Договоры. Договор 1. Месть. +84

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
м/м
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Мистика, Философия
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В промозглый осенний вечер из машины вышли двое: белоснежный пушистый зверёк с желтыми глазами и убийца, который давно знал, что он мёртв.

Посвящение:
Посвящаю этот рассказ любимому пушистому демонёнку, который ворвался в мою жизнь весьма неожиданно, но приятно. Я очень рад, что познакомился с тобой, надеюсь, наша дружба будет долгой. На вечность не замахиваюсь, но кто знает…
И спасибо, дорогой, за вычитку, ты оказался самым жутким бетой из всех, кто у меня был, за это тебе отдельное спасибо

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Присутствует графическое описание секса и немного насилия. Не над зверьком))

Для меня очень дороги эти герои, поэтому критику, вопреки обыкновению, буду воспринимать болезненно *готовит арсенал для критиков*
20 ноября 2011, 02:32

Договор 1. Месть.



Есть у Демона душа
Если Демон плачет
"Песни у костра"



В этом году осень в Осло, как и прежде, не радовала теплой погодой. Норвегия – суровый край, породивший легенды о не менее суровых воинах – викингах, в двадцать первом веке представляла собой тихое спокойное место с удивительной красоты пейзажами и спокойными добродушными людьми, населяющими их.
Этот вечер все жители города предпочли провести дома за чашкой горячего чая или в тёплом баре со стаканом пива и друзьями. Промозглый ветер мгновенно продувал до костей, стоило выйти из прогретого салона машины. Моросил холодный дождь, и ледяные вихри, нёсшие с Севера запах зимы, сбивали последние рыжие листья, которые с легким шуршанием падали на сырую землю. Снежная королева медленно, но неумолимо шествовала из своих чертогов, всё быстрее и суровее подгоняя золотоволосую красавицу Осень.
- Вот и пришла Сив, богиня Зимы, - прошептал Дьюр и приоткрыл дверцу, выпуская на тёмную улицу небольшую белоснежную фигуру.
Снизу раздалось недовольное фырканье – Снаррвинд ненавидел воду. Дождь зарядил основательно, и уже четыре дня небо было затянуто тяжёлыми низкими серыми тучами.
Дьюр усмехнулся и пошёл сквозь морось к большому особняку, надежно скрытому за высокой кованой оградой, бесполезной, потому что никакие двери сегодня не смогли бы остановить его. Сегодня был его последний день в мире живых.
Белое создание остановилось около запертых ворот и встряхнулось, взметнув в воздух россыпь сверкающих в свете фонарей брызг, часть из которых с тихим стуком ударилась о полы длинного кожаного плаща мужчины.
- Может, сбегать за зонтиком? – едва заметно улыбнувшись, тихо спросил он. В ответ раздалось презрительно-гневное фырканье: за последний год он научился безошибочно разбираться во всём многообразии звуков Снаррвинда.
Полыхнувшие жёлтым глаза и последовавший за этим тихий щелчок оповестили о том, что дверь больше не заперта. Только успел мужчина тихо и очень осторожно приоткрыть тяжёлую створку, как между ног стремительно мелькнула тень, врываясь в просторный заасфальтированный двор.
- Хель тебя забери, - шепотом выругался Дьюр, входя следом.
Но белоснежному зверю было не до него, он уже с азартом гонял по двору трёх ротвейлеров. Собаки, обезумевшие от ужаса, хаотично носились по двору, пытаясь убежать от смертельной опасности, как и другие животные, остро чувствуя истинную природу Снаррвинда. Противный холодок скользнул по спине Дьюра – ротвейлеры убегали молча, хотя их пасти с капающей слюной судорожно открывались в попытке издать хоть какой-нибудь стон или вскрик. Винд умел «красть» звуки.
Стремительно пройдя через двор и поднявшись на крыльцо, Дьюр остановился, терпеливо ожидая спутника. Наконец, тот появился из-за какого-то угла и радостно бросился к мужчине, который хоть и подготовился, но всё равно не смог удержать равновесие, когда в его колени врезалось несколько килограмм пушистого недоразумения.
- Винд, - сердито зашипел он, - заканчивай ерундой маяться, вспомни, зачем мы здесь!
Снаррвинд успокаивающе фыркнул, говоря, что редко забывает что-либо. И уж тем более не цель визита. Легкий выдох - и входная дверь распахнулась так же бесшумно, как и предыдущая.
В доме было тепло, темно и очень тихо. Дьюр с облегчением снял тяжёлый мокрый плащ, когда раздался характерный звук отряхивающегося зверя, который второй раз за вечер окатил его дождём холодных брызг. Тихо рыкнув, гневно уставился в нахальные жёлтые глаза, которые смотрели на него с неподдельным интересом.
- Отродье Локи, - вырвалось у него, и зверёк довольно захихикал, обнажая в кошмарной улыбке два ряда острых зубов. А когда тот решительно потрусил вверх по лестнице, Дьюру не оставалось ничего другого, как последовать за ним.
Промокшая длинная и густая шесть весьма затрудняла передвижение, поэтому Винд стремился избавиться от влаги как можно быстрее, а если при этом можно было подшутить над попутчиком, этот процесс доставлял удовольствие вдвойне. Тем более, в отличие от демона, тренированный и закаленный боец практически не испытывал неудобств от сырости.
Казалось, дом вымер, из комнат не доносилось ни звука, не было слышно даже тиканья часов. Могильная, гробовая тишина. Мягко наступая чёрными подушечками пушистых лапок, по тёмным коридорам скользила смерть, белоснежный палач, а вынес приговор он, Дьюр.
Одна дверь, вторая, третья, поворот - Снаррвинд замер у последней и с размаху плюхнулся на пушистый зад. Мужчина неторопливо подошёл и, саркастично приподняв брови, покачал головой. Жуткий оскал ответил не менее саркастично, и Дьюр толкнул роскошные резные створки из тёмного дерева, не скрываясь, вошел в спальню, оставив зверька сидеть в коридоре - здесь он ему был не нужен. На пару минут замер около изножья кровати, прислушиваясь к посторонним звукам, но, как и в коридорах, не услышал ничего. Не доносилось даже дыхания спящего человека.
- А вот и я, - прошептал и, подойдя к светильнику, который стоял на тумбочке около кровати, щелкнул выключателем.
Свет залил комнату, и Дьюр, мгновенно сориентировавшись, взвёл курок и приставил дуло пистолета ко лбу просыпающегося мужчины. Тот попытался закрыть руками глаза, но холодная сталь с характерным запахом машинного масла заставила его застыть. Сердце пропустило удар и бешено рвануло вновь, до боли сводя грудную клетку.
- Хьярти, - тихо произнёс Дьюр. – Прошу прощения, если помешал.
- Кто ты? – голос после сна звучал хрипло, а глаза слезились от яркого света.
- Меня зовут Дьюр, - спокойно ответил, удовлетворённо отметив, как расширись глаза его собеседника. Хьярти его узнал!
- Но… - мужчина испуганно подался было назад, но резкое движение пистолета заставило его снова неподвижно застыть. – Тебя же убили… - выдохнул он.
- Правда что ли? – ухмыльнулся Дьюр. – Надо было лучше целиться.
- Это ты! Это ты всех убил! – новую попытку двинуться прервал пистолет.
- Убил, - легкий кивок головой. – А вы думали, что можете прийти, уничтожить всё и уйти безнаказанно? Он был единственным человеком, которого я любил. Я сам закрыл его глаза, забирая последний вздох.
- Сколько ты хочешь? Я могу дать тебе денег, много денег…
Испуганный лепет прервал хохот:
- Не оскорбляй себя, воин, умри достойно и присоединись к Одину, может он примет тебя в Асгард.
Рывок вперёд остановил выстрел, Хьярти дернулся в предсмертных судорогах и повалился на кровать, заливая подушки кровью. Мужчина задержался на пару минут, проверяя пульс, а потом вышел, передергивая затвор.
- Уходим, - бросил зверьку и стремительным шагом направился к лестнице.
Снаррвинд, увлечённо выискивающий что-то за тяжёлой портьерой, оглушительно чихнул и, кинув внимательный взгляд в проем открытой двери, усмехнулся, увидев свисающую с кровати руку и алые капли на светлом ковре.
Его работа закончилась…
Дом по-прежнему был погружён в неестественную, пугающую тишину, и ничто не помешало им спокойно выйти из особняка. Дьюр открыл заднюю дверцу, и белая фигура скользнула на сиденье, встряхнувшись и развалившись на кожаном диване.
- В отель? – спросил мужчина, сев за руль, и сзади согласно фыркнули. – Зачем? Можно же и здесь всё закончить?
Вопросительное фырканье сменило сопение, Снаррвинд лежал на спине, раскинув лапы в разные стороны, и играл клочком кожи, свисающим со спинки сиденья. Он ободрал обивку уже около полугода назад, и Дьюр оставил развлечение для пушистого попутчика.
- Дитё, - буркнул мужчина и повернул ключ зажигания.
И вернулись все звуки. Мгновенно. Они обрушились на сознание, оглушая и подавляя. Завыла сигнализация, сработав на взлом, залаяли обезумевшие собаки, кто-то начал кричать, послышались выстрелы.
- В кого они стреляют, идиоты?
Он тронул машину в тот момент, когда из ворот выскочили вооруженные люди с автоматами, и полоснула очередь, но ни одна пуля не попала в машину. Не удивительно, Снаррвинд очень ценил свою безопасность.
По дороге к отелю оба не проронили ни слова, да и к чему ненужные звуки, когда они знали, что будет дальше. Дьюр, отдав ключи мальчику перед отелем, подхватил зверька на руки, и тот с комфортом расположился на своём носильщике.
- Добрый вечер, мистер Хэймдалль, - лучезарно улыбнулся администратор, вручая магнитную карту от номера.
Мужчина наградил служащего еле заметной улыбкой, растянув губы на пару миллиметров. Ему не хотелось общаться ни с кем из работников отеля. Слегка кивнул лифтёру, который доставил его на шестой этаж и почтительно распахнул перед гостем кованые решетчатые двери старого лифта.
По иронии судьбы, в это время года в городе было многолюдно, и пришлось взять единственный оставшийся номер в отеле. Возможно, на других этажах и оставались комнаты, но он приехал со Снаррвиндом, а мест, куда можно было привозить домашних животных, насчитывалось единицы. Распахнув тяжелую дверь, прошел внутрь и опустил зверька на огромную кровать в виде сердца. Ему достался номер для новобрачных. Насмешка богов.
- Фрукты? – спросил он, и Винд, чихнув, согласно кивнул, удобно взбивая себе мягкое белоснежно-золотое покрывало.
Дьюр остановился на секунду, против воли залюбовавшись зрелищем: белоснежный зверь с огромными желтыми глазами на белоснежном же покрывале. До боли страшная красота. Буквально.
Набрав номер администратора, сделал заказ и скинул прямо на пол мокрую и пропахнувшую кровью и смертью одежду.
- Я в душ, - бросил он и скрылся в огромной ванной комнате, на мгновение ослепнув от света, отразившегося в зеркалах и стразах.
Горячая вода вызвала стон блаженства, и он замер под её струями, закрыв глаза. С каждым днём поведение Снаррвинда становилось всё непонятнее, и эти минуты, которые Дьюр проводил в роскошном номере дорого старого отеля, были удивительны, так как, отдавая утром ключ, он не думал, что вернётся обратно. Винд не убил его. Или убил, и это уже ад, просто он ещё не понял? Хотя есть ли разница?
Цепной пёс уничтожил всех, кто был причастен к гибели хозяина. Месть свершилась, и он, Зверь, был палачом. Его дом разрушили, друзей расстреляли, а босса оставили умирать на руках. И только сейчас со спокойствием и удовлетворением стали уходить воспоминания о том дне, когда выстрел в грудь должен был оборвать и его жизнь. Рука стрелявшего чуть дрогнула, и пуля сместилась на миллиметры вправо, дав несколько минут жизни, позволив Дьюру, превозмогая боль от ранения и ещё более страшную - от гибели любовника, вызвать силы, которые он всегда боялся даже ненароком потревожить, но тогда… Желание отомстить и стереть с лица земли убийц отмело все сомнения. В луже крови, сжимая в руках остывающее уже тело, он кричал проклятия и вызывал древних богов, чтобы те дали силы. И Древние услышали его.
- С днём рождения, Херьян, - прошептал Дьюр и выключил воду.
Снаррвинд, развалившись на кровати, с аппетитом уничтожал фрукты из тарелки, лежащей рядом, прямо на покрывале.
- Я не слышал, чтобы кто-то стучал.
- Ты был слишком поглощён своими размышлениями, чтобы что-то услышать, - лениво отозвался Винд, отправляя в рот виноградину. – Я принял заказ.
- Когда начнём? – спросил Дьюр, останавливаясь перед кроватью.
- Так не терпится? – ухмыльнулся Снаррвинд, потроша мандарин. – Всегда успеется, поужинай.
- Для чего? Ты выполнил свою часть Договора. Сегодня умер последний, я готов.
- Поужинай, - настойчивее произнёс Винд, плавно встал с кровати и, сжав плечо мужчины стальной хваткой, подтолкнул к накрытому столу.
Дьюр вырвался, злобно зарычав, и рывком отодвинул стул.
- Дай хоть оденусь.
- Зачем? Мне так больше нравится, - с улыбкой отозвался Винд, садясь на соседний стул. – Ты совершенен, - прошептал он, не сводя глаз с мужчины.
- А то ты мужиков голых не видел, - фыркнул Дьюр и сел, придвигая к себе тарелку со стейком.
- Видел. Но всем им было далеко до тебя.
- За тысячи лет ты не видел никого, красивее меня?
- За сто восемьдесят лет, если быть точнее, - Снаррвинд закинул ногу на ногу и взял с блюда банан. – Я немного видел, не так часто был на земле. Можно сказать, это почти моя первая длительная экскурсия по миру смертных. И я не сказал красивее, - добавил с улыбкой, тщательно очищая банан. Дьюр знал, что из всех фруктов, его желтоглазый спутник больше всего любил бананы. – Я сказал совершеннее.
- Ещё скажи, что ты влюбился, - не удержавшись, подколол Дьюр, собирая кусочком хлеба густой пряный соус, пахнувший дымом.
- Почему бы и нет, - рассмеялся Винд. – Ты умный, красивый, сильный, охренительно сексуальный и потрясающе хорош в постели. Немножко псих, но у каждого свои недостатки.
- Демоны не умеют любить, Снаррвинд, - тихо ответил и придвинул к себе кружку с чаем.
- А ты умеешь? Это болезнь, а не любовь, Дьюр, - резко отозвался Винд и тоже налил себе чай. – Ты был помешан на нём, половину Норвегии вырезал ради мести.
- А ты мне помог! И не говори, что твоя праведная душа оскорблена моими действиями. И поверь, те, кого я убил, были достойны смерти, - он раздражённо ткнул в сидящего напротив мужчину пальцем и сделал большой глоток.
- У демонов нет души, - почти прошептал Винд, осторожно отпивая чай.
Удивительно, но бессмертный и практически неуязвимый демон постоянно обжигал язык о слишком горячий чай. Это всегда очень забавляло Дьюра.
- Откуда ты знаешь? Люди тоже думают, что у них нет души. Может кто-то намного сильнее вас, видит ваши души?
- Может, - пожал плечами перевёртыш. - Расскажи мне о Херьяне.
- Не хочу, - в голосе скользнула боль.
- Он был красивым? - не унимался Винд, - Любил тебя? Как вы познакомились?
- А то ты не знаешь? Ты же демон!
- Правильно, я демон, а не телепат. Откуда я знаю, что там у тебя произошло. Ты мне даже фото никогда не показывал своего драгоценного хозяина!
Дьюр допил чай и налил себе ещё кружку, внимательно взглянув на перевёртыша.
-Ты что, - с легкой улыбкой спросил, отпивая чай, - ревнуешь?
Винд фыркнул, издав почти такой же звук, как и белоснежный зверёк, в образе которого чаще всего находился, и откинул с лица длинную белоснежную прядь.
- У меня же нет души, - язвительно ответил, - и я не умею любить. С чего бы мне ревновать?
- Ты собственник, твой чёртов ошейник начинал меня душить, стоило мне даже посмотреть на кого-нибудь.
- А нечего пялиться! – рявкнул демон. – Дай тебе волю, ты бы всех перетрахал, тестостерон ходячий. А я собственник! И не люблю делиться! - он со стуком поставил чашку и вскочил на ноги, расстегивая рубашку. – Иди в постель! – рявкнул, кидая на пол черную ткань.
- Не хрен командовать! – возмутился Дьюр, швыряя в раздевающегося демона кружку.
Тот легко увернулся и с рыком схватил мужчину, легко поднимая на ноги.
- Напомнить, кому принадлежит твоя душа, а Дьюр? – почти ласково прошептал на ухо, проводя по волосам и до боли вытягивая темные пряди.
- Вот именно, - процедил сквозь зубы Дьюр, - душа, а не тело.
- У нас был уговор, помнишь?
- Мелкими буковками дополнение?
- А надо было читать весь контракт, - ухмыльнулся перевёртыш, швыряя обнажённого мужчину на кровать.
Он, наконец, разделся и встал, гордо выпрямившись. Высокий, мускулистый, огромный демон, с длинными белоснежными волосами и жёлтыми глазами. По опыту Дьюр знал, что тот может перекидываться в разные формы, начиная от маленького ребёнка до нынешней, но всех объединял отличительный признак – белоснежные волосы и желтые глаза. Единственная форма, в которой Снаррвинд вел себя как актив, отличалась еще и тем, что на смуглой коже красовалась замысловатая татуировка, спускаясь по щеке вниз до самой груди. И этот наглый, агрессивный и вспыльчивый двухметровый демон сейчас стоял напротив него. Радовало только одно - из всех внешностей эта была самая неустойчивая.
- Я подыхал, если ты не заметил, - огрызнулся Дьюр, - мне некогда был читать мелкие буковки.
- А это твои проблемы, - фыркнул Винд и плавно скользнул на кровать, нависая над мужчиной.
- Ублюдок лживый, - бросил Дьюр, и властные горячие губы накрыли его. – Иди в жопу! – рявкнул он, пытаясь отпихнуть от себя сильное тело.
- Какой ты нетерпеливый, дорогой, - мурлыкнул перевёртыш и тихо рассмеялся.
- Не в мою, - Дьюр напрягся и перевернул Винда, садясь сверху.
Демон рывком притянул к себе его голову, и они схлестнулись в жадном поцелуе, каждый пытаясь утвердить своё превосходство. Дьюр был универсалом, но преимущественно активом, Винд же в большинстве форм – пассивом, поэтому они легко договорились. Но когда демон перекидывался в татуированного самца, их сексуальные игры напоминали больше поединок, в котором ни один не хотел оказываться снизу. И сегодня Снаррвинд был настойчив.
- А другой здесь нет, - Винд с силой провел пальцами по спине, сминая ягодицы и проводя по ложбинке между ними. – Только эта, - он дотронулся до ануса, слегка погладив морщинистую кожу и чуть надавив на вход.
Дьюр рыкнул и чуть приподнялся, схватив лежащего под ним демона за плечи, пытаясь перевернуть на живот. С таким же рыком Винд увернулся и снова подмял мужчину под себя, впиваясь в шею поцелуем, оставляя багровый засос, заставляя с тихим стоном откинуть голову назад, подставляясь ласке, на что демон ответил нетерпеливым жестом, потёршись напряжённым членом о бедро. Перевёртыш чуть отстранился и погладил ошейник из тонкой синей кожи с металлическими заклепками, которым когда-то пометил смертного. Ошейник, который видел только он, который невозможно снять, порвать или уничтожить, и сообщал демону, где находилась его собственность. Точно такой же, но чёрный, украшал его шею. Это был во всех смыслах странный Договор.
Воспользовавшись тем, что Винд чуть отвлекся, Дьюр перехватил инициативу, и перевернул его, снова оказываясь сверху. С силой надавил коленом между ног, раздвигая их и опускаясь между ними.
- Намеков ты не понимаешь, - пробурчал демон и, обхватив мужчину ногами, потянул на себя, вновь припадая к губам, целуя и кусая их, переворачиваясь и опрокидывая на спину. Однако, кровать, не смотря на огромные размеры, закончилась, и они с грохотом свалились на пол. Дьюр не сдержал тихого стона, когда тяжёлое тело придавило его к полу.
- Слезь с меня, - отпихнул он перевёртыша и вскочил на ноги.
Чтобы вновь оказаться в объятиях демона, двигающегося с огромной скоростью.
- Не так быстро, дорогой, - прошептал Винд в губы и, обхватив за задницу, поднял на руки, - я ещё не кончил.
- Пусти меня, извращенец, - зарычал Дьюр, но на него просто не обратили внимания.
Ссадив ценный груз на стол, Винд с силой раздвинул ноги мужчины, притянув к себе, вжимаясь возбужденным членом в чужое тело.
- Дьявол, - прошептал он, целуя шею, - ты такой…
- Какой? - простонал, с силой обхватив ногами и прижимая к себе, неосознанно толкаясь вперед.
- Неуступчивый, - вывернулся демон и, щелкнув пальцами, вытащил из воздуха пузырёк со смазкой.
- О, спасибо, дорогой, - протянул Дьюр, отбирая пузырёк.
- Гр-р-р! – демон схватил руки непокорного смертного за запястья и вырвал злополучную бутылочку. – Смирись уже!
Мужчина расхохотался, и перевёртыш заткнул смех страстным поцелуем. Дьюр впился в захватчика зубами, прокусывая до крови и чувствуя, как рот наполняется сладковатым металлическим привкусом. Демон вновь зарычал, но от губ не оторвался, отпуская руки и открывая крышку, вылив немного масла. Нетерпеливым жестом скользнул между ягодицами и довольно резко ввел в тело палец, вызывав неопределённый звук. Почувствовав, что мужчина расслабился, он добавил второй и раздвинул их, растягивая проход. Дьюр оторвался от губ и с улыбкой слизнул кровь демона.
- Хочешь, чтобы я уснул, - прошептал, насаживаясь глубже. – Если ты не знаешь что делать, могу показать.
Желтые глаза полыхнули огнём, и из горла вырвался глухой рык.
- Ты! – проворчал демон.
- Я, - согласился мужчина и откинулся на спину, открывая доступ к телу.
От медленного и тянущего ощущения в своём теле он чуть затаил дыхание, привыкая, и Винд не торопился, понимая, что такой секс у них бывает не часто, и он может легко повредить уязвимую смертную плоть. Осторожно войдя до самого конца, также медленно скользнул обратно и, не почувствовав признаков боли у партнёра, с силой двинулся вперед, выбивая глухой стон и вынуждая вцепиться пальцами в мускулистые плечи, поднимаясь навстречу рывком. Сжимая ноги на бедрах Винда, он чуть сдерживал его, навязывая собственный темп, от которого всё тело накрывало желанием, и наслаждение медленно сосредотачивалось в паху острой, сладкой, болезненной пульсацией, которую хотелось продлить вечность, и в то же время необходимость освободиться от этого напряжения была невыносимой. Он насаживался на член, откинув голову назад и открывая доступ к беззащитной шее, украшенной ошейником, позволяя демону с белоснежными волосами утвердить свои права на него. Винд же лизал, целовал и прикусывал подбородок, губы и всё, до чего дотягивался, пользуясь этой покорностью. Скользнувшая по груди ладонь обхватила возбуждённый член партнёра, пройдясь подушечкой большого пальца по влажной от вязкой смазки головке, лаская, вынуждая Дьюра резко выдохнуть и толкнуться вперед, прося большего.
Громкий стон и резкая боль в спине, по которой прошлись пальцы, сдирая кожу, вызвали лишь удовлетворённый рык, и демон сильнее и резче задвигался, выбивая стоны боли одновременно с наслаждением, доводя партнёра до взрыва, принося ему разрядку и блаженное опустошение. Тело под ним вытянулось, замерло и, напрягшись, Дьюр со вздохом излился в руку, прижимая с силой к себе. Опустившись обратно на стол, он позволил демону парой глубоких и сильных толчков довести себя до оргазма, наполняя тело горячей жидкостью. Оба были ревнивцами, страшными собственниками и всегда кончали внутрь партнёра, как будто заявляя: "ты мой!"
Снаррвинд удовлетворённо взглянул вниз.
- И вот этого ты хочешь меня лишить, - улыбнулся он. – Не выйдет.
- Но наш Договор… - вяло отозвался Дьюр, всё ещё пытаясь прийти в себя.
- А что наш Договор? - переспросил демон.
- Там ведь указано, что ты забираешь мою душу после того, как я отомщу. Я отомстил.
- Там нигде не написано, что это должно произойти в ту же секунду, когда последний из нападавших свалится с простреленной башкой, - фыркнул перевёртыш, щелчком переправляя обоих в ванну и включая душ. – Я могу это сделать и через тысячу лет, ты всё равно мой. А до этого ты обязуешься ублажать меня всякий раз, когда я этого хочу.
Дьюр потрясённо уставился в наглые и довольные глаза и зарычал.
- Ах, ты… - Винд замер, с интересом ожидая окончания фразы. – Демон! – наконец рявкнул мужчина, вызвав радостный смех.
- Демон, - довольно согласился и повернул любовника спиной, - потереть спинку, дорогой?
- Гр-р-р!...

* * * * * * *

- Шестьсот восьмой номер, - произнёс он, протягивая карточку-ключ.
- Надеюсь, вам у нас понравилось, мистер Хэймдалль, - приветливо пропел администратор, заполняя документы на выезд.
- Смертельно, - еле улыбнулся Дьюр и поднял с пола специальную сумку для перевоза животных.
Снаррвинд сидел на мягких подушках и недовольно сверкал жёлтыми глазищами. Он ненавидел, когда его перевозили как собаку, но другой возможности передвигаться на человеческом транспорте не существовало. Перевёртыш не относился к сильным демонам, и смена формы сопровождалась большими энергозатратами, а образ пушистого белоснежного зверька был самым оптимальным и привычным, для которого требовалось минимум сил. А если ты выглядишь как зверь, то и путешествовать должен соответственно - в переноске. И, не смотря на то, что та была очень дорогой и удобной, заманить в неё Винда могло только обещание горы свежих фруктов и немедленного освобождения при первой же возможности. А иначе, очаровательная улыбка в два ряда острых зубов превращалась в демонический оскал, и от сумки оставались небольшие кусочки, не поддающиеся ремонту. Возможно, главной силой пушистого очарования являлась его кажущаяся безобидность, которая ослабляла бдительность и внушала ложное чувство безопасности. Ибо, каким бы прелестным созданием Винд не выглядел, он всегда оставался демоном. Пусть и не самым сильным.
Уже в машине Дьюр выпустил зверька, привычно помявшего его колени лапами с острыми коготочками, прежде чем свернуться в клубок, пряча нос за лапой, и мягко почесал за белоснежным ушком, откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза.
Уезжая из Норвегии, он как будто ставил точку в своей прошлой жизни, оставляя за спиной мафию, своего погибшего любовника, разборки и убийства всех, кто был хоть как-то причастен к тому нападению, что привёло к гибели всей организации. Тогда должен был погибнуть и он, но Договор, заключенный с вызванным отчаянием и кровью демоном, изменил его жизнь. И смерть. Он продал душу, чтобы заручиться помощью Снаррвинда, и должен заплатить. Поэтому сейчас вёз своего нового любовника, тихо сопевшего на коленях и, судя по всему, уже заснувшего, в Испанию. Где было тепло и много фруктов, которые любили оба.
Он провел по пушистому боку и нащупал лапку, осторожно сжимая её, улыбаясь довольно. Тысяча лет с несносным демоном, может это и не так плохо?
Снаррвинд лизнул ладонь шершавым язычком и уткнулся в неё холодным носиком. Он не спал, а думал, что делать дальше. На крик души умирающего бойца отозвался из простого интереса и скуки, подумав, что это будет весело. Заключив с ним Договор и излечив, Винд с энтузиазмом взялся за расследование нападения. Но чем больше он знакомился со смертным, чем лучше узнавал человека, тем сильнее понимал, как запутывается в своих ощущениях, которые не испытывал до этого никогда в жизни. Ему нравился Дьюр. И он совсем не хотел его убивать. Он хотел остаться со своим смертным может не вечно, но на несколько десятков лет точно. Существовала единственная крошечная проблемка. Снаррвинд был мелким, молодым и слабым демоном и заключать Договора на куплю души не мог, у него не хватало сил для этого. Он просто навешал лапши не разбирающемуся в этом Дьюру и сделал единственное, что смог - застегнул на нем ошейник, который разве что служил маячком для мгновенного поиска и напоминал о себе, если вдруг любовник захотел бы вильнуть налево.
И сейчас целью перевёртыша стало переместить свою драгоценную собственность подальше от любой магической активности, чтобы не привлечь внимание более сильных собратьев, которые «по доброте душевной» могли рассказать Дьюру правду. А Винд делиться своей игрушкой ни с кем не собирался. Он собирался её трахать и любить как можно дольше. Пусть даже у него не было души, и он не умел любить.
Демон тихо заворчал и, вскинув голову, посмотрел в окно. Они подъезжали к аэропорту, а значит, надо было снова возвращаться в проклятую перевозку. Дьюр рассмеялся, поднял зверька и поцеловал в нос.
- Не ворчи, скоро будем на месте. А там пляж, солнце, море и фрукты.
Винд широко лизнул любовника в губы и залез в сумку, цапнув напоследок мужчину за палец, захихикав в ответ на сдавленные ругательства.
Можно было бы перекинуться, но это требовало дополнительной волокиты, связанной с оформлением документов, и могло привлечь к себе ненужное внимание странным цветом волос и глаз. Кроме того, никто не давал гарантии, что какое-либо волнение не спровоцирует появление на голове симпатичного юноши пары очаровательных белых ушек.
Дьюр нервничал и переживал, как его демон отнесётся к перелету, ведь раньше они путешествовали исключительно наземным транспортом. И главная беда была в том, что животных заключали в карантин и перевозили в специальном отсеке.
Расплатившись с таксистом, он вошел в переполненный зал аэропорта, бросив последний взгляд на бывшую родину, оставляя за стеклянными дверьми всё своё прошлое. Впереди его ждала солнечная Испания и новая жизнь с демоном.
Рука машинально поднялась, поглаживая ошейник, плотно обхватывающий шею. Возможно, в ту ночь он сделал ошибку, а может, и нет. Жизнь покажет, а сейчас…
- Ну что, поехали? – улыбнулся он, направляясь к регистрации.


Конец.
(10.11.2011 г.)
(to be continued!??)




P.S. Пара слов о происхождении имён.

Дьюр – Зверь (норвежский)
Снаррвинд – быстрый ветер (норвежский)
Хьярти – мечник (норвежский)
Хеймдалль – сын Одина, возм. приёмный, Страж богов, по преданию именно он возвестит о начале Рагнарёка.
Херьян – одно из имён Одина - воин (норвежский)

Хель – богиня смерти в норвежской мифологии
Локи – бог хитрости, обмана и огня в скандинавской мифологии. Коварен, изворотлив и умеет менять внешности.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи