Black Friday скидки

Вернуться, чтобы вернуть...

Слэш
R
В процессе
698
автор
Размер:
планируется Макси, написано 398 страниц, 45 частей
Описание:
После победы над Темным Лордом Гарри начинает терять магию. В поисках решения проблемы ему придется вернуться в свое детство.
Посвящение:
За ум, за честь и за отвагу, господа)
Примечания автора:
Хронофик. Гарри возвращается в детство. Второй курс. Адекватный Снейп. Юный, но сообразительный Гарри. Наследия. Но без множества Родов и кучи золота. Скромнее живем, товарищи. Планируется Снарри. Возможно, будет тройничок. Ничего особо нового.
Да ладно! 500 плюсиков в карму? Спасибо, что читаете)) 26.05.2020
Папка с картинками к фанфику. Картинки найдены на просторах интернета. По мере написания будут добавляться. https://vk.com/album540718781_275020211
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
698 Нравится 334 Отзывы 392 В сборник Скачать

Часть 43

Настройки текста
Глава 43. Габриолис честно выполнил предписание колдоведьмы. Дождался семи часов и ушел в гостиную Гриффиндора. Симус и Дин еще спали. Но Рон и Невилл уже проснулись. Оба были рады, что с Гарри все обошлось и его наконец-то отпустили из Больничного крыла. Рональд смотрел виновато и все порывался извиниться, но Гарри не дал. Ни к чему. По большому счету, Рыжик ни в чем не виноват. Это Фламель со своими ментальными закладками. Возможно, родители его тоже, если не под внушениями от старика. А Рон… что Рон? Тут Минерва ничего поделать не смогла — что уж говорить о первокурснике? Невилл сказал, что написал бабушке о совете Гарри поменять палочку. Та выразила желание встретиться летом в Лондоне. Обсудить дружбу мальчиков. Лисенок не очень понял, что им обсуждать, но против встречи не возражал. О времени решено было договориться позже. И о месте встречи. Лондон — город не маленький. Гермиона спустилась вниз уже почти в восемь утра. Покрасневшие глаза выдавали ночь, полную слезных переживаний. Увидев живого и здорового Гарри, девушка бросилась ему на шею, моля о прощении. И разрыдалась. Невилл деликатно отвернулся, а Рон, покосившись на покрасневшее лицо друга, с трудом оторвал от него девчонку. Герми с готовностью переключилась на него. Вцепилась что твой клещ… Впрочем, не похоже, чтобы Рональд возражал. Габриолис тут же взялся помогать успокаивать подругу и уверять ее в том, что совсем-совсем не злится и ни капельки не обижается. И вообще почти не пострадал! Так… царапины… пустячные… даже не больно! Вот! На завтрак отправились веселой и дружной гурьбой. Рон, Невилл, Гермиона и Гарри. У самого входа в Большой зал с ними столкнулись слизеринцы. Теодор Нотт, Блейз Забини, Дафна Гринграсс и Панси Паркинсон. Приветливо поздоровавшись, дальше они пошли вместе и сели за один стол. Пуффендуйский, чтобы никому не было обидно. Старика Фламеля еще не было и он не видел этой вопиющей дружбы факультетов. Зато были Минерва и Снейп. Макгонагалл чуть улыбнулась, а вот Снейп весь завтрак прожигал беззаботную компанию грозными взглядами. Особенно его напрягало внимание девушек по отношению к мелкому, лохматому, очкастому недоразумению гриффиндорской расцветки. Дафна сидела по правую руку от Героя, Панси по левую. Обе мило щебетали. Блондинка Дафна все подливала ему сок, а брюнетка Панси подкладывала тосты с джемом. Собственноручно намазанные тосты с джемом. Лис осторожно глянул в сторону преподавательского стола и понял, что гроб можно уже заказывать. Хотя зачем гроб? Кучку пепла, что от него останется, и в кастрюльку какую смести можно. Кубок с крышкой тоже сойдет. Даже торжественней как-то. Уже в конце завтрака к Гарри подошла Макгонагалл и напомнила, что его хотел видеть директор. Пришлось идти. В ее сопровождении. Драко на завтраке отсутствовал. Крэбб и Гойл тоже. Что-то задумали? С них станется… Но что? Или просто проспали? Воскресенье же! А поесть можно и просто на кухню сходить. Домовые эльфы Хогвартса с удовольствием накормят голодных учеников. Хорошо, если так. Плохо, если они и правда что-то задумали.  — Мистер Поттер, проходите же! — Габриолис так задумался, что не заметил, как они дошли до горгульи, и Минерва открыла проход, — К сожалению, директор отдельно отметил, что я должна оставить вас наедине. Но я не уверена…  — Все будет хорошо, профессор Макгонагалл, — ободряюще улыбнулся Гарри, — Не волнуйтесь!  — Но все же…  — Не будем привлекать внимание. Не переживайте. Я справлюсь. Женщина ушла, качая головой. Теперь ей было не все равно. Однако юноша не собирался подставлять ее под удар. Получится второй раз снять воздействие Фламеля или нет — это тот еще вопрос. В конце концов, Гарри дилетант в Ментальных науках. Нахватался по верхам там и сям. Что он может противопоставить директору? Сам! Объективно! Что? Взгляд кроткой овечки? О да, это очень поможет остановить старого манипулятора!  — Гарри, мой мальчик! Как хорошо, что ты зашел! Выпьешь чаю со мной? — лучась добродушием, предложил Фламель, — Я бы хотел поговорить с тобой о будущем. Твоем будущем, Гарри! Разумеется, с началом каникул ты вернешься домой к своим опекунам. И это не обсуждается! Насчет твоего выбора предметов… ты уверен, мой мальчик? Это сложные предметы. Придется много учить. Готов ли ты жертвовать тем же квиддичем?  — Квиддичем? — Гарри уставился на бороду с колокольчиками, — О, да! Конечно! Я думаю, что больше пользы принесу, став дипломированным целителем. Полеты на метле это, конечно, зрелищно. Но и опасно. А мне рассчитывать в будущем не на кого. Только на себя. Кто позаботится обо мне, если я получу травму позвоночника при падении?  — О, Гарри! Но тебе не стоит об этом тревожиться! — старик налил чай в кружку и подвинул ее поближе к Габриолису, — Пей чай, мой мальчик! Пей! И не беспокойся ни о чем! Травма? Но есть Молли с семьей. Уверен, в случае беды, они придут тебе на помощь! А их дочка — Джинни — она будет рада заботиться о тебе! И Рон — он ведь твой лучший друг!  — Все это так, директор! — Лисенок сделал вид, что пьет, а сам незаметно испарил немного жидкости заклинанием, — Но Уизли небогаты. А уход за таким больным, наверное, дорогое удовольствие!  — А это вторая причина нашей встречи. Ты помнишь, что на первом курсе с Хагридом ходил в банк? Волшебный банк гоблинов Гринготтс, Гарри? — старик старался поймать взгляд мальчишки, но пока тому удавалось его избегать, — И ты знаешь, что твои родители оставили тебе наследство? Что-то случилось с твоими счетами, мой мальчик! Они заблокированы! Директор сверлил мальчишку пристальным взглядом в надежде уловить малейший намек на то, что ему хоть что-то об этом известно. Но Поттер прихлебывал чай и ни о чем не беспокоился. Внешне. Как он ему и приказал. Обычный глупый ребенок. Мальчишка. И не сказать, что богат и знатен. Титул. Деньги. Слава. У него от рождения есть все то, чего он, Николас Жофруа Фламелле, нищий полукровка-магик, добивался всю свою немаленькую жизнь! Почет. Признание заслуг. Уважение! Он появился на свет на берегу реки. Его мать была прачкой и зарабатывала себе на жизнь тем, что стирала белье и одежду для более состоятельных господ. Магический дар ее был таким слабым, что даже в Шармбатон не приняли. Почти что сквиб! Родной отец был водяным эльфом. Русалкой мужского пола, способной превратить свой хвост в ноги и кое-что еще! И вот этим кое-чем он и был зачат. Изнасиловал русал его мать или нет, о том она никогда не упоминала. Приемный отец был простым магглом и его не любил. Обычная жизнь по тем временам. Только Николас был уверен, что достоин лучшего! И он добивался этого лучшего, идя буквально по головам. Не зря его родители погибли, когда он был совсем юный. Не зря умерла любимая Пернель, когда заподозрила его в изменах. Не зря он жил, меняя имена и обличия. Умер для всего мира. Скрывался даже от магов. Не то, что магглов! Осталось немного потерпеть. Четыре — пять лет. И он станет молодым и богатым победителем Темного Лорда. А мальчишка? А что мальчишка? Нурменгард умеет хранить свои секреты. Не он первый, не он последний. За почти семьсот лет чего только не случалось… Водяные эльфы живут долго. До тысячи лет. Он, конечно, полукровка, но вряд ли это сильно укоротит ему век…  — Мои счета, сэр? Оу! Но я ничего об этом не знаю! — Лисенок сделал лицо попроще, — Да и что бы я мог узнать, безвылазно сидя в Хогвартсе? Писем я ни от кого не получал…  — Да, Гарри, мне это известно, — старик так и лучился добродушием и заботой, — Но может быть с тобой происходило в эти дни что-то странное?  — Более странное, чем обучение в школе магии? — наивно хлопая зелеными глазищами, спросил гаденыш, — Нет. Боюсь, что нет. Разве что… я болел… чем-то необычным. Мадам Помфри даже не знала, как меня лечить. Но все прошло — я поправился. Но я не думаю, что это могло бы повлиять на мои счета в волшебном банке!  — Да, мой мальчик, — Фламель только что зубами не скрежетал с досады, — Ты прав. Твоя болезнь — прискорбная случайность. И она не могла повлиять… хотя… кровь… твоя кровь… если изменился состав… это надо проверить… но что бы могло его изменить? И когда? Молли сообщила, что зеленошкурые коротышки не принимают старый ключ и требуют новый аккурат после ритуала… но ведь это могло случиться и раньше… я не проверял… хм, так… это надо обдумать… кровь… из-за чего бы ей меняться?  — Что, простите? — Гарри сделал вид, что поперхнулся чаем и уронил кружку с его остатками.  — Ничего, мой мальчик… ничего… — старик взмахнул палочкой, — Инкарцеро! Обливиэйт! Директор обездвижил Габриолиса, но тот не волновался. В Тенях он заметил Мориона, а Обливиэйт на него уже не действует. Не при его-то защите разума в несколько слоев. Старик открыл неприметную дверцу в стене и Гарри увидел настоящую лабораторию алхимика. Колбы и пробирки, перегонный куб, книги, горелка, склянки с порошками, мешочки с травами. Но не было котлов и того особого аромата, который присущ всем зельеварам. Алхимик. Дракклов алхимик. Вот кто он такой! Фламель взял у Гарри кровь на анализ. Но Лисенок успел шепнуть заклинание, которое делало его кровь непригодной. Повезло, что Морион прикрывает. И Лицедей. Браслет, что внешность контролирует. У самого Гарри сейчас все силы уходили на то, чтобы колдовать, себя не выдав. Это не так-то просто. Фламель очень сильный маг. А Лис — не в лучшей форме.  — Директор… что… голова… — Габриолис притворился, что приходит в себя, — Что со мной?  — Ничего, мой мальчик, — повторил старик, — Ничего! Прости, что не посмотрел. Ты поперхнулся чаем, но все уже прошло. Ничего страшного, Гарри. Ничего…  — Директор?  — Ох, извини старика, мой мальчик! Дела не терпят отлагательств. Жаль, что ты ничего не знаешь, но я и не рассчитывал на иной результат. Однако, стоило проверить. Тебе пора возвращаться к друзьям, Гарри. Думаю, они тебя уже заждались…  — Да. Да, конечно… А предметы? Я уверен, что справлюсь! И от квиддича откажусь, если он будет отвлекать! И… разве это не должен быть мой выбор, директор, сэр?  — Предметы? Оум… да. Предметы… Что ж, ты прав. Ты волен сам выбирать свое будущее. И если ты считаешь, что справишься, это — твоя жизнь и твое решение. Твой выбор. Мне остается принять его, Гарри, и уважать, — старик лукаво блеснул очками-половинками, — Единственно, я бы хотел попросить тебя не отказываться от Ухода за Волшебными Существами. Хагрид не переживет этого!  — Хагрид? Но разве УЗМС не преподает профессор Кеттлберн? — недоуменно посмотрел на директора Лисенок, — Или это правда? То, что говорили старшекурсники? Он уходит?  — Да, Гарри, правда. Сильванус еще не подал прошение об отставке, но это вопрос решенный!  — Понятно, — Гарри пришла в голову заманчивая идея, — Спасибо, директор. Я, пожалуй, так и поступлю. Значит, я могу сообщить профессору Макгонагалл, что Руны и…  — Да-да, мой мальчик! Ты прав, это будет достойно такого волшебника, как ты. Спасать чужие жизни намного важнее, чем отнимать их, — закивал старик, звеня колокольчиками в бороде. Гарри попрощался и вышел из директорского кабинета. Очевидно, что Фламель уже прикидывал, какую выгоду может поиметь с такого расклада. Но Лис не беспокоился. Отдавать себя на благо старого маразматика он не собирался. С таким защитником, как Дварф в шкуре Шикуна, ему никакой Фламель не страшен. Впрочем, это не значит, что можно забыть об осторожности. Наоборот. Стоит вести себя тихо и незаметно, чтобы старик не ожидал от него неприятностей. Недалекий идиот не прокатит. Не с таким набором предметов. Но вот преданного почитателя с Высокими идеалами Света изобразить — это вполне реально. Успокоив поджидавшую его у подножия лестницы Макгонагалл, Гарри уточнил месторасположение покоев профессора Кеттлберна и отправился на его поиски. Идея, пришедшая ему в голову, была по-своему сумасбродной, шальной. Но плюсы ее реализации перевешивали всякие возможные риски. Габриолис решил летом исцелить Кеттлберна. Сейчас сил не хватит. Да и лишнее внимание им ни к чему. А вот на летних каникулах — почему бы и нет? Вырастить пожилому магу новые конечности и немного омолодить организм в целом Лису вполне по силам. К тому же, кто знает, какая живность водится в его землях. Иметь в должниках специалиста-магозоолога может быть полезно. Святые бессребреники, творящие Добро во славу Светлых идеалов, долго не живут. Либо от голода дохнут, либо от рук — и прочих конечностей — благодарных спасаемых. Гарри все больше склонялся к мысли, что быть расчетливым слизеринцем в душе не так уж и плохо. Полезнее для собственного блага так точно. Осталось только привыкнуть к этой мысли. Перед тем, как постучать в покои профессора Кеттлберна, юноша немного изменил свою внешность. Точнее, снял маскировку. Стал выглядеть на свой возраст. Как человек. Ни к чему раньше времени повышенную ушастость светить. Но и выглядеть мальчишкой-учеником было бы глупо. К ребенку вряд ли станут прислушиваться. А вот ко взрослому парню…  — Кто вы, молодой человек? — чуть хмурясь, осведомился появившийся на пороге старик, — Как попали в замок? Что вам угодно?  — Прошу прощения, но не лучше ли поговорить внутри? — спросил Гарри, — Я не враг вам. Пожилой маг нехотя посторонился, позволяя пройти внутрь. Габриолис едва успел обернуться, как в него полетело Связывающее заклятие. Но тренировки не прошли даром. Парень успел поставить Щит. Связка из Левиосы — Мобиликорпуса— Ступефая — Силенцио — Петрификуса Тоталус… Нужно очень хорошо знать рисунок каждого заклятия, чтобы завершающее движение одного плавно перешло в начальное другого. Гарри ответил Иволио — Дистракто — Контратусом — Леденейтом. Все четыре — Защитные. Атаковать он не спешил. Сильванус метнул в него Секко — Акселитус — Виртус Волатио. Режущее. Удушение. И… Последнее Лисенок пропустил. По всему телу стали появляться синяки, ссадины, затем наступил черед переломов. Одна нога, вторая… подогнулись. Гарри упал. На левой — открытый перелом. Кость проткнула кожу. Не успел Габриолис ответить, как сзади магу прилетело табуреткой от запоздавшего Мориона. А потом добавило Откатом от Хогвартса. За нападение на ученика. Официально Гарри оставался учеником второго курса. И Кеттлберн на него напал. Вопрос, кстати, почему? Чужаков на территории школы быть, конечно, не должно. Хотя далеко не все ученики посещают УЗМС. Он мог быть одним из таких парней. Или есть что-то, чего Гарри не знает? По логике Кеттлберну следовало прежде хоть имя его узнать. А потом уже пытаться связать, обезглавить, придушить или сжечь. Однако для старичка с полтора конечностями Сильванус довольно резво скачет. Странно, с чего бы ему нападать?  — Ну и как это понимать? — тихо спросил Габриолис, сращивая свои переломы, — Чем я такую горячую встречу-то заслужил? Профессор? Профессор Кеттлберн, не притворяйтесь Спящей Красавицей — вам не идет! Лучше поясните, каким местом я приветственное Секко заработал?  — Делай, что должен, — старый маг прикрыл глаза, — Не тяни!  — Кота за яйца! — фыркнул Лисенок, — Профессор, вы меня с кем-то перепутали. Я просто хотел с вами поговорить. И не планировал вас атаковать! И заметьте — я только защищался! А табуреткой вам уже от моего фамилиара досталось…  — Не притворяйся! — рявкнул волшебник, — Ты меня не обманешь!  — Если только вы сами не обманитесь быстрее, — Гарри встал, — Не знаю, за кого вы меня приняли, но говорить я с вами передумал! Кажется, Хагрид еще не худший вариант…  — О чем ты? — замер профессор Кеттлберн, — При чем тут наш лесничий?  — При том, что директор планирует его на ваше место. Ничего не хочу сказать плохого за Хагрида как за полувеликана, но как преподаватель он безнадежен и опасен. Чему может научить отчисленный с третьего курса ученик без волшебной палочки?! Вот объективно?!  — Директор Дамблдор не сделает этого, — уверено произнес Сильванус, — Не совсем же он из ума выжил! Я на свое место порекомендую Грабли-Дерг или Ферсби. Пожалуй, Ферсби даже предпочтительней. Опытный магозоолог. Не мальчишка. Но и не старик.  — Жаль вас разочаровывать, но директор мне прямым текстом сказал, что назначение Хагрида — вопрос решенный, хоть вы еще не подали прошение об отставке, — хмыкнул Гарри, — Стал бы я в противном случае вас беспокоить?  — И что вам с того, кто преподает УЗМС? Мне думается, что это лишь предлог…  — Если вы думаете о том, о чем я думаю, вы думаете, то вы такое не думайте! — тихо усиехнулся Лис, — А если серьезно, то вы же должны были понять по Откату. Я ученик. И — да, меня не устраивает полувеликан в преподавателях. Спорить с директором мне пока не с руки. Как-то воздействовать на него, чтобы убедить взять нормального специалиста, я тоже не могу. Вот и остается убедить вас задержаться на посту. Именно для этого я и пришел. Просить, чтобы вы остались преподавать УЗМС еще хотя бы года три. Понимая, что ваше здоровье оставляет желать лучшего, я предлагаю вам пройти лечение в… санатории закрытого типа. Гарантирую заново отросшие утраченные конечности и общее омоложение организма. Могу поклясться своей магией, что мое предложение не принесет вам никакого вреда. Только пользу.  — Это невозможно. Раны, нанесенные Темной магией, Темными тварями и Волшебными существами, плохо поддаются лечению. Конечности, утраченные по одной из этих причин, отрастить заново невозможно, — с горечью прошептал старик, — Думаешь, я не искал способ?  — И к Истинным Целителям обращались? — усмехнулся Лисенок, — Заметьте, свои травмы я исцелил без проблем в считанные минуты. Хотя нанесены они были не самой Светлой магией.  — Ты… Целитель?! Но… как это может быть… я ощущаю в тебе магию Смерти! Ты — Некрит!  — Некрит — да. И Целитель. Одно другому не помеха. Один Дар уравновешивает другой. И нет перекоса в какую-либо из сторон, — пожал плечами Габриолис, помогая встать магозоологу и попутно немного подлечивая его, — В школе, под носом у директора, я рисковать не буду. А вот летом и на своей территории, почему бы нет?  — И за мое исцеление ты просишь только, чтобы я остался преподавать УЗМС? Ты чокнутый!  — Мне говорили об этом, — кивнул Гарри, — Так что? Могу я на вас рассчитывать?  — Пришли мне портключ — и я подумаю о том, чтобы принять твое предложение, — профессор Кеттлберн вдохнул полной грудью, — Хотя, пожалуй, что приму. Давно мне так легко не дышалось — а ведь ты ничего особенного не делал. Только помог мне встать…  — Хорошо, — парень уже собирался выходить, но остановился, — А за кого вы меня приняли?  — Будешь смеяться, но за Некрита. Я успел перейти им дорогу, когда спас парочку тварей из тех, что принято убивать! — маг криво усмехнулся, — Правда, не сказать, чтобы твари потом были мне благодарны… тогда я лишился руки и нажил врагов, которые обещали отомстить.  — Ясно. Если вдруг все же придут, отправьте их к Габриолису Фэйнвэдду в Аркуэн. Ну или к Гарри Поттеру, — Гарри рассмеялся, — Пусть Герой разгребает! Остаток дня Лисенок провел в библиотеке. Сначала делал уроки, потом перебирал подшивки «Ежедневного Пророка» за прошлые года. Каких-то существенных отличий от знакомой реальности Гарри не обнаружил. Хотя скорее всего просто потому, что не особо интересовался историей в прошлом. Его родители погибли так же, как и… он — Дитя Пророчества. Снейп — Упиванец. Два месяца провел в Азкабане. Потом его освободили под ответственность Дамби-Фламеля. Родители Невилла пострадали не от действий четверки Упивающихся. Их пытала только Беллатриса Лестрейндж. Самое существенное отличие, что Лис обнаружил, это то, что Барти Крауча Младшего не рассекретили. И Министром Магии стал его отец. Бартемиус Крауч Старший. Чистокровный маг старой закалки, который не дает Фламелю развернуться во всю широту Всеобщего Блага. Еще часто попадались заметки о вступивших в Наследие. Не в наследство. Наследие. Становление магика. Пожалуй, он ошибся. Это очень существенное отличие. Большинство постов в Визенгамоте и Аврорате занимали чистокровные и полукровки. Все ответственные посты в Министерстве — полукровки. Магглорожденные занимали сравнительно незначительные должности. Не принеси-подай-уйди-не мешай, конечно. Но выше заместителей, секретарей и тому подобного им пробиться не позволяли. Уровень силы и знаний контролировался не спустя рукава, как было в его реальности. Дамблдор-Фламель занимал два поста из трех. Директор Хогвартса и Глава Визенгамота. В МКМ его разжаловали за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей. Да и судейский трон под ним шатался. Ощутимо так. Если инициировать рассмотрение старых дел… например, Упивающихся… и Блэка… и заранее наведаться в Азкабан, чтобы убрать Метки… можно попробовать… На ужине Лисенка отловили гриффиндорцы. Слизеринцы при директоре вели себя как положено. Снейп прожигал спину жарким взглядом. А чуть повернешься в его сторону — тут же отворачивался или включал морозильную установку. Впрочем, делал он это осторожно и, не ощущай Гарри пламенный взгляд кожей… Гермиона и Невилл усадили Гарри между собой. Рон устроился напротив. Колин сидел со своими друзьями, но посматривал на Поттера не хуже Снейпа. Все эти переглядывания здорово нервировали. К тому же новости, вычитанные под конец, и радовали, и вызывали ряд вопросов. Их бы обсудить с Герми и Марро. Но пока возможности на то не было. При таком раскладе кусок в горло не лез и из-за стола Лис встал по-прежнему голодным. Уже в гриффиндорской гостиной Гермиона отвела Габриолиса в сторону и спросила, где он весь день пропадал. Его и они, и слизеринцы потеряли. Даже Снейп в обед был напряжен.  — В библиотеке я был, — вздохнул Лисенок, — Где еще я мог быть? Последняя неделя до экзаменов. Не то, чтобы нам это было необходимо, но повторить не помешает, верно? Да и письменные работы никто не отменял. К тому же, не думаю, что директор в этот раз спустит ситуацию с экзаменами в унитаз. Они будут.  — Мы заглядывали в библиотеку! — возразила Гермиона, — И тебя там не было!  — Герм, это допрос? — Габриолис поморщился, — Изволь! После завтрака меня вызвал директор для приватной беседы о поттеровских сейфах и выборе предметов для третьего курса. Потом я заглянул к Сильванусу Кеттлберну и договорился о встрече на лето. После проследовал в библиотеку, где и пребывал до самого ужина. Под Чарами Отвлечения Внимания.  — О! прости… — девушка покраснела, — А что с предметами?  — Мне разрешили взять Древние Руны и Нумерологию, если я возьму еще и УЗМС. Как ты понимаешь, Хагрид в преподавателях меня не особо привлекает. Я решил оставить Кеттлберна.  — Почему не Грабли-Дерг? Разве не проще…  — Не проще. Директор УЖЕ решил, что преподавать будет Хагрид. Хотя тот в Азкабане, а Кеттлберн еще прошение об отставке не подал. Фламель просто не пропустит другого преподавателя на эту должность. И я знаю, почему.  — И почему же? — спросила Гвендолин, — Тут директор лояльнее относится ко почти ко всем предметам! Введены ограничения, но многое можно изучать факультативно. Мне Макгонагалл сказала. Боевые Искусства и Дуэлинг, Основы Ритуалистики и Магии Крови, Основы Колдомедицины и Целительского Искусства, Традиции и Обычаи Магмира, Правовой Кодекс и Законы Мира Магии, Этикет и Танцы. Это с третьего курса. А с первого — Каллиграфия, Бытовые Чары и Основы Магии. С шестого добавляются Дипломатия Межрасового Сотрудничества и Экономика Магмира. Под запретом Некромантия, Малефицизм, Демонология и откровенно Черная Магия. Все остальное в списке условно разрешенного. Это много больше того, что было у нас!  — Угу, а знаешь, почему старик еще не все запретил? Законы ведь утверждают через Визенгамот. А кто у нас Глава Визенгамота? Казалось бы, чего же проще? Как у нас! Но тут так не вышло, — Гарри покосился на подругу, — Каркаров погиб при задержании. Его не допрашивали. Он не выдал Барти младшего и старший Крауч занял пост Министра Магии.  — Краучи — чистокровный Род с древней историей, — Гермиона быстро сообразила, о чем говорил Лис, — Они сознательно не пропустят откровенно дурных законов…  — Верно. Но Фламель старательно упрощает школьную программу, чтобы из Хогвартса выходили полуобразованные идиоты, не способные сами принимать решения. Идет подмена понятий с магических на маггловские. Очень хорошо в этом ему помогают магглорожденные и некоторые полукровки, по какой-либо причине не любящие магический мир, либо же ничего толком о нем не знающие. Эти факультативы… кто их посещает? Магглорожденные или чистокровные? А может, полукровки? Мы с тобой посещали? В прошлом году или в этом?  — Мы — нет… не знаю почему, — Гермиона нахмурилась, — Я бы не упустила возможность узнать что-то новое! Профессор Макгонагалл не упоминала каких-либо ограничений по статусу крови.  — Если не упоминала, это не значит, что их нет. Она могла сама о них не знать. Точнее, не придать им значения в своем прошлом состоянии, — Гарри вздохнул, — В любом случае надо узнать обо всем подробней. Новые знания лишними не будут… Остаток вечера прошел в помощи отстающим. Кроме Криви, к Гарри и Гермионе за помощью обратилась Риона О*Нилл. Первокурсница, как и Колин. У нее были проблемы с Зельями. Кто бы сомневался? Но девочка была полукровкой с отцом-волшебником и переживала, что слабо сдаст ненавистный предмет. А еще Рон и Невилл, которым тоже не помешала бы помощь. В итоге Габриолис занялся Рионой и Колином, а Гвендолин — Рональдом и Невиллом. Все заняты, все довольны. Для занятий выбрали пустующий кабинет для самоподготовки, который располагался этажом ниже Гостиной Гриффиндора. Гермиона заранее озаботилась допуском для себя, Гарри и сопровождающих лиц. Раньше такие кабинеты были закреплены за каждым курсом каждого факультета. Семь кабинетов на факультет. С подходящей учебной литературой и необходимым реквизитом. В гостиной же просто отдыхали. Теперь кабинеты забросили, а домашнее задание предпочитали делать в гостиной под шумок или в библиотеке. Однако кабинеты никуда не делись и один из них Гермиона выпросила у профессора Макгонагалл для личного пользования. Их с Гарри. Другие могли попасть внутрь только с их помощью. Сам кабинет самоподготовки представлял собой большой зал, состоящий из трех частей, разграниченных магическими перегородками. Такие перегородки-щиты не позволяли шальному заклинанию угодить в кого-то в другой части помещения. Четыре огромных окна давали достаточно света. В вечернее время освещение обеспечивали десятки зачарованных свечей под потолком и несколько магических светильников на столах. По левую руку от входа располагалась небольшая библиотека со всеми необходимыми книгами для подготовки эссе и докладов. Сотни книг на полках. Там же стояли восемь столов, как в читальном зале. Можно было выбрать несколько книг и сесть спокойно почитать. Разумеется, редких фолиантов не найти, но для обычных домашних заданий этого вполне хватало. В центральной части зала на полу были выложены камнем и украшены рунами три Круга. Стоило активировать любой из них — и над ним возникал защитный Купол, не позволяющий случайным заклятьям лететь куда не надо. Идеальные площадки для учебных поединков! Справа от входной двери обнаружился большой шкаф для сменной одежды. Слева — шкаф для вещей. Заглянув в него, друзья обнаружили парочку газовых горелок, набор ножей, несколько небольших котелков, предметы для трансфигурации и многое другое, что могло пригодиться в процессе обучения. В третьей части зала у стены стояли манекены для отработки заклинаний, зачарованные от разрушения. Пять штук. В целом изумительно-защищенный продуманный зал для самоподготовки. Странно, что от них отказались. Фламель постарался, не иначе! Но им повезло, что, кроме грязи, исправлять тут ничего не требовалось. До самого отбоя Гарри и Гермиона помогали своим друзьям тренироваться в чарах и готовить домашнее задание на завтра. Под конец Лис так оборзел, что приказал школьному домовику принести им легкий перекус прямо в кабинет. И кофе… хороший, настоящий крепкий кофе. Маленькую чашечку. Ночь прошла спокойно. Габриолис чудесно выспался. Никто ему не мешал и ничто не требовало его внимания. Утро выдалось просто волшебным. Солнечным. Ясное голубое небо и легкий ветерок так и манили прогуляться. Зеленая травка, умытая вчерашним дождем, радовала глаз. Учитывая, что у них всего три пары, Гарри предложил после уроков пройтись к Черному озеру. Гермиона согласилась сразу. Невилл отказался. Ему на завтра доклад по Травологии нужно было доделать. Поколебавшись, Рональд тоже отказался. Сказал, что ему в библиотеку надо. Но Лис подумал, что тот просто хочет оставить их одних. Со стороны Гарри с Гермионой могли показаться парой. Лисенок спорить не стал. Спокойно, без ругани, обсудить сложившуюся ситуацию давно стоило. Хоть Лис и простил подругу, та все еще чувствовала свою вину. Гарри собирался вправить ей мозги… После Трансфигурации профессор Макгонагалл попросила их с Герми задержаться. Узнав, что накануне они воспользовались кабинетом самоподготовки, она посоветовала зачаровать входную дверь на Кровь, чтобы никто, кроме них, не смог внутрь попасть. В дополнение к обычным чарам. Гарри понял, что установленную на данный момент защиту мог обойти директор. А вот Кровную даже ему не преодолеть. Ребята пообещали сегодня же этим заняться. Уже перед уходом Гермиона подарила профессору Макгонагалл собственноручно созданный артефакт для защиты разума от вторжения извне, с защитой от ментальных внушений. Лисенок вздохнул свободнее. Артефакт был необходим, но сам Гарри мог взять его либо из запасников Блэков, в которые еще надо было попасть, либо из хранилищ Гринготтса, что отнюдь не проще. Кричеру, после давешней выходки, Габриолис не доверял. Кстати, еще нужно было решить что-то с его наказанием. Посоветоваться с портретом Вальпурги? Скорее бы каникулы! Чары прошли спокойно. Гвендолин в этот раз не торопилась обновлять связь с наставником. Настораживал ее этот Флитвик. Гарри не вмешивался. Флитвик как Флитвик. Но Гермионе виднее. Для него это первый урок, а она-то уже несколько посетила. После обеда был только один урок. Пресловутые зелья. Гарри намеревался сесть с Лонгботтомом. Но с ним села Гермиона. Причем, не специально. Они что-то обсуждали по травологии. Лис не прислушивался. Но «фаллическая форма основания» и « бубенчики каплевидные» долетели и до него. Невилл готовил доклад на завтрашний урок по травологии. Потому и гулять отказался. Но теперь, похоже, откажется и Гермиона. Действительно, куда ему до фаллической формы основания и каплевидных бубенчиков?! Садиться с Роном не хотелось. Не то, чтобы Лис продолжал обижаться. Нет. Они все выяснили. Просто не хотелось. Замерев на секунду посреди класса, Габриолис в итоге сел один. И, кажется, профессор Снейп был этому только рад. Н-да, ревность она такая. Каждого будешь подозревать в покушении на свое сокровище. Особенно, если самому признаться нельзя.  — Мистер Поттер почтил нас своим присутствием. Какая честь! — проходя мимо, заметил зельевар, — Впрочем, уверен, вы с легкостью справитесь с сегодняшним заданием. Ведь так?  — Я не по своему желанию отсутствовал! — Гарри вскинулся и посмотрел на Снейпа.  — О да! Вы болели! Разумеется, это очень удобно — болеть, когда остальные учатся! — маг повернулся к Поттеру, — Вы не пострадали в том взрыве, мистер Поттер! Однако пролежали в Больничном крыле дольше всех. Почему? Или вы уверены, что директор Дамблдор прикроет вас как всегда? — мужчина приблизился на расстояние вытянутой руки и замер, — Будьте уверены, я не допущу вас до экзамена, если не буду убежден, что вы хотя бы умеете нож в руках держать! Надеюсь, вам это ясно, мистер Поттер?  — Вполне, профессор Снейп, — черный взгляд встретился с зеленым, — Сэр! Снейп говорил тихо и вкрадчиво. Гарри сглотнул. Голос Пары завораживал. Лис с удивлением понял, что возбуждается. Опять. Как в прошлый раз. Это будет длинный урок. И еще более длинный следующий учебный год. Скорее бы четвертый курс и Тримудрый Турнир!  — Итак. Сегодня мы будем варить Блокиратор Обычных Ядов. Это не противоядие в полном смысле этого слова. Блокиратор лишь временно останавливает действие яда, но не нейтрализует его полностью. При этом он довольно мощный и действует даже на некоторые более сложные ядовитые соединения. В состав входят: Виггентри, моли, полевая мята, безоар и рог единорога. Два последних ингредиента в виде порошка. Зелье готовится с добавлением медовой воды в пропорции один к четырем. Рецепт на доске. Приступайте! И помните — на следующий урок — последний перед экзаменом! — Снейп прошел к своему столу и обернулся к классу, — Предупреждаю — к нему будут допущены не все! При этом маг ТАК посмотрел на Поттера, что на мальчишке едва мантия не вспыхнула. Сразу понятно, кого он имел ввиду. Габриолис вздохнул. Ну почему Снейп на него ТАК действует?!  — Мистер Поттер! Не напомните ли всем присутствующим, что такое Виггентри?  — Волшебная рябина, из древесины которой изготавливают волшебные палочки. В зельеварении применяют кору дерева, измельченную до состояния порошка. Сэр, — глядя в глаза преподавателю, громко и четко ответил Гарри, — Еще вопросы?  — Не дерзите мне, мистер Поттер! — раздувая ноздри, рыкнул маг, — Вас зелье ждет! Лисенок смолчал. Вообще ему показалось, что Снейп ведет себя не совсем адекватно. Он словно ищет повод придраться. Он и раньше любил поязвить. Но теперь-то что? Гарри разве виноват в нападении Эрглаев и исцелении всех страждущих? Так сложилось… Про этот блокиратор Лис читал. И даже пробовал готовить. Он действительно существенно замедляет распространение большинства отрав. Тех, что не блокирует полностью. Рецепт довольно прост. Поставить воду, долить медовую настойку. Закипит — кинуть три щепотки коры волшебной рябины, размятой в труху. Пять с половиной минут помешивать по часовой стрелке. Потом добавить щепотку сушеных цветков моли и еще минуту мешать против часовой стрелки. Бросить два листика полевой мяты. Не путать с перечной, которую применяют в большинстве зелий! И оставить кипеть на медленном огне одиннадцать минут. За это время следует приготовить щепотку растертого в порошок безоара и две щепотки порошка из рога единорога. Бросать с интервалом в две с половиной минуты по щепотке, начиная и заканчивая единорожкой. Помешивать три раза по часовой стрелке, два — против и один раз восьмеркой. Если все сделано правильно, зелье приобретет ровный зеленовато-голубой цвет. После этого остается потушить огонь и накрыть зелье крышкой, дав ему настояться минут десять. Все. Готово. Можно пользоваться. Одна доза — пять капель на полстакана воды. В случае сильного отравления или излишней массы тела, дозу можно увеличить до семи капель.  — Вы редкостный тупица, Поттер! — рявкнул зельевар в самое ухо, подкравшись незаметно.  — Почему же? — спросил Гарри чуть обиженно. В зелье он был уверен.  — Кто вас учил так безоар в порошок толочь?! Ступку держите крепче. А пестик…  — С тычинкой… — пробормотал себе под нос Лисенок, — Может, покажете? Юноша вызывающе посмотрел на свое носатое наваждение. Голос магического партнера действовал не хуже афродизиака. И, похоже, не на него одного. Вместо того, чтобы отнять ступку с пестиком, Северус встал за спиной Лисенка и накрыл его руки своими. Из-за разницы в росте это выглядело забавно. Но Гарри было не до смеха. Ему в спину упиралась «волшебная» палочка зельевара. Габриолис шумно выдохнул, ощущая каменный стояк Снейпа. Не удержавшись, Лис потерся о Северуса всем телом. Тот отпрянул.  — Что вы себе позволяете, мистер Поттер?! — рявкнул профессор Снейп, — Отработка с Филчем!  — Не имеете права, — фыркнул Гарри, замечая предательский румянец на щеках зельевара, — За две недели до экзаменов отработки назначать запрещено! И что я сделал, сэр? Зелье у меня выглядит получше, чем у Крэбба с Гойлом! Но им вы замечаний не делаете!  — Не смейте со мной спорить, Поттер-р-р! — сверкая бездной взгляда, Северус приблизился к Гарри вплотную, — Вы глупый, наглый ребенок! Совершенно безответственный, лишенный всякого уважения к старшим, невоспитанный мальчишка! Такой же, как ваш папаша!  — Ну это уж вам виднее, профессор Снейп! — не сдержался Габриолис, — Мои родители погибли, когда мне был всего год с небольшим, и я понятия не имею о том, какими они были!  — Не смейте на меня кричать! — профессор схватил парня за руку, но тот вырвался, — Поттер!..  — Да пошли вы! — Гарри схватил сумку с учебниками и выскочил из класса. Глаза жгло слезами обиды. Лис думал, что научился себя контролировать. Но, кажется, ошибся. Первое же замечание об отце вывело его из себя. История повторяется. Снейп как всегда говорит гадости о старшем Поттере. И Гарри, даже зная, что тот прав и имеет право так говорить, все одно психует. Классика жанра! Надо что-то с этим делать. Усилить ментальный контроль над эмоциями? Может, Успокоительное? Оно точно не повредит! Возбуждаться на того, кто тебя смешивает с грязью и стабильно поливает помоями… Браво, Гарри! Молодец! Лисенок сам не заметил, как добрел почти до гостиной Гриффиндора. В душе скреблись кошки. С одной стороны, было до жути обидно, что Снейп на пустом месте придирается. Да еще и гадости через слово говорит. С другой, Лис понимал, что иначе тот просто не может. Фламель не позволит им нормально общаться. Обязательно что-то сделает, чтобы поссорить. Хорошо, если только скажет, а если Северуса подставит?! Метка-то с руки никуда не делась! Одно словечко кому надо — и того заберут в Азкабан как Упиванца. И докажи потом, что двойной агент и совсем не при чем! Они со Снейпом просто не могут в Хогвартсе нормально общаться. Но от понимания того не легче. Гарри чувствовал не только обиду, но и свою вину. За что? Пожалуй, за то, что Пару обидел. Хотя Снейпа обидишь! Тот сам кого хочешь обидит! У него ж шкура дубленая! Не пробить! И все же… Габриолис развернулся и потопал в обратном направлении. Извиняться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты