и с наслаждением его съела. Потом села в свое любимое кресло, взяла книгу с намерением прочитать. Но мозг сопротивлялся, и мысли уходили в совсем другом направлении.       Значит, получается, что я теперь зачислена в лагерь…хм…дары природы? Или как там его? Меня там будут обучать их наукам и, вроде как, посветят в какие-то секреты. Это, во-первых. Во-вторых, если верить Северу, то мне грозит опасность, так как я теперь считаюсь врагом этим… как там их… «мечам» (так вроде север их называл). Тогда надо идти в этот лагерь. А если это все бред, или розыгрыш, и я схожу с ума? Хотя, нет. Я же правда перешла по реке, видела дракона, и от моих ран не осталось и следа! Раз так- пора собирать вещи.       Я достала маленький чемоданчик и приступила к делу. Спортивный костюм, джинсовый, три футболки, носочки, нижнее белье-это все, что я взяла из одежды. Дальше дела обстояли со средствами личной гигиены. Все влезло. Хотя нет. Я же самого главного не взяла! Личный дневник и ручка. Быстренько найдя самую толстую тетрадь и пару ручек, я постаралась все вложить в чемоданчик. Напрасно. Тогда я взяла рюкзак и положила туда. Все. Вещи готовы.       Хотя с другой стороны, меня пригласил незнакомый человек, туда не знаю — куда… Интересно, чему в лагере будут нас обучать? И сколько длится смена? Наверное, как обычно- 3 недели. А если это не розыгрыш и не правда, а террористы и убийцы придумали новый способ заманить жертву в ловушку?       От мыслей меня отвлек стук в дверь. И кого ко мне принесло? Странно. Сразу вспомнились слова Севера, что мне угрожает опасность. И сон. Может за мной уже пришли? Стало немного страшновато, от мыслей, что за дверью стоят два громилы, которые хотят тебя прикончить. Так. Ну, уж нет. Что за бред? Никто не знает, где я живу. Стук повторился. Я подошла к двери. Ну почему на ней нет глазка? — Кто там? — задала я стандартный вопрос. — Это я.- раздалось за дверью. Знакомый голос.- Север. — Ага. Юг, запад и восток еще, — вот зачем я это сказала? Блин, имя — Север! Ну что за дурочка? Я открыла дверь. И, правда — Север. — Привет, Лика, — поздоровался он. — Привет…- сказала я в ответ. — Юг, запад и восток, да? — уточнил он, усмехнувшись. — Я случайно, — ответила, не сдержав улыбку, — а как ты узнал, где я живу? — насторожилась я. — Можно я зайду и все объясню? — Опять объяснять? Может, ты просто признаешься, что розыгрыш не удался? — сказала я, но все же пустила его в квартиру. А то стоит, мнется возле двери. Соседи увидят, придумают историй небывалых.       Мы прошли в мою комнату. Я присела на диван, его пригласила тоже сесть. Север не отказался. И я начала разговор: — И как ты узнал, где я живу? — Помнишь, я дал тебе мешочек с порошком? — Да, — не золотая рыбка, помню. — Так вот, у меня есть такой же. Они притягиваются друг к другу словно магниты. Служат условным компасом. Так он и привел меня к тебе, Лика. — Необычно. — Да, нет. Это наука, только сложная. Он бы еще сказал: «магией называют то, что пока не может объяснить наука». — Это все конечно прикольно, но зачем ты ко мне пришел? — да, знаю, не очень вежливо прозвучало с моей стороны. — Я пришел защитить тебя! — сказал Север наигранным героическим голосом. — А если серьезно? — подняла я бровь. — Спросить как у тебя дела, — ответил он веселым голосом. — Замечательно! — сказала я ему в тон, — так в чем цель твоего визита? — Меня попросили следить за тобой. И убедиться что ты в порядке. Все-таки я была права, он следил за мной! — Ты все время за мной следил? — уточнила я — Ну, почти. Мне вчера сказали, — сообщил Север. — Кто сказал? — Сергей Евгеньевич, — директор лагеря. — И что теперь? — Нечего. Я могу тебе помочь. Или уйти. М-да, дела… Молчание затянулось. — Может, чай попьем? — прогонять его было бы невежливо.       И мы пошли пить чай. Во время чаепития Север меня спросил: — Не хочешь уже завтра пойти в лагерь? — Эмм… не знаю, — в принципе вещи собраны. А оценки за год я знаю. В крайнем случае, в Интернете можно проверить. — Давай, решайся уже. Все равно вещи собраны. — Но как ты узнал? — может он обладает телепатией? Но он просто кинул взгляд на чемодан, стоявший в коридоре. Ясно, — ладно я согласна, давай завтра. — Тогда утром, в 11, около реки встречаемся? — предложил Север, и я немного подумав, кивнула.       После разговора, мы попрощались и Север ушел. Я осталась одна. Вечером, когда я разговаривала с родителями, сообщила, что выиграла поездку в лагерь. Родители искренне меня поздравили и пожелали удачи.Глава 7 Первый день в лагере.       Я проснулась в 10. За окном уже вовсю светило солнце, и мое настроение было замечательное теплое. Сегодня мне предстоит пойти в лагерь. Все же мне интересно узнать, что там такое. Узнать о драконе, об их науках, об истории, ну и конечно хочется, чтобы меня посвятили в их тайны. И этот — Драгер меня не волнует.       Я попила кофе, расчесала волосы, оделась, положила тот странный мешочек с порошком в карман и собралась выходить. Открыла дверь и на секунду задумалась, все ли я взяла? «Да» — сказала я себе и уверенно вышла из квартиры, закрыв за собой дверь.       Я шла по улице, разглядывая наизусть выученные домики: двухэтажные с резными ставнями, маленькие, отделанные разными стройматериалами. На улице росла молодая травка, было свежо и прохладно. Солнечные лучи разогревали утро, предупреждая о том, что день будет тёплым. Мне нравилась такая погода. Я начало подходить к сосновой роще. Великие вековые ели стремились ввысь взять побольше утренних лучей солнца. Стояла тишина. Только радостные звуки птиц расходились под тенями деревьев. Тут было поменьше травки, наверное, деревья пропускали недостаточно света для зелени. Уже показалась река. Течение было быстрое, шумное. Я села на камень и решила немного полюбоваться красотой природы. — Лика, привет! — крикнул Сервер с другой стороны реки, отвлекай меня от мыслей. — Привет, — дружелюбно ответила я. — Помочь тебе с багажом? — предложил Север.  — Да, давай, спасибо.       Север посыпал в реку тем самым порошком из своего мешочка, и она замерзла. Он перешёл ко мне взял багаж и перенес на другую сторону реки. Я пошла за ним, опять убеждаясь, что это не глюки. — А до лагеря далеко идти? — спросила я.  — Да нет, минут 40. — Всё-таки не близко. — Ага, — согласился Север, — готова к первому дню в лагере? — Вроде да, — неуверенно сказала я, все-таки как-то быстро все свалилось на меня.       Мы шли по едва заметной тропинке, по темной траве и корням. Наш путь проходил под большими рядом стоящими соснами, дубами, елями, и другими деревьями. Мы поднимались в гору. Выйдя на вершину горы, мне открылся потрясающий вид. Между высокими холмами, внизу на поляне закрытой от всех глаз, располагался лагерь. Небольшие домики стояли в ряд, сбоку от них располагались разные площадки и треугольником стояли три больших здания. Мы пошли потихоньку вниз. Лагерь был огорожен высоким забором. «Как-то не очень гостеприимно» — подумала я. Мы подошли к дверям лагеря. На них были ручки, но не было замочной скважины, лишь какое-то маленькое окошечко. — Вот мы и пришли, — торжественно сказал Север, — видишь окошечко? — Да, — сказала я.- А что оно должно быть невидемым? — скептически спросила я. — Засунь туда руку, — с интересом произнес Север. — Зачем? — Это просьба была весьма странной. — Там стоит индикатор личности. — Чего? — Он определяет, на какой ты стороне, враг ты или друг, если у тебя способности или нет. — А что будет, если он примет меня за врага? — спросила я. — Он тебя усыпит. — А если у меня нет способностей? — Тоже самое. Обычные люди не должны об этом знать. — А что будет с «обычными людьми», если они узнают? — Ну… если честно, не знаю. Такого еще не было. Но думаю, с ними ничего хорошего не будет.        Я насторожилась. Совершенно не думаю, что у меня есть какие-то там способности к наукам. — Ну же, смелее. Не бойся, — подтолкнул меня Север.       И я сунула руку в эту дырку. Там засветился зелёный свет. И в этот момент мой палец что-то больно кольнуло. Я громко «ойкнула», и если честно испугалась. И запаниковала: — Что такое? Я сейчас усну? Я числюсь во врагах, или просто у меня нет способностей? Хотя да, способностей-то нет. Значит, я обычный человек и… меня убьют? Все эти вопросы Север проигнорировал и рассмеялся. А потом сказал: — Успокойся, у тебя просто взяли кровь на анализ, так всегда в первый раз. Сейчас откроются ворота. И если бы ты была врагом, ты бы лежала уже без сознания.  — А ты не мог меня предупредить? — растерянность сменялась злостью. — Нет. Хотелось посмотреть на твою реакцию, — сквозь смех сказал Север. Ну, все, достал. Я уже замахнулась, чтобы дать ему подзатыльник, но он ловко увернулся и перехватил мою руку. Потом, резко развернул меня к лагерю. А ворота в это время медленно открывались. За ними ходили какие-то люди (в коричневой форме) разных возрастов, но детей было больше. Что-то это похоже на колонию строгого режима, а не лагерь. — Представляю тебе лагерь! — радостно объявил Север и отпустил меня. Мы пошли по каменным тропинкам, которые вели между домиков и подошли к одному из них. Домик был деревянный, небольшой, одноэтажный, на два окна, с небольшой тяжелый дверью. — Ты будешь тут жить, — сообщил Север — это домик для новеньких… — У меня будут соседи? — спросила я. — Да. — А кто? — Сейчас сама познакомишься. Север открыл дверь, подтолкнул меня в домик и сказал: — Где-то через часик, когда освободишься, подходи к главный спортплощадке.       Внутри домика было немного места. Стояли четыре кровати, 2 из которых были заняты, общий шкаф, старый обогреватель и ещё какая-то дверь, как выяснилось позже, это была душевая комната. Возле каждой кровати стояли тумбочки. — Всем привет, я Анжелика или просто Лика — поздоровалась я. — Привет, Лика. Я Лера, — сказала девочка, которая сидела на кровати и плела фенечку. У Леры были черные не очень длинные волосы, собранные в косичку. — Привет, я Виолетта, можешь звать меня Витта, — сказала другая. Витта была высокой красивой девушкой с распущенными, кудрявыми, каштановыми волосами. — Приятно познакомиться, — с улыбкой сказала я, — я займу кровать возле окна? — Да, конечно, она свободна, — сказала Витта. Я прошла к кровати и села на неё. Она оказалась старой и скрипучей, впрочем, как и в любом лагере. Я открыла чемодан, достала оттуда вещи и положила их в шкаф на свободную полку. Все остальные предметы поставила в тумбочку. После этого я опять села на кровать и началась разговор: — А когда вы сюда заселились? — Я 3 дня назад, — ответила Лера, — но не волнуйся, ты ничего не пропустила, все занятия начнутся завтра. — А может, расскажите, как вы сюда попали? — задала я очередной вопрос. — Да, почему бы и нет, — сказала Лера, — месяц назад мы с классом со школы пошли к реке на пикник. Пока все играли в игры и ели пироги, я сидела и думала о реке. О ее красоте, о природе вокруг неё. И у меня появилось желание поплавать, хотя на улице было всего где-то 17 градусов. Река будто бы звала меня. Ну и я пошла, поплавать, пока я плавала, заметила огненного дракона, кружившегося над горами с другой стороны реки. Потом я спросила у ребят, видели ли они дракона. На что они сказали «нет» и покрутили пальцем возле виска. На следующий день я опять пошла туда, но только одна. Я переплыла через реку и пошла в лес. Хотелось еще раз увидеть дракона. Там я встретила Севу, он мне всё рассказал. И, в конце концов, я оказалась здесь. — Понятно, — протянула я, — твоя история чуть-чуть похожа на мою. — Расскажешь? — спросила Лера. — Хорошо. Слушай. И я рассказала всю историю, только не упомянула про сон. — Витта, а ты расскажешь? — спросила я.  — Наверное, нет, не сейчас. Всё равно она похожа на ваши, — ответила Витта, в голосе звучала какая-то неуверенность. Было видно, что она не хочет разговаривать. Повисла странная тишина, и я сказала: — Ладно, я пойду, прогуляюсь.       Я вышла из домика и пошла по каменной тропинке к Северу. Найти главную спортплощадку оказалось нетрудно. Она располагалась в центре лагеря. Представляла с собой футбольное поле, тренажёры «лазилки» и турники. На футбольном поле я увидела Севера. Он играл с другими парнями. Подходя ближе, он меня увидел и помахал рукой. Север подбежал ко мне и спросил: — Ну как тебе тут?       Я лишь пожала плечами. Я ведь тут всего где-то час. Хотя, нет- 30 минут, или даже меньше и пока ничего не понимаю. Вообще. — Я же тебе обещал провести экскурсию, — сказал Север. — Да, давай, — спокойно ответила я. Север повел меня за собой, и, указывая на постройки, рассказывал: — Вот это большое белое здание — там сидят главные: директор и управление. В общем, следят за порядком, и отдают разные распоряжения. — Понятно. — А вон там — указал он на дом, похожий на большой зеркальный куб, — там живут учителя, преподаватели и обсуждают все новости об учениках. — Хм, а это что за здание, — более невзрачные четырехэтажное-, указала я на него. — Это что-то типа школы, кабинеты, ученики. Суета, как обычно. — Ясно, так и думала. Я буду туда ходить да? — Да, с завтрашнего дня. — Уже! Я хотя бы смогу выспаться? — Не волнуйся, занятия начинаются с 9:00 утра. Жаль. Ведь я люблю поспать подольше. А теперь на каникулах буду вставать в 8:00. — А как мне узнать, куда в какой кабинет идти? — спросила я. — На первом этаже идти сразу направо. Там кабинет. — Спасибо. А где ты будешь заниматься? — На третьем этаже. Третья ступень обучения. А на четвертой учатся главнокомандующие. — То есть я на этаже для тупеньких. — Нет, для новеньких, начальных непрофессионалов, — возразил Север.       Ну что же, ясно. Что-то у них тут режим как в армии. Хотя откуда мне знать, в армии я же не была.        Потом ещё чуть-чуть погуляли. Север меня показал, где находится столовая и зона отдыха — беседка. Когда мы рассмотрели весь лагерь, я пошла обратно в домик. Там я разговорилась с Лерой. Я узнала что она, как и я пришла сюда первый раз. Лера рассказала, что у нас есть вожатый. Его зовут Арсений. Но вожатые тут не занимаются развлечением детей. Они помогают педагогам следить за порядком и организовывают разные мероприятия. А в остальном они такие же ученики, как и мы. Когда она мне рассказала всё что знает, и тем для разговора больше не могли придумать, я вспомнила, что довольно давно завтракала. И я спросила: — А когда обед? — Ой, мы же его пропустили! — сказала Лера. — Ничего страшного, — сказала Витта, — у меня с собой есть «вкусняшки». Сейчас перекусим.       Мы предвкушением смотрели, как она достала из своей тумбочки шоколадку и сухарики. — А разве не запрещено брать с собой еду? — спросила Лера. — Запрещено, — ответила Витта, — но пока не нашли, то можно. — А что будет, если найдут? — спросила я. — Скорее всего, отберут, — сказала Вита, — и дадут дополнительные занятия по физре — лишние калории сгонять. Ну конечно никакое предупреждение нас не остановило, и мы спокойно дальше продолжали «хомячить». Потом, после перекуса мы пошли погулять. Посидели в беседки, покачались на старых качелях, и нам захотелось пойти к реке, мы нашли Арсения — нашего вожатого и его спросили об этом. Но Арсений ответил: «Если вам нечего делать, то лучше спортом позанимайтесь, из лагеря выходить запрещено. Только если по разрешению учителей или вожатых, под их ответственность. А я вам разрешения не даю. Да и Север, думаю, не даст». «Север у нас второй вожатый?» спросила я. «Нет, он главный вожатый» — ответил Арсений. И мы решили пойти на стадион. Там мы встретили Севера, он играл в какой-то команде в волейбол. Я с Витой и Лерой, присоединились к нему, и проиграли где-то часа два. И как вы думаете, у кого был шанс отбить решающий мяч? У меня. И я промазала. Мы проиграли. Вечером, мы не забыли про столовую, и пошли покушать. Столы были уже накрытые типичной едой. После сытного ужина мы пришли обратно в домик и занялись каждый своими делами. Вита читала какой-то учебник, я вела личный дневник, а Лера, кажется, просто спала. После того как я описала весь сегодняшний день последовала примеру Леры и тоже уснула.

Глава 8

Первые занятия

       Я проснулась от громкой музыки. Она играла везде и повсюду, на улице и в помещении. Хотя музыкой, это было назвать трудно. Что-то среднее между пением птиц и звуками колокольчика. Это был будильник для всего лагеря. Я быстро оделась, умылась и пошла в местную столовую. Там на завтрак давали кашу с бутербродом и чаем. Я взяла всё кроме каши, терпеть ее не могу. Дальше я пошла на занятия, вошла в класс, села за парту. Парты тут были одноместные. С собой я взяла только свой личный дневник и ручку. В классе были Вита и Лера (из тех, кого я знаю), и ещё где-то 10 человек. Прозвенел самый обыкновенный звонок. Начался урок. В класс зашла преподавательница — женщина средних лет. Она начала речь: — Здравствуйте, меня зовут Надежда Александровна. Наш первый урок посвящён изучению внутренних сил внутри себя. Вы здесь все оказались не просто так. Каждый из вас внесет свою помощь в победе и защите нашего лагеря от воинов другой стороны. Их люди называют себя орденом чести, орденом чистой стали, но чаще всего — Темным орденом. А мы их зовем просто — «мечи». Как мне известно, всем вам должен был присниться необычный сон, и у всех он разный, (в день, когда вы переплыли реку). Я предлагаю тому, кто еще не рассказывал свой сон (а таких у нас большинство) выйти и рассказать. А я постараюсь объяснить вам его значение. Кто первый? — спросила Надежда Александровна, и обвела весь класс пристальным взглядом — Лера может ты? — — Хорошо, иду, — сказала Лера, вышла к доске и начала свой рассказ — я сидела на лавочке возле реки и слушала звуки природы. Вдруг ко мне присел какой-то человек в черной мантии. И он сказал «Зря ты сюда пришла, думаю, даже мне принесла бы больше пользы». А потом он исчез. Конец. — — Спасибо за рассказ, садись, Лера, — сказала преподавательница, — как видите, этот человек хотел сказать, что у Леры нет никаких способностей. Он хотел, чтобы Лера осталась в неведенье о существовании наших лагерей. Ну, такую трактовку сна и я могу тоже сделать, в принципе все ясно. И свой сон я прекрасно понимаю. — Кто следующий? Анжелика ты у нас самая новенькая. Всем интересно будет узнать о тебе, выходи.       И откуда она уже узнала мое имя? Я вышла. Рассказала весь сон. Преподавательница уточняла разные детали. Хотя, что там было уточнять? После моего рассказа все взгляды были направлены на меня. Меня это напрягало. Потому что взгляды были серьезными и осторожными. — Садись, Лика, — неожиданно сказала Надежда Александровна, ломая нависшую тишину. Я медленно пошла за свое место под пристальными взглядами «одноклассников». — А как вы можете объяснить мой сон? — спросила я.  — Сон выражает то, что ты для него ценна, он хотел бы получить тебя в свои ряды. И у тебя большой потенциал к нашим наукам. — А «он» это кто? — спросила я. — Главный, предводитель Темного ордена. Его зовут Драгер, — ответила учительница, подтверждая слова Севера. Оставшуюся часть урока (а он длился до обеда) мы выслушивали чужие сны, они не были такие страшные, как у меня. После обеда сон час, потом была тренировка. Мы пошли на главную спортплощадку. Нас приветствовал тренер: — Здравствуйте, на моих уроков я научу вас обороняться от действий противника. Итак, начнем.        В общем, на уроке научили, как можно отстраниться или уклониться от разного вида оружия больше всего приемов уделяли холодному оружию. Если честно, у меня получалось не очень хорошо. У меня была слишком запоздалая реакция, и плохая координация движений. Так говорил тренер. В целом, день прошел для меня трудным: по физическому характеру. Все мышцы болели, этот «урок физкультуры» длился 4 часа! Вечером я обнаружила у себя на кровати письмо. Я открыла его и начала читать. Оно было кратко. « Приходи завтра утром к воротам лагеря и выходи. Я надеюсь на тебя. Никому ничего не говори. Не ищи меня. Север».       Понятно было, что письмо от Севера. Но непонятно зачем он меня послал за ворота. Наверное, какое-то срочное дело, которое он должен мне сообщить лично. Или что-то хочет показать. Ведь нам нельзя уходить из лагеря, только если под ответственность вожатого. И почему его не искать? Это странно. Ну ладно, завтра все у него и спрошу.       Сегодня меня озадачили взгляды, которыми мерили меня на уроке. Я реши-ла спросить об этом у своих соседок. Вечером. — Лера ты можешь сказать, почему на первом уроке на меня все так пяли-лись? — спросила я, сидя на кровати. Лера пожала плечами. — А ты, Витта? — обратилась я к ней. — Да, я могу, но не должна. — Почему? — неужели опять секреты? — Нас попросили не рассказывать об этом новеньким. — Расскажи, пожалуйста, я никому не скажу. — Лика, ты уверена, что хочешь это узнать? — осторожно спросила она. — Думаю, да, — интересно же, что за отношение ко мне тогда проявили. — Ну ладно, как хочешь, но тебе не понравится. Я надеюсь, ты и Лера понимаете, что-то, что я скажу — это секрет? — мы кивнули, — раньше к нам тоже приходили люди, которым приснились страшные сны. У них был большой талант, потенциал к нашим наукам. Они учились лучше всех. И именно за ними охотился Драгер, как и сейчас. Так как знал, что они могут дать им рецепты зелий снадобий и опасных растворов. Для всех людей, кто побывал у Драгера, ничего хорошего не произошло. Одного человека они убили, что бы никто ни узнал о том, что бывает такие способности как у него. У другого они хотели выпытать информацию. Но тот не сдался, его тоже убили. Был еще один человек. Они достать его не смогли. Тогда они угрожали убить всю его семью. Они надеялись, что этот человек сам к ним выйдет. Но человека, свои товарищи уверяли, что это лишь подкуп, пустые угрозы, чтобы его дос-тать. Но оказалось, что нет. Они сделали то, что задумали. Это человек впал в горе и забросил учебу. У него пропал талант. После рассказа повисла тишина. В голове крутились нехорошие мысли. Я не выдержала и спросила: — Ты хочешь сказать, что я следующая? — спросила я. — Не знаю. Я предупреждала тебя, что рассказ тебе не понравится, — ответила Витта. Лера тем временим, настороженным взглядом смотрела на меня, а потом сказала, чтобы разрешить обстановку: — Кстати, нам занесли нашу форму, она шкафу. Давайте примерим? — Давай, — сказала я, и достала из шкафа форму. Вполне себе приличная. Коричневого цвета. Бриджи и рубашка. Я померила. Сидела на мне одежда идеально. После примерки я приняла душ и легла спать. Уснуть мне удалось не сразу. Вспомнилась опять одна фраза: «Бесплатный сыр, только в мышеловке». Ну, а что? Привели меня в лагерь, а тут… занятия, учеба, большие физ. нагрузки, плюс опасность. Но ведь Драгер не знает, что у меня там большой потенциал, да и это не факт. Лично я как-то в это не очень верю. Но Север говорил, что «мечи» уже знают, что я перешла сюда, в лагерь. Но о сне они не чего не знают, ведь так? Значит, они не могли узнать, что я склонна к наукам о травах. А как «мечи» узнавали, про талантливых людей, которые до этого были? Опять не ясно. Может, стоит уйти из лагеря, пока не поздно и не вмешиваться во все эти странные дела? Наверное, Север для этого и позвал меня завтра на встречу, он скажет, что бы я ни лезла в эту заварушку и отправлялась домой? Будит, конечно, чуточку обидно, но все же безопасней, наверное. Ладно, завтра посмотрим, а сейчас — спать.

Глава 9

В гостях у Хакера

      Проснулась я опять громкой музыки. Умылась, причесалась и надела новый костюм. Вита и Лера уже собрались и пошли в столовую, я сказала, чтобы меня не ждали, так как хочу прогуляться утром. Немного подождав, я взяла с собой мешочек с необычным порошком (который дал мне Север) положила себе в карман и вышла из домика, направившись за ворота лагеря (как говорилось в записке). На улице некого не было, все были на завтраке. Я шла и думала, что все же странно, что Север меня позвал за ворота. Интуиция подсказывала, что лучше бы поискать Севера здесь, в лагере, а только потом идти за ворота. Или девочек хотя бы предупредить. Но Лера и Вита уже ушли, а в каком домике живёт Север — я не знала. Тем более я уже подошла к воротам.       С этой стороны тоже был индикатор личности. Я просунула туда руку. Ладонь просканировал зелёный свет, и дверь начала открываться. Я вышла. Передо мной стоял тёмный лес. Севера я пока не видела. Ворота закрылись. Стало как-то жутковато. Тихо. Некого не было. Я повернулась обратно и уже хотела открывать ворота. Но не успела. Сзади я услышала шаги и резко обернулась. Я успела заметить приближающуюся тёмную фигуру, а потом эта фигура чем-то ударила меня по голове, и я потеряла сознание.       Приходила в себя я с чувством страха и растерянности. Голова болела. Кажется, я сидела на стуле. Я хотела потрогать шишку на голове (наверняка имелась), но не смогла. Как выяснилось, руки были связаны. Можно поду-мать я такая опасная. Или… Руки же обычно связывают, чтобы человек не сбежал! Я резко открыла глаза.        Я находилась в комнате с тусклым освещением. Без окон. Выложенный из красного камня пол, и серые каменные стены, на них висели разные холодные оружия. На подвал замка похоже. Около стены за старым столом сидел человек в чёрной мантии. Волосы были белые, чуть кудрявые, почти доходили до плеч. Лицо выглядело старо и утомленно, но при этом улыбалась. На глазу был шрам, выходящий на щеку. Человек наводил на меня ужас, да и не только он, а вся обстановка. Кажется, я попала в логово врага. На меня накатывала паника.  — Ну, привет девочка, вот ты и здесь, — произнёс спокойно человек, слегка хрипловатым голосом. А моя паника была на приделе. — Кто вы? Что вам надо? Где я? Зачем вы сюда меня притащили? — затараторила я, а человек лишь рассмеялся и сказал:  — Я тебя сюда не притаскивал. Мне помогли. Меня зовут Хакер.       Вот зачем я это все наговорила? Вспоминаем уроки ОБЖ. «Если тебя похитили или ты оказалась в заложниках, то старайся не привлекать к себе лишнего внимания, и не задавать вопросы, не говорите без разрешения, и делайте все, что вам говорят. Ведите себя вежливо». Что ж постараемся: — У вас необычное имя, — осторожно сказала я. — Да, оно означает, что я могу разоблачить любого и достать нужную мне информацию не только из компьютера, но и из людей. — Но причём тут я? — голос дрогнул. Я уже все с ужасом поняла. Я попала. Причём серьёзно. Достаточно было вспомнить вчерашний рассказ Виты.        Это уже не «полный песец», а «зажиревший кабан».       Хакер встал и подошёл ко мне. Я вдавилась в стул. И человек сказал грубым голосом мне в лицо: — Мне нужна информация. Все что ты знаешь о стороне зелий. — Я нечего не знаю. Я только пришла в лагерь! — удивленно сказала я.  — Ага, конечно. Все так говорили, только потом мне много чего рассказали, — сказал он, усмехнувшись, — некоторые даже выдумывали. Но поверь, выдумывать не надо, просто говори правду, — закончил Хакер нежным тоном. Я кивнула.  — Вот и хорошо. Хоть один нормальный человек. Ну, давай начнём. — Подождите, а что будет после того как я расскажу все, что знаю? Вы меня отпустите? — ну, вдруг он мне поверит, что я почти не чего не знаю. Хакер улыбнулся. — Отпущу? — он удивленно поднял брови, — ну надейся, надейся. Смотря, какая информация будет.       Что-то мне подсказывает, что я в полной «. . . .» — И так, сколько вас в лагере? — отдельно по словам произнес он.  — Я, я не знаю… Честно. Не считала, — мой голос был растерянным. — Скажи примерно. — Много, — думаю, если бы я ответила мало, они бы решили просто всех захватить или напасть на лагерь. Но Хакера такой ответ не устроил. — А если точней? — он продолжал говорить ласковым голосом. — Не знаю, — выдохнула я.       Хакер подошёл к стене и снял от туда один из клинков. Потом сел на стул за стлом. Я нервно сглотнула. По телу пробежали мурашки. Было страшно. — Не знаешь…- грустно сказал хакер, вертя в руках клинок, — ладно, тогда рас-скажи про вашу силу. — Я не чего не понимаю. Нам не чего не говорили о силе, — ведь, правда. Что за сила? Как в заездных войнах? — Ты должна сама знать, — кажется, он терял терпение. Что же делать? — Я, правда, ничего не знаю, — мой голос начал дрожать. — Допустим, тогда скажи рецепты зелий. — Я ни разу ни чего такого не готовила и не видела. Я не знаю. — Слушай, мне надоело. Хватит претворяться тупой. Говори уже, — Хакер нервно крутил клинок в руках. Вот что мне говорить сейчас? Выдумывать? О чем? Нет… Не смогу, не поверит, врать не умею. Я просто в без выходной ситуации. Что мне делать? — опять задавала этот вопрос. Кажется, руки начали дрожать. Я собралась с духом и серьезно, громко сказала: — Я. Нечего. Не знаю. Это правда.       Хакер встал со стула и подошёл ко мне. Смелость исчезла. Хотя ее и так не сильно много. — Как ты смеешь перечить мне? — прошипел Хакер и с этими словами дал мне пощечину. Больно конечно, но хорошо, что свое оружие не использует. — Говори! Какие у вас планы действий? — жестоко произнёс он. — О планах я не чего не знаю, — смело сказала я. Хотя на самом деле его боялась до трясущихся коленок.       Хакер поднес клинок к моей руке. — Ты уверена? — спросил он, взглянув мне глаза. Повисла тишина. Нервная. Если скажу «нет», то придётся отвечать на вопрос, на который я не знаю ответ. Я приготовилась к худшему и ответила, закусив губу: — Да.       И в этот момент моей руки коснулась сталь: — Ай! — было больно. Я взглянула на руку: царапина. Просто царапина. Хоро-шо. Всё хорошо. Я в порядке. — Мои намеренья серьёзные, и если ты не хочешь плохо кончить как остальные, то отвечай на вопрос! — грубо крикнул Хакер. Я вздохнула. Кажется, начали проступать слезы. Но я их старалась сдерживать. Вот так я и попала… в лагерь. — Я, правда, не чего не знаю, — шепотом призналась я. Но он конечно не поверил. Лезвие ножа снова прошлось по коже. В этот раз я айкнула громче. Теперь царапины были в виде крестика. — Продолжим? — ласково спросил Хакер. — Пожалуйста, отпустите! — попросила я его, и тихо добавила — я ведь правду говорю… — Сначала скажи, что ни будь стоящие, — возразил Хакер. — Но я, я… — зачем повторяться и говорить, что не знаю. Разумнее будет про-молчать. Хакер размахнулся клином и хотел сделать что-то ужасное. И тогда я поняла, что надо действовать. — Нет! Стойте, пожалуйста, не надо! — закричала я, и Хакер послушался. — Да? Я тебя слушаю, — сказал он, расплывшись в улыбке, и убрал от меня клинок. — Я знаю только, что они… Они призывают новых воинов. — Хм, мы так и думали. Что ещё? — Всё. — Что совсем нечего? — притворился, что расстроился. — Да, я больше ни чего не знаю. — И прям ничего не скажешь, что бы я ни сделал? — хитро произнёс он. Все-таки слезы удержать не смогла. — Да… — чуть слышно ответила я. — И что тогда будем делать? — устало спросил Хакер. — Умаляю, отпустите меня, — просила я его. — Пойми, отпустить я тебя не имею права. Тогда меня самого убьют. У тебя два выхода, первый — остаться помогать и служить мне во всех делах. И второй… Как ты думаешь, какой? — Вы меня убьёте? — тихо спросила я, надеясь, что я не права, но он кивнул. Страшно? Да не то слово. Жить хочется. Помогать ему? В его грязных делах? Нет. Ни когда бы, ни смогла. Жаль. Жаль, что даже родители не знаю где я. Меня ни кто не найдет. Надо было предупредить о письме девочек. — Так, что? Будешь мне служить и помогать во всем? — А отпустить совсем не как? — осторожно спросила я. Надежда умирает последней. — Совсем. Хотя ты могла бы мне рассказать что-нибудь полезное. — Я уже говорила, что ничего не знаю. А что будет, если я соглашусь вам помогать и не справлюсь? — Тоже, что и во втором варианте. — Тогда…- нет, не хочу это говорить, но это единственный выход, пока он мне поверил, а то потом будет добиваться от меня информации, которую я не знаю, — тогда лучше сразу, — тихо сказала я, не веря, что моя жизнь может так окончиться. — Жаль. Я не люблю убивать младших.  — Так опустите, — взмолилась я, и уже не сдерживала слезы, надеясь его разжалобить. Хотя разве это возможно? — Нельзя, — сказал Хакер и отошёл к стене.       Никогда не думала, что могу умереть ввязавшись в нереальную историю. Но то что именно сейчас… к этому я была не готова. Хотя можно ли к этому быть готовой?       Что он брал, я даже смотреть не стала. Зарыла глаза, а Хакер подошёл ко мне и…       Разрезал мне верёвки, которыми я была связана. Такого я не ожидала. Открыла глаза. У него было два меча. Один он бросил ко мне и сказал: — Защищайся. Мы не убиваем, тех, кто даже не сопротивлялся. Может, тогда мне и не сопротивлялся? Но Хакер приказал: — Бери. И умри как герой!       Я взяла меч и отошла на три шага. Руки занемели от веревок и плохо слушались. Но ничего, будем пытаться. И Хакер пошел в атаку. Через мгновение мой меч уже лежал на другой стороне комнаты. Я проиграла. Около моей груди стоял его меч. Но Хакер не спешил меня убивать и странно улыбнулся.       И вдруг произошло невероятное. В комнату вломилось человек 10 с холодным оружием в темных костюмах с капюшонами на голове. Поза Хакера тут же изменилась. Он схватил меня за талию и к горлу пристав меч. — Одно движение и она труп, — сказал Хакер. Можно подумать, если они не будут двигаться, то он меня отпустит…       Что вообще происходит? это их народное восстание?       А потом, кто-то из людей кинул в нас какой-то пузырек, и он разбился о лицо Хакера. Он заорал, мы с ним были обрызганы какой-то жидкостью. Что было дальше, я плохо помню. У меня резко подкосились ноги, закружилась голова и я… кажется, уснула.

Глава 10

Вызов к директору

      Я проснулась на больничной койке в мед. пункте лагеря. Кроме меня никого не было. Я села и осмотрела себя: не зря же я тут лежу. Все было в порядке. Только рука перевязана, где царапины были. Ко мне зашла девушка лет 25-ти, по одежде — медсестра. — Привет, я Катя, как себя чувствуешь? — спросила она. — Привет, вроде отлично. А что случилось? Почему я здесь, на мне ведь только две царапины? — Да. Но мне сказали, что к тебе случайно применили зелье беспамятства. — Что? — так вот что это был за пузырек, который разбился о Хакера и нас обрызгал, — я что-то должна была забыть?! — Нет, что ты, — отвечала Катя с улыбкой, — ты просто должна была после него три дня бессознания лежать. Но я все сделала так, чтобы ты быстрее очнулась и ты всего семь часов проспала. — Ни чего себе. Спасибо. — Пожалуйста. Я всего лишь работаю. Кстати, раз хорошо себя чувствуешь, можешь идти. Там вроде тебя ждут. — Ага.       Я встала и вышла из корпуса. На улице меня ждал Север. Это же он мне писал записку! Или нет? — Привет, — поздоровался он, — как себя чувствуешь? — Привет. Нормально, — сказала я. — Пойдем в беседку, надо поговорить, — серьезно произнес он. — Сначала скажи, в нашем лагере есть охрана? — спросила я, ведь если записка и правда от него, то, скорее всего это будет недобрый разговор. — Да. Я в нее вхожу. Если я права, то дела мои не очень. — Это был ты? — спросила я его. — Давай, я в беседке все объясню. Пойдем, — сказал Север и взял меня за локоть. Мы пошли. Людей было много, все собирались на ужин, так что свидетели, если что есть. Мы пришли в беседку. И я начала разговор: — Так это был ты? — Да, я, — гордо признался он. Я оторопела. Север так просто раскрылся? — Но зачем?       Теперь удивился Север: — В смысле? Может, спасибо скажешь? — За что? — я переходила на высокий тон. — Вообще-то я спас тебя… — Я не понимаю.- По-моему кто-то наглел. — Ну, я тебя нашел, и Хакера обезвредил. — Спасибо, я не знала. Зрением сквозь предметы не обладаю. Я думала, ты записку написал. А оказывается если бы не ты, то я бы тут не стояла, — и сразу стыдно стало. Ну как я могла его обвинять? — Подожди, какая записка? — серьезно спросил Север. — Вчера вечером я нашла письмо на своей кровати. Там было сказано, что бы я сегодня утром пошла за ворота лагеря, никому ничего не говорила и тебя не искала. Стояла твоя подпись. — Ладно, теперь хотя бы знаем, почему ты вышла, — и после недолгого молчания добавил, — ну, ты конечно совсем… — Дура, — закончила я. Ой, зачем в слух-то. Хотя, правда, ведь. — Нет, ты слишком доверчивая, — пояснил Север. Спасибо, поддержал… — Но кто мог подбросить записку? — задала я главный вопрос. — Предатель, — строго сказал Север, — с кем ты последнее время общалась? — С Лерой и Витой. Один раз с Арсением, — растеряно отчиталась я. — Вита, отпадает точно. Я её знаю. — И Арсений, — добавила я. — Почему? — Когда мы с девочками хотели выйти прогуляться к реке, он нас не пустил. Думаю, ему было бы тогда проще всех нас сдать. — Тогда Лера… — Нет, не может быть. Мы с ней подружились.       Я вообще не верила, что те, кто со мной общались, способны на такое. Хотя мы друг друга знаем пару дней. — Ладно, я разберусь потом. — А можешь рассказать, как вы меня нашли? — это было интересно. — Сначала ты не пришла на занятие, и Виту отправили за тобой, думали ты в домике. Но когда Вита, вернулась и сказала, что тебя там нет, Надежда Александровна сообщила директору. А он собрал спецотряд. В него входят самые умные и ловкие, в том числе и я. Мы обыскали весь лагерь, но тебя не нашли. Тогда директор разрешил тебя искать за лагерем. Я предложил ребятам зайти в дом Хакера. Он все равно находился ближе всего к нашей границе. Мы долго колебались, так как нам запрещено перестать границу законом, и директор ничего о нашем плане не знал, но потом я вспомнил что у тебя есть мешочек с порошком, и мой тянулся именно в ту сторону, а не к лагерю. Мы решились. И не зря. Нас не засекли. Мы были осторожны. Я так понял, мы чуть не опоздали, да? Расскажи теперь ты, что с тобой было? — Как только я вышла из лагеря, меня кто-то вырубил, а очнулась я у Хакера. Он задавал разные вопросы, но я ничего не знаю, а он мне не поверил, и поэтому наградил меня вот этим, — я показала руку, — потом, когда я его убедила, что информацией не владею, он сказал, что я либо труп, либо его помощник. Помощником я бы быть не смогла. И он дал мне меч, сказал, что не может убить беззащитного. Но это мне не помогло, он обезоружил меня в первую же секунду. А потом появились вы. Как раз вовремя. — То есть ты ему не чего не сказала? — на лице Севера появилось удивление. — Вообще-то, нет. Я сказала, что вы призываете новых воинов, — призналась я — Это не совсем так, они сами к нам приходят. Подожди, ты правда ни чего больше ему не сказала? — А что я могла сказать? — начала злиться. — Рецепты зелий. Каждый тут на подсознательном уровне может что-то приготовить особое. — Я не знала. — Это с одной стороны хорошо. Ты молодец. Я думал, что ты ему важное что-то сказала. А тут нечего серьёзного, — он подошёл ближе ко мне и нежно обнял меня. Это было, конечно, странно, но я его не оттолкнула. Просто столбом стояла. — Прости меня. Я должен был тебя охранять, — искренне сказал Север. — Да ладно, я не просила, чтобы меня охраняли, и тем более все обошлось ведь. — На это раз да. Тебя, кстати. директор позвал к себе, после того как очнешься, — он отстранился. — Покажешь где его кабинет? — Да, пошли…       Он проводил меня до белого здания, и объяснил куда идти.       И зачем меня директор вызывает? Последний раз, когда меня в школе вызывали, то отчитали меня как наивного малыша, а всего лишь из-за моего прогула. Случайного, конечно. После шести уроков я пошла домой, и совсем забыла, что английский перенесли на седьмой урок. Но сейчас-то, совсем другое. Может, просто попросит рассказать, что случилось со мной? Скорее всего.       В здание оказалось тихо и спокойно. Скучные белые стены, двери, ведущие в какие-то кабинеты, и редкие цветы, весящие на стенах. Подошла к двери кабинета директора и постучалась. — Входите, — позвал мужской голос. И я вошла. В небольшой комнате стояло два больших шкафа, письменный стол, и маленький белый диванчик. За сто-лом сидел директор. Он был приятным, красивым высоким человеком. — Здравствуйте, — поздоровалась я. — А, Анжелика Лебедева, как твое самочувствие? — Спасибо, хорошо, — и когда успел узнать мое имя? — Как я вижу, только царапинами отделалась? Присядь, — указал он на диван-чик. Я села. — Расскажи, пожалуйста, по подробней, что случилось. А то из рассказов мальчиков я мало что понял. — Ладно, — и я рассказала. Он слушал и не перебивал, а потом спросил, смотря прямо мне в глаза: — То есть, ни каких рецептов ты не давала? — Да. Не давала. — Как-то странно. Не чего важного ты ему не сказала, а он так быстро сдался. — Вы мне не верите? — Просто о Хакере ходят совсем другие слухи. Говорят, что он еще ни разу не отступался. — Но он меня чуть не убил! — я уже злилась. И этот меня подозревает. — Наверняка он блефовал. Думал, что при угрозе смерти ты сразу сдашься. — Вы издеваетесь? Я же абсолютно не чего не знаю! — уперла руки в боки. — Но, тем не менее, ты здесь. Значит, что-то знаешь. Давай проверим, что ты можешь. — Но я ни чего не могу. Я даже не представляю, что именно надо мочь! — Если бы ты не чего не могла, то в лагерь бы не попала. А уметь можно разное, например, приготовить любовное зелье. Или для лучшего сна. Каждый умеет, что-то свое. Так что давай попробуем. В шкафах ты найдешь любые нужные ингредиенты. Можешь начинать. — Вы сейчас пошутили? — подняла я брови. — Нет. Ты не выйдешь от сюда, пока что-нибудь не приготовишь, — спокойно сказал он.        Нет, он все-таки издевается. Сделай то, не зная что, так, не зная как из того, что лежит в шкафу. Может он думает, что я все-таки, что-то рассказала Хаке-ру? И теперь добивается узнать что именно? — Слушайте, я, правда, не знаю, как что ни будь приготовить. И Хакер тоже не знает ничего от меня. Поэтому я пойду. А лучше из лагеря, — рас тут такое происходит, то лучше уж домой, и без меня справятся. Я встала и пошла к двери, а директор, молча, наблюдал. Я взяла за ручку двери и дернула. Закрыто! Зараза.… Теперь и он будет добиваться от меня того, что я не знаю. — Из лагеря ты больше не уйдешь, — серьезно предупредил он. — Я что теперь, навсегда тут останусь? — стало как-то жутковато. — Из кабинета уйдешь, когда приготовишь свое зелье. Из лагеря только тогда, когда я разрешу.       Не, правда, в колонию строгого режима попала! А кто сказал, что у меня не получиться сбежать? — Даже не надейся сбежать, — предупредил директор, будто прочитал мои мысли, — тут тебе безопасней. А как только выйдешь из лагеря, Драгер постарается тебя достать. И поверь у него получиться. Он даже от сюда тебя смог достать. А тебе просто повезло.       Ладно, раз он это как хочет, я сделаю то, не зная что, лишь бы поскорее от-сюда уйти. Я подошла к шкафу и открыла его. Там было много чего: какие-то пузырьки, сушеные травки, пакетики со странными порошками и так далее.       И я начала. Провозилась, наверное, час. Действовала я так, как интуиция подсказывает.       Нарезала травку, смешивала с каким-то веществом, растира-ла с кусочками каких-то ягод, нагревала, сцедила лишние, и так далее. — Все! готово, — сказала я и сунула директору под нос сосуд с непонятной красноватой жидкостью. — И что это? — спросил он меня. — Без понятия. Вы сказали — я сделала. Получите, распишитесь.       Директор взял жижу и капнул себе на стол. Нечего произошло. А что он хо-тел? Думал, я бомбу создала? Потом он понюхал ее. И рассмеялся. — Не может быть… — сказал он. — Что? — я не понимала причину его веселья, а он поднес жижу к губам, — может не стоит этого делать?       Но он проигнорировал меня и отглотнул. Но не посинел и не задергался, его даже не стошнило. — Ты великолепно готовишь напиток для иммунитета! — сказал директор. — Что?! Вы уверены? — такого я не ожидала. Совсем.       Глаза, наверное, сейчас были квадратные. — Да. Что ты думала, пока его готовила? — директор смотрел прямо мне в гла-за. — Думала, что надо сделать то, что от меня хотят, — честно сказала я, пожимая плечами. — И ты угадала. Я хотел именно это. А то недавно простудился… Завтра приходи ко мне после ужина. Проведем еще один эксперимент, ладно? — Хорошо, — все равно деваться некуда. Хотя можно попробовать сбежать, придти домой и закрыться. Все ровно некто не знает где я жижу. Блин, нет, Север знает. От мыслей меня оторвал директор: — И еще кое-что. Через неделю будет организованна экспедиция в горы к се-верным монахам. Целью этой экспедиции будет познать себя и раскрыть свои способности. Я советую тебе записаться в нее. — Ладно, запишусь, — согласилась я. Было бы неплохо попутешествовать. На-верно. — Но это еще не все, Лика, чтобы, в ней участвовать, надо стараться на протяжении всей недели. На весь лагерь всего 10 мест. — Я поняла.       А потом, мы попрощались до следующий встречи, и я пошла в домик.       Вот что вообще твориться в этом лагере? Людей похищают, заставляют де-лать непонятно что, да еще и уходить запрещают.       Как только я зашла в домик, на меня налетели Вита и Лера и чуть не задуши-ли в»       обнимашках». — Мы так переживали, Лика! Где ты была? — говорила Лера. — Что с тобой случилось? — продолжила Вита.       Мы сели на кровать (я в наглую легла) и начала все рассказывать. Девочки мягко сказать удивились. Причем искренне. Так что подозрения, что это они подбросили письмо, пропало. Ну, или они хорошие актеры. — Прости меня, — сказала Вита, когда я все рассказала. — За что? — такого я точно не ожидала. — Эта я виновата. Я должна была сказать… предупредить тебя, что бы ты была осторожней. Что такое может случиться. — Так это ты подбросила письмо? — догадывалась я. Но верить в это не хоте-лось. — Нет, но… — Тогда ты ни в чем не виновата, — успокаивала я ее. — Нет. Я должна была предупредить тебя, что все новенькие с большими спо-собностями, которые тут были, обычно на третий, четвертый день пропадали от сюда разными способами, — выглядела Вита уже совсем печально. — Откуда ты все это знаешь? — осторожно спросила я. — Дело в том… что и у меня были способности, — рассказывала она с неохотой, — Тогда в нашем лагере была очень высокая система охраны. И меня дос-тать не смогли, а директор думал, что это шантаж…- Вита всхлипнула. И я поняла. Когда она рассказывала о несчастной судьбе талантливых но-веньких, она говорила про себя. О, какой ужас! Это у нее убили родителей. Я подвинулась к ней ближе и обняла. Лера, кажется, тоже все поняла и сделала то же самое. И я сказала: — Не плачь. «Мечи» расплатятся за свои поступки. Обязательно.

Глава 11

Первый урок приготовления зелья

      Утром я проснулась в хорошем расположении духа. Мы быстренько собра-лись с девочками, пошли на завтрак. Овсянка. Блин. Но как ни странно я быстро всю ее съела. Она была вкусной, с кусочками каких-то ягод. После зав-трака мы отправились на занятие. Надежа Александровна нас уже ждала. — Здравствуйте, сегодня мы с вами будем готовить сыворотку правды. Или как ее еще называют: раствор истинности. Записывайте ингредиенты: 40 г эфира мяты, 0,2 г сушеной конопли… Этот список составлял 15 ингредиентов. — Можете начинать, но помните, вы можете усовершенствовать этот рецепт, добавив что-то свое. Все ингредиенты вы можете найти в том шкафу, — указа-ла преподавательница на шкаф во всю стену. — А что именно с ними делать? — спросила я. — Все то, что ты считаешь нужным, — загадочным голосом ответила учительница.       И я преступила к работе. Взяла ингредиенты и начала их все резать, но на двух остановилась и решила для разнообразия их сначала сварить… В общем, возилась я долго. А когда взглянула на остальных, просто ахнула. Все делали совершенно разные действия, кто-то жарил какую-то смесь, кто-то все решил истолочь.… Неужели препарат можно приготовить разными способами? Но вмешиваться к другим я не стала, а задумалась над своим раствором. Может что-то добавить? Точно, надо добавить валерьянку! По-чему? Не знаю, просто чувствую. 13 капель. Я так и сделала. Урок подходил к концу, и учительница начала подходить к каждому и молча смотреть, что получилось. Потом она вернулась за свой стол, потребовала внимания и начала говорить: — Вы все кое-как да справились. Мне понравилась работа Виолеты, Анжелики и Юлии. Они получают награду.       Надежда Александровна подошла к тем, кого назвала и вручила по шоколадке. Я поблагодарила. Если честно, то я не ожидала, что у меня вообще что-либо получиться. Учительница продолжила: — От нашего лагеря будет организованна экспедиция в нее пойдут самые ста-рательные дети и ваш тренер, как командир отряда. Всю неделю он будет усиленно тренировать вас. Суть экспедиции — собрать редкие травы и тем самым пополнить наши запасы.       Конечной точкой маршрута будет северное поселение горных монахов. Там вы сможете узнать свои скрытые способности. В конце недели мы выберем 10 человек, из тех, кто запишется в желающие пойти. На доске я повешу лист, в который вы будите писать свое ФИО, если, конечно, хотите участвовать в экспедиции.       После урока, около листка уже толпились люди. Я тоже записалась. Потом был обед, полтора часа свободного времени, которого я потратила на виде-ние личного дневника, и опять занятия спортом. Хотя вряд ли это можно бы-ло так назвать. Нас учили, как можно освободить себе руки, если тебя связали. Сначала нам минут 20 рассказывали, из чего я мало что поняла, потому что это было примерно так: « …просуньте руки, в правую петлю, образовав-шуюся над левым запястьем, а ту, которая первая накиньте на другую и за-гните обратно. Скрестите те отрезки и сделайте обратный узел в левую сто-рону над третьим окошечком…». А потом мы перешли к практике. Тренер всем нам связал руки и сказал: — Ваша задача справиться до ужина, то есть у вас есть чуть больше двух часов. Тот, кто первым освободиться получит мини-приз.       А потом он сел напротив нас и просто внимательно смотрел. Этот урок мне пригодился бы вчера, подумала я, и начала пытаться освободиться. Эту часть веревочки туда, ту, вот сюда… прошло минут двадцать и: — Я смогла! — воскликнула Лера, и взмахнула свободными руками. — Молодец, не ожидал, — сказал тренер, — держи обещанный приз.       И тренер дал ей шоколадку. Еще через 20 минут, освободились три человека. Прошел где-то час и половина человек развязали руки. Тот, кто смог это сделать тоже садились и смотрели, на тех, кто так и не мог, иногда хихикая и тихо переговариваясь между собой. А я… ну не получалось у меня. Совсем. Сначала вроде даже веревка стала свободней, но я что-то не то потянула, и стало только хуже. И я начала все заново. Прошло еще где-то 30 минут и ос-тались только я, Вита, худенькая девочка по имени Юля и еще пять человек, имена которых я не знала. Вот странно с зельями у нас получилось, а тут не в какую!       Из нас первая распуталась Вита. Прошло еще минут двадцать, и я потеряла терпение: — Все, не получается у меня. Развяжите? А тренер ухмыльнулся и ответил: — Тебе не кажется, что этот навык тебе бы пригодился? — Да. Особенно вчера, — угрюмо сказала я. — Сдаешься? — Да. — А ты Юля? — И я тоже, — вздохнула она. — Ладно, ребята, помогите им.       Ко мне подошел мальчик с рыжей шевелюрой, который вторым смог освободиться. Немного посмотрев на мои руки, сказал: — А как ты умудрилась завязать себе такое? — почесал затылок. — Может, поможешь? — напомнила я ему. — Э-нет, это темный узел, его только настоящие мастера развязать могут и то за несколько часов.       Темный узел? Ну да, пока все развязывались я наоборот.… Вот только я так могу! Юли уже кто-то помог, и она начала подходить к нам. А мой помощник тоже сдался: — Тренер, извините, но тут нужна помощь. Тренер? А что имени у него нет? Или тут так положено?       Тренер нехотя подошел к нам: — Лика, тебя этому учили что ли? — удивленно спросил он, подойдя ко мне. — Нет, я случайно. А что тут такого? — Вообще-то такое завязать только темные стражи могут. И я. — А развязать сможете? — спросила я. — Смогу, но это долго. Разрезать легче. Артем, принеси любую железяку из ящика. Оказывается, моего «мега помощника» звали Артем, и он уже убежал к ящику. — Все-таки как ты это сделала? Так просто это не завяжешь. Я тут как раз думал, что надо бы потренироваться с этими узлами… — Я просто пыталась распутаться. А сделала наоборот…- грустно закончила я, а кто-то сзади тихонько хихикал. Конечно, смешно им! А Артем уже принес железяку. Этой железякой оказался небольшой клинок. Тренер взял его у Артема и сказал мне: — Постарайся, широко расставить руки.       И я постаралась. А тренер одним движением разрезал веревки. — Спасибо, — поблагодарила я его. Так получается, тут наручников нет, раз веревками обходятся. Как говорил там Север? Все что тут не должно быть само уничтожается. Оригинально.       И после этой «тренировки» мы все вместе пошли на ужин. Кроме тренера — он пошел к белому зданию. За ужином я спросила девочек, как зовут тренера. Оказалось — Тернер. Из-за созвучия звания и имени его звали тренер. А потом ко мне подошел Артем и спросил: — Ты говорила, что тебе эти навыки (с веревками) вчера пригодились бы. А что с тобой случилось вчера?       После вопроса я просто в ступор впала. Рассказать человеку, которого я е знаю? И с чего вдруг такой интерес? Нет, этой информацией я делиться не буду. Как бы его повежливее отшить? — А тебе какая разница? — сказала я ему. — Интересно, — ответил Артем, — так что произошло? Такой наглости я не ожидала и хотела уже его послать, но: — Артем, — говорил проходящий мимо Север, — а мне вот интересно, где ты был во время вчерашней вечерней тренировки? — А тебе какое дело? — наехал сразу же Артем. Видно было, что они далеко не друзья. — Интересно. И не забывай, что я старший вожатый, а к девушке приставать с тупыми вопросами не красиво. А за хамство вообще можно дежурство в столовой получить. Артем резко развернулся и демонстративно ушел. — А что такого страшного в дежурстве? — спросила я Севера. — Нечего. Просто придется весь день мыть посуду, вместо наших поваров, — он пожал плечами, — ну, или что-то другое.       После ужина я пошла в домик и продолжала вести личный дневник. Начала описывать вчерашние события, а когда дошла до разговора с директором, резко остановилась. Он же мне сказал, чтобы я сегодня после ужина к нему зашла! Блин, ну что за память? Уже минут 20 прошло после ужина. Я резко встала и направилась к двери. И в дверь постучались. — Войдите, — сказала я. Дверь открылась, и к нам зашёл директор. Вита и Лера оторопели. И я если честно — тоже. Только вспомни, тут же появиться. — Здравствуйте, девочки, — вежливо сказал он, — Лика, я уже подумал, что ты опять куда-то пропала. Мы же вчера договаривались, что ты придёшь ко мне. — Извините, я забыла, — щеки тут же запылали. Ну, надо же была так лоха-нуться! — Идем, — приказал директор, и я быстро вышла из домика. Надо же, оказывается, он волнуется за меня, раз пришёл, или ему что-то от меня нужно. Мы пошли к нему в кабинет. Что ему на этот раз нужно? Вроде, какой-то эксперимент хотел провести. А я типа подопытная, да? Ну ладно. Опять, наверное, скажет, приготовь то не знает что из того не знаю чего. Мы поднялись к нему в кабинет, и он опять запер дверь. Ну, ё мое! — Лика, я хочу, чтобы ты кое-что приготовила, — сказал директор. Ну вот, пожалуйста, опять все то же самое. — А что именно? — уточнила я — То, что надо. — И как же мне это сделать? — Так как положено. — Будет полная импровизация, — предупредила я его, а он кивнул. Если честно, то я сдерживалась чтобы не наорать на него, и приступила к работе. Так, что тут у нас? О! Красный сушеный цветочек. Ну, сейчас закину его вариться, … и этот порошок добавлю чуть-чуть. Что же лучше взять: светлую жижу в банке или темную? Пусть будет темная. И все в таком духе я делала то, что только придет мне в голову. А в остальном играла роль интуиция и предчувствие. После тридцати минут я поняла, что если еще что-нибудь добавлю в получившуюся коричневую «кашку», то точно не чего не получиться и тогда я сказала: — Все! — Сейчас проверим, — сказал директор и взял с окна цветок — как ты думаешь, что это? — Цветок, — сказала я очевидное. — Я про раствор. — Раз вы взяли растение, то, скорее всего удобрение. — Ага.- Согласился директор и вылил мою жижу в горшок, — и, правда, удобрение… — Серьезно? — хотя из этого и впрямь, могло получиться удобрение. — Конечно. Это очень чувствительное растение. Если в него вылить что-то другое, то оно умрет. — Скажите, а как вы догадались что это? — Я это и задумал. — То есть я делала, то, что вы и хотели? — Да. — Но как я это сделала? Я ведь понятия не имела что делаю! — не ну как так? — А как ты завязала темный узел? — ласково говорил директор. — Случайно… А от куда вы знаете? — Я директор, я все знаю, что происходит в маём лагере. Наверняка тренер сказал, когда сюда шел. — Может, объясните, что за ерунда со мной происходит? — а то это как-то странно, сделала именно то, что директор от меня хотел. И причем тут узел? — Каждый, кто учиться в нашем лагере может приготовить свое фирменное зелье. Но у тебя его нет. Поэтому ты стараешься сделать то, что от тебя хотят (на подсознательном уровне). Такая способность как у тебя очень редкая. Так же получилось и с темным узлом. Тренер, думал, что такое вряд ли кто еще может сделать, а в это время, ты уловила то, что думал тренер и начала это делать, не осознавая это. Если я в это верю то: — Ни фига себе… Это что же, я могу теперь все что угодно сделать на подсознательном уров-не? — Это все, конечно, здорово. Но это и опасно. Поэтому постарайся не кому об этом не рассказывать. — Ладно. И правда опасно, вот так захочет, кто ни будь что-то плохое, а я сделаю, … может правда валить из лагеря надо? — А как вас зовут? — напоследок спросила я, а то забыла. — Сергей Евгеньевич. Иди уже…

Глава 12

Тяжелая неделя

      На следующий день я решила разведать обстановку около ворот лагеря. Может, уйти все-таки получиться? Но нет. Теперь около ворот по очереди дежурили ребята из старшего отряда. Я хотела подойти спросить, что происходит, но услышала разговор шедших впереди меня парней: — … и не говори, теперь вместо законного отдыха нам стоять и вход охранять. Вот зачем это все? А? Если чтобы к нам ни кто не попал, то смысла нет. Надо тогда с другой стороны стоять, да и вообще индикатор же есть. — Да ты что, не знаешь? — удивился второй, — говорят, что новенький кто-то все секреты наши выдал и теперь сбежать, намерен — дезертир. — Откуда информация-то такая? — Вроде директор сказал, когда дежурных на воротах ставил.       Дальше я уже слушать не стала. И сменила свой маршрут. Не ну это надо же! Я теперь у них предателем считаюсь? Попадись мне директор, я бы ему все высказала, за дачу ложной информации. Но на протяжении всей недели я его не встретила. Или просто не замечала, потому что неделя выдалась дос-таточно трудной. Вся она проходило как одно большое соревнование. В пер-вый день было скалолазание.       На спортплощадке возвели скалодром, выстой с четырехэтажный дом, и кривой как горка в аквапарке. Нее, туда я не полезу, подумала я, как только увидела эту махину, там не то, что ноги, там шею сломать — раз плюнуть. Но сказали, участие обязательно. Первыми проходили четвертей отряд — старшие. Вполне успешно. И конечно, важная деталь — страховка! Она была. Это утишало. Когда дошла очередь до первого отряда, то есть нас, первым пошел Саша.       На вид ему было лет 14. Хоть и выглядел он не очень сильным, а скорее наоборот, но, не смотря на это, великолепно забрался и спустился по скалодрому. А когда настала моя очередь, я тихонько спросила тренера, пока он помогал мне разобраться со страховкой: — А обязательно забираться прямо на самый верх? — Если чувствуешь, что силы есть, то лезь. Только с лучшими результатами можно пойти в экспедицию. Что ж один раз, когда я была на квесте, там тоже была такая «скала» и у меня получилось на нее залезть, но только она бала меньше раза в три. — Страховка надежная? — спросила я напоследок. — Конечно, — коротко ответил тренер с улыбкой, смотря на меня как на трусливого ребенка.       И я начала. Смотрела куда могу дотянуться, и лезла. Хорошо, что у меня бы-ла хорошая растяжка, иначе бы и на три метра не забралась. Я долезла мет-ров на 10 и замерла, чуть отдыхая. Говорят, когда на высоте нельзя смотреть вниз. Я решила проверить это. Посмотрела. Высоко. Но не так страшно. И пошла дальше, вернее выше. Добралась почти до конца (оставалось метра два), когда рука соскользнула с выступа. Но я не упала, а удержалась там же где и была. Все-таки чуть напугалась. Ну, это не проблема, тем более есть страховка. Раз с тем выступом не получилось, попробуем другой, более правый. Я попробовала дотянуться до него — не поучилось. Ладно, и что теперь? Забраться я уже не смогу выше, ростом не вышла. Подпрыгнуть — сил не хватит. Хоть в низу все кричали «ты сможешь» и подбадривали, я решила спускаться обратно. Но вот вопрос. А как? Я попробовала нащупать ногой, где-нибудь ниже выступ. Не смогла. Я взглянула вниз, чтоб приметить какой-нибудь удобный «камушек-ступеньку» — приметила, и поняла, что зря я это сделала, так как мой взгляд устремился вниз. Далеко- далеко вниз к земле… Не какой фобии высоты у меня не было, но сейчас видимо она решила появиться. Голова начала кружиться, и я прижалась к стенке. Блин. Забраться — забралась, а спуститься не получается. «Так, хватит трусить!» сказала я себе. Страхи надо преодолевать! И с этими мыслями я потянулась к наметившему мной «камушку». Поставила на него левую ногу и потянулась к следующему, и в этот левая нога предательски соскользнула. И руки тоже не удержали. Я полетела вниз. Конечно, полет длился максимум две секунды, потом сработала страховка. Но за это время я перепугалась здорово, позабыв о всякой страховике. Как только сердце не остановилось. Страховка неспешно опустила меня на землю. — Ты очень даже неплохо лазаешь. Ты где-то занималась? — спросил меня тре-нер, как только я твердо встала на землю. — Нет, — честно ответила я.       Что ж это испытание я прошла наполовину. Только забралась. Но с другой стороны далеко не все так же высоко смогли забраться. Значит, шанс пойти в поход от лагеря есть. Маленький.       Вечером я хотела, было, повести личный дневник, но не обнаружила его у меня в тумбочке. — Девочки, вы случайно не видели мой дневник? — спросила я Леру и Виту. — Нет, — ответила Лера, Вита покачала головой. На следующий день оригинальное занятие было у надежды Александровны.  — Сегодня вы будите готовить раствор под говорящем названием «Есть и не толстеть» — объявила она, и девочки заахали, — но на этот раз вам надо дога-даться не только, как готовить, но и из чего. По кабинету прокатилась волна недовольства и удивления. Но я к этому отнеслась спокойно. После иммунитетной настойки и удобрения, это казалось мне ерундой. Минут через два-дцать после всеобщей работы учительница громко скомандовала: — Артем, стой! Если ты это добавишь, то от нашего класса останутся только руины! Артем замер, извинился и убрал подальше то, что чуть не добавил. Опасно у нас проходят занятия, … когда все всё сделали, учительница сказала: — Лучшая работа получилось у Анжелики. У Виты и Юлии тоже не плохо, а вот остальным надо поработать над своими ошибками. Особенно тебе, Артем. Это был тот самый Артем, который преставал с вопросами мне в столовой. И сейчас он, кажется, разозлился: — Не чего мне надо, — грубо отрезал он, — я и сам знаю, только готовить эту ерунду я и не собирался. А Лика видимо все время, это зелье употребляла, раз ее с легкостью похитили…- парень осекся, поняв, что сболтнул лишнего.       Та-ак, а от куда он это узнал? Недавно вроде еще не знал и спрашивал. А может тогда он претворялся, что бы отвести подозрение, а сейчас просто ляпнул не подумав? Это все объясняет. Значит, он письмо подбросил?! Надо сообщить директору. Но мне это делать не пришлось, так как учительница сама его туда отправила и пообещала минимум три дня дежурства в столовой за дозволенную грубость.       Потом я рассказала об этом Северу. А он сказал, что проверит мое предположение, но не сказал как. А при следующий встречи сказал мне, что мало-вероятно, что это был Артем, ведь Артем живет с теми, кто участвовал в мо-ем спасении. Они вполне могли рассказать ему.       Значит подозреваемый он не очень. Но с другой стороны хорошо, что он в классе всем рассказал. После этого сплетни о том, что я предатель прекрати-лись. Но караульных с ворот не убрали. Заразы.       Вечером я нашла свой дневник в тумбочке, но вчера его точно не было. Странно. Может кто-то спер и прочитал, а потом вернул обратно? Бред. На-фига кому-то мой личный дневник?       Потом, когда я разговаривала с Севером, случайно об этом рассказала. Он отнесся к этому серьезно и пришел к выводу, что тот, кто украл дневник, тот и подбросил письмо. Оставшаяся часть недели прошла в таком же спортивной и «зельеварильной» гонке. Во втором у меня все прекрасно получалось. Но с физ. подготовкой было не очень (не считая гибкости), потому что занятия проходили каждый день, а мышцы не успевали отдыхать и восстанавливаться. С каждым днем мышцы болели все больше. Но перед днем объявления результатов нам разрешили на физкультуре просто сделать разминку. Эта была всеобщая ра-дость!       И вот, наконец, настал тот день, когда объявят всех счастливчиков, которые поедут в экспедицию.       После ужина весь лагерь собрался на спортплощадке и ждал оглашения ре-зультатов. На импровизированную сцену вышел директор, взял микрофон и начал вещать: — Здравствуйте, все вы, живете, учитесь, и познаете тайны нашего лагеря для того чтобы однажды мы смогли победить Темный орден! Как вам известно, каждые 15 лет 10 человек из нашего лагеря отправляются в экспедицию для поднятия и раскрытия своих способностей. А заодно вы пополите наши запа-сы редких и распространенных трав. Всю неделю вы старались на износ, и думаю, сейчас жаждите услышать результаты. Кто же поедет в экспедицию? Кто эти 10 счастливчиков? Сейчас имена тех, кого я назову, прошу выйти ко мне. Итак, первое место занимает Виолета Альпская! — торжественно объявил директор, и все зааплодировали.       Вита, стоявшая рядом со мной, мягко сказать была поражена. — Иди, — подтолкнула я ее. И Вита гордой походкой вышла к директору. — Следующее место занимает, Арсений Бронье, — продолжил директор и к не-му подошел мальчик, лет 15 на вид, высокий светлый, и в общем приятный, как мне показалось.- Третье место — Юлия Отис!       И на сцену вышла она, мечтающая о приключениях, и перечитавшая, казалось, все книги, в которых они могли быть. Темные волнистые волосы чуть ниже плеч, и милое, светящееся радостью лицо. Ее небольшой рост сочетался с тонкими чертами её тела. — Дальше к нам присоединяется Алексей Кузнецов!       Саша был чуть-чуть помладше Сени (Арсения). — Следующее место — Север Гроссо.       О! Круто! Ну, пусть повеселиться там. А я тут сама как-нибудь найду человека, который мне письмо подкинул. — Осталось 4 места. Катерина Элисон!       На мой взгляд, Катя должна была быть принцессой. Высокая, фигуристая, с идеальной осанкой, будто корсет носила, густые темные волосы, убранные в косу. — Идем дальше, Костя Котиков! У-у-и! Вот это фамилия! Так мило. И она, кстати, ему подходила. Невысокий, крепкого телосложения, волосы неукротимые и растрепанные.       Что ж, мои шансы пойти вместе с ними один к трем тысячам, наверное. Три места осталось. Но все-таки я продолжала верить, что меня назовут. Но… — Максим Соколов.       Облом, не я, а Максим. Танк прям, а не человек, не многовато ли он с физ-нагрузкой мается? — Предпоследнее место! Анжелика Лебедева! — огласил директор.       Что? Вы серьезно? Офигеть! Обалдеть! Ура-А! И я вышла на сцену под очередные аплодисменты и присоединилась к своей будущей команде. Как же классно! — И последнее место занимает, наш тренер по физ. подготовки, который будет сопровождать вас, и помогать в непростом путешествии. Тернер Блэй, я прошу вас выйти к нам.       Странное это решение, обещали 10 мест, а на деле 9. Или его все же стоит считать? Ну, теперь зато понятно абсолютно всем, почему тренера зовут тренером. — Всем счастливчикам предлагаю следовать за мной, к горожу, чтобы выбрать вид транспорта, на котором вы будите передвигаться часть пути. Остальным предлагаю проследовать к себе в домики и готовиться к отбою. Он кстати через 2 часа.- И после своих слов Сергей Евгеньевич повел нас к гаражу. Он оказался почти в самом дальнем углу лагеря, за главным белым зданием.       Гараж был не большой. Ощущение, что его построили лет 200 назад и вчера со всех сторон, наспех, оббили железом. В нем одновременно могли находиться максимум три вида транспорта: велосипед, мотоцикл и квадроцикл; или один уазик. И из чего там интересно выбирать?       Директор открыл скрипучие двери и пропустил нас внутрь. Эмм… Такого я не ожидала. В гараже были полочки, заставленные игрушечными машинками. Идеальными копиями своих собратьев в нормальный рост.       Всего их было около 50 штук! Неужели это шутка? Я была готова рассмеяться, но директор сказал: — Представляю вам мою коллекцию! Уверяю вас, это настоящее машины, только уменьшенные, если капнуть на них восстанавливающие зелья, они увеличатся и превратятся в нормальный размер. Я с тренером оставляю вас на 15 минут, а потом зайду и спрошу, что вы выбрали.       Как только они вышли все засуетились, зашумели и пошли выбирать. Но как можно выбрать? Если мы действуем не сообща? Я подумала, надо сначала осмотреться самой, а потом договориться вместе. И каких там только не бы-ло машин. Крутые внедорожники, спортивные, гоночные машины, автобусы, военные машины, грузовики, я и разные другие названия которых я не знала. Мне приглянулся небольшой автомобильчик с раскраской всех цветов космоса. Внутри, как я разглядела, около каждого сиденья был раскладной столик, а сверху отделение для багажа и маленький светильник. Я была не одна, кто присмотрелся к этому автомобилю. И вдруг Север громко скомандовал: — Давайте устроим голосование.        Все согласились. Голосования длилась недолго, мы выбрали тот самый ав-тобус, который мне приглянулся.       Потом вошел директор с тренером. Мы показали им свой выбор. Они согласились. А потом провели инструктаж: — Вы отправляетесь в довольно не быструю и нелегкую экспедицию. Отнеси-тесь к этому серьезно. Я вам дам карты, специальное снаряжение, аптечку и даже оружие, но не настолько опасные, чтобы вы смогли убить. Лишь усы-пить противника. За провиант будет отвечать ваши поваром, они соберут вам его в дорогу. Завтра вы можете в сопровождении старших выйти из лагеря и взять вещи из дома, необходимые для вас в походе. Ваша учительница соберёт вам зелья, которые могут понадобиться вам. Все ваши предложения я учту, если они будут, конечно. В экспедиции целью будет собрать редкие травы, их список с подробным описанием я вам дам. Можете собираться. Завтра, вечером, в 8:00, все встречаемся у меня в кабинете, и я вам даю всё, что сказал. А на следующий день в 8 утра отправитесь в путь.       После его речи мы вернулись в домик. Лера поздравила меня и Виту и поже-лала удачи в экспедиции. Мне очень понравилась, что она не обиделась, а только порадовалась за нас. Надеюсь, в наше отсутствие она не будет скучать, одна в домике. И поэтому мы договорились ее пересилить в другой домик. С Севером я договорилась пойти завтра ко мне в квартиру, как нам разрешили.

Глава 13

А что твориться дома?

На следующий день, утром, я встретила Севера, и мы пошли ко мне. По-дошли к воротам лагеря, и на меня навалились сомнения. Я опять почувствовала страх, тот, который испытывала, когда последний раз выходила за ворота. Видимо это было заметно, и Север сказал: «Не волнуйся, ведь не зря именно меня представили тебя защищать» — Поэтому я и волнуюсь, ведь тебя защищать от кого-то поставили, а не про-сто сопровождать. — Ладно, пойдем, — сказал Север и открыл ворота, сунув в индикатор руку. Вышли. Лес стоял в тишине — обычном своём облике. Мы пошли дальше сквозь дикий, но приветливый, на первый взгляд лес. Север вёл по короткой дороге. Когда мы поднялись на гору, я посмотрела назад. Весь лагерь был виден как на ладони. Север подошёл ко мне поближе, положил свою руку мне на плечи и сказал восхищенным ласковым голосом: — Красота! Да? — Угу, — согласилась я. Мы подошли к реке. Она весело переливалась в лучах утреннего солнца и текла вдаль. Я достала мешочек с порошком и щепотку кинула в реку, она замерзла, образовался путь на другой берег. Мы перешли и пошли дальше, сквозь сосновую рощу. Сосны стояли примерно на одинаковом расстоянии друг от друга, покачивали ветками, как бы «здороваюсь с нами» — подумала я. Мы вышли на дорогу, до моего дома оставалось 10 минут ходьбы! По до-роге я рассматривала будто игрушечные домики-малютки, пятиэтажки, и на-конец, девятиэтажки. Как же я по ним соскучилась. В третий из них я живу. Как только зашли в нее, поднялись на шестой этаж в лифте. Я взяла ключ всунула в замочную скважину, и … она не поворачивалась! — Что случилось? — Спросил север. — Замок заклинило, — пояснила я, — опять. — Дай попробую? — попросил Север, Я согласилась и дала ему ключ. Он по-дошел к двери нажал на ручку и … дверь открылась! Она была не заперта! Ну как так? Я была уверена, что закрывала дверь!       Всё это я сообщила Северу. Как только зашла за порог дома, я встала в ступор. В квартире царил хаос и бардак. Все вещи разбросанные, на моём столе раскрытые тетрадки, книги, мои личные дневники, все мои личные вещи бы-ли разбросаны и перевернуты! Двери шкафов были раскрыты. — Видимо кто-то что-то искал, — сказал очевидное Север. — Я, кажется, знаю, кто и что искал. Помнишь, у меня пропал личный дневник. А потом нашелся. Видимо в нём не нашли то информации что искали, и решили найти ее у меня дома. Они прочитали все мои личные дневники! — Только дошло до меня. О нет! Какой позор! Ну, зачем? Разве они не поняли, что я ничего не знаю! Они должны были понять это, когда меня похищали!       Я нервно ходила по квартире, бросая эти слова, параллельно осматривая ха-ос. Севера подошёл ко мне положил свои руки мне на плечи, стал в упор и сказал командным голосом: — Успокойся! Не нервничай, сейчас мы всё осмотрим, выясним, ничего ли не пропало и всё приберем! — от его прямого немигающим взглядом я начала успокаиваться. Когда я полностью успокоилась, мы начали уборку. Сервер помогал, как мог. Где-то через часа два мы закончили уборку. И я вспомнила, зачем мы сюда пришли. Чтобы взять вещи, которые могут пригодиться в экспедиции. Я начала думать, что такого необходимого взять. Но ничего не приходило. — Что теперь, что с собой брать будишь? — спросил Север. — Не знаю.- Сказала я, пожав плечами, — если честно, я просто хотела уйти из лагеря. — Настолько не нравиться? — погрустнел Север. — Ну как сказать… сам лагерь классный, но если учесть то, что тебя могут похитить и убить… заставляют делать то, не зная что, в смысле препараты разные, говорят, что уйти сможешь только по разрешению директора, а потом кто-то еще и вламывается к тебе в квартиру и устраивает обыск…       Север вздохнул. — Но за лагерем теперь тебе не безопасно. — Знаю, — села я на диван, окончательно погрустнев. Выбора нет — только лагерь.       Хорошо, что родители в командировке, иначе были бы неприятности… — Так что с собой брать будешь? — вернул к главной теме он разговор, — может что-то типа любимый кружки?       Да! Ведь в походе необходимо иметь свою кружку, ложку и тарелку. Где-то у меня был такой наборчик. Точно! И я побежала туда. Сняла со шкафа коробку, на которой было написано походная посуда. Внутри оказалось все, о чём я говорила. Он состоял из огнеупорного небьющегося стекла, так что еду можно было разогревать прямо на костре. Из посуды с собой взяла ещё термокружку из этого набора, только пока она была в лагере. Ещё я с собой взяла несколько мед. препаратов. И подумала о еде. Лагерь нас обеспечит едой и водой, но всё-таки мне хотелось иметь свои запасы. Я об этом сказала Северу. И мы пошли в магазинчик, находившийся напротив моего дома. Там я купила сухарики, чипсы, конфетки, батончики. Ну, вроде мне ничего больше не надо с собой, всё остальные вещи у меня в лагере, надо только всё переместить в походный рюкзак. После этих сборов и уборки мы пошли обратно в лагерь. Вечером я собрала походный рюкзак. На следующий день, утром мы долго прощались с Лерой, и пошли к директору с вещами. Как он говорил. Там ждали уже другие люди, 7 человек. Вместе с директором стоял тренер, он и начал говорить. — Сейчас мы с вами распределим обязанности. Итак, Север и Арсений вы будете картоводами, будете нас вести, все остальные мальчики защитники-дозорные, все девочки будут отвечать за распределение еды. А также все вместе мы будем внимательно ходить, и собирать нужные травы. Возьмите со стола по альбому. На каждой странице изображён рисунок растения и количество экземпляров, которые каждому необходимо собрать во время на-шего путешествия. Также, я вам выдам оружие. Тренер достал из ящика одно — с виду обычный пистолет. — Это пистолет с голубыми пулями, им невозможно убить, но человек, который получит одну из таких пуль, сразу заснет и проснётся лишь где-то через 2 часа. Тренер осторожно раздал нам оружие. — Ну, вот вы и готовы, можете идти, автобус, который вы выбрали, ждёт вас за воротами, в нём уже лежат зелья, еда и мед. препараты. Также как пола-гается и спальные мешки, с палатками.       И мы пошли: вышли за ворота лагеря и увидели тот автобус, который мы выбрали, только в нормальном размере. Мы зашли внутрь. Я с Витой сели на второй ряд, мне досталась местечко около окна, чему я и была рада. Водителем транспорта был тренер. Ближе к нему сидели Север, и Арсений, так как они были штурманами. На остальных местах сидели Юля с Катей (за нами), Саша и макс (перед нами), и Костя с Юлей. Тренер завел мотор, и мы отправились в путь!

Глава 14

Первые трудности

      Север с Арсением были прекрасными путеводителями. В целом время шло быстро, мы разглядывали лес за окном и пели душевные песни, рассказывали разные истории и смеялись, делились историями своими и узнавали многое друг о друге. Вечером пошел дождь. Сначала маленький, легкий, а потом ливень с градом и грозой. «Как хорошо, что мы не пешком идем» — подумала я.       Вообще мне нравится такая погода, можно спокойно посидеть и заняться своими делами, наслаждаясь звуками бушующей стихии. Я смотрела в окно, на темный густой, тяжелый лес. Дорога была не ровная и на каждой кочки и яме нас подбрасывало. А потом я уснула.       Проснулась от того, что врезалась лицом в сиденье перед собой. Было темно. — Мы застряли походу, — сказала Вита. Машина попыталась выехать из размытой дороги, но не получилось. Буксо-вала. — Ну, все приехали, — сказал тренер, — выходим с вещами.       Мы надели дождевики и вышли. Дорога была… нет, точнее сказать дороги не было. Только грязь и вода.       Тренер капнул на автобус уменьшающий раствор, и он со скрипом сузился до обычной игрушечной машинки. — Пешком будем идти, где-то 10 км, если по карте, там более ровная мест-ность. Может получиться поехать. Палатки ставить в такую погоду некуда. Так что постройтесь мальчик с девочкой, в пару один фонарик и за мной. Дойдем до ровной местности и разобьем лагерь. К 12 ночи должны успеть.       Мы быстро сориентировались. Арсений с тренером встал, Север со мной, Саша с Витой, Катерина с Костей и Юлия с Максом замыкали наш отряд.       Идти было крайне неудобно, но каким-то чудом обувь моя не промокла, хоть дождевик едва прикрывал колени. Минут через 20 дождь начал утихать. А через час закончился. Но стало холодно. И не одной мне. — Ещё 2 км и мы придем, — сообщил тренер, пытаясь нас подбодрить, — поста-вим палатки и «набоковую».       И мы пришли. Ура! Хоть было темно, но нам удалось поставить палатки и лечь спать. Трехкратное ура! В палатке я была с Витой.       Утро началось рано. Очень. Тренер сначала разбудил девочек и сказал, что бы мы сделали завтрак, потом разбудил мальчиков и им сказал собрать па-латки. Мы с девочками изучили содержимое «меню» и приготовили кашу.       Поели, собрались, сели снова в автобус (тренер увеличил, с помощью вос-восстанавливающего раствора) и двинулись дальше по едва различимой дороги. В обед мы остановились, приготовили еду и тренер сказал: «можете погулять недалеко, посмотрите пособирайте травы, которые надо через 20 минут едим дальше».       Я достала свой альбомчик. На первой странице был изображен голубой цветок «фенозинция», срезать 10 листьев, говорилось там. Я начала всматриваться в лес: сосны ели, трава.… И ни каких голубых цветков. Я пошла дальше в лес. О, тут и дуб есть! Не знала, что он цветет голубыми цветами. Так, стоп. Он так не может… я подошла ближе. Это не дуб цветет, а на нем цветет цветок — фенозинция. Ура! — Юля, — позвала я ее, так как она была ближе всех. Она подошла, — я нашла ее. Показала на дуб. — Молодец, — сказала юля. — А тебе разве не надо? — У каждого свой список, — пояснила Юля. — Ой, я не знала. — Да, ладно, — отмахнулась Юля, — пойду дальше искать. Остаток дня прошел примерно так же: ехали, останавливались, собирали растения… местность начала меняться. Лес начал редеть, и потом были поля. Длинные, бескрайные и разноцветные. Такое раньше я только в Интернете видела. Поле из белых цветов, голубых, красных… красота! Ощущение что мы ехали по лоскутному одеялу, и на каждом лоскуте по своим цветам. На одном из таких мест мы и сделали ночевку. Чистый воздух. Компания дру-зей. Костер. Песни. Что может быть лучше? В свободное время я вела личный дневник. На следующий день Юля предложила мне прочитать книгу, и я согласилась. Очнулась я от нее, только когда мы остановились ужинать. Книга оказалась такой интересной, что не хотелось ее отпускать из рук, но пришлось. Я вышла из машины и обалдела. Горы! Скалы! Красотища! И теперь я пожалела, что до этого не смотрела в окно. Тренер сказал, что дальше идем пешком. Ну, это понятно. По такой местно-сти ни одна машина не проедет.

Глава 15

Пеший переход

      Мы как обычно занялись едой (девочки) и палатками (мальчики). С палатка-ми проблем не возникло, а вот с едой… Её было меньше. Мы строго распре-делили, что, когда и сколько, а теперь ее количество изменилось. Ее нам, ко-нечно, хватит, но придется менять меню, которое мы составили.       Об этом мы сообщили руководителю экспедиции, на что он подумал и задумчиво сказал: — Либо кто-то ночью проголодался, либо…хотя, нет. Разберемся. Тренер потом всех индивидуально спросил, в том числе и меня: — Я ни кому не скажу, только скажи правду, ты ночью трогала запасы еды? — Нет. У меня с собой свои есть на всякий случай. Мне незачем.       И в итоге: неизвестность, куда делась еда.       Дальше мы… нет, не пошли, а покарабкались по скалам. Теперь ясно, зачем нужен был скалодром. Человек с акрофобией никогда бы не забрался бы туда, куда полезли мы. Тренер закинул трос на скалу, и мы по нему карабкались. Без страховки. Это тебе не скалодром. Но это было круто, мне понравилось. Первые 2 часа. А потом было страшно. На такой высоте я еще не была. Тренер забирался первый на опасные выступы и помогал потом остальным. И на одном из них, когда дошла моя очередь, одной рукой я ухватилась за камень, другую протянула тренеру, чтобы он, как и другим помог, и … камень из-под ноги предательски поехал вниз, а я потеряла опору…       Я подумала, что это последние секунды жизни. Но тренер успел ухватить меня за руку. — Спокойно. Я держу.- Сказал тренер. Я нашла новую опору, и тренер помог мне забраться. Фух! И… Ах! Я была на вершине горы. Открывался потрясающий вид: целый горный хребет!       Который, нам предстояло пройти.       И преодолели его мы за 2 дня. Два тяжелые, длинные дня, после которых все мышцы ужасно болели. Провиант наш стремительно уменьшался и не от того, что мы так ели много, а из-за того, что кто-то ночью таскал еду. Кто именно это делал, тренер не говорил, а лишь ходил и нервно оглядывался. Он конечно потом еще раз спрашивал нас, но не чего не отвечал сам. А может это он кушает ночью? А сам подозрения отводит. Хм… Возможно. Еще бывало, он нас посылал идти вперед, а сам говорил, что потом догонит. Может тогда он и «хавал»? это все объясняет. Ну, или просто он по нужде отходил.       Когда крутые горы закончились, и скалолазание прекратилось, я с облегчением шла по лесу и собирала коллекцию растений. У меня было собрано все кроме трех: армерия, стильба и скабиоза. Их я не нашла. Пока.       В пути мы все время сверялись с картами. До главной точки — деревни мона-хов — оставалось где-то 2 дня пути. Этот вечер я провела, как и предыдущий лежала в палатке с Витой, после песен возле костра, и вела личный дневник. А потом мы уснули. Снилось мне что-то приятное, но я, к сожалению, забыла, что именно и проснулась от каких-то непонятных шорохов. В лесу кто-то ходил близко к нам.       Может медведь? Или еду, кто-то ворует?       Я разбудила Виту и сообщила ей о своих догадках. Мы стали прислушиваться. Шаги. Человеческие, крадущиеся. Точно не зверь. Звук расстегивания молнии палатки. — Надо что-то предпринять, — сказала шепотом Вита. — Согласна. Какой план? — тихо спросила я. — Выйти и «спалить» заразу! — ответила она, вставая. — Подожди, — взяла я ее за руку, — а если все-таки это зверь? — хоть и мало вероятно. — Тогда берем оружие. И идем. Так мы и сделали. Тихо вышли из палатки, и пошли на звуки, которые слышались в стороне палатки тренера. Как раз там у нас и хранились запасы. Мы бесшумно крались среди ночи. Хотя… не совсем бесшумно. Я умудрилась поскользнуться и грохнуться. Упс! Кажется, я нас выдала. И теперь «спалили» нас. Шорохи прекратились, потом послышался приглушенный бум, и убегающие шаги. Тоже навернулся что ли? Вита начала действовать. — Стоять! Руки за голову! Ты попался с поличным! — закричала Вита, и мы по-бежали за воришкой. Бежали секунды три, а потом заметили того за кем гнались. Это был взрослый мужчина, лет 40, одетый в черную накидку. Когда он нас заметил, то развернулся и направился к нам. — Оружие! — напомнила мне Вита, и я его приготовила. — Мы вооружены, сдавайтесь! — крикнула Вита. Человек остановился. А дальше кинулся бегом на нас. Что за…? Это же из темного ордена! Вита попыталась в него выстрелить, но он уклонился. Я последовала ее примеру, но тоже промахнулась. А мужчина быстро добрался до нас. Именно в этот момент мы бы не промахнулись, но он ловким, отработанным движением выбил у нас оружие из рук, мое засунув к себе за пояс, а Витино направил на меня. — Нет. Вы сможете нас преследовать, — сказал человек и чуть опустил оружие. — В сторону! — закричала Вита и толкнула меня, намереваясь сама выхватить у него пистолет. Но человек спустил курок. — А! — закричала Вита и упала. — Нет! — я хотела ей помочь, но человек меня остановил, направив оружие на меня.       Вдруг где-то в лесу послышался свист, и мужчина резко развернулся и побежал на звук со скоростью метеора и исчез в ночи. — Вита!       Она не отвечала.       Пуля попала ей в ногу. Наконец-таки прибежали остальные ребята. Но, к сожалению поздно. Человек ушел, а ночью его не найдешь. Вита … спит. — Что случилось? — спросил Максим, первый добежавший. — Как вы? — спросила Катя. — Вита?! — воскликнул Саша. — Идите за тренером! — сказала я. Саша побежал. Через мгновение появился и Север. Я быстро рассказала, что произошло. Потом прибежал Саша: — Тренера нигде нет!       У нас округлились глаза. — Несем ее в большую палатку! — сказал Север и взял Виту под плечи. Саша ему помог. Виту быстро доставили в самую просторную палатку. — Что делать после попадания голубой пули? — спросил Арсений. — Успокоится и подумать, — резонно ответил Костя. — По идеи пуля растворяется и действует где-то 2 часа, зависимо от массы че-ловека, — сказала Юля — сейчас попрошу выйти всех мальчиков. — Зачем? — спросил Саша. — Я ей рану обработаю, — посмотрела она, как на идиота. — А то мы трусы не видели! — сказал Саша, но все-таки вышел из палатки, как и другие мальчики. Мы с девочками сняли с Виты штаны. Рана была чуть выше колена, не большая, но кровоточащая. Вы быстро вытерли кровь и обработали рану. — Может восстанавливающий раствор? — напомнила Катя. — Нельзя, он действует, только когда в крови не других препаратов, — ответила Юля. — Ясно, — кивнула Катя.       Тогда мы сделали ей повязку из специальных материалов, которые были в аптечки. — Пойду, пока за восстанавливающем раствором, — сказала я, — через два часа он понадобиться. — Через 3, — поправила Юля, — только тогда он полностью раствориться.       Я кивнула и вышла из палатки. Мальчиков я нашла в палатке тренера.       Они сообщили плохие новости: еды у нас осталось на 3 раза покушать — это раз, ни какого зелья у нас больше нет — это два.       Ограбили еще нас.       Но карта есть. Машины можно считать, что нет, без зелья.       Значит вот, кто у нас крал еду и вот почему последние два дня тренер ходил нервный и оглядывался. Но зачем они его похитили? Что бы мы тут потеря-лись?       Хотя, то, что его похитили, это не факт. У нас три версии: 1. Его похитили, но вроде он не слабый малый. 2.Его убили, что не хотелось бы. 3. Он за Темный орден. Предал нас и ушел, — что еще больше не хотелось бы.       Спать мы больше не могли. Мы собрали палатки, кроме той в которой была Вита, и приготовили еду в два раза меньше чем надо бы. К рассвету мы как раз сделали все дела.

Глава 16

Заплутали

      Когда Вита очнулась, в палатке была я с Юлей. — Как спалось? — спросила Юля — Крепко, — ответила Вита, — нога! Лика, с тобой все порядке? — Да. — Тренер в курсе? — продолжила шквал вопросов Виолетта, — а бандитов пойма-ли? — Мы не знаем где тренер, — пояснила Юля, — либо его похотели, либо он за Темный орден — сбежал с ними. Провиант они таскали. Осталось его на день, максимум полтора. Все зелья они тоже украли, поэтому мы просто перевязку тебе сделали. — Спасибо, за это. Ох, ни фига мы влипли! — вздохнула Вита, — продолжать путешествие будим? — Конечно. У нас выбора нет. На обратную дорогу еды не хватит. А вперёд, может, хватит. Тем более карты у нас есть. И картоведы тоже.       После выяснения всех обстоятельств мы покушали и отправились в путь. Вите идти было больно, и ей помогали по очереди мальчики. Саша потом нашел палку-трость для Виты, и так ей было идти намного лучше.       Жесть, а не приключение выдалось. Еще несколько недель назад я сидела дома и готовилась к контрольным работам. А сейчас, я иду к каким-то гор-ным монахам, чтобы «раскрыть себя». Ну и травки разные собираю.       Мне, конечно, нравятся приключения, но когда все настолько серьезно и мо-гут пострадать твои друзья.… Нет, такого я не желала. Но теперь мы должны дойти до этой гребной деревни, что бы просто выжить…как там, в песенке «Скованные одной цепью,/ Связанные одной целью…»/ (P.S. послушайте сейчас, определенную связь можно уловить)       Этот день прошел медленно и тяжело. Не было тренера, который нас обычно подбадривал. Север утверждал, что к завтра к обеду мы дойдем до зер-кального озера, а там уже рукой подать до деревни монахов. На следующий день мы шли быстрее, так как всем хотелось поскорее поплавать и набрать запасы воды. Это нам поднимало настроение. Но наступила вторая половина дня, а признаков близь находящегося озера невидно. Мы начали внимательно, все вместе изучать карты и сверяться с компасом.       И поняли свою ошибку. Вернее компаса. Пока мы устраивали привал, компас два раза поменял свое направление стрелки.       Видели бы вы, как матерились Север и Арсений, … Он вскрыл крышку компаса и обнаружил под ней маленький не то магнитик, не то батарейку, именно это сбивало стрелку.       Поэтому мы избавились от компаса (убрать эту «батарейку» не получилось). Шли дальше мы, ориентируясь по расположению солнца, мха и ветвей на деревьях.       Примерно через три часа мы поняли, что заблудились окончательно. Ни какого озера мы не встретили.       Вечером, когда мы искали удобное место для ночевки, вышли на полянку и, … это было настоящие чудо. На полянке был мальчик лет 12, собирал в плетеную корзинку травки. Он был одет в оранжевую просторную рубашку и балахонистые бежевые штаны. Мы подошли к нему и осыпали вопросами. Он моча слушал, а потом ответил: — Меня зовут Никодим. Я пришел из деревни, меня послали собрать кое-какие травы, — кивнул он на корзину, — как я понял, вы идете именно к нам. Я как раз закончил свое дело. Идёмте со мной. — Спасибо! — благодарили мы, — Ты нас спас! — Как хорошо, что мы тебя встретили. Благодарности сыпались со всех сторон. — Пока не за что, — сказал мальчик, — до деревни часа два идти. — А где находиться Зеркальное озеро? — потом спросил Арсений. — Думаю, вы его прошли и не заметили, — ответил Никодим. — Но как можно не заметить целое озеро? — озадачился Максим. — Оно же зеркальное. Отражает лес. Озеро, видимо, решило не показываться вам сегодня, — сказал Никодим.       Озадачились мы еще больше, но спрашивать не стали. Когда уже почти полностью стемнело, мы добрались до их поселения.

Глава 17

Деревня горных монахов

      Деревня как деревня: деревянные домики, огороды и много зелени. Пре-лесть. Местные жители были одеты также как и Никодим, занимались ого-родами и … медитировали: сидели на травке с закрытыми глазами.       Мальчик нас довел до дома, где жил их глава деревни. Его дом отличался от всех остальных величиной. Когда мы зашли внутрь, нас сразу же встретил этот главный… дедушка: — Здравствуйте, друзья. Мы вас заждались. Что случилось с вами по дороге?       Этот человек внушал доверие, и мы ему рассказали и о том, что на нас напали, и как потерялись, и как потом встретили Никодима. — Виолета, прошу, пройди в третий домик, там тебе помогут с ногой, — сказал дедуля, смотря прямо на нее. — Хорошо, спасибо. А как вы узнали мое имя? — спросила Вита, ведь во время рассказа мы не называли имен. — Я немного читаю мысли, — подмигнул монах. Ого! — Никодим, проводи Виту, — сказал глава деревни и Никодим с Витой ушли. Монах продолжил: — Раз вы прибыли без тренера, я ввиду вас в курс дела. У нас вы пробудите 4-5 дней, и отправитесь обратно. За это время мы вас научим медитировать, и вы сможете познать себя. — В смысле «познать себя»? — обратился Костя, — я вроде себя знаю. — Может быть, но ты используешь не все способности своего мозга и организма в целом. Например, я сомневаюсь, что ты можешь разглядеть, из чего состоит песок или сравняться скоростью с лесным волком. И вряд ли ты обладаешь телепатией или левитацией. — «Люди икс», новая версия…- прошептал себе под нос Максим, но его все услышали.       С ним я была согласна. Капец, как я не знаю мир. Стояла и потихоньку пыталась во все это поверить. — Этими или другими способностями вы сможете овладеть к концу недели. Но все зависит только от вас. А сейчас идите в 12 домик. Вам пора спать.       Мой мозг. Кажется, он сейчас взорвется от наплыва новой информации. — И это только начало, — улыбнулся дедуля, смотря на меня.       Это он мои мысли прочитал? Он моргнул, в знак согласия.       Мы вышли из домика, и пошли к двенадцатому. Интересно, а можно ли во-обще без разрешения чужие мысли читать? Это как-то нехорошо. Надо будит поменьше думать при нем. А что если тут у каждого какие-нибудь необычные способности? Ох, ни фига себе!       Сначала мы пошли за Витой, в третий домик. Он был почти в центре деревни, выкрашенный в зеленый цвет. Мы постучались. Нам открыл парень лет 20, высокий и красивый. — Что-то случилось? — спросил он. — Мы бы хотели узнать, когда Вита сможет пойти с нами? — сказал Саша. — Подождите секундочку, — парень ушел вглубь дома. Через несколько секунд к нам вышла Вита. — Как нога? — спросил Саша. — Лучше не бывает! — радостно сказала она. — Тогда пошли в 12 домик, — сказал Север.       По дороге, у прохожих мы узнали, где находиться этот домик — «на вершине холма возле полянки». И к нему вели ступени вокруг этого холма. Штук так… тысяча. Когда мы поднялись, было ощущение, что я похудела сразу же на килограмм.       Домик был такой же, как и все, только состоял из двух частей (наверное, просто два ломика объединили одной соломенной крышей). На пороге нас ждала женщина пышных форм, с круглым лицом и голубыми глазами. Она просто светилась своей приветливостью. — Всем привет, меня зовут Лиза. В этом доме вы будите жить, пока находи-тесь у нас. Идемте за мной! — быстро сказала она и махнула рукой.       Мы зашли внутрь домика, там был коридор и три двери. — Это ваши спальни! Девочки на право, мальчики налево. А я живу между ва-ми, будут какие-то вопросы, обращайтесь. — А душевая комната есть? — спросила Катя. — Естественно! В спальнях еще ода комната есть. Идите, осваивайтесь.       Так мы и сделали. Душевая оказалась сразу на 5 человек. Общая. Ну ладно. Мне было уже все равно, после недели вообще без водных процедур.       Вите мы все рассказали, что нам наговорил глава деревни. Она тоже прифигела. А потом мы легли спать на… нет, не кровати, это было похоже на маты, как на физкультуре. Но это нас не удручало, после ночевок в палатке. Мы были благодарны и за это.       Ночью мне приснился весьма странный сон. Я бежала по каким-то заброшенным, недостроенным зданиям, и там встретила Катю (медсестру из лагеря), она толи кровь у меня взяла, то ли ввела какую-то прививку (этого я не поняла). После этого я была уже в другом месте, похожем на старый школьный кабинет. Все (люди, которых я знала и не знала, из лагеря) вокруг куда-то бегали, что-то искали и пытались успеть сделать все дела. Мы готовились к войне. Вернее, мы знали, что на нас кто-то нападет.       Все это время играла настораживающая музыка, она как бы подгоняла нас, и говорила, что сейчас произойдет что-то плохое и страшное. Мы как могли быстро двигались и готовились к этому событию. С каждой секундой музыка становилась, все громче и пугающей. Вдруг, кто-то подошел к месту, где играла музыка, и неумело добавил веселые нотки, что бы снять напряжение нервов и хоть как-то разрядить обстановку. Но музыка взяла верх. Она стала еще громче, тревожнее и настороженнее. Она уже не просто предупреждала, а говорила, что вот! Прямо сейчас! произойдет то, чего все боялись, ждали, и знали, что этого все равно не избежать. Я была готова встретить это и узнать, что нас ждет, переборола свой страх и встала, что бы встретить опасность лицом к лицу, но… проснулась. Блин!       Был рассвет, и сон как рукой сняло. Что же за сон такой? Хотелось бы мне узнать, что именно было бы потом, к чему вела музыка? Но, к сожалению, теперь никак.

Глова 18

«Попытка — не пытка»

      Утром, к нам зашла Лиза, разбудила, того, кто еще спал, и сказала, что на полянке нас уже ждут. Мы быстро собрались и все вместе пришли на полянку.       Там нас ждал один из монахов лет сорока. Хотя, почему они называют себя монахами? Просто в одежде одинаковой ходят и … сверхспособностями обладают. Может, они так скрывается от остальных людей? Возможно. — Доброе утро, — поздоровался он, — садитесь на травку, я буду вас учить меди-тировать.       Вау! Хм, а это не те ли монахи, которые летать в медитации могут? Или это на Тибете?       Он рассказал нам, как сидеть, как руки складывать надо, пальцы, как дышать, о чем можно думать, о чем нельзя, когда медитируешь. А потом мы пробовали. И вот сижу я так с закрытыми глазами пять минут, 10, 20 и никакого эффекта. Хотя, нет, через 40 минут раздался храп, такой громкий и четкий храп. Это был Саша, видимо, он не выспался и решил «беспалевно» вздремнуть. Раздался смех, и он проснулся. Медитация сорвалась. А наш руководитель сказал: — Зря смеетесь, ведь у него получилось. Медитация похожа на осознанный сон. Вот только медитировал он не больше 15 минут, а потом сон взял верх, — монах улыбнулся, — думаю, вы хотите завтракать. Идемте в 7 домик, там у нас столовая. По дороге в столовую, мы спросили у Саши как оно — медитировать? И как выяснилось, он даже не понял, что медитировал.       Завтрак был великолепный! Свежее молоко, овсяные печенки и клубника! Мм… блаженство! Если у них так всегда, то я готова пополнить их ряды.       После завтрака нас позвали заниматься спортивной наукой. Да-да, именно наукой. Ну, а по-другому это было бы трудно назвать. Нам раздали палки (как от лопаты) и начали учить, как с ними можно обращаться: как держать, как крутить, как ими можно отбиваться, нападать и т. д. У меня, если честно фигово получалось. Даже просто покрутить эту несчастную палку: после третей попытки, она вылетела у меня из рук и полетела на Макса. Упс! Но он ловко поймал ее свободной рукой, возле самого носа. Пронесло. У Макса и Севера получалось лучше всех, у Арсения, Саши и Кости похуже. Ну, а как эта наука давалась девочкам, я вообще молчу. Промучились мы с палками до обеда. А вот он был тоже очень вкусный, первый раз попробовала суп с пампушками. После обеда опять медитация. И, о чудо! У меня получилось. Села, как надо, расслабилась и думала о лагере, первой встречи с Севером, о том, как увидела загадочного Огненного дракона, … Когда медитировала, чувствовало легкость и спокойствие. Слышала свое дыхание и стук сердца. Мне было так хорошо, что хотелось остаться в таком состоянии навсегда.       НО! Меня вывели из этого состояния, и не только меня, а всех, кто медитировал. На нас обрушилась хорошая струя холодной воды. Кто-то визжал, кто-то ругался. Я резко встала и начала осматриваться.       Оказывается это Никодим, который полевал огород, решил нас «искупнуть» из шланга. Как выяснилось позже, это сказал ему сделать монах, который нас обучал. — Это лучший способ вывести из медитации, — говорил он, подавляя смешок, — у вас почти у всех получилось непрерывно медитировать 3 часа.       Ого! Три часа! Да, максимум 20 минут! Ну и ну. Потом он нам посоветовал сходить к Зеркальному озеру, поплавать.       Этому я была только рада. И не только я. Мы уговорили Никодима проводить нас к озеру. И конечно у нас был план, как ему можно отомстить за бодрящий душ.

Глава 19

Зеркальное озеро и раскрытие своих способностей

      Хоть озеро было и трудно найти, как утверждал Никодим, мы все-таки к нему вышли. Озеро было немаленькое, но границы его было видно. Оно располагалось в сердце леса, ни какого пляжа не было. Только травка и сразу чистейшая вода, отражающая лес. Если сфотографировать это место, то никто бы не смог определить, где вверх у фотографии, а где низ.       Сначала, я просто лежала на травке и балдела. — Водичка просто огонь! Идемте купаться! — позвал Север тех, кто предпочел полежать на травке.       И я решила поплавать. Вода оказалась и правда теплая. Плавать было прият-но. Никодим тоже с нами поплавал, и поэтому план облить его водой провалился. Почти. Ну не знаю, считается, если он уже был мокрым? В общем, мы повеселились, подурачились, наплавались и пошли обратно, как раз успели к ужину. Потом в домики уже вели умные беседы, на счет как будим добираться обратно, без машины и припасов; гадали, что могло случиться с тре-нером и просто болтали, играя в карты.       Следующие два дня прошли относительно спокойно. Нас учили медитировать, занимались с нами «физкультурой», потом мы помогали им с огорода-ми. А на пятый день… — Вставайте — вставайте! Или вы забыли, что сегодня у вас будит решающие испытание! — зашла к нам утром вечно радостная Лиза. — Испытание? — сонно пробормотала Юля. — Какое? — спросила Катя. — Узнаете, давайте быстрей, вас уже ждут, — сказала Лиза и пошла, будить мальчиков.       За окном солнце только начало вставать. Все было в утреннем тумане. Даже шести утра не было. Ну и рань! Для меня так рано встать уже испытание. На-деть футболку получилось с третьего раза…       Когда все собрались, вышли и спустились по этой длинной каменной лестнице (чудом не упав), нас уже ждал тот монах с сумкой, который был главой деревни. Имя своё он так и не сказал, а сообщил, что: «Сейчас мы отправляемся к водопаду, той речки, что много столетий протекала между Темным орденом и прежним вашим лагерем. Именно там можно раскрыть свои спо-собности. Но советую эту информацию не распространять». И мы пошли. Вышли из деревни и направились к водопаду, через лес. Как мы не спрашивали монаха, о каком испытании говорила Лиза, он нам не сказал. После че-тырех часовой прогулки по лесу нам стал слышен шум воды. Ура! Вскоре мы вышли к реке, и пошли вдоль нее. Она была не маленькой речушкой, как около лагеря, а полноценной шумной, бурной рекой. И вот наконец-таки я впервые в жизни увидела водопад! Он потрясал своей мощностью, великолепием и немалой высотой. А наш «Иван-Сусанин» сказал: — Нам надо зайти под водопад: за ним есть пещера — Мы что, вплывем под него? Он же расплющит нас! — спросил Костя. — Нет, конечно. Приглядитесь. Там есть проход, ближе к скале.       И, правда. Проход был. Увидели мы его, только когда подошли к водопаду.       Добираться до этой пещеры было крайне трудно: камни мокрые и скользкие. Но все — таки мы не поскользнулись и смогли зайти под водопад. Пещера была большая и высокая, с потолка свисали сталактиты, а с них капала вода. Пол пещеры был более-менее ровный. — Садитесь, располагайтесь поудобнее, — сказал руководитель, а сам достал из сумки баночку с синей жидкостью. — А зачем это? — спросил Север. — А вы хотите сидеть неподвижно 10 минут, час или 2 часа, чтобы полностью погрузиться в медитацию? — ответил он вопросом на вопрос. — Конечно, 10 минут, — ответил за всех Север. — Все согласны? — уточнил он Конечно, все были согласны. Но чувствовала я, есть подвох. — Ну, хорошо. Это транквилизатор. Он помогает быстрее начать медитировать и легче выйти из медитации. Просто был случай, когда один человек не мог выйти из нее больше трех лет, и я не хочу что бы такое повторилось с кем-то из вас. За несколько часов мы сможете погрузить полностью сами, за час если выпить вот это, — показал о баночку, — а чтобы за 10 минут, то надо что бы этот раствор попал в кровь. Да, Юль, ты ведь мне поможешь? — Чем? — растерялась Юля. — Ну, ты ведь умеешь ставить прививки? — Откуда вы узнали? — спросила Юля. — Я же вроде говорил, что чуть-чуть умею читать мысли. — Это вы тут научились? — спросил Макс — Нет. Тут я это понял. Так что поможешь, Юль? — Ладно, — согласилась Юля.       Дедушка достал из сумки шприцы и набрал их. А если это наркота какая-нибудь?       Когда подошла моя очередь, ко мне подошла Юля. Как же не привычно когда тебе подружка «прививку» ставит. И тут я вспомнила сон. Том тоже подобное было, а потом мы чего-то ждали, ждали и… — Ай! — отвлекла меня от мыслей иголка в руке. — Извини, — сказала Юля. — Да ладно, я задумалась просто.       Когда Юля закончила я начала пытаться медитировать, как нас учили. Рас-слабилась, глубоко вдохнула и постаралась не о чем не думать. И через несколько минут, кажется, получилось. Я чувствовала легкость, радость и удовлетворение. Эти чувства сливались в одно и вызывали больший восторг. А потом резко все прекратилось, и я оказалась в темной комнате. Зажегся свет. Я была в комнате, где и стены и потолок были из зеркала. И больше не чего. А потом раздался голос: — Кто ты? — Анжелика Лебедева, — сразу ответила я. — Кто ты? — опять спросил голос. Думаю повторять одно и то же бесполезно. Имя не подходит, может национальность, принадлежность к виду? — Человек? — Кто ты?       Да ладно! Мне вечно тут находиться? Кто я? Я человек, который пришел в лагерь, чтобы… Ага! Нам же говорили, что мы станем стражами зелий. — Страж зелий? — Что тебе нужно?       О, продвинулись на один вопрос! Так надо рассуждать логически. Зачем я сюда пришла? Обрести сверхспособность, узнать секреты, которые хочет уз-нать Драгер? Возможно. — Я хочу узнать правду о древних кланах и их секреты. Научиться тому, что не умеет обычный человек. — Какой у тебя талант?       Не ну я пришла сюда, что бы его и получить, а меня спрашивают, какой у меня есть?! — Э-э-э… Я неплохо готовлю зелья, полагаясь на интуицию, — сказала я, и комната начала преображаться: сначала все превратилось в густой туман, а потом он резко растворился, и я уже стояла перед стеной из зелени, на мягкой травке. Это была не просто стена, а вход в высокий лабиринт, вернее два входа. Я подошла к левому и заглянула. Нос сразу уловил сладкий приятный аромат. В принципе, приятное местечко, но я вспомнила и о другом проходе и сделала шаг назад. И сразу же заболела голова. Значит, пахнет там какой-то яд. Я пошла к другому входу. Тут было все нормально, и я пошла по нему. Дальше, где-то через 300 метров была еще одна развилка. На право, решила я и шагнула туда. В следующие мгновение я уловила движение одной из ве-ток, состоящей, раннее в недвижимой живой стене, и сразу же сделала шаг назад. Ветка замерла.       Раз тут растения «слишком живые», то стоит пойти в другой. Так я и сделала. И потом опять развилка. В этот раз уже 7 разных пу-тей расположенных по кругу. Если проверять каждый, то точно запутаюсь. Я решила довериться интуиции. Закрыла глаза и прислушалась к сердцу. Чуть- чуть направо. Не открывая глаз, я прошла 15 шагов. Открыла глаза и пошла по этому пути. Дорога чуть сворачивала направо. А там… Тупик! Блин, я же чувствовала, что надо сюда идти. Я закрыла глаза и вздохнула. Нет, надо ид-ти вперед. Только вперед. И я пошла, не открывая глаза. 10 шагов, 15 шагов. Я должна была уже врезаться в стену. Разве нет? — Поздравляю, — сказал голос, и я открыла глаза. И если бы могла, то упала бы в обморок. Я стояла на берегу реки, а передо мной был… дракон. Точно такой же, как я видела, когда первый раз переплыла речку! Это он все это время говорил. — Ты нашла свой путь. Теперь можешь называть себя воином. О как! — А теперь запомни мои слова. Они тебе пригодятся. Флора земли дает вам то, из чего вы готовите зелья. Фауна земли наделяет силой. Я — Существо, которое включает и то и другое. Но что может объединить две совершенно разные силы? Вода. Именно она дает силу жизни. Ох, и наговорил же он философии. — А теперь о тебе. Ты прошла лабиринт, полагаясь на интуицию — свой дар. Полагайся на него, развивай и тренируйся, тогда ты достигнешь высоких ре-зультатов. И дракон растворился в воздухе. Я осталась на берегу. Что теперь? Закрыла глаза. Не когда не отступать. Только вперед. Да. И не важно, что впереди ре-ка. Я зашла в воду. Нечего не было. Значит дальше. Набрала побольше воз-духа и нырнула. Когда открыла глаза, я была уже снова в пещере. Хотя, вроде я и так не ухо-дила от сюда. Кто-то тоже уже закончил медитировать, кто-то нет. И меня естественно распирали вопросы, но глава деревни, знаком, попросил сохранять тишину и не мешать другим. Когда все закончили медитировать, монах сказал: — Все о чем вы узнали и что увидели, не кому не говорите, даже близким вам людям.       Мы пошли обратно, в 12 домик. Пришли, нет, доползли мы к вечеру, и не к домику, а к столовой. Мы ведь весь день не кушали! Ужас.       В домике нас встречала Лиза: — Вы все справились! Поздравляю! Завтра вы отправляетесь в обратную дорогу. С провиантом, компасом и восстанавливающем зельем — не парьтесь. Я договорилась. А сейчас идите спать. Вам рано вставать, а отдохнуть, надо успеть.       Мы собрали вещи, и легли спать. Неужели от нас так спешат избавиться? Да-же не представляю, как мы сможем пройти обратно в лагерь. Это будет трудно. Но о том, что пропал тренер, надо рассказать, как можно быстрее директору лагеря.

Глава 20

Обратная дорога

      Не знаю кому как, а мне обратная дорога показалась короче.       Рано утром мы проснулись, оделись, собрались и отправились в путь. На улице стояла утренняя прохлада. Лес еще не сбросил росу. Было приято ид-ти.       По дороге мы выяснили, что Север и Макс умеют хорошо водить машину.       Весь день мы шли, иногда останавливаясь, чтобы покушать, вечером разбили палатки, разожгли костер, душевно поговорили, подумали и легли спать. Со мной в палатке как обычно спала Вита. Я уснула минут через 20. Все думала о том бреде, что наговорил мне дракончик. Ну, интуиция у меня и так раньше была, помогала в школе на тестовых контрольных, помогала переходить дорогу, когда не было видно, что там за поворотом. Развивать дар? Да с удовольствием! А как? В принципе с этой частью все понятно. А причем тут флора, фауна, вода? «Запомни», хм… типа, мне это пригодиться? Весьма странно. А если все-таки это была галлюцинация из-за той бурды, которую нам вкололи? Это бы все объяснило. Но когда я переплывала реку в первый раз, ни каких галлюциногенов не употребляла, а дракошу видела. И то, что новые, кое- какие предметы самоуничтожаются на территории лагеря, я не проверяла. А если это большой розыгрыш? Хотя нет. Если бы это был розыгрыш, меня бы не засунули к Хакеру, и не выстрелили бы в Виту. Как я плохо знаю мир.       Проснулась я раньше всех, и решила повести личный дневник. Аккуратно его достала с ручкой и начала выкладывать все свои мысли. Настрочила листа три. А потом на полуслове у меня выскользнула ручка и улетела на Виту. Упс! Она поморщилась, но не проснулась. Я аккуратно потянулась за ручкой, взяла ее двумя пальцами за колпачок и понесла обратно… и моя «рукопопость» сыграла свое: ручка опять выскользнула и упала прямо на лицо Виты, оставив синюю полосу на щеке. Упс! — Не надоело тебе в меня ручкой пуляться? — проснулась Вита. — Извини, я случайно, — сказала я. — Ладно, проехали. Давно проснулась? — Минут 20 назад. А как тебе спалось? — Смехотворно, — улыбнулась она. — Рассказывай! — сказала я       И она рассказала свой сон, немного тупой, но смешной до ужаса. Смеялись мы минимум минут пять. А потом к нам заглянули Юля и Катя. Их палатка стояла ближе к нам. Видно, мы их разбудили. — Доброе утро. Чего ржем, а друзей не зовем? — спросила Катя.       Ну, мы им рассказали. Они стойко держались, чтобы не заржать, но первая сдалась Юля. — Может, стоит приготовить еду, пока мальчики не проснулись? — постаралась перебить смех Катя, что плохо получилось. А потом в нашу палатку неожиданно просунулись руки и схватили со спины за бока Кати. Она завизжала! — Мы уже не спим, своим смехом вы можете всех медведей в округе перепугать, — это был Максим, — идите уже, разбирайтесь с едой, а мы палатки соберем, а то вы полчаса на это тратите.       В общем, поход проходил весело. Когда мы вышли на более приемлемую местность, где могла проехать машина, мы сели в автобус, а Макс и Север по очереди водили. Сложности у нас возникли, когда мы перебирались через горный хребет. Мы, конечно, поддерживали и помогали друг другу, но без синяков и царапин не обошлось. Но это не проблема, ведь у нас был восстанавливающий раствор. Это была самая трудная часть нашего обратного пути, и как же мы радовались, когда снова сели в машину! Последние дни мы не ставили палатки, а спали в автобусе, хоть и не очень удобно, зато экономит время, тем более все растения, которые нам надо было, мы собрали по дороге.       Я попросила меня научить пользоваться картами с компасом (я чуть-чуть умела, но ориентировалась плохо), Север с Арсением меня научили так, что я бы могла заменить одного из них, но не решалась, так как слишком много ответственности.       В последний день нашей экспедиции был дождь, и дорогу опять размыло, и нам пришлось идти пешком. К обеду мы наконец-таки добрались до ворот лагеря. Травы собраны, себя мы вроде как узнали (в смысле, свой дар), экспедицию можно считать успешно оконченной! Ура! Север подошел к воротам, сунул руку в индикатор личности и… упал.       Мы подбежали к нему на помощь. Он был без сознания. — Что с ним? — спросила Катя. — Индикатор ошибся и усыпил его, — пояснил Макс. — Может у него были грязные руки, и он не прочел их? — предположила Юля. — Скорее всего, — согласился Арсений, — у кого чистые руки? — У меня, вроде, — сказала Юля, — только если не получиться, не дайте упасть, ладно? — Конечно, — ответил за всех Саша.       Юля повторила движения Севера и начала падать. Саша ее поддержал и ак-куратно опустил на траву. — Кто хочет еще пройти тест: враг ты или друг? — спросил Арсений. — По-моему, это бессмысленно, — сказала я, — индикатор сломался. — Он не мог сломаться, — не согласился Арсений, — только если обновиться, ста-рые данные в этом случае удаляются, а основной напор идет на недавние. Лика, ты ведь последняя из нас пришла в лагерь. Попробуй! Бог троицу лю-бит. — Ну-у, ладно, только если твоя гипотеза провалиться, постучитесь или сигнал какой-нибудь подайте. — Там сейчас обед, стучаться бесполезно, — сообщил Костя, — на счет сигнала — придумаем. Я подошла к воротам. Нет, не хочу, он все равно меня вырубит. — Нет, он меня вырубит, — сказала я вслух. — Ну, мы же договорились, Лика, — сказал Арсений, — давай, не дрейфь. — Ладно. Я положила руку в окошечко, ее просканировал зеленый свет и руку что-то кольнуло. Гипотеза провалилась. А я вместе с ней провалилась в сон.

Глава 21

Засада

      Я начала приходить в себя. Голова кружилась. Сосредоточила зрение на пол. Травка. Ровно подстриженная. Значит я на футбольном поле. Сижу. Я начала осматриваться по сторонам. И ужаснулась. На футбольном поле были все, абсолютно весь лагерь сидел на травке. И над каждым человеком стоял еще один в черной накидке и с холодным оружием в руках. Это люди Темного ордена. Вот я попала. Мы попали. Думала, я уже была в «попе», но судьба решила показать, что значит выражение «полная попа».       А мои родители должны были уже вернуться из командировки. Они не знают, где именно я нахожусь, и ждут меня. Смена должна была уже кончиться. А теперь неизвестно когда я вернусь и вернусь ли вообще домой. Страшно. Жесть.       Перед всеми нами стояло человек 10 в таких же костюмах, но у одного он отличался: на плечах были красные нашивки. Он вышел вперед и снял капюшон. Это был красивый мужчина лет тридцати, с прямыми, по плечи темно-коричневыми волосами. Но красота его была явно обманчива. Он начал говорить: — Приветствую. Если кто меня еще не знает, представлюсь — Драгер, предводитель Темного ордена. Не думала я, что когда-нибудь его увижу. И почему самый «злодей» выглядит не так уж и страшно? Между тем он продолжил: — Уже все знают, что произошло, кроме нескольких человек, которые пару часов назад вернулись из экспедиции. Приведите Тернера, — кивнул он двоим, стоявшим около него, те ушли.       Тренер! Он жив и он не предатель! Хоть чуточку приятных новостей. Через пару минут привели тренера, держа его под руки с двух сторон. Они думают, что он сбежит, когда их тут больше чем нас, притом, что большинство из нас дети? Ненормальные.       Тренер выглядел ужасно: уставший, в грязной, частями порванной одежде, под глазом синяк, шел хромая, … Что они с ним сделали? Кошмар. Тренера было жалко. — Тернер, расскажи что произошло, — спокойно сказал Драгер, не взглянув на него. Тренер тоже даже не повернул голову в его сторону и начал рассказы-вать: — Оказывается, от самого лагеря за нами наблюдали, и когда у них кончилась еда эти «…» начали воровать у нас. Ночью, когда мы спали, ко мне в палатку забрались три человека, силы были не равны, и они меня вырубили. Уничтожили часть вашего провианта и все зелья. Меня потащили к себе, я бы смог сбежать, предупредить вас, но эти «…» большинство времени держали меня в отключке. Когда мы прибыли к ним меня кинули к Хакеру, но все равно не узнали, куда и зачем мы направлялись. На следующий день, вернее ночь, они организовали нападение на лагерь. Взломали и переделали индикатор личности. Утром уже у каждого домика и корпуса стояло по 10 вооруженных человек. Драгер поставил директору выбор: либо мы сдаемся, либо они будут нас убивать, пока не узнают то, что хотят. Директор сдался, так как не мог рисковать жизнями, но на самом деле ответить мог. Вечером они отыскали сыворотку правду и успели опробовать на мне. Все что знал про вас, я сказал… Простите. Но я не знал и не знаю тех секретов, которые вы должны были постигнуть. Тогда они решили перехватить экспедицию. Но ночью мне удалось сбежать и уничтожить всю сыворотку и ингредиенты, из которых ее можно было приготовить. Потом меня, конечно, поймали, … но главное, они передумали идти за вами. Наоборот, они ждали вас, и ваши травы, которые вы должны были собрать, что бы потом вы приготовили сыворотку и испытали ее. Я надеялся, вам помогут монахи. Ведь они могли… а на деле отправили вас обратно, — разочаровано закончил тренер — Спасибо, за столь подробный рассказ, — сказал Драгер, — увидите, — кивнул он, и тренера увели, — остались вопросы? — Да, — сказала я, хоть и не хотела. Само как-то вырвалось, но теперь надо говорить, — кто подбросил мне записку, что бы я вышла за ворота? — быстро спросила я. — Ах, это…- протянул Драгер, — совсем забыл, Сева, выйди к нам.       Сева?! Это же он привел Леру в лагерь, он ее лучший друг.       Он вышел под конвоем одно из воинов Темного ордена. — Почему? — тихо спросила я, не веря в происходящие. — Прости, — сказал Сева, виновато опустив голову — Расскажи ей свою историю. Разрешаю, — произнес Драгер.       И он начал повествовать: — До лагеря я жил в детском доме вместе с сестрой, из-за того что наши родители погибли в авиакатастрофе. Когда я пошел в лагерь, об этом узнал Темный орден. Они похитили мою сестру, и сказали, что однажды я им помогу, и они ее отпустят.       Теперь все стало ясно. Его нельзя считать предателем. И вдруг к нам вывели девочку лет 10 в простом голубом платье. Она была спокойна и смотрела на Севу. Ни тени страха не было на этом юном лице. в глазах не виднелось детства, казалось, это был взрослый человек закрытый в детском теле. — Кира! — воскликнул Сева и хотел подбежать к ней, но ему не дали, — вы обещали ее отпустить! — пытался вырваться он. — Да, но ведь она обычный человек, ни к нашим, ни к вашим наукам она не способна, — возразил Драгер, — а знает она слишком много, чтобы ее отпус-кать… — Нет! Вы обещали! — кричал Сева, не переставая сопротивляться. — Ты посмел меня перебить! — еще громче отозвался Драгер, — Орид, — обратился он к человеку, стоящему около него, — план изменился, — и кинул ему пистолет. Орид направил оружие на Киру. — Нет! — закричал Сева.       Я хотела действовать: встать, защитить Киру, выбить пистолет из его рук…       Но мне, конечно же, не позволили. Как и другим. Наши охранники сразу приставили к нам свои клинки. Я не могла на это смотреть. Закрыла глаза.       Звук выстрела.       Крик Севы.        Последний вздох Киры.       Кажется, у меня потекли слезы.  — Всех на место. Тех, кто из похода аккуратно вырубите. Потом ко мне, — при-казал Драгер, и человек, стоящий за мной взял меня за шею. Я потеряла сознание. Как я поняла позже, мне нажали на сонную артерию.

Глава 22

Сыворотка правды

      Очнулись мы в одной из подвальных комнат. Голые бетонные стены и запертая дверь. Еле-еле горела старая лампочка. Нас было 10 человек: я, Вита, Север, Юля, Катя, Арсений, Максим, Костя, и Сева с тренером. Все сидели на полу со связанными руками и ногами. — Все в порядке? — уточнила я. — Да, — ответил за всех тренер, хотя по виду именно он был далеко не в порядке. — Мы же договорились, если меня детектор не пропустит, вы не полезете на пролом и не станете принимать следующие попытки, — отрешенно сказала я. — Мы просто не успели, что-либо предпринять, — ответил грустно Арсений, — когда ты отключилась, ворота начали открываться и к нам кинулись войны Темного ордена. Но мы тут не все, если не заметила. Саньку удалось уйти. — Что мы теперь будем делать? — тревожно спросила Юля. — Бежать? — предложил Костя, — тренер, как вы сбежали? — Так как сделал я, у вас не получиться, — устало ответил он, — а если получиться, то, что будите делать? У каждого здания караулят люди, как только выйдите, вас схватят. Не стоит рисковать, только ухудшите свое положение. — И что же, будем просто сидеть? — раздраженно сказала Катя, — ждать пока … пока за нами придут … что вообще им надо…- Катя уткнулась лицом в колени так, что волосы закрыли лицо. — Скорее всего, вас заставят сварить сыворотку правды и используют на вас. Или так попробуют спросить. Но скорее первое, — озвучил нашу недалекую судьбу тренер, — пока нервничать не надо. — Не нервничать? Серьезно? — прокомментировал Сева. — Успокойся, она жива, — неожиданно сказал Север. — Что? — недоумевал Сеня. — Кира жива. В нее выстрелили голубой пулей. Она просто под снотворным, — пояснил Север. — К-как ты узнал? — удивился Сева. — Хорошее зрение. И в этом я уверен на 100 процентов. Сева выдохнул и облокотился на стену: — Ребят, Лика, простите меня. Я тогда не знал, что отправляю тебя к Хакеру. — Ничего, проехали, — сказала я, — да и если бы ты знал, то не поступил бы так? Ведь меня ты не знаешь, всего лишь новенькая, а на кону была жизнь Киры. Не вини себя за это. Повисла тяжелая тишина. Кто-то просто сидел, кто-то пытался развязать ве-ревки. Как ни странно в последние тренер не входил, а ведь именно он это сделать мог. Видимо устал. У меня сил тоже не много было: в походе вымо-талась — раз, не ела давно — два.       Интересно долго мы тут будим? Я потеряла счет времени. Может мы сидели полчаса, может, 4 часа. Мне захотелось спать. Значит время к вечеру. Но я была не уверенна. — У меня идея! — воскликнул Арсений, в нем загорелся огонек надежды, — да-вайте мы… — Тихо, — сказала я ему, так как почувствовала, что к нам приближаются. И не ошиблась. Дверь открылась. К нам зашли 8 воинов Темного Ордена. Все движения они делали так синхронно, что жутко было. Они подошли к каждому из нас кроме тренера и Севы. Достали свои мечи и одновременно раз-резали веревки нам на ногах. Потом грубо нас подняли и повели из камеры. — Удачи, — сказал тренер, и дверь закрылась за нами. Нас вели в неизвестном направлении, мы часто сворачивали по ходам под-вала, так что если я тут буду одна, то заблужусь. А сбежать… не получиться.       Нас привели в комнату с похожим интерьером, что и камера, только было восемь стульев в шахматном порядке, стол с нашими альбомами и растениями, оборудования для приготовления зелья. Нас посадили на эти стулья. Получилось, что я сидела на заднем ряду. Через 3 минуты к нам зашел Драгер: — Я не буду читать речей и спрошу сразу. Вам открылись секреты равновесия? Все молчали, он продолжил холодным голосом: — Я знаю, где вы были. И знаю, что вы знаете то, что мне нужно. Сегодня вам предстоит рассказать их любым способом. А сейчас я вас оставлю, для этого есть более опытный человек.       Он положил на стол что-то типа рации или микрофона и вышел. За дверью он что-то сказал. А патом к нам зашел Хакер.       Мой страх начал возрастать. И не только мой. Но мальчики, кажется, не боя-лись и вообще ко всему относились спокойно, или просто хорошо скрывали свои эмоции. — Ну что детки, кто начнет рассказывать секретки? — весело сказал Хакер и включил диктофон. Обошел стол и встал за ним, обводя нас взглядом. Не-сколько секунд задержался на мне (от чего я непроизвольно задержала ды-хание) и перевел взгляд на стол. Потом снова на нас, — О! Вита, ты должна много знать, ты ведь тут до-о-олго живешь. Подойди ко мне. Вита побледнела и сидела, не шевелясь, ни куда не собираясь идти. — Ей требуется помощь.- Грубо сказал Хакер, и человек стоящий за Витой поднял ее и толкнул вперед. Она сделала три шага.- Вы имбецилы? — вкрадчиво спросил он, — этой руки развяжите, — кивнул он на Виту. В следующие три секунды приказ был исполнен. — Ну, Виолеточка, рассказывай, — дружелюбно сказал он. — Нет, — одними губами сказала Вита. — Что-что? Повтори громче, я тебя не слышу, ну, а микрофон тем более. — Нет, — громко сказала она. — Ну ладно, не хочешь, готовь сыворотку правды. Все что надо перед тобой, если что-то нужно только скажи, — непринужденно говорил он. — Я не буду ее готовить, — осторожно сказала Вита. — Не будешь…- грустно повторил он, — ты же с Анжеликой подружилась? — уточнил Хакер, смотря ей в глаза, кивнул и щелкнул пальцами. Около моей шеи резко возник острый клинок. Я замерла. — Нет! — воскликнула Вита. — И, правда, нет, мы ведь не будем сегодня убивать, — сказал Хакер, и воин за мной опустил оружие ниже, — начинай готовить. Или твоя подружка пострадает.       Хорошая новость мы сегодня не умрем.       Вита подошла к столу, открыла гербарий и начала искать нужные травы.       Нет, так нельзя. Нельзя что бы они все узнали. Может, у меня знаний особо важных нет, но у каждого свои секреты, ведь при сыворотке человек себя не контролирует и говорит даже самые сокровенные свои мысли. А личные тайны есть у всех, и я не исключение. — Нет, стой. Не надо! — остановила я ее. Вита замерла и смотрела прямо мне в глаза. Трудно было понять, что она хочет мне сказать. — Да ладно? Вы Серьезно? — поднял бровь Хакер и кинул взгляд на человека за мной. А он быстрым движением провел по моей руке клинком. — Ай! — на руке осталась царапина. Я закусила губу. Больно.       Но это просто царапина.       Ну, зачем я пошла в этот лагерь? Ах, да, мне хотелось приключений… — У меня серьезные намеренья, Вита. Продолжай готовить, — серьезно сказал Хакер и улыбнулся. — Нет, — это возразила Катя, и Хакер удивленно на нее уставился, — у сыворотки есть побочный эффект. — Да что ты, и какой же? — наигранно спросил он. — Человек… будет… нести бред, — ответила она. — Не чего, переживем, тем более ты соврала. Тренер нам отвечал четко под ее действием, не думаю, что на вас она будет по-другому действовать. По-молчи, пожалуйста, не мешай, или ты хочешь, чтобы твой охранник поступил также как с Ликой?       Катя промолчала.       Вита продолжила готовить. — Вита, не надо. Станет только хуже, — сказал Костя. — Хуже станет, если вы меня разозлите, — пояснил Хакер, — и не ужели вы ду-маете, что я не найду способа заставить вас сворить сыворотку правды или даже без нее не смогу у вас узнать информацию? Думаю, вы не настолько холоднокровны, что способны смотреть, как страдают ваши друзья по вашей вине, — договорил он и посмотрел за меня.       Он хочет подтвердить свои слова на мне, подсказал внутренний голос. Надо действовать, хватит с меня царапин. Мой охранник хотел сделать то же, что и в прошлый раз, говорила интуиция. Мысли неслись с бешеной скоростью. Я резко сдвинула руки, и он разрезал мне веревки. Я свободна, но в комнате еще 9 врагов, убежать мне вряд ли получиться, но если начну я, другие тоже, наверняка, попробуют, воспользовавшись этим секундным непониманием, тогда хотя бы один из нас сможет сбежать. Ведь другие охранники придут этому сейчас на помощь потому что…       Как только веревку разрезали, я резко развернулась и хотела отправить сво-его охранника в нокаут, сил бы хватило на адреналине, я уверенна, привстала, размахнулась, рука уже направилась обратно, но… Воин за мной оказался куда проворнее, чем я. Он перехватил мою руку и больно загнул за спину. — Идиот! — закричал Хакер.       Я бы могла двинуть держащему меня человеку по «его причинному месту», но стул, зараза, мешал. Вот сейчас я пожалела о своем поступке. Я была как нельзя уязвима в таком положении. Человек тут же приставил клинок к моему лицу. — Нет, я все сделаю! — закричала Вита, — я не хочу, что бы моим друзьям было больно, по моей вине, — повторила она угрозу Хакера. — Хм, — усмехнулся тот, — а ты понятливая, молодец. Но это не по твоей вине. Только из-за ее самой и немного из-за Кости. Анжелика, ты думала, что я за-был, что ты у меня уже была и не успела сказать то, что требовалось? Или за-была, что тогда проиграла мне?       Сердце билось так, что в голове стучало. Неужели, он прикажет сейчас меня убить? Было страшно. Очень. Нет, он же говорил, что убивать некого сегодня не будет. Он же хочет узнать, что я узнала в экспедиции. А если просто «сегодня» уже закончилось, или я вхожу в исключения?       Молчание затянулась, а ноги потихоньку переставали меня держать.       Хакер медленно подошел ко мне, наклонился к моему лицу и сказал, смотря в глаза: — Как думаешь, директор заметит, если одним человеком станет меньше?       Нож война спустился и подпер шею.       Нервы сдали, и у меня потекли слезы. — Пожалуйста, не надо, а сделаю все что надо! — умоляюще воскликнула Виа-лета.       Хакер закрыл глаза, шумно вдохнул и отстранился: — Ладно, — выдохнул он и открыл глаза, — свяжи ее, и пусть сидит и не дергает-ся, но если скажет хоть слово без моего разрешения, то ее убьешь. Мы сра-жались в честном поединке, и она проиграла. У нее нет права на жизнь без моего разрешения по нашим законам.       Хакер резко развернулся и отошел обратно. Меня тут же снова связали, по-садили на стул.       Суровые законы у них. Ладно, буду сидеть и не рыпаться — жить хочется.       Вита готовила сыворотку, а мы ждали, пока этот раствор будет готов и к нам применят его. Вита кидала разные ингредиенты, совсем не подходящие для сыворотки правды. У нее был какой-то план, и она ему следовала. — Подойдите, посмотрите, хватит столько? — сказала Вита. Хакер подошел к емкости, в которой варился раствор, наклонился над ней, и… Вита кинула в нее последний необходимый ингредиент.       Хакер среагировать не успел, и вся кипящая жижа выплеснулась прямо ему в лицо.       Он закричал и побежал вон из комнаты, успев крикнуть: — Всех обратно! Потом поквитаемся. Вите и сразу же вновь связали руки. Нас быстро привели к той же камере, где был тренер с Севой, открыли дверь и почти закинули внутрь, закрыв после дверь.

Глава 23

План побега

— Что случилось? — встревожился тренер из-за столь нецеремонного обраще-ния с нами. — Хакер искупался в кипяточке, — ответил Арсений. Тренер удивился. — Кроме него пострадавшие есть? — спросил он. — Есть, — сказала Вита, — Анжелика. — Со мной все в порядке, — возразила я, — только царапина, — показала руку. Хотя пострадавшими можно считать всех. Как минимум психологически. Нервов у меня достаточно поубавилось. — Рассказывайте, что было? — сказал тренер.       Север взял на себя роль рассказчика и все поведал тренеру и Сени. — Ну почему вы все так усложняете? — риторически выдохнул тренер, — наверняка Темный орден теперь будет мстить. Директор сдался не для того, чтобы вы тут противостояли, а для того что бы спасти ваше здоровье и жизни. — Можно подумать, когда они все узнают спокойно уйдут от сюда, — сказала Юля. И у меня были точно такие же мысли. Ведь не все мы живем в лагере, кому-то и домой надо. — Возможно, уйдут, и оставят у нас своего человека, для надзора. И тогда лагерь превратиться в колонию, — предположил Тернер. — Арсений, — обратилась я к «спасательному кругу», — у тебя была какая-то идея, помнишь? — Да. Если тренер знает, как сбежать, то я знаю, как пройти не замеченными. Сначала раздобыть их плащи, и накинув на лицо капюшон выйти. Дальше, надо обезвредить всех воинов. Для этого надо подмешать в их еду или воду (а, она наверняка общая) какую-нибудь отраву или сонное зелье. Наверняка у них должен быть какой-нибудь перекус или обед. Пока они спят, починить индикатор личности и выдворить их всех. Ну, или убить, но, по-моему, это как-то аморально. И кстати, около нашей двери нет охранников. — Я знаю, где раздобыть одежду, — сказал Сева, — они вешалки оборудовали около выхода. Могу показать. — Тренер, как вы сбежали? — спросил Арсений. — Сначала освободил руки от их хитрых узлов, нашел кусок проволоки, по чистому везению, взломал замок. По пути в хранилище зелья вырубил охранников. Устроил там пожар, что отвлекло стражников. — Значит надо найти то, чем можно открыть замок, — сказал Сеня. — Тут не чего нет, я уже смотрел, — сообщил тренер. — Значит, надо не заметно взять то, чем можно вскрыть замок. Мы ведь не вечно тут сидеть будем, — сказал Север.       В этом он прав, не зря ведь напоследок Хакер бросил: «потом поквитаемся».       Пока я тут сидела, успела подумать, кажется, обо всем, и о личной жизни и о родных, даже о школе… и пришла к выводу, что я просто обязана, несмотря не на что найти выход из этой ситуации сообщить родным, что со мной все в порядке. Наверняка они волнуются: смена кончилась, дочки нет дома, к тому же она еще и телефон дома оставила, что вообще мне не свойственно.       А еще я поняла выражение: ожидание смерти — хуже самой смерти.       Я верила, что у нас все получиться, и мы сможем осуществить план. По край-ней мере, я — сдаваться не собираюсь. Конечно, если бы было все так просто, то я бы рассказала всё, что надо и сделала тоже, но даже если я так поступлю, вряд ли что измениться. И тем более я не знаю цену своим знаниям. С одной стороны это весь бред. С другой, … хотя не знаю, но подставлять не кого не хотеться.       Мы сидели в камере очень долго (по моим ощущением). Я даже, кажется, поспала немного, хотя нормальным сном это не назовешь, просто от устало-сти и нервной нагрузке на недолго отключилась.       Очнулась от звуков шагов за дверью. Ну вот. А может нам еду принесут? Сколько мы не ели? День? Не знаю, но сил не было.       Дверь открылась и к нам зашли два человека. Почему 2? Они подошли к Юли и Кате, подняли их. — Почему только мы? — спросила Катя. — Так легче работать, — непринужденно ответил один воин, а другой добавил: — И до остальных очередь дойдет. И их увели. Почему они? Логичней было бы меня и Виту, именно из-за нас Хакер пострадал. Время тянулось медленно. Но потом наконец-таки дверь открылась, и к нам привели Юлю. А что с Катей? Где она?! Воины Темного ордена осторожно отпустили Юлю и вывели Арсения и Макса. — Юля, что случилось? Где Катя? — тревожно спросила Вита. — Не- не знаю, — ответила Юля, она была вся бледная, а взгляд был немного стеклянный. — Что случилось? — осторожно спросил Костя. — Он, заставил сделать сыворотку, — безразлично ответила она. — Юля, пожалуйста, успокойся, — вежливо сказал тренер, — можешь рассказать, что произошло? — Да. Нас привели к Драгеру. Он сказал, что бы мы готовили сыворотку правду, или нам не поздоровиться. Я начала искать ингредиенты. Катя просто стояла рядом. Драгер спросил, почему она не помогает. Она ответила, что не умеет готовить, я это подтвердила, ведь на уроках у нее не очень хорошо получалось. Тогда Драгер приказал ее увести. Я думала она здесь…- взгляд ее становился более осмысленным, — потом до готовила раствор, он на мне его опробовал. Я ему сказала все, что он хотел услышать: и как медитировать, и про пещеру под водопадом, и про свой дар- могу вылечить любого человека от любой болезни.       Ого! — Это как? — спросил Север.       Юля пожала плечами.       Сейчас были вопросы поважнее. — Не переживайте за Катю, — сказал тренер, — ей тоже просто сыворотку дадут. Если мальчикам удастся принести что-нибудь, то бежим, не медля, иначе кто-нибудь может и про побег случайно рассказать.       Минут через 20 к нам привели Арсения и Макса, тоже со стеклянными гла-зами — видимо действие сыворотки правды. Рука Макса была зажата в кула-ке. Кажется, ему удалось взять то, что пригодиться для побега.       Один человек подошел ко мне, а другой к Северу. Подняли нас с пола. Голо-ва закружилась. Нас вывели из места заключения, и повели по темным коридорам. Голова кружилась и пару раз я чуть не упала, но меня естественно поддержали. — Да что ты на ногах не стоишь? — раздраженно спросил воин, который меня вел, это был именно тот, который, не раздумывая, спустил курок и выстрелил в Киру. — Голова кружиться, — ответила я, — сами попробуйте, долго не есть. После моего ответа, он осторожно ухватил меня за талию, что бы больше я не норовила поцеловаться с полом. Нас привели в маленькую комнату, где был только Драгер и стоял стол, на котором лежало два шприца с сывороткой правды. — Развяжите руки, — приказал Драгер, и через 3 секунду наши руки были свободны. Но естественно их сразу же схватили, лишая возможности движений. — Ай! — зараза, взял, прям за порез на руке! Больно же! — Что такое? — спросил Драгер. — У Хакера спросите, — огрызнулась я, зная, что хамить врагу чревато. Он подошел ко мне, и воин показал мою царапну. — В следующий раз попрошу его аккуратнее, — сказал он и отошел за сывороткой. А воин взял меня выше царапины. Неужели в нем есть что-то человече-ское? Драгер вновь подошел ко мне уже со шприцом, воин подставил мою руку. Я попыталась вырваться (чисто рефлекторно), но, конечно же, не получилось. — Такая взрослая, а иголки боишься? — усмехнулся Драгер. — Нет. Я друзей предать боюсь, — серьезно ответила я, смотря ему в глаза. Он ввёл мне сыворотку правды, не скажу что больно, но теперь я чувствовала себя пьяной. — Ты как? — спросил он. — А что? Тебе есть до этого дело? Или дяденьку доброго изображаешь? — ответила я, хоть сама от себя не ожидала такой дерзости. — Подействовало, значит, — обрадовался Драгер, — расскажи, как ты по-медитировала под водопадом. — Ну, значит, мы пришли в пещеру…- начала я, но не смогла продолжить, так как к нам ворвался воин и сообщил: — Им удалось сбежать! — «@#%»! Всех найти, вычислить организатора и привести ко мне, для воспитательной беседы! — приказал Драгер, и война след простыл, — как?! Как им удалось сбежать? Какой у них план? — обратился он ко мне. — Ну, думаю, они вскрыли замок и ушли… — сказала, что думаю. — План?! — крикнул он. — На улицу, наверное, пошли что… — Лика! Нет! Остановись! — воскликнул Север.       В смысле остановиться? Я вроде стою. Наморщила лоб. Не чего не понимаю.       В следующий момент произошло все так быстро, что я растерялась.       Северу удалось как-то освободить руку, и он выхватил из-под плаща воина пистолет, но направил его на меня.       Не логично. — Прости, — сказал он и нажал на курок. Я почувствовала острую боль где-то в области плеча и потеряла сознание.

Глава 24

Таланты пригодились

      Чуть раньше я не понимала, зачем Север это сделал. А сейчас мысли стали распутываться. Может он хотел убить воина, который стоял за мной? А в чем смысл? Там еще был воин и Драгер. Значит все-таки целился в меня. Плохого он мне не желал, раз сказал «прости!». Сыворотка правды! — осенило меня. Я же чуть не рассказала план побега! А он решил эту проблему, выстрелив в меня. Убивать меня он бы не стал, Север не такой жестокий. Он говорил у него отличное зрение.… Значит, он разглядел пистолет у воина, и… Пуля была голубая! Точно. Но что же с Севером, ему наверняка тоже вкололи сыворотку, но тогда в чем смысл был меня отключать? И где он?       Я резко открыла глаза. Я лежала на старом матрасе, на полу в маленькой светлой комнате, а рядом сидела Юля! — Юля? А где Север? Вы же сбежали?..- неспокойные вопросы так и сыпались от меня. — Я не знаю где Север. А когда мы сбежали, на улице нас раскрыли и поймали, только Арсению и Максу удалось уйти. Как только нас поймали, меня привели сюда и сказали тебе помочь.       Я посмотрела на плечо — забинтовано. — Спасибо, — сказала я. — Пожалуйста. А теперь расскажи, что с тобой произошло? — Юля была серьез-на. Я рассказала. — В тебя выстрелил Север?! — Юля была шокирована. Я кивнула. — Но в чем смысл? Побег не удался… и неужели он думал, что на него потом не испытают сыворотку? Это глупо.- Сказала Юля. — Тогда, сейчас вся надежда на Арсения, Макса, и Сашу. Они сейчас свободны. — Наверное, — грустно добавила Юля, — неизвестно, что было, пока мы тут си-дим. — А зачем сидеть? Надо действовать! — сказала я и поднялась. — И что же ты предлагаешь? — выдохнула она. — Не знаю, — мой оптимизм превратился в реализм. — Сбежать теперь точно не получиться, возле каждой двери стоят охранники. Остается только ждать. — А ты много сыворотки готовила? — спросила я — Не очень. — Тогда не все потерянно. Она могла кончиться. Может к Северу применили последние, что осталось? Нет, я не понимаю, зачем тогда он в меня выстрелил? Он думал, что на него сыворотка не подействует? Но даже если так, то… Хакер. — Он выбыл. — Думаешь, ожоги ему помешают? Тем более у нас был восстанавливающий раствор. Юля легла со мной на матрас. Сил у нас не было. Но надежда не умерла. Я не верила, что все закончиться так плохо. Должен найтись выход. Что бы как-то отвлечься мы начали обсуждать разные интересные книги. Юля мне насоветовала прочесть штук 20, не меньше. Потом рассказала, что живет в соседнем городе. Если нам удастся от сюда выбраться, то будем видеться.       Так мы провели некоторое количество времени. Наш разговор прервался из-за открывающейся двери. К нам зашли двое стражников. — В каком домике вы тут живете? — спросил один из них. — В двенадцатом, — ответила я. — Идемте, — сказал другой.       И мы пошли, сначала по коридорам подвалов, потом вышли в здание, как оказалось здание школы, а потом мы вышли на улицу. Тут таврилось что-то странное. Воины Темного ордена разводили всех по домикам в хаотическом порядке. Не похоже на них. Нас привели в 12 домик и оставили, удалившись. В домике были Лера и Вита. Мы тепло поприветствовали друг друга, обнявшись. — Что происходит? — спросила Юля. — Всех по своим домикам размещают, — сказала Лера. — Они уходят! — воскликнула Вита, смотря в окно.       И точно, воины один за другим покидали лагерь. Это было весьма странно. Они решили взорвать здесь все и убегают? — вспомнился мне один фильм. Так продолжалось минут 15. А потом около ворот лагеря осталось пять человек. — Они по-моему нам хотят что-то сказать. Пойдемте, выйдем, — предложила Вита.       Мы согласились и вышли. Во главе пятерки стоял Драгер и громко говорил: — …а сейчас, когда мы узнали то, за чем гонялись много столетий, мы уходим. Просим простить нас за весь вред, который мы вам причинили. Прощайте.       И после этих слов они развернулись и вышли из лагеря. Такого разворота событий ни кто не ожидал. Они просто взяли и ушли, по-просив прошенья. Что же они такого узнали? — Давайте найдем Сашу, Арсения и Макса, что-то мне не вериться, что они так просто ушли, — настороженно сказала Вита, — может у них получился какой-то замечательный план? — Давайте узнаем. Они могут быть у себя в домике, — предположила Лера.       Мы так и сделали. Подошли к их домику, постучались. Через 10 секунд вышел Максим. Мы хотели было начать разговор, но … — Тсс…- шикнул Максим, — я все объясню, но больше не кому, это один из лич-ных секретов, — говорил он шепотом. Мы кивнули. — А войти можно? — тихо спросила я. — Нет! Если не хотите, что бы они вернулись. Значит, слушайте, когда мы сбе-жали, нам удалось встретить Сашу. Он рассказал про свой талант, он может изменить человеку ход мыслей, а значит, и манипулировать им. Сейчас он медитирует и старается поддерживать ту ситуацию, которую нам удалось достичь, он управляет сознанием Драгера.       У нас просто челюсти отвисли. — Думаю, минут через 40 он закончит (то есть когда все воины придут к себе во владения). Пока лучше сходите в столовую, а то еле на ногах держитесь. Север и Арсений пошли туда. А я тут слежу. — Ясно, — кивнула я. И мы пошли в столовую. Еда! Как же я давно не ела!       Мы сели за стол, где были Арсений и Север, уплетали котлетку с пюре, и мы тоже взялись за вилки. Пока не утолили громадный голод, не о чем не говорили. А потом, я задала вопрос: — Север, а зачем ты тогда в меня выстрелил? И что случилось потом с тобой?       Все резко прекратили живать и посмотрели на меня. На Севера. И опять на меня. — Вы все хотите это узнать? — настороженно уточнил Север. Кивнули. — Ладно. Я хотел потом выстрелить в Драгера, но не смог. — А в меня ты не хотел? — уточнила я. — Зрение подвило? — Нет. Прости. Ты чуть не сказала о сути побега. И у меня не было выбора. Если бы я бы вырубил Драгера или воина, то другой из них стразу бы схватили меня, и все равно бы узнали о побеге. — А ты? Он разве у тебя потом не узнал про план? — спросила Юля. — Вообще-то, нет. — Но как? — спросила я.- Ты разбил шприц? — Нет. У меня в какой-то степени иммунитет к разным зельям. Сыворотка на меня не подействовала. — И тебя отпустили? — неверующе спросила Вита. — Ну, почти.       Мы ждали продолжения. — Ну, сначала они мне угрожали всем, чем только можно, попугали. Но я по-нял, что мне не нечего не сделают. Ведь у директора с Драгером было усло-вие. Они некого не трогают, мы сдаемся. Но как выяснилось, ни кто из нас сдаваться был не намерен. Минут через двадцать он понял, что я плевать хо-тел на его угрозы и, кажется, чуть не нарушил сделку с директором. Тогда, признаюсь, я струхнул, думал, убьет и не будит париться. Но к Счастью он остановился в последний момент, и отпустил меня. — То есть не чего страшного не случилось? Ты в порядке? — беспокойно спроси-ла я. — Даже лучше, чем ты. У меня еда уже переваривается и наполняет силами организм, а ты до сих пор на труп ходячий похожа, — высунул он язык. Мы посмеялись. — Ребят, а где учителя с директором? — спросила Лера. — Идем искать, — сказал Сеня, — есть у кого предположения? — В подвале белого здания? — сказала я. — Пойдемте, проверим, — сказал Север, и вылез из-за стола. Мы пошли в белое здание и спустились в подвал. Типичный такой подвал, пыль, коробки, немного паутины. И запутанные коридоры, без карт и каких-либо указателей. — Мальчики на право, девочки налево? — предложил Арсений. — На права, — подсказала моя интуиция. — Уверена? — спросил Север. — Да. Все на права.- Твердо сказала я и пошла туда. — Ну, ладно.- Пожал плечами Север и все пошли за мной — Иваном-Сусаниным.       Не знаю как, но я чувствовала куда идти. И через три поворота я останови-лась у двери. — Здесь.- Сказала я. Арсений постучался и громко спросил: — Есть кто? — Да! — голос директора. — Вы одни? — спросил Север. — Со мной учителя и Кира. — Как открыть дверь? — спросил Арсений. — На противоположной стене должна быть кнопка.       Мы быстро нашли кнопку и нажали. Звук, срабатывающегося механизма, и дверь открылась. В комнате сидели учителя, Сергей Евгеньевич и Кира. Они все были в порядке.       Нас дружно поблагодарили и потребовали объяснений. Мы сказали, что обо всём расскажет Саша, минут через 15. Так и было, Санек успешно закончил свое дело, сказал, что у Драгера какое-то время еще будет затуманен мозг, может неделю, может месяц, может год, есть вероятность, что на всю жизнь. Наша компания собралась у директора, и мы все рассказали, каждый говорил то, что касается его самого, и дополнял других, как просил Сергей Евгеньевич.       Потом нас поблагодарили, попросили, не рассказывать это больше не кому, и сообщили, что сегодня будет костер, а утром, мы можем разъехаться по домам. Наконец — кати уйти из лагеря.       Вечером, все собрались на футбольном поле. На середине которого стояли несколько сосен, сложенные шалашиком. И… их подожгли. Более эффектно-го костра я еще не видела. Сначала, он был обычного цвета, как полагается, а потом он начал менять цвета: ярко желтый, насыщенный розовый, холодный голубой, изумрудно зеленый и фиолетовый. Это было похоже на магию, но как говорил Север, это всего лишь наука. Все это время мы пели дружные песни под гитару, Лера, кстати, играла большинство из них. Опасно жарили сосиски и … нам объявили, что пора исполнить традицию: каждый должен был написать простенькое, шуточное желание, обращенное к тому, кого знаешь, и все должны были исполнить.       Началась полная суматоха, кто-то пел, кто-то танцевал, кто-то крепко обнимался, отжимался, пытался съесть одновременно три сосиски и т.д. У меня, кстати, желание было простое, Лера дала мне откусить от ее сосиски. Мы по-смеялись, и потом настала очередь Леры, ей Вита загадала станцевать русский народный танец. Получилось неплохо. В этой суматохе ко мне подошел Север, что я не сразу заметила, и поцеловал меня в щеку. Я немного покраснела, хотя ночью этого было не видно. — И кто владелец желания? — спросила я. — Я, — ответил он. Потом, к нам обратился директор: — У меня желание простое и адресовано всем жителям лагеря. Тот, кто сейчас уходит, возвращайтесь в следующий раз! И все подбадривающее загалдели.       Не знаю, захочу ли я возвращаться сюда, но по друзьям буду скучать.       В домики мы вернулись, когда уже начинало светать. Утро было для меня в 13 часов. Я собрала вещи. Но просто так я уйти не мог-ла — не попрощавшись. Я предложила девочкам сходить к Надежде Александровне, и сказать ей большое спасибо, за интересные уроки. Лера и Вита ме-ня поддержали. Мы так и сделали.       Мы с ней разговорились и вот что узнали: раньше она тоже ездила в экспедицию и развивала свой талант. В это время драгер был молод и знал, что экспедиция происходит в одно и то же время, раз в 15 лет. Он тоже хотел в ней участвовать, потому что слышал, что из нее люди возвращаются с необычными способностями. Драгер хотел тоже овладеть ими, но участвовать он ни как не мог. Он уговаривал отца отпустить его, что бы он мог хотя бы проследить за ними. Отец не разрешил, сказав, что только когда он встанет на его место — правителя — сможет решать, что ему делать. Драгер ждать не желал. Он стал собирать, подговаривать и подкупать людей, что бы пойти против правителя. И он организовал убийство правителя, заняв после его место, поклялся, что он овладеет всеми сверхспособностями, которыми только могут владеть люди, кто был в экспедиции. Именно поэтому он похищал талантливых людей, что бы узнать, как получить эти таланты. Это его главная цель: уметь все и править над всем. Разговор с Надеждой Александровной открыл на многое нам глаза. Об этом мы рассказали всем нашим. А потом пришло время прощаться.       Мне было больно уходить от сюда, не смотря на все невзгоды. Друзья оста-ются в сердце навсегда, а прощаться с ними невыносимо трудно, особенно когда понимаешь, что можешь больше не вернуться сюда никогда. Можно сказать, что мы стали семьей, и каждый из нас готов защитить другого не смотря не на что. Много пролито было слез в тот день. Когда я уже вышла за ворота, меня окликнул Север: — Стой! Я тебя провожу до реки. Я была ему благодарна за это.       Когда мы дошли до реки, Север высыпал щепотку загадочного порошка из мешочка в реку и на ней образовался ледяной мостик. — Пока, — сказала я, обняв его, и вновь выступили слезы. Он тоже крепко обнял меня, поцеловал в щечку, что подняло немного настроения и щеки запылали. — До встречи, — сказал он и отпустил меня. Дома я встретила родителей. И после семейных обнимашек, нас ждал долгий разговор об их приключениях в Греции, и о моих — в лагере. Конечно, далеко не все я рассказывала. Да и не поверили бы, а если бы поверили, то не отпустили бы в следующем году в лагерь. Ведь я уже ждала новых приключений и скучала по друзьям лагеря. Р.S.Спасибо, что прочли! Выражаю благодарность всем, кто поддерживал меня в этом деле! Р.Р.S Читайте продолжение!)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.