Будешь ли ты жить для меня? 32

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
ФРЕНДЗОНА

Пэйринг и персонажи:
Валера Диджейкин/Мэйк Лав, Мэйби Бэйби, Кроки Бой
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 70 страниц, 9 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Songfic Underage Нелинейное повествование Нецензурная лексика ОМП ООС Повседневность Психология Романтика Сборник драбблов Селфхарм Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Такое бывает, когда жить становится настолько невыносимо, что легче смириться с порезами на теле, чем проснуться утром и осознать, что ты всё ещё жив. Но Мэйку пришлось делать вид, что всё это в прошлом, и он больше не хочет умирать, потому что появившийся в его жизни Валера сильно переживал по поводу его ментального здоровья.

Посвящение:
Валере не Диджейкину, псина ты сутулая.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
своеобразное дополнение-продолжение к фанфику «пожелай мне реже влюбляться» (https://ficbook.net/readfic/8517176). изначально был задуман как сборник драбблов, в последствии стало что-то по типу: «автор захотел — автор сделал», поэтому сейчас это сборник, как полноценных глав, так и драбблов на три-четыре страницы.

иногда Вам будет казаться, что 90% главы — это вода. ну так вот, это неправда. именно в этой «воде» собрано всё то, через что я хочу донести вам особую атмосферу особого мира.

очень важная оговорка: я не шипперю Глеба и Руслана, и вообще эта история, эти драбблы не имеют никакого отношения к реальным людям. я пишу про придуманных ребятами персонажей. )0) в принципе, все мои работы по френдзоне о придуманных персонажах.

плакали батареи.

2 ноября 2019, 19:50
Примечания:
ребята, которые читали первую главу до начала ноября, говорю вам, что я немного изменил её. теперь отношения парней чуть больше раскрыты. если вам интересно, чекните.

так же необходимо понимать, что повествование в этой главе ведётся не в тот же самый день, что и в первой. уже прошло какое-то время.

глава переписывалась под Нервы, так что, если есть возможность и желание, было бы классно включить на фон любую их песню.

и буду очень признателен любым отзывам. спасибо, что уделили моему фанфику время.
Лёгкий весенний ветер трепал Мэйку волосы, разметав отросшие пряди в разные стороны, обдувал лицо, заставляя глаза слезиться от холода, и закрадывался под толстовку, скользил по спине, вызывая табун мурашек. Находиться на улице в одном только худи — ужасно холодно, но иначе пропадёт всякий смысл сидеть тут, а не на чердаке. Именно этот холод, пронизывающий насквозь, помогал парню чувствовать, что он всё ещё жив. Он всё ещё может наслаждаться жизнью. Лав сидел на крыше, глядя на огромное количество двухэтажных дачных домиков и неширокую речонку, которая протекала неподалёку и несла куда-то на восток наконец-то треснувший лёд, в то время, как сидящий рядом Валера непрерывно разглядывал его с мягкой улыбкой на лице. Мысли в голове блуждали от одного детского воспоминания к другому, и парень совсем отдался им, не замечая пристального взгляда Диджейкина. — О чём думаешь? — пододвигаясь чуть ближе, спросил Валера, заставляя Мэйклава вернуться в реальность и повернуть голову в его сторону. — Детство вспоминаю, — пожав плечами, бросил в ответ клетчатый и вздохнул. — С этого ракурса такой вид красивый открывается. Кажется, будто бы всё так спокойно, и жизнь прекрасна, — усмехнулся он и опустил взгляд, закусывая губу. — А я ведь никогда до знакомства с тобой не был на крыше дачного домика. В этом есть какая-то своя эстетика, что ли. Именно в этих — на первый взгляд совсем непримечательных домиках. В любом случае, разглядывать их намного интереснее, чем, например, однотипные многоэтажки, — улыбка сама расползлась на не скрытом за маской лице, и Лав продолжил, переводя взгляд обратно на речку. — Помню, когда мне было лет пять, наверное, мы приезжали семьёй на дачу к родственникам с папиной стороны. Правда, мне там не разрешалось никуда лазить, даже на второй этаж вход был под запретом, несмотря на то, что дети постарше бегали туда, — Мэйк по-детски обиженно надул губки и вздохнул. — Так что только благодаря тебе я могу насладиться такими видами. — Я рад, что тебе понравилось, — произнёс блондин, одной рукой приобнимая «клетку» за плечи и прижимая к себе. — Я сам очень люблю проводить тут своё свободное время. Тут тихо, спокойно, никто не отвлекает. И дышится легче. — И вдохновение прёт, — положив свою голову на плечо парня, кивнул Мэйклав. — Тут слишком прекрасно. На какое-то время между парнями воцарилась тишина. Но не та напряжённая, которую недолюбливают все поголовно, а такая спокойная и комфортная. Та, которая бывает только между действительно близкими и родными людьми. — Знаешь… — тихо, будто бы боясь спугнуть наступившую идиллию, начал Лав, глубоко вдохнув. — Я тут подумал недавно. Несмотря на то, что ты очень хочешь, чтобы я после девятого остался, я свалю. Серьезно, съебусь. Не хочу ещё два года проёбывать в школе. Да и сдавать эти чёртовы экзамены по окончанию одиннадцатого класса нет никакого желания. Будь оно проклято, ебанное ЕГЭ. — Что? — Диджейкин резко повернул голову и с удивлением посмотрел Мэйку в глаза, пытаясь в них найти ответы на все свои вопросы. Он явно не ожидал, что им придётся поднять эту тему. — Но почему? Мы же вместе будем… Да и после одиннадцатого возможностей больше. — Каких ещё возможностей, Валер? Я все предметы знаю на уровне шестого класса максимум. И то на троечку. Такую — хиленькую. Я последние несколько лет в школу прихожу тупо убить время. Точнее, просрать его в никуда, — ладони непроизвольно сжались в кулаки, ногтями впиваясь в ладони и оставляя красные отметины, и Мэйк громче продолжил. — У меня нет шансов поступить в нормальный вуз. И желания, кстати, тоже. Он, не отводя взгляда, смотрел в упор на Валеру, тяжело дыша, а тот лишь одаривал его взглядом глубочайшего непонимания и хлопал ресницами. То, в какую сторону продвигался диалог, Диджейкину совсем не нравилось, и он лишь сильнее вглядывался в лицо Мэйка, пытаясь по нему прочитать, о чём думает парень. Что с ним? — У меня-то тоже нет желания учиться до одиннадцатого, готовиться к экзаменам да и просто находиться в школе всё это время, но куда мы денемся без образования, ты об этом подумал? — сведя брови к переносице, наконец, произнёс он. — А с образованием? — левый уголок рта вздёрнулся, одна бровь саркастично поплыла вверх, и Мэйклав продолжил с ухмылкой на лице. — Сильно ли хороша жизнь у людей с высшим образованием? Большинство живёт в нищете, несмотря на полученный диплом. Ну, а если не в нищете, то они точно не могут себе позволить ничего, кроме вещей первой необходимости. И ради этого мы должны пахать всю жизнь. Серьёзно? Бессмысленно. Жить от зарплаты к зарплате, от выходных к выходным. Пиздец, тут свихнуться и выпилиться можно. В этой рутине мы просто потеряли смысл жизни и притворяемся, что всё, блять, хорошо, что у нас есть ещё тысяча и больше причин, чтобы продолжать своё жалкое, никчёмное существование, — юноша с явной издёвкой хмыкнул, скрестив руки на груди. — Для меня, как для тупого ничтожного подростка из неблагополучной семьи ещё и с пометкой «псих» в карточке все пути в лучшую жизнь закрыты. И важной причиной, по которой я пытался умереть, была даже не чертова Мэйби, не умеющая нормально объяснять, что она хочет, чувствует и думает, представь себе, а полное отсутсвие смысла в моей жизни. Да, Мэйби на те полгода и стала моим единственным смыслом жизни, потому что другого просто-напросто не было, — Лав тяжело вздохнул, снова переводя взгляд на речку. — Я, блять, просто потерялся в этом ебанном мире. Валера сглотнул скопившийся в горле неприятный ком и закусил губу, пытаясь понять, что только что произошло. Мэйк так поменялся, Диджейкин никогда не видел его таким. Он, конечно, знал, что Мэйк трудный и непонятный, со своими тараканами в голове. Но он даже не подозревал, насколько тот твёрд в своих убеждениях. Он даже предположить не мог, что Мэйк может с таким сарказмом и горечью чуть ли не кричать, пытаясь доказать что-то, что сформировано в его голове в чёткую картинку. — Ну… допустим, я тебя понял, — через какое-то время всё-таки выдавил из себя блондин, неловко почесав затылок. — Тогда… и куда ты? В какой колледж? ПТУ подарит тебе лучшую жизнь? — диджей начинал злиться. Злиться на себя за то, что не может понять Мэйклава. Не может мыслить также, как он. — Валер, какой нахер колледж? — Мэйклав грустно улыбнулся и склонил голову вбок. Чёлка упала ему на лицо, скрывая за собой глаза от пристального взгляда блондина. — Чё я там буду делать? Правильно — хуи пинать, — парень вымученно потёр указательными пальцами обеих рук переносицу. — С колледжами всё ещё хуже. Возможность выбраться наверх в ПТУ практически равна нулю. Ну, если, конечно, нет никаких связей, но мы это опустим. Ты меня неправильно понял, — он перевёл взгляд на свои руки, исполосованные всевозможными шрамами и замерзающие от весеннего холода, закусил щёку и горько усмехнулся. — Я собираюсь просто свалить из школы, так уж и быть, доучившись до конца девятого класса, чтобы у меня был хоть какой-нибудь аттестат, и не продолжать дальнейшее обучение в каком-либо учебном заведении. Нигде. — Мэйк?.. — Валера от удивления мгновенно выпрямился, лишь тщательнее вглядываясь в парня, и помотал головой. — И что ты будешь делать? Как… жить собираешься? — Нууу… — Лав загадочно протянул и снова хмыкнул, глядя куда-то мимо рук. — Я хочу музыкой заняться. Не думаю, что мне это занятие хоть что-нибудь принесёт в денежном плане, но всё же… Мне это безумно нравится. Я получаю кайф от музыки. Я ей живу. Ну… и буду где-нибудь работать. Есть же места, где можно зарабатывать без какого-либо образования. Подзаработаю денег, и мы уедем куда-нибудь в клёвое место… А ты что будешь делать? — Мэйк снова повернул голову в сторону Валеры и вопросительно выгнул бровь. — Чем работа в том же общепите лучше, чем обучение в вузе? Это же банальное неуважение к себе и занижение собственных возмо… — Нет, — резко перебил Мэйк, не желая даже дослушивать. — Мне не нужно высшее образование, я не хочу его получать и работать, как все люди, за копейки, но при этом до этого, рвя зад хуеву тучу лет. А заработать и не только в общепите можно. — Блять, Мэйк… Че за хуйня? — Диджейкин устало выдохнул и обхватил руками голову. — Чего ты хочешь добиться?.. — Просто хочу, чтобы ты понимал, что я не буду вариться в этом дерьме. Я предпочту другое, — не смотря на Валеру, тихо произнес Лав. Он хотел, чтобы этот диалог прошел у них в спокойном тоне, но всё, как обычно, пошло по пизде, а не так, как хотелось. — И ты не ответил. Чем будешь заниматься ты? — Доучусь до одиннадцатого, — буркнул диджей, скрещивая руки. — Как-нибудь сдам экзамены и пойду в универ, — пожал плечами, опустив взгляд. — Что мне ещё остаётся делать? — Ты же диджей. И у тебя ахуенно получается. Почему нужно забивать на то, что тебе интересно? — Я и не забью. Будет как хобби. — Ага, все так думают, но обычно всё совсем по-другому. Сначала говоришь, что не забьёшь, а потом в суматохе совсем забудешь о том, что тебе действительно было важно. То, к чему лежит сердце. То, о чём ты мечтал. И в итоге получится так, что ты просто забьешь на все свои хобби и станешь таким, как все взрослые. Серым, несчастным человеком. Они крутятся, как белки в колесе, живя от одного отпуска до другого. Сами утопают в болоте, тянут за собой других и кормят иллюзиями, что всё так и должно быть. Может, и должно. Но тогда моё место не здесь. А в сырой земле. — Ты слишком категоричен. — Я трезво оцениваю свои шансы. Ладно. Хорошо. Ты поступишь в универ. В какой? В нашем городе их всего два: педагогический и какой-то связанный с юристами. Не особо вдавался в эти темы, если честно. Или вообще из города уедешь? — Я планировал в Питер свалить, — бросил Валера, тяжело вздохнув. Интонация Мэйка его утомляла и вгоняла в ужас. Страшно видеть такого Мэйка. Страшно осознавать, что он говорит сейчас на полном серьёзе. — В Питер? — кажется, в глазах Лава блеснули искорки боли, и он закусил губу. — И на кого пойдёшь учиться? — Программиста. Валера? Программистом? Лав тяжело вздохнул, запрокинул голову и устремил взгляд на небо, сплошь затянутое облаками. Эта серость так давила. Хотелось рухнуть и закричать от бессилия. — Ну… И откуда деньги возьмёшь? На переезд и учебу? — У родителей… И накоплю немного на подработках. — Вот видишь. А у меня даже шанса на комер поступить нет. Я одно сплошное разочарование для своих родителей, и они точно не согласятся платить за моё обучение. Да и к тому же с папой я не виделся уже о-очень давно. Не знаю, помнит ли он вообще о моём существовании. Остаётся бюджет, но туда я просто не потяну. Я не прыгну выше своей головы. — Так всё-таки в этом основная причина, по которой ты не хочешь идти в универ? — напрягся Валера, переводя взгляд на Мэйка. Снова приобнял того за плечи и прижал к себе, позволяя шатену уложить голову на своём плече. — Нет. Я не хочу туда идти, потому что он мне не нужен, — всё так же твёрдо. Валера вздохнул, закрывая глаза. Голова гудела. — И что ты планируешь делать, когда тебе будет, ну, например, лет сорок? — пальцами перебирая каштановые пряди угрюмо поинтересовался диджей. — Лежать в холодной сырой земле, как минимум, десятый год, и наслаждаться… э… спокойствием. — Да блять! — злобно прошипел Валера, несильно ударяя парня по плечу. — Почему каждый наш разговор обязательно затрагивает тему твоей смерти? — Потому что ты разговариваешь со мной. Со мной. Я не ебаная Мэйби Бэйби, у которой разноцветные мечты и мысли о кей-поп айдолах вместо логических размышлений. Ну, и хотя бы потому, что вся наша жизнь так или иначе затрагивает тему смерти. Она дышит нам в спину каждый день. Это естественно. А что естественно, то не безобразно, не так ли? — Но пока ты живой, почему нельзя не думать о смерти? — томно выдыхая, возмутился Диджейкин, находясь на пике спокойствия. Ещё чуть-чуть, и он точно набросится на Мэйка. — Зачем, сука, уже сейчас закапывать себя в могилу и гнить ещё при жизни?! — Хотя бы потому, что жизнь прекрасна только благодаря смерти. — Чо, блять? — запутавшийся в край Диджейкин громко крикнул, чуть ли не прорычав. — Что? — поднял голову Мэйк, глядя Лере в глаза. Валера замотал головой, пытаясь переварить услышанное. Глубоко вдохнул и зажмурил глаза. Как вообще можно понять этого человека?.. — Жизнь прекрасна только потому, что это что-то преходящее, постепенно ускользающее из наших рук. Как одноразовый эксклюзивный подарок. Она закончится, какой бы она ни была — ужасной или очень хорошей. Это что-то очень ценное и единственное, что у нас точно есть, пока мы живы. Тот факт, что я умру, не даёт мне дать себе право проебать свою жизнь. Я потрачу её только на то, что мне нравится. Что мне важно. Пусть я проживу короткую жизнь, но хорошую, чем буду жить до ста лет, и при этом буду зол на весь мир и несправедливость общества, — закончив, Мэйк пожал плечами и обнял Валеру, утыкаясь тому в грудь носом, пытаясь согреться. — Я бы никогда не придерживался такого мнения, если бы в моей жизни не появился смысл. Если бы в моей жизни так и не появился ты. Ещё больше шокированный Валера сидел, не шевелясь, и абсолютно ничего не понимал. Вот только Мэйк загонял про то, как всё дерьмово и бессмысленно, что он хочет умереть, а теперь он говорит, как прекрасна жизнь, и называет Валеру его смыслом. И что, блять, вообще в голове у этого человека? — Знаешь, если бы подобный диалог у нас состоялся до этого проклятого четырнадцатого февраля, то я бы затирал тебе о том, как стремно жить, что надо поскорее умереть, ведь жизнь бессмысленна, пока в ней есть смерть. И бла-бла-бла. Но только благодаря тебе я понял, что ошибался. При чем сильно ошибался. Спасибо, — шепнул Мэйк. Лава нисколько не смущала сложившаяся ситуация. Он нежно чмокнул парня в лоб и обнял крепче, пересаживаясь так близко, что чуть ли не на колени к Валере. — Спасибо тебе за то, что спас и показал мне настоящий мир. Показал эту сторону мира. Эту прекрасную сторону. Диджейкин всё никак не мог заставить себя успокоиться. Сердце бешено стучало в груди, эхом отзываясь в висках, и он просто сидел на месте, пялясь во все глаза на искренне улыбающегося Мэйка. Мысли в голове скакали, и он не мог сосредоточиться. Почему Мэйк такой… непонятный? Это лишь сильнее притягивает. — Ты извини, я иногда могу такой бред нести… — опуская взгляд, тихо произнёс клетчатый и вздохнул. — Я тебя испугал и запутал… Мне просто надо было кому-нибудь душу излить. Хотя… какой толк в том, чтобы кому-нибудь её изливать. Только если тебе. Наконец, оттаяв Валера крепко сжал Лава в объятиях, всё-таки заставляя того сесть ему на колени, и счастливая улыбка сама расцвела на лице. Он только сейчас по-настоящему осознал, что Мэйклав, кажется, больше не хочет умирать. Кажется, его действительно спасли. Крепко сжимая клетчатое худи пальцами и утыкаясь лбом в родное плечо, Лера с каждой секундой осознавал, как же сильно он любит этого придурка. Ему никогда не понять его в полной мере, но этого и не нужно. Он любит его со всеми его странностями. И даже если Валера будет полностью не согласен с Мэйком и его выбор, он обязательно поддержит его. — Я задам очень нетактичный и нескромный вопрос, потому что я дурак. Ты больше не хочешь умирать? — Нет. Я счастлив. Только будучи живым я могу любить. И только имея возможность любить, я могу чувствовать себя живым и действительно счастливым. Зная, что меня любят в ответ. — Боже, какое облегчение. Ты меня так напугал во время разговора. — Прости… Я не хотел. — И так всё же что ты будешь делать, когда тебе будет сорок? — Если я доживу, хотелось бы быть с тобой. А остальное неважно. Неважно даже то, где быть. Главное с тобой, — тихо ответил Мэйклав и поднял голову, взглядом встречаясь с глазами Валеры. Пусть Лера идёт в универ, пусть делает то, что посчитает нужным, Мэйк будет рядом. Посвятит ему свою жизнь, ведь он и так уже отдал ему своё сердце. Не всем же быть такими ебанутыми, как он. Так просто умереть за любимого человека, но вот жить для него сможет далеко не каждый. Обветренные, обкусанные губы сами тянутся к манящим губам напротив и аккуратно накрывают. И все те чувства, которые были в каждом из парней, наконец, выплескиваются наружу, показывая своё истинное лицо. Обнажаются, становясь такими правильными, такими искренними. Мэйк целует нежно. Одной рукой скользит по спине Валеры, заставляя того прогибаться от холодной ладошки и прижиматься ближе, другой обвивает шею, притягивая к себе. Солнце, наконец вышедшее из-за туч, освещает силуэты двух молодых людей — безбашенных подростков, действительно готовых бороться за своё счастье. Отстранившись, Валера глубоко вдыхает и смотрит на Мэйка долго, как бы не веря, что именно он сделал это первым. — Без тебя я в Питер не уеду. Мы вместе уедем, как я школу окончу, — пропуская между пальцами пряди каштановых волос, тихо, с мягкой улыбкой произносит он, наблюдая за тем, как Лав начинает смеяться. — А я пока денег поднакоплю, — кивает не менее счастливый Мэйк. — Я бы тебя всё равно одного не отпустил. — Даже так? — усмехается Диджейкин. — Привязал бы тебя к батарее, — с хищной улыбкой, поясняет Мэйклав и смеется на вздёрнутые Валерой брови. — Наручниками. — Ну-ну, — ухмыляется блондин, покачивая головой. — Хочешь, сейчас привяжу. Чтобы ты никуда не ушёл. — Нет, спасибо. Не интересуюсь темой BDSM-практик. — Ну что ты так. Не разбивай мне сердце. Валера громко смеется. — Я и так никуда не собирался. — Ну смотри мне. От меня ты теперь не уйдёшь. — Это угроза? — Предупреждение, — многозначительно хмыкает Мэйк и нежно целует Валеру в щёку. Обхватывает ладонями лицо парня, ласково проводя пальцем по пухлым губам, и дорожкой поцелуев спускается вниз к ключицам, приподнимается на коленях и как бы невзначай трётся о пах Диджейкина. Лера дышит тяжело и прерывисто. Откинув голову назад, смотрит куда-то в небо размытым взглядом и буквально тает в чужих руках. Пальцами перебирает запутавшиеся непослушные пряди и не может думать ни о чем. Абсолютно. Все мысли давно расплавились и испарились из головы, позволяя ощутить каждое прикосновение родного человека в полном объеме. Лав руками забирается под валерино худи и скользит по подкаченному торсу, вынуждая блондина встрепенуться от прожигающего холода. — Мэйк, давай не здесь?.. — язык заплетается и совсем не слушается. — Тут холодно пиздец как. — Так ты замерз? — Лав мгновенно отрывается и смотрит прямо в глаза напротив. Валера кивает, и клетчатый, потрепав его по голове, сразу же поднимается на ноги. — Что ж ты сразу то не сказал? Идём в дом, а то сейчас ещё и заболеешь. Протягивает руку, помогая Диджейкину встать. — Сейчас чай горячий попьём, и каеф будет, — смеется Мэйк и, сжимая в своей ледяной руке не менее ледяную руку Леры, аккуратно шагает по черепице, продвигаясь к концу крыши к лестнице. — Просто чай?.. — спрашивает диджей, даже не пытаясь скрыть разочарования. — Нет, у меня кое-что есть для тебя к чаю, котик, — ухмыляется Лав, выделяя последнее слово, и у Валеры пробегают мурашки по коже. Он даже не заметил, когда это его Мэйк стал таким смелым.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: