Ждет критики!

The Starlight Night 69

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Пратчетт Терри, Гейман Нил «Добрые предзнаменования» (Благие знамения), Благие знамения (Добрые предзнаменования) (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Кроули/Азирафаэль
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Драма Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
До того, как пасть, Кроули создавал звезды.

Посвящение:
Звездному небу над головой. И одной особенной Маргарите, которая умеет сказать все за меня (и у нее часто лучше это получается).

Спасибо бете!

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Я автор оригинального фика и переводчик на русский, и настолько полюбила эту историю, что и арт к нему нарисовала. (и швец, и жнец, и на дуде игрец).

https://sinnabonka.tumblr.com/post/187999296901/the-starlight-night-by-sinnabonka-the-artwork

Не стесняйтесь, скажите доброе словцо, если понравилось.
5 ноября 2019, 20:56
Как это часто бывало, взяв в руки книгу, Азирафаэль позволил истории унести себя далеко. Тело осталось сидеть в большом уютном кресле укутанное в клетчатый плед, а мыслями он был в мирах, заточенных между страниц книг. Не отрываясь взглядом от строк, скачущих перед глазами в этот поздний час, он протянул руку к кружке с недопитым какао и только тогда понял, что оно безнадежно остыло. Он опять это сделал, не так ли? Ангел отложил книгу в сторону и снял свои маленькие очки для чтения. Не то чтобы они ему были нужны, у ангелов отличное зрение, но кто сказал, что Кроули единственный, кому доступно все веселье и позволительно выглядеть круто? Кстати, об этом – он не уловил момент, когда демон ушел. Он часто это делал в последнее время – покидал коттедж посреди ночи без единого слова, возвращался с первыми лучами солнца без сил и настроения, игнорировал все вопросы, лишь устало улыбался ангелу и уверял, что волноваться не о чем. Но это было не так. Азирафаэль чуял это даже из соседней комнаты, но Кроули – взрослый демон, и если он не хотел о чем-то говорить, ничто не могло его заставить. Азирафаэль отправился на кухню, подогревая какао с помощью небольшого чуда на ходу, нашел корицу среди других приправ и добавил немного в дышащий паром напиток. С удовольствием втянув приятный аромат, он бросил взгляд на звездное небо за окном. В этот же момент на пляже у озера что-то вспыхнуло на короткое мгновение и снова погасло. Озадаченный и уверенный, что это имеет какое-то отношение к пропавшему Кроули, ангел покинул коттедж через заднюю дверь и отправился по извилистой тропе к озеру. Темный силуэт Кроули Азирафаэль увидел издалека. Он сидел на бревне, вынесенном приливом на песок, и вертел что-то в тонких бледных пальцах. Подойдя ближе, ангел различил блестящий металлический бок зажигалки. Каждый раз, когда он открывал крышку, короткая вспышка освещала его словно вырезанное из скалы остроскулое лицо. Он не заметил приближение Азирафаэля и испуганно подскочил, когда теплая рука коснулась его плеча. – Не хотел тебя напугать, дорогой, – ангел убрал руку и сел рядом со змием. – Нет, что ты, ты меня не иссспугал, – Кроули усилием заставил губы изогнуться в улыбке. – Лишь застал врасссплох… Ангел тепло улыбнулся ему в ответ. Он чувствовал, что Кроули в агонии – беззвучной и почти незаметной любому другому, но Азирафаэль ощущал его боль, хоть и никогда бы не позволил себе спросить напрямую. Кроули ждал его шесть тысяч лет, так что казалось справедливым дать хотя бы то время, что необходимо ему сейчас. Они сидели в этой особенной тишине, пряной и пьянящей, состоящей из миллиона разнообразных звуков. Несмотря на то, что вся округа давно погрузилась в темноту, жизнь продолжалась. Все эти сверчки, ночные птицы и животные – все издавало звук. Проводя большинство вечеров внутри коттеджа, Азирафаэль совсем позабыл, что ночь полнится жизнью, даже когда люди спят. Этот миг, наполненный миллионами арий, напомнил ему об этом, и он наслаждался этим осознанием, прикрыв глаза. – Теперь понятно, почему ты приходишь сюда в последнее время, – шепнул ангел, изо всех сил стараясь не спугнуть теплое обволакивающее чувство внутри. – Здесь прекрасно. Кроули вздохнул и закатил глаза. Это не ускользнуло от внимания Азирафаэля, ведь змий перестал носить свои темные очки здесь, в этом райском болотистом уголке, где они остались вдвоем. – Дело не в месте, – на выдохе ответил Кроули и запрокинул голову, направив взгляд к небу. – Ах да, – ангел улыбнулся и процитировал: – «Как много быстрых божьих искр в одной купели…» Какое-то еще время они, не вымолвив ни звука, наслаждались звучанием ночи и звездами. Достаточно долго, чтобы Азирафаэль начал подрагивать от холода. Он щелкнул пальцами, и еще один плед в клетку, брат-близнец того, что остался в коттедже, материализовался у него на коленях. Он придвинулся ближе к Кроули и накрыл их обоих, прижался ближе к змию, с ужасом осознав, насколько холодным тот оказался. Хладнокровный во всей красе. – Пожалуй, лучше вернуться в коттедж, дорогой, – Азирафаэль нашел руки Кроули под пледом и взял их в свои. – Ты дрожишь! Знаешь, можем поглазеть на звезды и с веранды. Возьмем теплую одежду, я сделаю чай с медом, может, открою ирландский виски, если ты в настроении. – Ага, – Кроули кивнул, не сводя глаз с неба. И в этот момент Азирафаэль заметил то, что заставило его сердце сжаться. Слезы в глазах змия. Кроули сморгнул их и повернулся лицом к ангелу. – Что не так, родной? – спросил Азирафаэль шепотом. – Что тебя беспокоит? Как я могу помочь? – Все в порядке, – Кроули пожал плечами и сжал руку ангела. – Я… размышлял много в последнее время. Ну, знаешь, о прошлом. И о будущем. – Ад и Рай нам не могут больше навредить. Казалось, Кроули собирался сказать еще что-то, но слова застряли в его горле рыбьей костью. Он глубоко вздохнул и снова отвернулся к небу. Его глаза не были полноценно змеиными, но более человеческими, чем Азирафаэль их видел когда-либо. В темноте они казались темными, а не золотистыми, как обычно. – На самом деле, я думал о том, с каким мастерством я рушу все, что мне дорого, – он прикусил нижнюю губу. – Однажды я подвел Рай, потом подвел Ад. Сколько времени мне понадобится, чтобы подвести тебя? – Ты никогда этого не сделаешь, – Азирафаэль ухмыльнулся. – У тебя было на это шесть тысяч лет, не так ли? Если тебе и было суждено подвести меня, у тебя были тысячелетия – в прямом смысле – на то, чтобы разрушить все. – С Адом и Раем это тоже не случилось сразу. Рассудив, что самое время увести тему в другое русло, Азирафаэль спросил с искренним любопытством: - Ты никогда не рассказывал мне о жизни до… падения, как это было? Какую жизнь ты вел в Раю? - Чуть того, чуть сего. Ну знаешь, как это бывает, – лицо Кроули исказилось от болезненных воспоминаний, но он с усилием заставил себя продолжить. Слишком долго он хранил эти истории, слишком долго держал взаперти, а когда настанет более подходящее время открыто поговорить и разобраться с прошлым, если не сейчас? Сейчас, когда они как раз начинали строить свое будущее. И он продолжил: – Ты наверняка не помнишь моего имени, Гавриил отлично позаботился о том, чтоб и следа не осталось… – Мы были знакомы тогда? – Нет, ангел. Меня почти никогда не было рядом, я часто летал по делам. – И по каким же? Кроули тяжело выдохнул, вытянул руку из-под пледа и указал в небо: – Вега. Альтаир, – он всматривался в ночную гладь и улыбался. – Старый добрый Алгол, Демонова Звезда. Я знатно повеселился, создавая его. Азирафаэль следил за каждым движением руки демона. Звезды горели ярче, когда он указывал на них. На мгновение ангелу показалось, что Кроули касается их кончиками пальцев, нажимает мягко, как белые клавиши на черном пианино. Мгновение – и видение ушло. – Ты создал каждую из них? – Что за вздор? – Кроули нахмурился. – Это работа не для одного, пусть и могущественного существа. Он перевел взгляд на ангела и расслабился, улыбнулся. Азирафаэль указал на маленькую звезду над их головами. – Как называется эта? – Денеб. Когда я создавал ее, то и подумать не мог, что когда-то увижу ее с Земли. Он поджал губы. – И уж наверняка я не догадывался, что буду смотреть на нее будучи демоном, завернутым в клетчатый плед с ангелом под боком. – Почему-то из твоих уст это звучит почти трагично. Азирафаэль всматривался в небо над головой, мечтательно рассматривая маленькие миры, рассыпанные по черноте. – Это все еще тебе под силу? – Создавать звезды? Я не пробовал после того, как оказался в Аду, – Кроули пожал плечами. – Никогда даже не думал об этом, если честно. Но я демон, мы не создатели. Мы не в силах создавать вещи, у нас намного лучше получается разрушать. – Не все демоны когда-то были ангелами, – Азирафаэль мягко коснулся щеки Кроули. – Ты не такой, как остальные. Ты заботишься о людях, это уже должно что-то значить. Тебе не место в Аду. – Нигде мне не место, – с грустной улыбкой отозвался Кроули. – Ты так ошибаешься, дорогой, – Азирафаэль взял его лицо в ладони, повернув к себе, и заглянул прямо в глаза. – Ты принадлежишь мне. Вот твое место, прямо в моих руках. И если и есть в этом мире демон, которому под силу создание чего-либо, так это ты. Кроули заморгал быстро, как человек, пытающийся проснуться. Но все оставалось как есть: теплые ладони на щеках, плед на плече. И все же, признаков реальности было мало – он никак не мог поверить, что он – Кроули, ранее Краули – стоит чего-то, имеет ценность, дорог кому-то. И не просто кому-то, а ангелу, и не какому-то ангелу, а особенному. Он таял, как масло в жаркий летний день, и ничего не мог с этим поделать. Им уже приходилось говорить друг другу важные слова, не единожды признаваться в своих чувствах, но именно сейчас Кроули смог поверить, что Азирафаэль действительно имел это в виду. Тепло в груди змия растекалось медом и согревало их обоих. – Кроули, твои руки… – дрожащим голосом прошептал Азирафаэль. Слова донеслись до него далеким эхо. Кроули даже не сразу осознал, что слышит что-то. Взволнованное выражение лица Азирафаэля заставило его вернуться на землю. Его улыбка медленно растворилась, когда он опустил глаза и удивленно вздохнул. «Вот это поворот» - подумал Кроули, изучая свои руки. Они были теплыми, это само по себе стоило внимания. Но то, что по-настоящему напугало ангела, так это мягкий свет, исходящий от его ладоней. Он точно знал, что означает это свечение, вопрос в другом – как и почему оно вернулось. – Что это, дорогой? – Азирафаэль медленно встал на ноги, позволив пледу соскользнуть на землю. – Это доказательство того, что, может, не так уж ты и ошибаешься, – Кроули улыбнулся, не веря своим глазам, рассматривая руки, медленно сжимая и разжимая кулак, наблюдая, как маленький сгусток света зарождается между пальцев. – Неужели это...? – Азирафаэль ошарашено перевел взгляд на лицо с блеснувшей на щеке слезой – Кроули ее, кажется, даже не заметил. Демон поднялся на ноги, и их глаза встретились. Целый мир находился в руках Кроули, и он плакал, как путник, наконец оказавшийся в родных землях, вернувшись из долгого, длиною в тысячелетия, пути. Змий чувствовал, как небольшой огненный шар белого света пульсировал между ладоней, вращался, постепенно вырастая до размеров спелого яблока, ощущал энергию, утекавшую из его тела. Но, вопреки ожиданиям, не чувствовал себя опустошенным, даже наоборот – полным энергии до краев. Демон протянул обе руки к Азирафаэлю и улыбнулся. – Ты можешь прикоснуться к ней. – Ты уверен? – Азирафаэль смотрел, пораженный нежностью и осторожностью в каждом движении демона. Не получив ответа, он протянул руку и аккуратно прикоснулся кончиками пальцев к белой сфере. Это тяжело было назвать касанием, ведь она был соткана из чистого света. Звезда была теплой и живой. Миллионы частичек находились в хаотичном, непрекращающемся движении, щекоча кожу ангела. Азирафаэль сморгнул влагу с ресниц. – Самое время ей отправиться в путь. Она готова. – Кроули, будто опомнившись, вытер слезы тыльной стороной ладони. Он взглянул на звезду, сияющую в его ладонях, в последний раз. Поднял руку к небу, подталкивая шар света. Тот соскользнул с кончиков пальцев, поплыл, оставляя белый след за собой. Кроули пошатнулся, вмиг обессилев, и рухнул обратно на бревно. Азирафаэль подбежал к нему, встревоженно и нежно повернул его лицо к себе, коснувшись пальцами острого подбородка. Ангел заглянул ему в глаза – в них еще оставались последние искры мягкого света, исходящего от его ладоней секунду назад. Демон медленно вздохнул и устало улыбнулся. – Я в порядке, ангел, не волнуйся. – Ты же сейчас… – Азирафаэль замер, не найдя подходящих слов, что случалось с ним крайне редко. – То, что ты сделал сейчас… Это было прекрасно, Кроули. Но как? – Старые привычки. – демон пожал плечами. – Посиди со мной, ангел. Азирафаэль опустился рядом, ничто не заставило бы его поступить иначе. Он поднял плед с земли и обернул его вокруг них еще раз. Ночь уже не была такой холодной, солнце медленно кралось к горизонту, прогревая воздух, но, оказавшись в коконе из шотландки, ангел понял, что решение было правильным. Кроули опустил голову ему на плечо и спустя мгновение его дыхание выровнялось, успокоилось. Ангел уже решил было, что он уснул, но змий вдруг произнес тихо, бережно, не открывая глаз: – Я назвал ее Angelus Corde. Она твоя. Азирафаэль улыбнулся и мягко поцеловал демона в висок. Он поднял глаза к небу и увидел маленькую звезду, светящуюся ярче остальных, и которой точно не было на небосводе еще несколько минут назад. Он смотрел на нее долго, пока небосвод все светлел и светел, и рассвет наконец не стер воспоминание о ней и остальных звездах первыми лучами, окрасившими весь мир рыжим теплом. Он отвел Кроули в дом на рассвете и уложил в постель, а сам отправился на кухню и сделал глоток холодного – опять – какао. Затем вернулся в свое кресло, взял в руки книгу, но так и не смог прочесть ни строчки. Его мысли раз за разом возвращались к новорожденной звезде, золотому свечению ладоней Кроули. Ангел думал о том, что некоторыми произведениями искусства лучше наслаждаться на расстоянии. Он выглянул из окна – мир пробудился, все шестеренки снова пришли в движение. Небо было чистым и лазурным, без намека на подаренную ему звезду, но Азирафаэль знал, что она всегда будет там, так же, как и любовь – в ангельском сердце.
Примечания:
Angelus corde - (лат.) сердце ангела.
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: