Будешь ли ты жить для меня? 31

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
ФРЕНДЗОНА

Пэйринг и персонажи:
Валера Диджейкин/Мэйк Лав, Мэйби Бэйби, Кроки Бой
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 70 страниц, 9 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Songfic Underage Нелинейное повествование Нецензурная лексика ОМП ООС Повседневность Психология Романтика Сборник драбблов Селфхарм Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Такое бывает, когда жить становится настолько невыносимо, что легче смириться с порезами на теле, чем проснуться утром и осознать, что ты всё ещё жив. Но Мэйку пришлось делать вид, что всё это в прошлом, и он больше не хочет умирать, потому что появившийся в его жизни Валера сильно переживал по поводу его ментального здоровья.

Посвящение:
Валере не Диджейкину, псина ты сутулая.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
своеобразное дополнение-продолжение к фанфику «пожелай мне реже влюбляться» (https://ficbook.net/readfic/8517176). изначально был задуман как сборник драбблов, в последствии стало что-то по типу: «автор захотел — автор сделал», поэтому сейчас это сборник, как полноценных глав, так и драбблов на три-четыре страницы.

иногда Вам будет казаться, что 90% главы — это вода. ну так вот, это неправда. именно в этой «воде» собрано всё то, через что я хочу донести вам особую атмосферу особого мира.

очень важная оговорка: я не шипперю Глеба и Руслана, и вообще эта история, эти драбблы не имеют никакого отношения к реальным людям. я пишу про придуманных ребятами персонажей. )0) в принципе, все мои работы по френдзоне о придуманных персонажах.

томбой из Прокопьевска.

13 октября 2019, 17:51
Парни молча шли рядом практически вплотную, оба погрузившись в свои мысли. Мэйки расцепил их пальцы, и Валера всё пытался перехватить его руку снова, неумолимо сокращал между ними расстояние, но тот, как бы невзначай, делал вид, что не замечает этого и намеренно сильно махал рукой при ходьбе. Валеру и умиляла, и раздражала эта ситуация одновременно: мило смотреть на то, как Мэйк смущается даже держаться за руки на улице: их же люди увидеть могут и осудить, вот так беда; и раздражал, собственно, этот же факт — Мэйк смущается отношений с ним. Это обижает и злит. Ведь, если бы Лав встречался с какой-нибудь девчонкой, вряд он бы не был настолько смущён. Ебанная гомофобия. Оглядевшись по сторонам и убедившись в том, что в центральном парке утром в рабочий день они совершенно одни, и никто не потревожит их покой, Диджейкин резко схватил идущего рядом за запястье и развернул к себе лицом, заставляя шатена пугливо поднять на него взгляд. — Вот и чего ты теперь от меня снова бегаешь, Мэйки? — как-то раздраженно и требовательно. — Не ты ли несколько минут назад говорил о своих чувствах? Клетчатый лишь отвёл взгляд в сторону и постарался вырвать руку из крепкого захвата. Собранности не хватало банально даже на то, чтобы просто хоть что-нибудь промычать в ответ, и Мэйк, закусив губу, молчал. Признаться в чувствах — это ещё полбеды, другая половина — также не стесняться и всего остального в отношениях. А до отношений, если быть честным, у парня не так уж и часто доходило, а чтобы ещё и с другим парнем — вообще никогда. Даже в мыслях. — Ну и куда ты пялишься, когда я с тобой разговариваю? — дёргая за руку, обиженно хмурится парень, второй рукой хватает Мэйка за подбородок, силой разворачивает его голову на себя и добавляет чуть мягче. — Че молчишь? — смотрит прямо в глаза совсем растерянному «клетке», притягивает его ближе и обнимает за плечи, разрывая зрительный контакт. — Никого нет, дурилка, а деревьям все равно на обнимающихся парней, не ссы. Мэйклав покрывается красными пятнами смущения, громко шипит и руками упирается Диджейкину в грудь, всеми силами пытаясь выпутаться из объятий. Валера разочарованно мычит. — Так всё-таки ты шутил, да?! — резко отпуская того, выдаёт Валера и, скрестив руки на груди, наблюдает за тем, как не ожидавший такого поворота событий Мэйк летит спиной на землю, безрезультатно барахтаясь конечностями в воздухе. — Постебаться надо мной решил? Доносится болезненное «ауч» — Мэйклав корчится, пытаясь приподняться на локтях, и Диджейкин не выдерживает — срывается с места, подходя к упавшему. Помогает тому встать на ноги, отряхивает куртку и волосы от снега, потирает ушибленный затылок на манеру, как обычно потирает ушибленные места ребенку мать, обнимает повторно и нежно гладит по спине. Мэйк, которому больно даже пошевелиться, больше не сопротивляется и превращается в руках Диджейкина в безвольную куклу, утыкаясь тому в плечо. Недовольно сопит, но остаётся на месте. — Не шутил я о чувствах, — доносится приглушённое бурчание, и Валеру разносит смехом от этой ситуации. — Я о таком, вообще-то, не шучу. — Верю, верю, — притягивая ближе и утыкаясь в копну мокрых от снега тёмно-каштановых волос носом, улыбается диджей. — И прости, что я так тебя отпустил, — уже серьёзнее добавляет он и снова поглаживает по спине. — Сильно ударился? — разрывая объятья, пытается заглянуть Мэйку в глаза. Теперь тот не отворачивается, смотрит словно насквозь и прожигает взглядом. Он не собирается быть тряпкой. Ему сложно адаптироваться к чему-то новому, но он справится. Обязательно справится. — Жить буду. Бывало похуже, — бубнит, по-прежнему не отводя взгляд, скрещивает руки на груди и с напускной обидой в голосе добавляет. — Упал бы чуть подальше, ударился головой об торчащий корень. А там больница, морг, кладбище, сам понимаешь, — в своей привычной депрессивной манере протягивает Мэйк, насупившись, за что получает от Валеры по лбу. — Никакого морга. Мы тебя буквально с того света вытащили, а ты, блять, опять в могилу лезешь, — брови сползаются к переносице, на лбу появляются складки, и Валера сильнее обнимает парня, прижимая того к себе ещё ближе. — Дебил, — вырывается само собой, но с мягкой интонацией и с нескрываемой усталостью в голосе. — Не, я в могилу в ближайшее время лезть не собираюсь, — тихо, спокойным голосом отвечает Лав и обхватывает Валеру обеими руками. — Не для того ты свои силы тратил, — улыбается от того, как ему хорошо, и вдыхает аромат Валеры, пропуская его через свои лёгкие. Пахнет чем-то терпким, пьянящим, от чего подкашиваются ноги и кружится голова. Мэйк никогда не чувствовал себя так спокойно. Диджей расплывается в улыбке и прикрывает глаза. — Ты всё-таки извини, что я тебя отпустил, — шепчет он и почти невесомо целует Мэйка в лоб. — Просто мне тоже обидно было. — Ну не в парке же… — недовольно пыхтит Лав, уже оклемавшийся после удара, и уворачивается от ещё одного поцелуя. — Почему не в парке? Какая тебе к чёрту разница на этих людей? — повышает голос Валера и эмоционально взмахивает руками. — Чё те в них? — Ну… — Мэйк долго колеблется и всё никак не может подобрать подходящих слов. Уши пылают красным, как и щёки, надёжно спрятанные под маской. Тяжело вздыхает и, глядя куда-то себе под ноги, произносит. — Не знаю… Как-то… непривычно и странно, что ли… — Хочешь сказать, это неправильно, да? Потому что мы парни? — Валера на шаг приближается к Мэйку и выжидающе смотрит на него. — В глазах большинства взрослых — да… Особенно-то в нашем маленьком городке… — Но ты их видишь в первый и последний раз! — непонимание ручьями бьётся из Диджейкина, и он громко кричит на всю улицу. — Почему тебе не похуй?! — Валера! — Мэйк легонько бьёт диджея по плечу, озираясь. — Я не знаю… — шепчет он, тяжело вздыхая. — Мало ли, гопники отпиздят… — улыбается краями губ. — Тц, алло, в парке сейчас никого нет. Понимаешь, совсем никого! — Валера повышает голос, как бы пытаясь достучаться до парня и смотрит Мэйку в глаза. Но тот лишь сильнее хмурится. — Ну, а вдруг кто-нибудь всё-таки появится?.. — Это не важно, — пытаясь успокоиться, тише произносит Валера, запрокидывая голову и отводя взгляд куда-то в небо. — Кроме того… дело даже не в окружающих людях, на самом деле, — поднимая взгляд на блондина, тихо признаётся Лав, нервно закусывая губу. — Просто для меня это так непривычно и странно… Я не понимаю, что со мной происходит… Я считал тебя просто другом, но внезапно начал чувствовать то, что не чувствовал ни к кому раньше. Даже к Мэйби… Я всегда влюблялся лишь в придуманный собою же образ человека, но никак не в него самого, ведь те самые девушки никогда не обращали на меня ответного внимания, и я не мог узнать, какие они на самом деле, а не в моей голове. Ты был единственным, кто дал мне возможность понять, каково это, когда ты кому-то дорог. В последние дни я только и думал, что о тебе. Но не о том, что могло бы быть, а что было и то, как хорошо мне было с тобой. О том, какой ты, а не твой образ в моей голове… Я не могу так быстро принять это, ведь… ты мой друг. Парень. Я всегда был твёрдо уверен, что мне нравятся только девушки, но… — Мэйк облизывает губы, тяжело дышит и наконец-то решается посмотреть на Валеру. Парню непривычно видеть такое серьезное лицо блондина, который действительно внимательно слушает и даже не пытается пошутить или прервать. — Каждый убежденный в своей ориентации натурал будет чувствовать себя неправильно в такой ситуации, — хмыкнув, произносит Валера, пожимая плечами и закусывает губу. Мэйк опускает голову. Он понимает, что Валеру задевают его слова о прошлых девушках, о том, что он не может принять того, что влюблен в парня, но твёрдо убежден, что это было просто необходимо сказать. Так будет лучше для них обоих. — Ну, ничего, привыкнешь, — с ухмылкой произносит Диджейкин, и Мэйк недовольно сопит. Но он рад. Рад, что Валера всё понимает. — Идём тогда ко мне на дачу? — подмигивая, предлагает блондин, в его глазах моментально появляется игривый огонёк, и Мэйк тяжело сглатывает, с опаской глядя на парня. — Да не ссы, боже! — хохочет он, похлопывая смущённого Лава по плечу и, крепко взяв того за руку, разворачивается в сторону ближайшей остановки. — Я же не убивать тебя веду. Первые секунды Мэйк пытается сопротивляться, но позже остывает, заставляя себя прекратить войну со своими чувствами, и пытается улыбнуться. Ведь это то, чего он хотел. Это то, что ему просто необходимо. Деревья с набухающими почками колышутся из стороны в сторону в такт ветру. Голуби и воробьи пролетают и садятся совсем рядом, находясь в беспрерывном поиске еды. — Но на остановке ведь люди… — дёргая Валеру за руку, взволнованно шепчет Мэйк и настороженно оглядывается по сторонам. Невозможно смириться со всем за считанные секунды. — Сделаем вид, что ты девушка, — хихикает Диджейкин, за что получает нехилый тычок в бок. — Эй! Я вообще-то на девушку не похож! — недовольно сопит клетчатый, повышая голос и хмурясь. — Ну, ты ниже, в любом случае. Если будешь молчать, то, если кто-то прикопается, отвечу, что ты просто томбой, — на этот раз Валера заливается злобным смехом, и Мэйк повторно расцепляет их руки. Бьёт парня по плечу и, развернувшись, уходит в сторону остановки, гордо задрав нос. — Прости-прости, — догоняя, быстро тараторит Диджейкин сквозь смех. — Ты первый всё это начал. — Может, ты и любишь меня, потому что я «на девушку похож»? — наигранно обиженным тоном спрашивает Лав, намеренно не глядя в сторону Валеры, и скрещивает руки на груди. — Может это ты со мной играешь? — Нет, конечно, ты чего? — блондин быстро догоняет парня и снова обнимает. На этот раз краем глаза он замечает, как косится в их сторону какая-то проходящая мимо бабушка. — Я люблю тебя за то, что ты — это ты, — громче обычного говорит он и замечает, как та самая бабушка специально ускоряет шаг и крутит пальцем у виска, во все глаза таращась на них. — И то, что ты парень — это ахуенно. Мэйк стоит неподвижно и улыбается, как последний дурак. Тепло разливается по всему телу, и он понимает, что Валера действительно тот самый. Тот самый парень. В какой-то момент ему становится совершенно всё равно на то, что они стоят посреди шумной улицы уже как с минуты в объятиях, и на них пялятся, кто с возмущением, кто с непониманием, все прохожие. Он сам, приспуская маску с лица, быстро целует Валеру куда-то в щеку и хватает его за руку, таща за собой в сторону остановки. — Идём скорее, меня бесят эти тупые ограниченные люди. И бесит то, что они снова могут сбить меня с толку. Валера хихикает и незаметно для Мэйка показывает средний палец мужику, сидящему на скамейке с широко расставленными в разные стороны ногами и кричащему в их сторону: «Фу, пидоры». — Фу, натуралы, — передразнивая мужика, шепчет совсем разошедшийся Диджейкин, и на этот раз Мэйк заливается звонким смехом. — Не удивлюсь, если мы сейчас до дачи так и не доедем. — Да не ссы. Ты ж томбой, забыл?
Примечания:
начинать нужно же с чего-то спокойно-нормального, так ведь?)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.