под звуки акустики. 41

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Вольтрон: Легендарный защитник

Пэйринг и персонажи:
Лэнс/Кит
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Высшие учебные заведения Пре-слэш Современность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
о внезапно ну очень хорошем дуэте.

Посвящение:
decadentETmal

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
:)
8 ноября 2019, 22:44
— у лэнса голос красивый, он бы победил. они обсуждали что-то про ближайший ни то фестиваль, ни то конкурс талантов — киту было то не интересно, но он всё же встрепенулся, заслышав знакомое имя, сорвавшееся с уст пидж, пока та лениво ковыряла ложкой остывший обед. выглядела она не очень довольной — явно сказалось наказание родителей в виде конфискации любимой ею техники. — да брось, он ведь всегда фальшивит, даже когда мы в хоре поём, — бурчит кит, упираясь взглядом в суп, вдруг начиная ни с того ни с сего агрессивно болтать в нём ложкой, чуть ли не расплескав по всему подносу. ханк, сидящий по левое плечо и принявший практически все удары «летящего» в него супа, поспешил кита успокоить, мягко коснувшись плеча: — тебя так что разозлило? — моя теория заключается в том, — встряла в не успевший начаться меж ними диалог пидж, наконец найдя что-то интереснее жижи в её тарелке, — это лэнс, а точнее сам факт, что мы просто о нём в лишний раз говорим. не так ли, кит? — холт гадко улыбнулась, удобно устроив подбородок на своих ладонях. прозвище гремлин было дано этой мерзавке не спроста, подумал кит, хмуря брови. их непонятную вражду, недогонку во всём и всегда, не понятно, когда начавшуюся, на потоке, кажется, уже давно воспринимают как нечто само собой разумеющееся. чего греха таить, не только их поток, но и весь университет уже знает кита и лэнса в лицо — вечных ни то приятелей, ни то врагов. подумать только, начался только третий год обучения, а они уже успели занять своё значимое место чуть ли не в глазах каждого учащегося здесь. удивительнее лишь то, как они всё ещё продолжают уживаться общаться в одной компании. кит готов поспорить, что всем остальным просто забавно наблюдать за их вечными спорами. — к слову о лэнсе, то есть о ките, то есть о конкурсе, — запинаясь чуть ли не взвизгнул ханк, как бы невзначай приобнимая кита за плечо, мягко его потирая (у гариета есть парочка тузов в рукаве по срочному успокаиванию кита, и делиться он ими пока что не намерен) — кит, ты ведь тоже хотел поучаствовать? сыграть на гитаре, не так ли? — ага, пока широ не разъебал мою гитару, — фыркнул кит, дёрнув головой, но руку с плеча не убирая. случай той ночью, когда широ, пьяный и глупый снёс гитару, спокойно стоявшую возле стола, кит вспоминать не хочет. — знаешь, я иногда сомневаюсь, что он твой брат, — усмехнулась пидж, закатив глаза, — причём старший. — причём наш преподаватель, — поддакнул ханк, а после нахмурился, будто бы вспоминая. — слушай, — обратился он к пидж, — а разве мать лэнса не дарила ему гитару на это рождество? кажется, он приехал вместе с ней. кит с сомнением взглянул на ухмылку, расползающуюся по лицу пидж стремительно быстро. *** лэнс, вполне ожидаемо, в свою комнату кита впускать не хотел — кит не уверен, но кажется в тот момент, когда лэнсу пришлось сдаться под напором ханка «это и моя комната тоже», кит был проклят десятки раз на испанском. лэнс смерил его по началу хмурым взглядом, но после кивнул, как бы приветствуя. пидж же досталось больше — зажав её в своих руках, лэнс начал смеяться и ерошить её волосы, причитая «получай, маленький гремлин». маленький гремлин отчаянно брыкалась, пытаясь выбраться из крепкой хватки. — она меня укусила! — вдруг взвизгнул лэнс так громко, что кит чуть было не дёрнул ладони к ушам. и тут начались крики — визги — заставившие кита хмуро усмехнуться. ну и кто в здравом уме подумает, что лэнс макклейн умеет петь, когда голос у него скачет будто в пубертат? — так, ладно, можешь пищать сколько угодно, неженка, — поправив очки, покачала головой пидж, — но мы пришли тут по делу. киту нужна гитара, для участия в конкурсе. — лэнс уж было открыл рот, но пидж перебила. — в том самом, в котором, да, ты зассал участвовать. раз уж ты не участвуешь, то ты просто обязан взамен помочь киту, ведь его гитару… коганэ не слушал дальше, плюхнувшись на кровать и сложив руки на груди, он рассматривал комнату, в которой не так часто бывал. киту был непривычен уют этой комнаты — в отличии от его, здесь не чувствовался «дух общежития». здесь чувствовался дом. самый настоящий. казалось, будто парни забыли, что им всем вскоре отсюда съезжать, и сильно привязались к этой комнате. от рассматривания украшенных постерами стен кита отвлёк очередной визг лэнса — на этот раз кит дёрнул ладонь к правому уху, так сильно в нём зазвенело. — а чего это вы просите за кита, а не он? у мистера эмо язык отсох или гордость не позволяет? гадко улыбнулся лэнс, выгнув бровь. кит пожал плечами, медленно начиная вставать с кровати, и тут в глазах макклейна что-то блеснуло, будто бы уход кита его мог разочаровать. поджав губы, лэнс развернулся на пятках и подошёл к шкафу в углу комнаты. через секунды в его руках оказалась гитара, которую аккуратно передал киту. — но играешь ты здесь. при мне и только при мне. и вообще, если хоть что-то случится с моей малышкой, тебе станет хуже, чем твоим волосам на затылке. понял? господи, кто в здравом уме ещё ходит с маллетом?.. *** их внезапная посиделка также внезапно затягивается на долгие часы — конец недели как он есть. когда в их комнату подтягиваются аллура и ромель, внезапно счастливые хорошо сданным совместным проектом (ну или дело было в хитро протащенных бутылках пива в рюкзаках, кто знает). развалившись на полу среди одеял и подушек, все начинают потихоньку пить, болтая о прошедшей неделе. пидж лишь демонстративно фырчит, мол, фу, алкашня. на деле все знают, что та потягивает понемножку у ханка, думая, что никто не видит, а все видят и усмехаются с неё, но никто ничего не говорит. игра на гитаре, понятное дело, откладывается на некоторое время, потому что: — может быть ты не пьян, но и не трезв на все сто. я не позволю тебе прикасаться к моей малышке в таком состоянии. когда идеи для пьяных обсуждений кончаются, ромель начинает тему о том, кто с их потока участвует в скором конкурсе талантов. ребята тут же ожидаемо обсуждают всех кандидатов. когда же с уст пидж срывается: — я не услышала ни одно имя, достойное победы в номинации музыки. типа, камон? би-боу? клянусь, все что он может запомнить, это своё имя в лучшем случае. ему ли тягаться с китом? кит, по вполне понятной причине, краснеет. вида не показывает, нахохлившись, и переводит взгляд в сторону. ромель хихикает, находя это милым, а после просит кита сыграть им. пожав плечами, кит соглашается, но для начала решается отправится в ванную, в попытке привести себя в порядок — третья банка пива ещё не допита, а в голове уже царит лёгкий беспорядок, плавно текущий по всему телу волшебным образом. возможно беспорядок в голове не такой уж и лёгкий, понимает кит, когда внезапно ноги путаются, и он приваливается к двери, медленно сползая на пол. пол холодный, это хорошо. голова остынет сейчас, станет намного лучше. вдох, выдох. ну вот, уже что-то — никакого тумана, беспорядка, лишь тихая мелодия в голове. кит прикрывает глаза, наслаждаясь тягучими строками своей же песни… резко открыв глаза, кит понимает, что музыка играет не в голове, строчки пропеваются не автором, не оригинал. а там, за стенкой. в ванной, в которую кит несколько минут назад пытался попасть, но решил оставить это. в эту же секунду попасть в ванную кажется важнейшей миссией, и кит уже вскакивает на ноги (тут же жалея о резкости, в голову ударяет мгновенно) дёргая ручку двери. лэнс, сидящий на краю, с бортика ванной валится от перепуга. не будь кит слегка пьяным, он бы уже достал телефон из кармана штанов и запечатлел это, издеваясь на макклейном позже., но кит смотрит на лэнса, взгляд не отрывая. смотрит и молчит. лэнс в принципе тоже самое делает в ответ. подобное обоих устраивает ещё на протяжении нескольких секунд, прежде чем кит не закрывает за собой дверь и, наконец, не говорит: — ты красиво поешь. лэнс, будто стыдясь, отводит взгляд в сторону: — ты пьян, выходи. — нет. то есть да может пьян, но ты же хреново поёшь.  — о, так ты определись уже, — бурчит лэнс, сложив руки на груди. выбираться из ванной он явно не намерен. кит спешит исправиться тут же, от его взгляда не ускользает, как растерян макклейн на самом деле. — я хотел сказать, ты столько раз кривлялся, всем лишний раз доказывая, что певец из тебя не очень, а тут? ты, типа, научился петь? — я, типа, ничего не учился, — вновь огрызается лэнс, даже не глядя на кита. коганэ в этом узнает себя на доли секунды. — я не умею петь, отстань. умывайся и выходи, или что ты там собирался делать. в ответ лишь внезапно громко защелка входа поворачивается. закрыто. лэнс, наконец, переводит взгляд на кита, вопросительно выгнув бровь. — значит, всегда умел петь, — продолжает кит и, опустив крышку унитаза, садится. — а к чему цирк весь этот был? это порядком бесило, чтоб ты знал. тишина начинает давить не хуже алкоголя в виски, лэнс вновь упирается взглядом куда угодно, но не на кита. тот, отчего-то, ждёт терпеливо, что не похоже на него. спустя минуты две лэнс начинает говорить, медленно, будто бы думая, какое слово подобрать следующим. — вспомни как ты жаловался нам на нюму? на то, как на каждой паре она выёбывается, какая она дохера полиглотка, что с каждым днём её корейский становится лучше… ты тогда пошутил, что ничего она из себя не стоит и алфавит английский до конца знает вряд ли. коганэ не сдерживает смешок, лэнсу же видимо смешным это не кажется вовсе. — и как это связано с тобой? — я не… — лэнс сглатывает ком в горле, — я не хочу так. нюма гордилась своими знаниями в корейском, правда. просто осмелела этим поделиться. и что в ответ? вся твоя группа, ты, вы сказали ей, что не так уж она и хороша на самом деле. — мы просто осадили её, она ведь… — начинает оправдываться кит, махнув рукой, но лэнс не замечает, продолжая о своём. — она не была хороша для вас; вы ждали от неё чуда, чуть ли не требовали этого, а не получив должного просто… вы сделали ей больно на самом деле. она была хороша для самой себя, она правда гордилась собой. — лэнс поджимает губы, обхватив колени руками. — она была хороша для себя, но не для вас. она ведь поэтому перевелась, забросила. просто потому что не была хороша для кого-то. голос его слегка дрожит, кит внезапно слышит это так отчётливо, что задерживает дыхание неосознанно на доли секунды. извиниться перед нюмой хочется в одно мгновение безумно сильно.  — я не хочу даже думать, что пою хорошо, потому что стоит сказать это кому-то, просто предположить, внезапно замечать о том, что ты в чем-то хорошо… от тебя ведь ждать будут шедевра, понимаешь? я выступлю, да, я вот подумаю — чёрт, я был так хорош, я буду верить в этом, но доли секунды, пока мне в ответ не скажут — нет, вообще-то, ты был недостаточно хорош для нас. понимаешь, о чем я? лэнс резко переводит на него взгляд, внезапно такой тусклый, разбитый будто. словно со словами, лэнс из себя вытягивает что-то не очень приятное, что давит воспоминаниями не самыми лучшими. кит кивает медленно, глаза в глаза глядя — понимаю, лэнс, понимаю, читается во взгляде. — но ты правда прекрасно поешь. — все также произносит кит, не понимая. правда не понимая, кто и как вообще лэнсу внедрил мысль даже малейшую, неважно когда, что он петь не умеет. макклейн усмехается, наконец всё же решаясь выбраться из ванной. в воздухе тут же появляется протянутая рука, на которой он глядит с секунду сомнением, но после всё же хватается. — выступай со мной на конкурсе. лэнс чуть было вновь не отшатывается и валится ванную, когда это слышит. кит выглядит серьёзным, очень серьёзным, когда это говорит. — ты должен понять, что неважно сколько, но есть люди, которым понравится твоё пение. может, оно и не будет верхом идеала, но оно точно понравится многим. и вероятность в конкурсе выиграть возрастает, если мы будем выступать вместе. — с чего ты взял? — выгибает бровь лэнс, сложив руки на груди — он попросту не знает куда их девать сейчас. слегка потряхивает, будто бы от волнения. разве что непонятно — волнение от чего/кого сейчас. — ни с чего, просто ляпнул, — признается кит в мгновение. — ты врать не умеешь, — качает головой лэнс,сдавшись — улыбается уголками губ. кит поддакивает.  — не умею, — кивает он, — но верю, что так шансов победить больше. кавер в двойном его понимании. — лэнс недоверчиво косится то на кита, то на дверь позади. убежать бы сейчас, дверь даже поломать не жалко. — беру ответственность на себя. давай же, лэнс. *** когда они возвращаются в комнату вдвоём, пидж пьяно хихикает и машет руками «влюблённые голубки вернулись». кит лишь хмурит брови, когда остальные смеются по улюлюканье пидж. ромель шепчет аллуре на ухо: — кто вообще разрешал ей пить? — она самой себе и разрешила. — пожимает плечами девушка, глядя на то, валится холт на колени ханка, обиженно выпятив нижнюю губу, когда лэнс ловким движением рук выдёргивает у неё банку пива. на время между ними начинается словесная перепалка, весёлая, лёгкая, о том что пидж пить вообще-то не любит, да и нельзя ей как бы. холт в ответ что-то стонет про «запретный плод тааак сладок» кит в этом время вытаскивает гитару из шкафа — нет, кит, даже на время мы не уберём чудесную гитару под кровать, а что, если кровать сломается под твоим весом, и ты сломаешь мою малышку?! убери её в шкаф, да, снова, да, в футляре — и садится с ней на кровать. спустя минуту к нему присоединяется лэнс. аллура с улыбкой оборачивается на ханка — ты тоже на их плечи внимание обратил, читается в её взгляде. ханк сдержать улыбку не может. в плечах-то ничего, плечи как плечи. у кита свои, у лэнса, на удивление, тоже. только то как касаются ими друг друга, спокойно, аллура бы сказала даже мягко. ромель рядом взвизгивает «сейчас будем кита слушать», и валится на аллуру, устраивая голову на её плече. кит играет правда красиво, ловко перебирая пальцами струны гитары. все прикрывают глаза, блаженно улыбаясь. когда же в одно мгновение, внезапное, как двойка у пидж, лэнс начинает петь, все распахивают глаза удивлённо. ромель удивленно подскакивает, переводит взгляд с одного на другого и приоткрывает рот. кит и лэнс же всё продолжают и продолжают. взгляды обоих опущены, едва видны из полуприкрытых век. — ты же говорила, что лэнс не любит петь? — шипит она аллуре, округлив глаза. — он ведь, он же никогда… аллура пожимает плечами, и тогда ромель переводит взгляд на ханка и пидж. холт, руки за голову закинув, широко улыбается, и глазом не моргнув. довольная донельзя. она, даже взгляд не сводя с парней, прикладывает указательный палец к губам, призывая молчать. девушка ловит ртом воздух, всё ещё потрясённая. продолжая недоумевать, они все наслаждаются потрясающей игрой кита и мягким, таким красивым голосом лэнса. эти двое звучат вместе поистине фантастически. когда же песня подходит к концу, ханк только и успевает выдохнуть восхищённое «вау», прежде чем парни переглядываются и неуверенно выдают: — мы решили участвовать в конкурсе. — вместе. ромель не выдерживает всё же и взвизгивает, перегибается, и даёт ханку звонкое пять. аллура улыбается «мы очень рады за вас, особенно за тебя лэнс». гариет тут же начинает качать головой, соглашаясь с подругой: — я очень рад дружище, что ты сделаешь это. такой важный шаг для тебя, да для вас обоих!.. — во имя господа бога, — стонет пидж демонстративно громко, отчего все замолкают, уставившись на неё, — будто мы с вами семейка, а наш сынок только что пришёл домой с своим эмо-парнем. успокойтесь. лэнс бросает в неё подушку, возмущённо воскликнув «эй, кит не эмо!». аллура улыбается, когда начинается «ожесточённая» борьба подушками, и ромель хихикает ей в ухо, прежде чем стукнуть её подушкой: — мне нравится, как часть про то, что кит его парень, лэнса не возмутила.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.