Dancing With Our Hands Tied

Слэш
NC-17
В процессе
43
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
«Развод популярного комика Арсения Попова совпал со скандальным высказыванием его коллеги по шоу! Не является ли причиной разрыва пары роман между Поповым и Антоном Шастуном?»
Арсений разводится с женой, а Антон просто его близкий друг, давно влюблённый в него.
Примечания автора:
Taylor Swift — Dancing With Our Hands Tied

Лайки не накрученные, просто главы раньше выходили
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
43 Нравится 2 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
«Актёр популярного шоу «Импровизация», Арсений Попов, развёлся с женой! Что или кто является причиной этого?» «Шок! Разрыв года! Арсений Попов развёлся со своей женой после пяти лет брака!» «Комик Арсений Попов развёлся с женой. Не замешан ли в этом его звёздный коллега Антон Шастун?» «„То, что я обжимаюсь с Арсением Поповым — это правильно”» — скандальное высказывание Антона Шастуна совпало с разводом популярного комика». «Сенсация!...» Арсений развёлся с Алёной. Об этом пестрели все заголовки статеек желтой прессы, вся посты в его ленте в социальных сетях начинались со слов «Арсений Попов». И Антон был не удивлён. Сохранить отношения под прицелом камер и под шум сплетен очень трудно, и всё это время Антон с трепетом наблюдал за тем, как они пытались. Пытались, планировали детей, улыбались, скрывая стиснутые зубы, ругались, разбивая подаренный им на свадьбу сервиз, наутро выкладывая счастливые фото в Инстаграм. И Антон знал, что виноват в этом. Его поведение на сцене «Импровизации», шутки, которые сводились лишь к постели, «это правильно, да», шоу и интервью, «У Арсения есть свой мир, который мне нравится» — всё это накладывалось, капля за каплей, превращаясь в невысказанные вопросы и крики фанаток в директ Шастуна, Арса и, к сожалению, Алёны. Известность давила, подстраивала под себя, ломала, вынуждала скрываться, Антон на себе прочувствовал, что это. Натянутые улыбки, крики в подушку, болезненное деформированное влечение, пьяное «Тох, я ведь хороший муж?», сбивчивый ответ шёпотом «да, да, да». Антон ведь вовсе не такой хороший, каким кажется. И не сожалеет он о разводе друга, переживая лишь за душевное состояние Арса и внутренне ликуя, ну а как иначе? Арсения он действительно любил, за ласковый взгляд голубых глаз, за неуместные шутки, за его особый мир, который ему, чёрт возьми, нравится. И когда он говорил, что таких людей он никогда не встречал и, наверное, никогда не встретит — он не лукавил. Но знал, как много для него значит Алёна и рушить, даже пусть и иллюзию идеального брака и хрупкого рая на земле, он не хотел. Не хотел причинять боли, продолжая с грустной улыбкой листать общие фотографии: Серёжа с высунутым языком, недовольный Паша и радостный Дима, сам Антон, уткнувшийся носом в плечо Арса. Фотки на полароиде, ласковые улыбки и видео с записями трансляций — всё, что у него сейчас осталось. Арсений нуждался в помощи. Может быть, Антон не тот человек, от которого он это ожидает, но когда ему было не плевать на это? Антон абсолютно не знал, что ему делать. Пестрые заголовки, комментарии, будто бы весь мир исчез и не осталось ничего, кроме разрыва Арса с Алёной, ничего, кроме сжимающегося в груди сердца. Айфон издаёт короткий писк, оповещая владельца о новом сообщении. Антон со вздохом открывает общий чат в телеграмме, быстро просматривает серёжины приколы, сообщения Стаса о сегодняшней встрече, но тут же замирает, завидев короткое: «привет всем. я в норме». Боже, Арс… Сердце болезненно сжалось, короткие слова прозвучали в голове голосом Арсения. Интересно, как бы он это произнёс? Болезненно глядя ему в глаза? Сжав кулаки и стиснув зубы? Тихо прошептав, не отводя взгляда от тьмы в углу? Позволил бы он Антону обнять его, твёрдо сжать его плечо тонкими пальцами, выслушал бы его слова утешения? Арс сейчас, наверное, такой потерянный, один в своей холодной покинутой квартире, и Антон хочет оказаться рядом с ним прямо сейчас, чтобы сказать: «не смей в себе сомневаться, ты был самым-самым лучшим мужем для неё». «Импровизация» стала для них определяющим событием в жизни. Бьющая в голову слава, фанбаза, тысячи подписчиков в Инстаграм, статьи, посвящённые им и шоу, дружба с самим Павлом Волей. А ещё, новые настоящие друзья, скандалы, обвинения в гомосексуальности и… Арсений. Арсений был подчеркнут красной линией в списке самых значимых событий в его жизни, никогда в жизни Антон не был так сильно влюблён, после первых съёмок он тут же позвонил Ире и с придыханием сказал: «Ир, ну ты понимаешь, у него глаза такие голубые-голубые…», а потом оправдывался перед смеющейся девушкой: «Не в этом смысле!». Глаза у Арса была действительно голубыми. Светлыми, почти прозрачными, будто озёрные края, этот по-лисьи хитрый, лукавый взгляд часто преследовал его на съёмках, на общих встречах, в самых странных и самых приятных снах, ради них Антон мог бы, наверное, и умереть. *** «Главный гей-роман страны закончился (или только начался?) разводом Арсения Попова с женой» «Антон Шастун увёл коллегу из семьи?» «Скандал: Арсений Попов ушёл от жены с дочерью ради коллеги по шоу «Импровизация»» «„Что, стринги жмут?“ — участник шоу «Импровизация» на ТНТ раскрыл интимные подробности романа двух комиков» «Комики-гомики: гей-скандал приобретает новые обороты!» Антон честно старается не читать эти многочисленные статьи примерно одинаково бредового содержания, но они так и лезут, привлекая внимание парня своими глупейшими заголовками. Ну вот как можно предположить, что их отыгрыши в «Импровизации» это завуалированные попытки совершить каминг-аут? Это же настолько притянуто за уши и настолько идиотически, что Антон только и успевает ошарашено пялится в экран смартфона с широко раскрытым ртом, листая дальше. С «комиков-гомиков» он так вообще выпал, сначала вдоволь проржавшись, а потом справедливо возмутившись. Ну, как минимум, гомиками их назвать трудно: Арсений как-никак женат был, а сам Антона никогда на мужчин не передёргивал, ну на девчонок тоже не особо, но это уже не важно. Да и вообще, почему это кого-то волнует? Антона это не очень волновало. Ну как сказать, он часто отмечал в некоторых статьях долю правды и со стороны смотрел на свои косяки, анализируя и стараясь их больше не допускать, иногда он смеялся с того высококачественного бреда, поставляемого желтой прессой, а иногда он в расстроенных чувствах крепко сжимал телефон, пытаясь содержатся и не найти идиотов, что писали это. Ему-то может и всё равно было, Арса-то он любил действительно, но когда журналисты переходили грань, задевая Арсения, Антон начинал действительно злиться, потому что любимого человека выставляли то извращенцем, что совратил бедного несчастного пацанёнка, больше похожего на ребёнка, то сумасшедшим, то жестоким и беспринципным чудовищем, что отказалось от родной дочери. — Тох, ты чего такой странный? — спрашивает Серёга, сжимая его плечо. — А? — Антон поднимает голову, — всё нормально. Ты знаешь, где Арс? Серёжа помотал головой и сел рядом. От напряжения на виске вздулась вена, его руки были сжаты в кулак, а взгляд его был стеклянным и таким уставшим: тоже ужасно переживал за Арсения. Антон тяжело вздохнул, пытаясь избавиться от маячащей в сознании мысли: «мы никак помочь не сможем». — Не читай, что пишут журналюги, Тох. Я утром чуть не блеванул. Такую хрень можно только под спидами написать, фантастическая хуйня, — Серёга нервно стучал ногой, отбивая неизвестный Шастуну ритм по полу. Антон горько усмехнулся. — Уже, — выплюнул он, — стая гиен. Им вообще насрать, каково сейчас Арсу, — всё внутри него опять болезненно сжалось, он прикрыл глаза и в темноте померещился силуэт Арсения: сгорбленный, с пустым взглядом, отчаянный. — Нахуя тебя вообще в это всё впутывать? Эти долбоёбы не понимают, что такое шутки? — Я сегодня видел статью с заголовком «Комики-гомики», — усмехнулся Антон, качая головой, — пиздец. Матвиенко прыснул, сжав лицо в ладонях. — Пиздец, — повторил он, — хуй знает, как Арсений выпутываться будет. Вы будете хоть комментарии по этому поводу давать? Антон поджал губы. — Нет. Зачем? Все же понимают, что это больная фантазия любителей сенсаций. — Ну там вообще-то реально пиздец. Фанбаза сорвалась, все тебя обвиняют в их разводе с Алёной, журналисты на серьёзных щах походу пишут «аналитические», — Серёжа закатил глаза и нарисовал в воздухе кавычки, — статьи, типа ты где-то сказал, что то, что ты с Арсением обжимаешься это правильно или как вы на концертах себя ведёте. Но вообще, то выступление, на котором Арсений сказал, что ты классно трахаешься, было реально странным, — хохотнул Серёга, и Антон улыбнулся в ответ. — Один раз — не Арс, — добавил Антон. В какой-то момент гул, стоявший в помещении, затих. Антон повернул голову, чтобы узнать причину и тут же замер. Арсений, с вселенской усталостью во взгляде и небольшой улыбкой на тонких губах (очевидно, натянутой), шёл к ним с Матвиенычем, попутно здороваясь с крю. Антон робко улыбнулся ему, похлопал по стулу рядом. — Привет, — тихо сказал он Арсению, а потом удивлённо выдохнул, когда мужчина сгрёб его в объятья. — Привет, — так же тихо повторил Арс ему на ухо, заставив Антона слегка дёрнуться и прикрыть глаза. От него пахло дорогим парфюмом, чем-то горьким и, кажется, немного алкоголем. — Что за неожиданные нежности? — подозрительно спросил Серёжа, в его глазах плясали искорки веселья. Арсений отстранился от него, и Антон прикусил губу, чтобы не разочаровано вздохнуть. — Ты как? — мягко спросил Шастун, мимолетно касаясь его руки. Арс неопределённо дёрнул плечом. — Терпимо. Видимо, на долгие задушевные разговоры настроен он не был, но Антон его и не винил: в конце концов, окажись он в такой ситуации, вряд ли он бы был общительным и готовым к диалогу с каждым. Но что его успокоило, так это отсутствие у Арса депрессии, Шастун не знал, как бы он пережил это. Но знал, что он пережил бы это вместе с ним.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты