Наказание. Fake Love

Слэш
NC-17
В процессе
77
автор
Размер:
237 страниц, 34 части
Описание:
- Ты будешь пытаться спасти их обоих. Но одному из них суждено умереть. И ты должен будешь сделать этот выбор.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
77 Нравится 158 Отзывы 55 В сборник Скачать

Время на счастье

Настройки текста
      Чонгук распахивает глаза и резко садится на кровати, прижимая руку к сердцу. Метка снова ждёт огнём, и он уже почти ненавидит её, потому что эта боль возвращает в сознание, отрывает его ото сна, в котором есть Тэхён. Это похоже на помешательство. Чонгук в своих снах будто проживает другую жизнь. Не было и дня, когда бы ему не приснился Тэхён. И там, во сне, парень видит, как сбываются его самые сокровенные желания, именно там он водит его на свидания и покупает мятный шоколад, там - целует и крепко обнимает, там - слышит его тихие признания. Там... А здесь лишь холодные стены и опухшие от слёз глаза. Чонгук плачет во сне, но просыпаться ещё больнее. Чонгук понимает, что не выдерживает, и в который раз идёт к доктору Кан за снотворным, чтобы как можно больше времени проводит "там", а не "здесь". И всё бы хорошо, но эта глупая метка постоянно возвращает в реальность.       Да, Чонгук действительно её почти ненавидит. Почти, потому что понимает, что метка - единственная вещь, которая заставляет его продолжать жить. Сокджин поднимает на ноги всех вокруг себя, говоря, что Чонгук не в порядке и скоро превратиться в наркомана, но доктор Кан успокаивает его, в очередной раз заменяя витаминами снотворные таблетки Гука.       На тридцать шестой день парень понимает, что сходит с ума, и дальше так продолжаться не может. Чон сидит у окна всю ночь, поглаживая уснувшего на коленях Ентана, наблюдая за полной луной и звёздами, как те вначале ярко светят, а после исчезают под натиском солнца и нового дня. Чонгук нуждается в этом новом дне и решает снова попробовать сначала. И обещает себе больше не думать о том, сколько будет длиться его вечность. Вечность без Тэхёна. Его личный ад.

***

      Говорят, чтобы избавиться от страха, нужно встретиться с ним лицом к лицу. Чонгук не знает, насколько правдивы эти слова, но решает проверить на собственном опыте.       В квартире Тэхёна стоит тишина, к которой за пять лет парень уже привык. Всё почти как раньше, если не обращать внимания на следы чужого присутствия. Часы на стене показывают десять часов утра, Кихёк со своим другом, наверное, трудятся, не покладая рук, в ресторанчике, поэтому страха быть пойманным нет. Чонгук не уверен, что хотел бы сейчас с кем-то с них пересечься. Джин говорил, что парни вначале хотели съехать, чтобы не доставлять неудобств, но Чон заверил брата, что всё в порядке, и в этом нет нужды. Ведь те только начинают свой бизнес, а найти в Сеуле подходящее жилье весьма сложно. Раз уж он пообещал помочь, то пускай остаются.       Два оборота ключа и открывшаяся дверь заставляют чужую душу погрузиться в воспоминания. Чонгук запер спальню Тэхёна вместе со всеми его вещами ещё четыре года назад, и больше сюда не заходил, запирая не только комнату, но и часть своих чувств. Сейчас его встречает лишь затхлый запах и толстый слой пыли. Это вызывает новый приступ боли и укол совести. Как по-детски ты пытаешься сбежать от себя, Гуки. Воспоминания о Тэхёне не должны быть спрятаны за пылью.       Закатав рукава рубашки, парень принимается за то, чем не занимался, наверное, никогда: генеральную уборку. Мысленно прося прощения у квартирантов за использование их моющих средств и других подручных материалов, Чонгук открывает нараспашку оба окна, затем сначала быстро выносит сложенные в коробках вещи в коридор, освобождая комнату, стаскивает постельное белье и отправляет в стиральную машинку, позже проделывая то же самое с одеждой, что висела в шкафу. Первым делом он избавляется от пыли, несколько раз тщательно протерев влажной тряпкой все поверхности и пол. Оставив комнату проветриваться, парень направляется к коробкам в коридоре. В самой маленькой находятся фигурки зверей, которые так любил коллекционировать Тэхён. Гук хорошо помнит, сколько месяцев тот хныкал, что нигде не может найти фигурку крокодила, потому что они вышли ограниченной серией, и как его едва не задушили, когда Чон всё же достал её для друга.       От нахлынувших воспоминаний десятилетней давности парень закрывает глаза, чувствуя, как в груди становится тепло, а на губах появляется такая редкая в последние годы улыбка. Эти воспоминания дарят радость и умиротворение.       Открыв вторую коробку, Чонгук так и замирает с крышкой в руках. В ней находятся разные документы и блокноты, а наверху лежит их фотоальбом. Парни довольно редко делали фото, но Тэхён каждый раз их распечатывал, поэтому и завёл его, чтобы было "на память". Чон несколько минут разглядывает фото разного качества и различной величины, после переводит взгляд на часы. 14:08. Квартиранты не должны вернуться раньше шести вечера, значит, время ещё есть. Положив альбом обратно, парень схватил с тумбочки ключи, которые бросил туда по старой привычке, и выбежал из квартиры.       Вернулся он лишь через полтора часа, ведь пробки в городе никто не отменял, но со всеми необходимыми материалами. За это время комната уже хорошо проветрилась, полы высохли, поэтому Чонгук тут же принялся за работу.       Методом несложных махинаций, первым делом он повесил дополнительную полочку на одной из стен, для того, чтобы позже, тщательно протерев каждую, поставить туда все собранные Тэхёном фигурки. Оставшись довольным результатом, парень принялся за фотографии. Чонгук не был уверен, сколько и каких размеров рамок ему понадобится, поэтому купил побольше. К слову, их едва хватило, ведь по дороге он распечатал ещё около пятнадцати фотографий Тэхёна со своего телефона, на большей половине которых тот спал в самых разных местах.       Закончив вешать фотографии на стены, Чонгук принялся разбирать оставшиеся в коробке папки. В большинстве случаев это были документы, связанные с работой, иностранные переводы и договора. Когда среди них нашелся билет в Японию, который Тэ отменил тогда по просьбе самого Гука, в груди неприятно кольнуло. Парень часто думал о том, что улетев тогда в другую страну, Тэхён, возможно, остался бы жив. Может, не будь Чон таким эгоистом, отпустив от себя, он смог бы его уберечь. Теперь этого уже, увы, никто и никогда не узнает.       Встряхнув головой, словно отгоняя неприятные мысли, Чонгук поднялся на ноги и положил неиспользованный билет на краю стола, возле настольной лампы. Выбросить его он всё равно не сможет.       На дне ящика парень нашел блокнот со знакомой обложкой. Кажется, так выглядел дневник Кима, который тот вёл несколько первых лет их знакомства. Во время работы Чон его уже не видел. Недолго сомневаясь, Чонгук кладет его на тумбу, возле ключей, чтобы потом забрать с собой.       Время уже перевалило за пять часов, когда парень закрыл шкаф с чистой одеждой и заправил постельное белье. Закрыв окна, он отошёл к двери и ещё раз осмотрел всю комнату, по несколько секунд останавливаясь на каждой фотографии. На душе впервые было так хорошо, что губы снова растянулись в улыбке. Ведь воспоминания о человеке, которого вы любили и потеряли, могут приносить не только боль. Они также могут вас исцелить.

***

- Мне кажется, в нашей квартире кто-то был. - Ты о чём? - спрашивает Кихёк, отворачиваясь от окна, - и она не наша. - Сейчас наша, ведь мы платим за неё, - стоит на своём Сынхо, - вещи не на своих местах, вот о чём. - Наверное, Чонгук заходил. Сынхо с недоверием посмотрел на друга, а потом увлечённо начал что-то искать в холодильнике. - Чегоооо? Чонжуку здесь что делать? С чего ты взял? - Во-первых, прекрати называть его Чонжуком, это невежливо - с укором сказал парень, отбирая у друга последний кусок пиццы, - во-вторых, почему ты продолжаешь есть дома всякую гадость, если работаешь в ресторане? И в-третьих, - промычал, откусывая большую половину, - я видел, как он из подъезда выходил. Сначала думал, что показалось, но... Чёрт, холодная пицца то ещё дерьмо. Сынхо тут же отобрал остатки обратно. - Ничего ты понимаешь в еде. - Действительно. Кихёк падает на диван и закрывает глаза. Как же он устал. Поднимать бизнес с нуля в огромном городе и правда чертовски сложно. Если бы Чонгук не помог с квартирой, а место, где они открыли ресторан, не было раньше популярным, то вполне возможно, что они бы провалились сразу. Большую роль также сыграли мамины старинные рецепты. Эти блюда стали некой изюминкой в ресторанном бизнесе. Не сказать, что сейчас всё хорошо, прошла всего неделя с их открытия, но черту минимального количества посетителей, а иногда даже среднего, они пересекают. Значит, как минимум, будет из чего выплачивать зарплаты работникам в конце месяца. Сам он, скорее всего, уйдет в минус, но Кихёк был к этому готов и имеет нужные сбережения, чтобы продолжить работу. Перед Чонгуком вот очень неудобно. После всего, что ему рассказали тогда его брат с парнем, правильным казалось поскорее съехать, но Джин заверил Кихёка, что всё в порядке, и Чон не против их пребывания здесь. Да и других вариантов Джихо найти так и не удалось. И они решили остаться. В конце концов, Кихёк же не виноват, что так сильно похож на погибшего Тэхёна. - Чего загрузился? Кихёк приподнимает бровь. - У меня глаза закрыты, откуда ты знаешь? Сынхо ставит чашки с чаем на столик и заваливается к нему на диван. - Ты в последнее время как открытая книга. Даже с закрытыми глазами. Но я не уверен, что именно тебя тревожит. - А какие будут варианты? - Ресторан, моё пристрастие к пицце или Чонгук. Подозреваю, что последнее. Кихёк громко вздыхает и садится по-турецки напротив друга. - Мне... немного не по себе от всей этой ситуации. Тэхён... я его ни разу не видел даже, мне не с чем сравнивать, но и Чонгук, и его брат с парнем, увидев меня, замерли. Неужели и правда сходство так сильно? К тому же, когда я думаю о смерти Тэхёна... мне даже представить сложно, что почувствовал Чон при виде меня. Ты же помнишь нашу первую встречу? По словам Джина, это очень сильно повлияло на него. Сынхо замотал головой и поднял руку, призывая к молчанию. - Хёк. Всё, что случилось с этими двумя, не твоё дело и не твои проблемы. Чонгук взрослый мужчина, который пережил смерть своего любимого. Он справился. И с этим справится. В конце концов ты - не Тэхён. Может быть, снаружи вы и одинаковые, но вот здесь, - парень протянул руку и коснулся чужой груди, - здесь живёт абсолютно другой человек. И как только он это поймёт, всё сразу станет проще. Возможно, он уже осознал и принял это, раз приходил сюда, - Сынхо вдруг скорчил смешную мордашку во время своей серьёзной речи, - но, чёрт возьми, зачем он трогал мои средства для мытья окон? Кихёк схватил подушку и запустил в друга. - Боже, ты такой... Вали уже к себе, собственник моющих средств. - Всё, меня нет, - смеясь, ответил парень и, забрав свою кружку, ушел в комнату.       Кихёк снова остался наедине со своими мыслями. Согревая руки о кружку с медленно остывавшим чаем, он думал о том, насколько похожи их с Чонгуком судьбы. Они оба не смогли уберечь дорогих им людей и потеряли своих любимых. Хёк на самом деле мог только догадываться, что чувствует Чон, смотря на него, ведь даже не представляет, что почувствовал бы, увидев живую копию своей погибшей жены. - Кхм, хён? - Ну чего тебе ещё? - недовольно спросил парень, вырываясь из неприятных воспоминаний. - Я это... кажется, я понял, для чего Чонжуку мои моющие средства понадобились. - Я уж думал, ты научился правильно произносить его имя, но увы. И для чего же, Шерлок? - Дверь, хён, - пальцем указывая на одну из комнат, - она не заперта. - Что? - голова Кихёка показалась из-за спинки дивана. - Раз уж она открыта, то может посмотрим, что там? - Сынхо тянется к ручке и собирается открыть дверь. Кихёк никогда ещё так быстро не бегал. - Нет, не смей! - парень отталкивает друга, невольно вваливаясь в комнату, из которой тут же выпрыгивает, стоит только заметить висящее на стене фото двоих парней. Молниеносно захлопнув дверь, Кихёк с упрёком посмотрел на друга. - Больше никогда так не делай. - Ну почему? - Сынхо недовольно скрестил руки на груди, - если он её открыл, значит нам можно войти. - Сынхо, - с напором сказал старший, - не во все открытые дверь нам можно войти. Я тебя прошу, не делай этого. - Да что там такого? - Там Тэхён, Хо и воспоминания Чонгука о нём. Эта комната только их. Поэтому не смей вмешиваться. Сынхо нахмурился, но утвердительно кивнул. - Окей, я понял. Но чувак, ты сейчас повёл себя очень странно. - Просто я его понимаю, - прошептал Хёк, опустив взгляд на пол, - мне было бы очень неприятно, если бы кто-то без разрешения вошёл в нашу с Ёнсу комнату. На лице друга тут же появляется сожаление. - Я... прости, я не хотел напоминать. Клянусь, я больше даже мысли не допущу зайти в эту комнату. Кихёк поднял голову и улыбнулся другу. - Всё хорошо. Давай ложиться спать, завтра тяжёлый день. - Да, спокойной ночи, хён. - Спокойной.       Парень возвращается к дивану, но не ложится, а несколько минут просто стоит возле него, снова погрузившись в неприятные мысли. Когда усталость, наконец, берёт своё, он устраивается поудобнее, засыпая через некоторое время и со всей силы прижимая к груди подушку. И снились ему двое, с улыбкой смотрящих друг другу в глаза, в которых отображалась кажется целая вселенная.

***

      Тихо подняться и сбежать из комнаты не получается, когда сильные руки внезапно обнимают сзади за талию. Девушка чувствует лёгкий поцелуй на своей лопатке и улыбается. - Я разбудила тебя? Прости. Хосок на это только тихо стонет и падает обратно на подушку. - Семь утра, Джесси. Куда ты вскочила в такую рань, да ещё и в выходной? - Я правда пыталась быть максимально тихой, чтобы не тревожить тебя. Мне жаль. Во сколько ты вчера лёг? - Мммм, где-то около трёх. Чёртов заказ. Но не переводи тему. Куда ты? - У меня сегодня запланирован приём в больнице, мне нужно собираться. Так что давай, отпускай меня. Хосок тут же отрывает лицо от подушки и смотрит встревоженно на девушку. - Больница? Зачем? Любовь моя, тебя что-то тревожит? - Вовсе нет. Понимая, что теперь сбежать по-тихому не получится, Джесси вздыхает и забирается обратно под одеяло, чтобы быть как можно ближе к своему мужу. Хосока крепкие объятия и поцелуи в шею очень даже привлекают, но всё же... - У тебя не получится меня заболтать. Зачем тебе в больницу? - А я разве болтать с тобой собираюсь? - интересуется девушка, исследуя руками чужое тело, пока их не перехватывают и не зажимают над головой. - Маленькая чертовка, - рычит Хосок, наваливаясь сверху и впиваясь в нежные губы настойчивым поцелуем, - не думай, что у тебя получилось. Я всё равно узнаю. Джесси слегка улыбается в поцелуй и дёргает руками. - Пусти, я хочу обнять тебя. - Не пущу. Ты наказана за непослушание. - Ну пожалуйста... И кто такой Хосок, чтобы сопротивляться этому "пожалуйста"?

***

- Вот скажи мне, дорогая, почему я узнаю о том, что стану дядей, из листка с анализами, случайно попавшими мне в руки, а не от родной сестры? - Может потому, что твоя сестра сама узнала об этом час назад? - Джесси скептично приподнимает бровь. - Прекрати использовать приёмы Тэхёна. Девушка слегка улыбается, поднимаясь на встречу брату, и улыбка эта максимально неловкая и натянутая, ведь боль потери близкого друга для неё до сих пор очень сильна. - И что скажешь, док? Хорошие у нас анализы? - Прекрасные. Я так понимаю, токсикоз тебя обошёл стороной? - Да, иначе я бы догадалась обо всем раньше. - Почему одна приехала? Хосок на работе? Джесси лукаво стрельнула глазками. - Нет, я от него сбежала. Намджун захохотал. - Мне кажется, этот парень уже не раз пожалел, что взял тебя в жены. - Ложь и провокация. Он безумно счастлив от этого факта. Потрепав сестру по коротким волосам, доктор хмыкает. - И когда планируешь осчастливить будущего папашу? - Хочу сделать сюрприз. У нас как раз через несколько дней... - Чон, лучше тебе стоять на месте, Джесси! - послышался низкий рык на весь больничный коридор, когда из-за угла появился Хосок. - Ну... кажется планы поменялись, - счастливо улыбается девушка, которую спустя считанные секунды заключают в крепкие объятия. Намджун спешит поскорее оставить этих двоих и скрывается за дверью кабинета, неожиданно и сам оказавшись к крепких руках. По ту сторону снова слышится крик Чона, но на удивленный и вопросительный взгляд Джина доктор лишь отмахивается и быстро целует.       У каждого своё время на счастье.

***

- Чимин.., - голос звучал совсем тихо, на грани слышимости, но заставил парня вздрогнуть, словно от удара, - позволь мне... Слёзы ручьём бежали по щекам, но Пак не обращал на них внимания. Его всё ещё неверящий взгляд продолжал блуждать по мертвенно-бледному лицу. - Что? Что позволить? - тело напротив не двигалось, не подавало признаков жизни, и Чимин по-настоящему испугался, - Юнги? Тяжёлые веки слегка поднялись. - Пододвинься... немного ближе. Я не могу дотянуться до тебя. Чимин громко всхлипнул, пододвигаясь вплотную. - Юнги... На посиневших губах заиграла горькая улыбка. - Так приятно слышать своё имя из твоих уст. Жаль, что не могу дольше этим наслаждаться. Чимин дрожит, его всего трясёт от слёз и начинающейся истерики. - Юнги, пожалуйста... - хочется кричать, молить о пощаде, просить не заканчивать всё вот так. - Тихо, - Мин слегка приподнимается, притягивает за талию ближе и из последних сил присасывается и кусает кожу на чужой ключице.       Закрепляет метку.       Чимин прекращает сдерживаться и начинает рыдать в голос. Ему больно. И нет, не от действий парня, а от осознания, что это их последние минуты. Всё не должно было закончиться так. Только не так.       Вместе с меткой под кожу словно проникает и сам Мин. Кажется, что кровь бежит по телу в десятки раз быстрее, а адреналин зашкаливает. Это были бы прекрасные ощущения для обоих... если бы один из них сейчас не умирал. - Не плачь, - Юнги оставляет лёгкий поцелуй, осматривая свою метку на родном теле, - Я точно знаю, что ты - мой, - чувствуя, что сил почти не осталось, Юнги падает обратно и дарит парню последний взгляд, полный любви и нежности, - Пак Чимин... в следующей жизни... давай обязательно будем счастливыми.       Чимин отчаянно воет, вслушиваясь в звуки аппаратов в палате. Внутри что-то разбивается и умирает вместе с его истинным. Ведь у них нет этой следующей жизни. - Дурак! - кричит парень, прижимая к груди чужую голову, тщетно пытаясь услышать дыхание, - Не делай этого, не оставляй меня. Ты же обещал! Тогда, на мосту, в очередной раз влюбляя в себя, ты обещал, что никогда не позволишь мне остаться одному! Чёртов лжец! Ненавижу! - Чимин уже ничего не слышал и не видел, он хотел просто не чувствовать этой боли, - Пожалуйста, Юнги, умоляю тебя не бросай меня...       Чимин резко открывает глаза, уставившись пустым взглядом в потолок, не обращая внимания на слёзы, которые бегут по щекам. Уже, кажется, привык. Подобные сны не в новинку, Юнги часто ему снится, правда, в большинстве случаев эти сны приятные, как тот, со свидания на мосту, когда Мин окончательно и безвозвратно забрал его сердце. А иногда парню снятся их последние дни, минуты, секунды вместе, или вот как сейчас. И Чимин от этой боли задыхается, да, но вместе с этим находит в себе силы идти дальше, он эту боль принял и научился с ней жить.       Пак поворачивает голову к большому окну, замечая, что солнце уже вышло, а значит, скоро прозвенит будильник и нужно будет собираться в аэропорт, чтобы продолжить поиски нужного ему человека в Чехии. Чимин устал, но будет продолжать путешествовать из страны в страну, пока не найдёт ответы на свои вопросы. А вопросов этих у него много.       Парень берёт с тумбочки телефон и проверяет уведомления. Сокджин пока ничего не ответил, госпожа Кан тоже. Чимин попросил их узнать немного больше об этом Кихёке, а также покопаться в прошлом Тэхёна, чтобы найти возможные точки соприкосновения. Правда, втайне от Чона. Вся эта ситуация кажется Паку чертовски странной. А ещё ему очень не по себе от того, что в такой момент он не рядом с Чонгуком и никак не может его поддержать. Но Чимин делает всё возможное, чтобы как можно скорее вернуться в Корею. Он боится только опоздать. Куда и почему, парень не понимает, но знает, что нужно поторопиться.

***

Примечания:
Вдохновляюсь старыми комментариями, раз уж новых почти нет😌
Хочу немного поделиться с вами своими мыслями.
Перед тем, как начать писать эту главу, я прочитала с самого начала всю работу и просто... Начало ужасное. Серьёзно, я бы бросила читать ещё на второй части, если бы была читателем. Надеюсь, мне когда-то хватит ума его немного подкорректировать. И вообще, за весь Фик у меня раза три возникало желание бросить его, так что спасибо, что вы до сих пор читаете, не смотря на все минусы этой работы.
Позже я подумала, что, возможно, стоило закончить эту работу на хэппи-энде ВиГу, не доходя до смерти Юнги, ведь история реально затянулась. Но это было бы огромной ошибкой, для меня Фик навсегда остался бы незаконченным.
И сейчас я могла бы сказать, что осталось не так уж и много, но вспоминаю, что говорила это ещё 10 глав назад, поэтому лучше промолчу, ведь дополнительные сцены продолжают возникать в голове.
*пс: но осталось и правда совсем немного, 3/4 уже написано, осталось только закончить последнюю четверть.
И снова: если бросаете читать работу, то обязательно скажите мне почему. Я хотела бы учиться на своих ошибках. Стольких больше не вижу в комментариях, даже девочку, которая дала этой работе первую и единственную награду.
В любом случае, автор вас 💜💜💜
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты