Будешь ли ты жить для меня? 32

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
ФРЕНДЗОНА

Пэйринг и персонажи:
Валера Диджейкин/Мэйк Лав, Мэйби Бэйби, Кроки Бой
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 70 страниц, 9 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Songfic Underage Нелинейное повествование Нецензурная лексика ОМП ООС Повседневность Психология Романтика Сборник драбблов Селфхарм Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Такое бывает, когда жить становится настолько невыносимо, что легче смириться с порезами на теле, чем проснуться утром и осознать, что ты всё ещё жив. Но Мэйку пришлось делать вид, что всё это в прошлом, и он больше не хочет умирать, потому что появившийся в его жизни Валера сильно переживал по поводу его ментального здоровья.

Посвящение:
Валере не Диджейкину, псина ты сутулая.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
своеобразное дополнение-продолжение к фанфику «пожелай мне реже влюбляться» (https://ficbook.net/readfic/8517176). изначально был задуман как сборник драбблов, в последствии стало что-то по типу: «автор захотел — автор сделал», поэтому сейчас это сборник, как полноценных глав, так и драбблов на три-четыре страницы.

иногда Вам будет казаться, что 90% главы — это вода. ну так вот, это неправда. именно в этой «воде» собрано всё то, через что я хочу донести вам особую атмосферу особого мира.

очень важная оговорка: я не шипперю Глеба и Руслана, и вообще эта история, эти драбблы не имеют никакого отношения к реальным людям. я пишу про придуманных ребятами персонажей. )0) в принципе, все мои работы по френдзоне о придуманных персонажах.

Тёлка и Гандон.

6 ноября 2019, 18:44
Примечания:
я так ржал, пока писал главу, так что очень надеюсь, что вы тоже посмеялись.)
ну, или хотя бы улыбнулись от того, какой я дурак.

так уж вышло, что хронология в этом сборнике хромает. так что в этой главе всё происходит до их разговора на крыше. думаю, при прочтении сами поймёте, почему. ;}

да, а ещё в парочке моментов может возникнуть чувство дежавю. )0)

вообще, я хотел эту главу со следующей объединить, но это выглядело бы так, как будто бы я просто пытаюсь напихать как можно больше текста в часть, чтобы больше страниц было. короче, это выглядело бы ущербно. но просто запомните, что всё происходящее в этой главе и в следующей - в один день.
(говорить о ещё не опубликованной главе - как смысл жызни.)

приятного прочтения, дорогие мои.
Содержимое кастрюли и сковородки, стоящих на плите рядом, шумно бурлило, шипело и стреляло, но Мэйка это не особо беспокоило. Он совершенно спокойно перемешивал тушащиеся овощи и одновременно с этим солил закипающую в кастрюле воду. Кажется, всё у него под контролем, и он чувствует себя максимально комфортно, находясь тут — у плиты, и Валера завороженно наблюдал за каждым его движением, сидя на стуле у окна с кружкой чая в руках. Так уютно находится здесь — вдали от всех остальных людей, но при этом с одним очень дорогим человеком. — Может, тебе всё-таки помочь с чем-нибудь? — поднимаясь со своего места, спрашивает Диджейкин и подходит к Мэйку чуть ближе. Как бы ему ни хотелось обнять парня, он этого не делает, понимая, что будет мешать, и лишь встаёт по правую руку на допустимом расстоянии. — Нет, спасибо, — клетчатый улыбается краями губ — своей фирменной улыбочкой, и, не отрываясь от своего занятия, продолжает. — Ты две недели нянчился со мной, как с беспомощным трёхлетним ребёнком. Сейчас я должен сделать хоть что-то. — Если бы я не хотел, я бы не делал этого, — поспешил напомнить ему Валера. — Ты не обязан сейчас делать что-то мне в ответ. Там типа… — Я знаю. Но я хочу приготовить тебе поесть, — не давая договорить кивнул Лав. — Ещё вопросы будут? — лукавая усмешка расплылась на губах, и он одарил Валеру многозначительным взглядом с подмигиванием. Диджей фыркнул в ответ и поспешил вернуться на своё прежнее место у окна. Сопротивляться Мэйку всё равно, что сопротивляться самому упрямому человеку на планете — максимально бесполезное занятие. Лучше дать ему возможность сделать всё самому. — А где ты научился так хорошо готовить? — не желая сидеть в тишине, решил поинтересоваться Валера, наслаждаясь удивительно прекрасным ароматом, который постепенно наполнял комнату и заставлял желудок урчать. Как же хочется есть. Вообще, с этого места ему открывался просто прекрасный вид на задницу Лава, который как будто бы специально вилял ей, не успокаиваясь, так что жаловаться от того, что его выгнали от плиты, Диджейкину не пришлось. — Тупой вопрос, Валер, — бросил Мэйк, глянув через плечо, и дёрнул плечами. — С детства пока сам себя не покормлю — никто не покормит. Вот и научился. — Подожди… То есть твоя мать никогда тебе ничего не готовила?.. — удивление так и считывалось с приохеревшего лица Валеры, который, не отрываясь, смотрел хозяйничающему парню в лицо. Лера сам только недавно начал готовить себе хоть что-нибудь, чтобы не умереть, пока рядом нет матери, а Мэйку действительно приходилось готовить самостоятельно с самого детства? Это просто в голове не укладывается. — Ну… Готовила… Иногда… — Мэйк вздохнул и покачал головой, прогоняя мысли. — Но почему мы, вообще, об этом? — Да я просто понял, чего ты такой тощий, — вздохнув, пояснил блондин. — За тобой никто не следит, а тебе самому на себя, мягко говоря, плевать. — Ну… — протянул Клетка и решил не продолжать фразу, молча помешивая что-то в кастрюле. Валера тяжело вздохнул и подпер голову ладошкой, подтягивая колени к груди. — И кстати, тебе придётся снова начать завтракать, — как можно более серьёзным тоном произнёс Лера, сведя брови к переносице. Эта привычка парня ничего не есть с утра реально выводила из себя. Он и так, как говорят, кожа да кости, еще и не есть же ничего. — Это ещё почему? — усмехнулся Мэйк, не оборачиваясь. Прекрасно же знает, что сейчас будет, но все равно притворяется тупеньким. Вечно ему смешно, если речь заходит о его здоровье. — Потому что я так сказал. — О-о-о, весомый аргумент, однако, — съехидничал Лав, закатив глаза чуть ли не до белков. — Особенно для моего желудка, который не принимает пищу в ранние часы суток, — закончил не менее язвительным тоном. — Иначе я поведу тебя в больницу. Ты такой тощий, умрешь так скоро. Я не шучу. Ведь так и до серьёзных пробле… — Ага, — бесцеремонно перебил его Лав второй раз за их диалог. — Только учти, что я врачей терпеть не могу. Ты меня в больницу просто не затащишь, — сквозь зубы, всё так же не оборачиваясь, процедил шатен. — И ты сейчас, как мамка, ей Богу. «Сына, покушай, а то то-ощенький». Да даже мать моя так не печется. Даже ей похуй. Бери пример с моей матери — забей хуй на это говно. Валера снова тяжело вздохнул, откидываясь на спинку стула. Нет, Мэйка просто нереально переубедить. Ну на что он такой упертый не там, где надо? — Так, чего это мы опять обо мне? — наконец-то разворачиваясь лицом к Диджейкину, вздохнул Лав. — Лучше ты чего-нибудь расскажи. Мне будет интересно послушать. Например… — он ненадолго задумался и, как-то странно улыбнувшись, продолжил. — О твоих планах на лето. Валера удивлённо изогнул бровь и пристально посмотрел на вновь отвернувшегося шатена. Его эта странная улыбка сильно напрягла диджея. Что-то тут явно не чисто. — Ну, во-первых, не стоит забывать об экзаменах и выпускном в июне, — начинает Валера, на что Мэйк с отвращением фыркает, кивая головой. — Ну и… мы с родителями на море полетим. Где-то в июле, — внимательно наблюдая за тем, как меняется настрой Мэйклава на более поникший, тихо продолжает парень. — А всё остальное время я планирую провести с тобой и… эээ… ну, короче с тобой. — На море? А куда? — специально игнорируя последнее предложение, интересуется Мэйк и отворачивается, скрывая разочарование в голосе. Снова что-то помешивает в сковородке, закидывает в кипящую воду макароны. — В Сочи. — Там, наверное, круто, — снова вздыхает Лав, прикусывая губу. — Будешь мне потом фотки оттуда показывать. — Конечно, — Валера пытается улыбнуться, но улыбка, как назло, получается совсем неправдоподобной. Может, вообще отказаться от этой поездки? Хотя, нет — не вариант. Так он может только родителей обидеть, которые, вообще-то, очень хотели его порадовать. — И звонить. Каждый день. Ну, или писать, не знаю, как дешевле… — И звонить, и писать, и рэпчик читать, — с очень тупой улыбкой произносит Диджейкин, и Лав оборачивается на него с выгнутой в удивлении бровью. — Рэпчик читать? — звучит, как вызов. Ещё и ухмылка эта. Не верит? — А чё, думаешь, не могу? — тут же подрывается с места Диджейкин и скрещивает руки на груди, вздергивая нос кверху. — Могёшь-могёшь, — усмехается Лав, покачивая головой. — А чё могёшь? Эминема могёшь? — Ну ты и загнул, — блондин сощуривает правый глаз, вздыхая, опускает руки и цокает языком. — А чё? Зассал? — Я? Зассал?! Ща как зачитаю-зачитаю! — от возмущения Валера аж на носках поднимается. Достаёт телефон из заднего кармана джинс и лезет в интернет искать треки и текст. — Ща всех порвёшь нахуй. Забьём на то, что ты диджей, будешь рэпером, хули. — Хули, — кивает Диджейкин и сводит брови к переносице в напряженном поиске. — Я ни одного трека этого Хуеминема не знаю, блять. Нельзя было другого назвать? — Так я тоже, — беспечно пожимает плечами Лав, за что получает злобный взгляд Диджейкина. — Но я кроме него и Фэйса никого не знаю — не интересуюсь рэп-индустрией. А тебя, я надеялся, Дима уже просвятил. Вы же вечно с ним рэпчик обсуждаете. — Ой, ну ты и вспомнил. Дима… — Валера странно морщится. — Так, а чё не Фейс то? Я роняю запад, у! Я роняю запад, е! — он начинает перепрыгивать с одной ноги на другую, нелепо взмахивая руками. — Ты моей смерти хочешь? — смеется Мэйк. — Я ж от его треков сдохну нахуй. — Ну что ты так. Он вообще-то старается, а ты… — Лера качает головой, осуждающе смотря на Лава, и скрещивает руки на груди. — Ой, да по хую, честно. Мне больше лирические песни нравятся. Чтобы под них пострадать нормально можно было, — шатен наконец-то отворачивается, чтобы не проглядеть тушащиеся на сковородке овощи. — Нежненькие, да? Как тёлка, ей богу, — Валера всё-таки находит нормальный сайт и быстрым взглядом пробегается по содержимому. — Я ещё и у плиты стою. Вылитая баба, — сарказм так и прёт из всех щелей. — Жёнушка, давай побыстрее! — сквозь смех кричит Диджейкин. — Я уже устал ждать. — А ты прям как гандон. — Ахуенно, чё скажешь. Тёлка и Гандон. Вот у кого-то милые прозвища, там — «котик», «солнышко», «радость моя». А у нас — тёлка и гандон. — Только я так и не понял, с каких пор перестал быть парнем, — бурчит недовольно Мэйк. — Вроде пизды никогда не было. — А откуда мне знать, че у тебя там в штанах? — поднимая бровь и корча лицо, спрашивает Диджейкин, отрываясь от экрана смартфона. — Я никогда не заглядывал. Мэйк начинает дико смеяться, закрывая лицо руками. Кажется, он даже покраснел от смеха и смущения. — А хочешь?.. — выглядывая из-за рук, спрашивает Лав, сглатывая. — Боюсь, если я скажу, ты убежишь от меня через окно, — хмыкает Валера и игриво дергает бровями. — Боже… — Лав наигранно вздыхает и качает головой. — Ты там новую религию придумал? Или мне уже начинать тебя ревновать? — К кому?.. — шатен в недоумении приостанавливается, но уже через секунду сгибается от смеха чуть ли не пополам. — К Богу?! — Если придётся, то и к нему, — Диджейкин всё ещё держится и стоит с покерфейсом. Но надолго его точно не хватит с таким-то заразительным смехом шатена. — Пипяу, — тянет Лав, смахивая с глаз выступившие от смеха слезинки. — Ну, у меня новая религия. Валераизм. Хотя нет… э… Валерьянство?.. — Звучит так, будто ты валерьянке поклоняешься, — смеётся диджей. — Значит, ты — валерьянка. — Ура! — Диджейкин подпрыгивает на месте и хлопает в ладоши. — Стадия гандона пройдена. Теперь я валерьянка! Может, так я и до котика доберусь? — Обязательно, — приторно улыбаясь, кивает Лав. — Ты мне когда-нибудь рэп то зачитаешь, Валерьяночка? — Бля, вспомнил, — страдальчески протягивает блондин и недовольно сопит. — Я надеялся, ты забудешь. — У меня хорошая память. — А когда у меня день рождения? — скрещивая руки на груди, ухмыляется Диджейкин. — Седьмого августа, — самодовольно лыбясь, отвечает шатен и следит за тем, как охеревает Валера. — Я же тебе не говорил… — Мэйби ещё в декабре прошлого года растрещала, Валерьянка. — Ну пиздец, — он нервно сглатывает и снова утыкается в телефон. — Пиздец будет, если ты мне так и не зачитаешь. — Ну-ну, и чё ты мне сделаешь? — Верну обратно на стадию «гандон» без права продвижения вверх по лестнице милых прозвищ. — Ору, — Валера чуть ли не задыхается от собственного смеха. — Боюсь-боюсь. — Бойся, — кивает Лав и помешивает макароны. — Так, ладно. Если ты откинешься прямо здесь, знай, что ты сам в этом виноват, ясно? — вздыхает Диджейкин, на что Лав опять заливается смехом. — Окей-окей. — Итак, Rap God, трек, побивший рекорд по самой быстрой читке, — с умным видом произносит Лера и тыкает в экран, нажимая на проигрыватель. — Решил меня сразу наповал? Валера кивает, внимательно вслушиваясь, крепче сжимает телефон и качает головой в такт. Благополучно пропускает момент, когда должен вступать и с паникой в глазах пытается успеть. Лав, закусывает губу, чтобы не заржать в голос и, включая таймер на плите, окончательно разворачивается к недорэперу. Прикрывает рот рукой, чтобы не издавать лишних звуков, которые своевольно вырываются. Блондин уже в начале не успевает за читкой, путается в словах, не смотря на то, что в английском шарит неплохо, а перед глазами держит текст. С пафосным видом повторяет излюбленные жесты рэперов и дёргается на месте. Если бы было помедленнее, Лера успел бы, но против Эминема у него нет никаких шансов, это точно. Хотя в парочке мест он даже попадал в бит и читал с нужной скоростью. Мэйк не сдерживается и начинает смеяться, рукой стуча по кухонному столу. Надо просто видеть лицо Валеры в этот момент. Такое напыщенное. — Всё, бля… — тяжело дыша, хрипит Диджейкин. — Я счас задохнусь. Че за… — не договаривает, жадно хватая воздух ртом. — Ну Валера, даже двух минут не прошло, ты чего? — прищуриваясь, хохочет Лав. — Всё-таки есть один трек, который я у Хуеминема знаю — этот. Его как-то Дима включал на физ-ре, пока мы на скамейке освобождённых тусовались. Выбесили физрука своими криками, и он нас нахуй выгнал, так что мы пошли курить в туалет. — Я чего-то не знал? Ты куришь? — подходя к Лаву, строго спрашивает Валера. — Нет, ты что. Дима курил, а я так, на него смотрел. Диджейкин недовольно поднял брови и скрестил руки на груди. — Ну только не начинай, а… — жалобно протягивает Лав, сцепляя руки за спиной. — Ты представляешь, как это выглядеть будет? — значительно меняется в лице и недовольно смотрит. — Я курю, но ты не должен! — смешно изменяя голос, тараторит он, взмахивая руками. Лера лишь возмущённо закатывает глаза, но ничего не говорит. А что он скажет? Реально же тупо будет звучать. Мэйк словно забывает о перепалке и начинает пафосно двигаться с самодовольным лицом под не выключенный трек Эминема. Валера сразу же всё понимает и подхватывает мэйкину идею — начинает качать головой, трясти руками в такт, немного приседать и открывать рот, изображая читку. В их «рэп-батле» бесспорно лидирует Диджейкин. Он харизматичнее, больше смыслит в рэпе, да и ужасно любит кривляться. А Мэйк и не пытается его переплюнуть. Уже начинало казаться, что трек бесконечный, но он всё же заканчивается. Дыхание сбилось у обоих парней — дышат прерывисто, глубоко, в унисон. Таймер на плите громко пиликает, за ним отключается и сама плита. Всё-таки как хорошо, что на даче не отключали электричество на зиму. Мэйк делает шаг вперёд, неумолимо сокращая между ним и Валерой расстояние, практически невесомо целует в губы и разворачивается. — Иди садись. Я сейчас всё разложу. — Может, тебе хоть с этим помочь? — в который раз за день пытается предложить свою помощь Диджейкин, но взгляд Лава отчётливо даёт понять, что сегодня не тот день. Лера плетётся обратно к тому стулу, на котором сидел ещё до Эминема. Тяжело вздыхает и поджимает под себя ноги. Вот обязательно Мэйку вечно поворачиваться к нему задом? — Ты так и не рассказал о своих планах на лето, — напоминает Валера, пытаясь отвлечься от своих мыслей. — Ну… у меня в планах закончить школу, немного подзаработать и сводить тебя в одни о-очень крутые места, — Мэйк снова странно улыбается и, прищурившись, смотрит на блондина. Раскладывает по тарелкам макароны и поливает их маслом. — В какие? — сразу же оживляется Диджейкин, в ожидании уставившись на Лава. — Пока что — секрет. Валера разочарованно мычит и скрещивает руки на груди. — Не знаю, понравится ли тебе там, но, надеюсь, что да. В любом случае, я буду рад просто провести время с тобой. Диджей довольно улыбается и всё-таки подрывается с места. Выхватывает у Мэйка тарелки и несёт их к столу, лукаво поглядывая на опешившего шатена. — Хоть в нашей стране и патриархат, мы будем бороться с этим прискорбным явлением, — смеётся Диджейкин, за что получает от Лава по плечу. — Ты же не Гандон, хули я всё ещё Тёлка? — Ну бля… — Лера пожимает плечами и садится за стол прямо напротив Мэйклава. — Ты поднимаешься на уровень «Клетка». — Клетка? Ахуеть не встать, — недовольно закатывает глаза Лав и бухается на своё место, беря вилку в руки. — Клеточка, — протягивает Валера и расплывается в улыбке. — Приятного аппетита, Клеточка. — Приятного, Валерьяночка, — подмигивает Лав, так и не притронувшись к еде. На момент в комнате воцаряется молчание. Мэйк внимательно следит за Валерой, а тот, в свою очередь, пробует приготовленное. Пахнет просто божественно. — Ммм, вкусно, — прожевав, наконец, произносит Валера с улыбкой на губах и смотрит за тем, как Мэйк, смущённо заулыбавшись, отводит взгляд в сторону. Какой же он всё-таки милый. Едят они молча. Просто потому, что Валера полностью поглощён процессом, а Мэйк Лав по какой-то непонятной причине снова растерял всю свою уверенность и сидит — смущается. И лицо у него всё красное. Он сам до конца не верит в то, что это не сон, который может закончиться в любую минуту и вернуть в больничную палату или пустую квартиру, не галлюцинация, вызванная веществами, а то, что происходит на самом деле. Что это — его жизнь. Не мечты, не иллюзия, а реальность. Для него, человека, который всю свою жизнь лишь гонялся за счастьем, но почти никогда его не испытывал, сложно поверить во всё это. Он как будто бы просто попал в сказку. Временно. Ведь такого не может быть. Точно не с ним. С кем угодно, но не с ним. Он же неудачник. — Мэйк, — Валера неожиданно оказывается совсем рядом и щёлкает пальцами перед глазами, вырывая из раздумий. Лав пугается резкости и вздрагивает, оборачиваясь. — Ты уже несколько минут просто залипаешь в тарелку. Всё хорошо? О чём задумался? — О том, что всё это — сказка, — честно мямлит шатен и смотрит Валере прямо в глаза. Тот мягко улыбается и треплет шатена по волосам. — А я тогда кто? — с усмешкой на губах интересуется он. — Сказочный принц, — пожимает плечами клетчатый и, не сдержавшись, начинает ржать. Нет, не смеяться — именно ржать. — Бля… — Валера пытается не засмеяться, но, глядя на то, как совсем разошедшийся Лав прячет лицо в сгибе локтя и, бедненький, трясётся от смеха, не выдерживает и начинает угорать вслед за ним. — Я перешёл на новый уровень! — Ей богу, как… маленькие дети, — Мэйк пытается сказать сквозь смех, искажая слова, но оказывается прав. Они не ведут себя, как подростки, они словно дети. Наивные, искренние. Настоящие. Валера сгибается чуть ли не пополам, руками вцепившись в колени, и не понимает, почему они так долго смеются. Почему-то с Мэйком они всегда либо угорают, как припадошные, либо грызутся, как старые враги, либо философствуют на тему смерти и жизни. Нормального общения им, видимо, не дано. Пытается отдышаться, но смех Мэйка просто не даёт ему возможности перестать так неистово ржать. — Су-ука! — Лав приподнимается на локтях, через плечо смотрит на еле держащегося на ногах Диджейкина и снова начинает хохотать, роняя голову на сложенные на столе руки. — Фу-ух, — блондин выпрямляется, руками держась за спинку стула, и легонько бьёт Лава по голове. — Хватит ржать, коняра! — Не мог-гу-у! — кажется, у Мэйка скорого слёзы из глаз польются от сильного смеха, но даже это его не останавливает. — Ахуенно, я теперь Коняра! Валера зажимает рот и нос рукой и отворачивается. Перестаёт смеяться, дышит глубоко и размеренно. Через какое-то время, полностью выдохнувшись, клетчатый успокаивается и, не поднимая головы, рвано хватает воздух ртом. — Так, всё, хватит ржать, — Диджейкин снова поворачивается к Лаву лицом и, скрестив руки на груди, внимательно оглядывает парня. — Доедай давай, а я посуду помою. — Я после тако-ого есть не хочу, — улыбается Мэйк, но, встречаясь с серьёзным взглядом Валеры, закатывает глаза и добавляет. — Но я доем. Чуть позже. — Ну-ну, я проверю, — отвечает блондин и, чуть постояв, всё-таки уходит к раковине. — Прям как нянька, — шепчет Коняра, ухмыляясь, и берёт вилку. — Я, вообще-то, всё слышу! — Да слушай на здоровье.

***

Валера домывает сковородку и, выключив воду, разворачивается, чтобы узнать, чем занимается Мэйклав. Тот стоит посередине кухни и сосредоточенным взглядом пялится в окно на недоснег и передождь, который попадая на стекло сразу же тает, каплями стекая вниз. Валера как можно тише подходит сзади и обнимает, кладя голову на плечо. — Всегда ненавидел весну. На улице вечная параша, грязь и слякоть, вперемешку с дерьмом и какой-то хренью, которую сложно назвать, даже отдалённо, снегом, — со вздохом, произносит Мэйк. — Ещё и погода непонятная: то можно спокойно щеголять в одной футболке, то в куртке зимней замерзаешь, как последняя собака. — С этим и не поспоришь, — прижимая Лава ближе, кивает диджей и недовольно сопит. — Но сейчас, — для чего-то протягивая последнее слово, щурится Мэйк и, выбравшись из тёплого плена рук, бежит в сторону прихожей. — Мне очень хочется гулять, Сказочный Принц. Валера напрягается и как можно быстрее старается догнать Мэйка, который, открыв входную дверь, выбегает на улицу так — в чём был. В худи и тонких рваных джинсах. Опешив, Лера так и остаётся в прихожей. — Подожди! — Диджейкин кричит вслед уносящемуся с раскинутыми в разные стороны руками парню. — Ты же замёрзнешь. И заболеешь, твою мать! — Зато так я чувствую себя по-настоящему живым, — хохочет Лав. — Я люблю холод, — выпаливает, подмигивая, и поднимает глаза к небу. Ртом пытается поймать что-то отдалённо напоминающее снежинку и искренне улыбается. Валера качает головой и, наплевав на всё, быстро направляется к парню, пачкая дорогие кроссовки в весенней грязи, и захлопывает за собой дверь. Хватает шатена за руку и заставляет повернуть голову на себя. Всматривается в лицо напротив и вздыхает. Он планировал повести Мэйка сейчас же домой, но как можно сопротивляться этой довольной мордашке? Холодно. Чертовски холодно в одном худи. Ещё и мокро. «Снег» попадает за шиворот и, кажется, продувает насквозь. Леденит душу. И эта чача под ногами дико бесит. Но даже холод и грязь можно перетерпеть, думает диджей, когда видит искренне улыбающегося Мэйклава, который наконец-то не скрывается под масками и не прячет себя настоящего. Мэйклава, который доверяет. Доверяет только Валере. Блондин обнимает парня и прижимает к себе, пытаясь согреть. Лав смеётся. Не так бешено, как несколькими минутами ранее, а радостно. Искренне. И они, держась за руки, начинают бегать по двору под снего-дождём, как маленькие дети. Прямо по грязи, не заботясь о том, что будет потом. Они просто наслаждаются жизнью. Просто наслаждаются друг другом. Так, как дано не каждому. Мэйк, громко хохоча, кидает в Валеру снежком, за что сразу получает им же в лицо. Холодно. Кожу колет от мороза, а завалившийся в худи снег отрезвляет не хуже вылитого на голову ведра воды. Пытаясь отомстить, валит Леру на более-менее чистый участок снега, из-за чего тот вскрикивает от холода, садится сверху, кидая снежки в смеющиюся физиономию, но Диджейкин тут же сбрасывает его с себя, фыркает от попавших в рот и за шиворот снежинок и, нависнув сверху, нежно целует, зажимая обе ледяные руки парня над головой. Растягивает момент до последнего, наслаждается каждой секундой, чувствуя стук сердца Мэйклава. Место для поцелуя они явно выбрали не самое удачное — волосы обоих в снегу, кроссовки в грязи, тела замёрзли и нетерпеливо требуют тепла, но им хорошо. Хорошо, несмотря на то, что они не чувствуют пальцев ни ног, ни рук, и красные от мороза, как раки. Мэйклав странный. Очень странный. Временами даже непонятный. Но он чертовски интересный и притягательный. Он как будто хранит в себе целый неизведанный мир. Да, с ним тяжело, но он никогда не будет таким, как все остальные. Никогда не станет одним целым с этой серой толпой. Почти вся его одежда чёрно-белая, но сам он — разноцветный. Не рябящий, но яркий. Манящий. Диджейкин поднимается сам и протягивает руку Мэйклаву. Тот, кряхтя, как старый человек, еле-еле встаёт на ноги следом и пытается отряхнуться. — Кто последний, тот дурак, — быстро выпаливает диджей и со всех ног несётся к крыльцу. Следом за ним, пыхтя, пытается поспеть Мэйк. Завалившись в дом и скинув с себя обувь, они сразу же направляются к батарее — отогревать замёрзшие конечности. В домике есть и печка, но когда выбор стоит между этой самой печкой и батареей, выбрать не последнюю было бы глупо и нерационально. Валера по пути хватает плед и, когда они оба плюхаются на пол перед батареей, вытягивая «лапки» вперёд, накидывает его на их плечи. — Как же холодно, сука… — протягивает Мэйклав с дрожью в голосе и ссутулится, вжимая голову в плечи. — Напомни-ка, чья это была идея прогуляться без курток ещё и в снежки поиграть в минус пять? — Ну классно же было. Разве нет? Диджейкин улыбается и треплет шатена по волосам. — Ладно, сейчас немного отогреюсь и пойду нам чай заварю, а то точно с простудой завалимся. — Спасибо… Просто спасибо тебе за всё.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.