Новый человек

Джен
NC-17
В процессе
22
«Горячие работы» 46
автор
Размер:
48 страниц, 9 частей
Описание:
Для ныне живущих этот мир всегда был таким: родные вдруг обращались в чудовищ, во тьме поджидали те, кто не выносил дневного света, а надежда на лучшую жизнь давно умерла. Никто не удивляется безвестипропавшим, никого не волнует вопрос необходимых жертв, а их всегда больше, чем кажется. Кто-то смеет утверждать, что они навечно утратили своих Богов. Кто-то же говорит, что человеческая кровь изначально была отравой.
Посвящение:
Спасибо всем, кто поддерживал меня, пока эта история пылилась на флэшке где-то на кафедре и частично в моей голове:)
Примечания автора:
Идиан Малво (от RЭMBO) - https://vk.com/photo-141252911_457239071

Группа ВК - https://vk.com/nebulatt
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 46 Отзывы 9 В сборник Скачать

VIII

Настройки текста
Все начиналось так же, как и в тот день. Верм подкрался к ним, вынырнул из ниоткуда, являя уродливый облик получеловека-полузверя и выдавая намерения солдат своей скорой кончиной. Этого было не избежать, но хищники чувствовали, когда в коллекторе кого-то настигала смерть, а раскаты выстрела даже глухую тварь разбудили бы мелкой вибрацией в кирпичных стенах. Среди солдат, занимающихся чисткой канализации, из уст в уста ходила одна примета: появление кара всегда сулило кровавую бойню, так как только со способностью тонко чувствовать грядущее эти беспомощные в сравнении с другими чернокровками существа могли выжить. Это было не совсем верно, когти кара были смертельно ядовиты, и другие животные старались избегать их, и все же Эзра поддался суеверию и больше не надеялся на удачу. Мысли его сосредоточились на ситуации, взгляд подмечал каждую деталь в попытке вывернуть все в свою пользу. Когда верм свалился в воду, из глубины коллектора послышался надрывный вой, как могли выть только человеческой глоткой. Стая была преисполнена ненависти и желала расправы. Однако сейчас все происходило немного иначе: тогда чудовища вышли на охоту и убили почти всю бригаду только потому, что у них имелось недостаточно для потомства еды, а теперь же они стремились только убивать. Бежать было бесполезно — Эзра обозначил этот факт как рамки, за которые им ни в коем случае нельзя было выходить, и по тому, как звук распространялся по тоннелю, определил, с какой стороны вермы бежали к ним. Первый вой раздался справа, со стороны Идиана и самого лейтенанта, но уже спустя пару мгновений послышался ещё один слева, где располагался выход из седьмого сектора. Их бригаду окружали. Более того — распределение сил изначально было неправильным. Эзра не сомневался в своих подчиненных, однако до конца оценить потенциал каждого было сложно, так как он делал выводы лишь из предоставленных ему досье. За его спиной находилась тяжелая винтовка, которой далеко не каждый солдат был способен владеть эффективно и которую лейтенант всегда использовал сам. Однако в критической ситуации, когда голова стала свободна от всех прочих забот, стало очевидно, что северянин стрелял бы точнее, чем наполовину ослепленный командир. — Малво! — окликнул Эзра Идиана, стягивая петлю ремня с плеч и кидая подчиненному винтовку. Тот ловко поймал тяжелое оружие, не спрашивая и не теряя времени. Если еще были сомнения в том, научили ли его в академии пользоваться огнестрелом такого габарита, Идиан уверенно избавил лейтенанта от ошибки. Он опустился на одно колено, принимая максимально устойчивую позу и прижимая приклад к плечу. Ствол в его руках не дрожал, длинные и крепкие руки позволяли держать винтовку без какой-либо опоры, но теперь его необходимо было прикрывать от тех, что подберутся сквозь дальний огонь слишком близко. — А вы к стене! — приказал Эзра заключенным, и далеко не все услышали его голос через сковавший их страх. Вольфэ и Регину пришлось едва ли не за воротники оттаскивать других от вагонетки, но никто из них не пытался бежать сломя голову, что делало ситуацию хоть немного проще. Теперь они были готовы. Сейчас нельзя было допустить тех же ошибок. Боль в пустой глазнице проникала внутрь черепа, челюсти сжимались от напряжения до скрипа в зубах, но Эзра сохранял ясность мысли без особого труда. Они обговорили их стратегию заранее: нужно было лишь оставаться динамичными относительно тех, что расстались с человеческим обличьем и обрели полное равнодушие к усталости и боли. Минули жалкие мгновения, и на свет фонарей в глубине тоннеля выбежали первые тени. Горбатые и будто раздутые в плечах вермы двигались невообразимо быстро для своей массы. Они вопили и хрюкали, как толпа отчаянных психически больных: самые мерзкие и ужасные обитатели недр Бейлджоуля, вечно голодные, всегда выживающие вопреки регулярным чисткам. Эзра возвел автомат, ровняя прицел, и в этот момент раздался выстрел винтовки. Глушитель поглотил большую часть грохота, но в этих помещениях любой шорох отражался протяженным эхом. Из ствола вспыхнул свет, и один из вермов словно споткнулся, перекатившись через себя вперёд головой. Из-за освещения нельзя было ничего разглядеть, но эти пули разрывали плоть глубже, обнажая артерии и оставляя непременно смертельную рану. Вермов было важно убивать выстрелом в голову или шею — все прочие попадания если и наносили вред, то едва замедляли их. Эти существа могли слишком долго игнорировать собственную кровопотерю. После выстрела тяжёлой винтовки у них больше не было шансов подняться. За спиной Хиллис и Тейгу отражали нападение, но лейтенант мог только оценивать положение подчинённых на слух. Идиан стрелял точно, не промахиваясь, но слишком скоро ему стало необходимо перезарядиться. И как назло твари полезли ещё большей волной: пятеро крупных особей неслось на солдат, ловко перепрыгивая с одной платформы на другую, и Эзра прежде всего прикрывал товарища, сосредотачивая огонь на его стороне. Пули впивались в мускулистые тела, из ран на толстой коже лилась черная кровь, но вермы падали замертво, только когда лейтенанту удавалось попасть им в слабое место. Он убил троих на платформе Идиана, затем развернул автомат к тем, что бежали к нему. Ещё одна пуля попала точно в голову, но последующая попытка сопроводилась слабым щелчком. Магазин опустел. С оставшимся вермом лейтенанта разделяло три жалких метра, и он не успевал перезарядиться, не мог отступить. Руки сами опустили автомат, позволяя ему тяжело повиснуть на ремне, и когда тварь прыгнула вперёд, растопырив длинные лапы с кривыми когтями, дуло пистолета было направлено строго между мутных слепых глаз. Грузное тело по инерции сбило Эзру с ног, придавливая его к влажным плитам пола. Он ощутимо ударился затылком; горячая кровь верма, обжигая, стала заливать ему форму. Лейтенант освободил руки из-под мертвой туши, все еще крепко держа пистолет, и попытался столкнуть ее с себя. К его удивлению, перед глазами замельтешили серые робы заключенных. Регин, парень из одиннадцатой бригады, и палуцианец Венцесла быстро оттащили верма от Эзры, помогая тому подняться на ноги. В лицах их застыло напряженное беспокойство, но шум выстрелов и вопли затихли — все закончилось, однако никто не мог поверить в это до конца. Бегло оглядев заключенных и встретившись взглядом со стоявшим на той же платформе сержантом Тейгу, лейтенант понял, что с той стороны тоже никто не пострадал. Вся бригада стояла почти неподвижно в ожидании нового рева в коллекторе, но в повисшей тишине мерное течение сточных вод казалось непривычно громким. — Их ведь не должно быть больше, верно? — первым нарушил молчание Хиллис, задав вопрос с неловким желанием получить положительный ответ. — С нашей стороны было шестеро, — сказал Тейгу. Эзра стал в уме подсчитывать тех, кого удалось убить им с Идианом, но северянин ответил первым. — Одиннадцать. Семнадцать взрослых особей. Сколько их было тогда, лейтенант, конечно же, не считал. Вспоминать хотя бы визуально не имело смысла — паника слишком сильно искажала действительность. Однако обычно в одной стае сосуществовало не больше десяти вермов: голод вынуждал их пожирать друг друга, и они убивали слабых и раненных, чтобы прокормиться и выжить. Такие скопления были вне нормы, но пытаться разобраться с этим явлением простым солдатам явно не стоило. Их работа еще не закончилась: всю эту мертвечину необходимо было убрать, чтобы не оставлять пищу другим чернокровкам. В любой момент могла прийти другая голодная тварь, и Эзре не нужно было напоминать подчиненным, чтобы те не расслаблялись. — Толкайте вагонетку дальше, — приказал он с тяжелым вздохом, и заключенные посмотрели на него с непониманием, будто надеясь услышать в этом шутку. Совершенно не к месту лейтенант ощутил укол совести, но как-то облегчить эту ношу он не мог. На его месте у командиров бригады был совсем скромный выбор — одно из двух, а Эзра не приветствовал привычку все усложнять даже забавы ради. Ему хотелось сказать что-нибудь еще, что им всем нужно лишь перетерпеть этот момент, что после обязательно станет легче, но это было бы слишком наивным заблуждением. Все равно бы никто не поверил. Однако вместо презрительного осуждения, которое редко кто скрывал по отношении к солдатам Королевской Армии, в этих напуганных глазах пеленой отразилось смирение. Заключенные коротко кивнули, без энтузиазма возвращаясь к тому, на чем остановились, и ржавые колеса вагонетки протяжно скрипнули. — Это не все! — вдруг подал голос Хиллис, рукой давая знак всем тут же прекратить движение. Бригада затихла. Слышался плеск воды и невнятное бормотание, но совершенно очевидно, что то был не человек. Свет фонарей очертил темный силуэт, позволяя на влажных стенах родиться огромной тени. Существо неторопливо приближалось: по издаваемым им звукам — верм, но по размерам — что-то совсем другое, чего Эзра никогда прежде не видел. Его посетили неутешительные догадки, более того они были слишком ужасающими даже для этого проклятого места. Прошло еще несколько мгновений, прежде чем зверь явился полностью: похожая сплюснутая морда с человеческими элементами, будто голову вдавили в толстую складчатую шею, но вот кожа была угольно-черной и влажно поблескивающей в тусклом свете, словно облитая бензином. Оно было больше других вермов раза в три, что казалось невообразимым, просто невозможным. Слова того полицейского из бюро контроля за очернением вдруг стали шокирующей истиной, но в этом гнезде бригада убила серых червей. Эзра отмел эти размышления сразу же, как только Идиан вскрыл первое яйцо. Значит, другой вид действительно существовал в Бейлджоуле, и взрослая особь теперь находилась прямо перед ними. Верм передвигался медленно, тяжело дыша и нашептывая что-то едва различимое себе под нос. Его передние лапы касались пола лишь длинными пальцами, незначительно утратив анатомическое сходство с человеческими руками; колени на задних были сильно вогнуты, как у четвероногих хищников, и не возникало никаких сомнений, что даже с такими размерами это существо могло настигнуть жертву в считанные секунды. Солдаты не торопились стрелять, дожидаясь указаний командира. Эзра уже понимал, что обстреливать автоматами эту тварь будет бесполезно, если она вдруг сорвется в их сторону. Он поднял правую руку, давая знак Идиану подготовить винтовку, вот только в таком положении стрелять было опасно для всех, кто находился на платформе впереди него. Северянин сделал шаг вперед, но верм среагировал на это движение, задрав голову и шумно втянув плоскими ноздрями воздух. — Стой, — тихо приказал Эзра, спустя мгновение окончательно принимая тот факт, что другого выхода у них попросту нет. — Стреляй так. Идиан не спорил. Тварь продолжила медленно приближаться к ним, и в какой-то момент издаваемые ею звуки вдруг стали понятны. Чернокровка говорила человеческим голосом, непривычно искаженным, но полным таких отчаянных эмоций, что под кожей разлился колючий холод страха. Всего лишь одно слово: «Отец». Несмотря на низкий хриплый тон, Эзра отчего-то был уверен, что это тело некогда принадлежало женщине. Она повторяла одно и то же, такая огромная, что едва помещалась на одну платформу и без труда переступала на другую. Откуда же она пришла? Из оставшихся бригад не поступала информация о чем-то подобном, значит, никто более представителей этого вида в канализации не встречал. Вероятней всего, здесь даже не было их гнезда. Она могла спуститься, чтобы найти укрытие от солнца, как поступало большинство пробравшихся в город чернокровок. И все же даже без знания причин ее надо было уничтожить: Эзра боялся представить, что бы было, если бы этот вид заполонил коллекторы. Идиан исполнял приказы без долгих размышлений. Он вновь присел на колено, перезарядив винтовку, что явно встревожило верма. Его быстрые движения не дали ей времени, и когда он наконец поднял прицел, Эзра громко отдал приказ. — Всем лечь на пол! На противоположной платформе заключенные тут же рухнули, стоило им быстро глянуть назад. Сержант Хилисс прижался к стене, и только тогда Идиан позволил себе сделать еще один точный выстрел. Вновь вспыхнул свет, раздался глухой треск, с которым пуля пробила толстый череп чудовища, но чернокровка лишь контужено отошла назад. Северянин выстрелил еще раз, явно целясь в то же место, и тогда тварь перескочила на другую платформу, поразительно точно предугадав действия солдата. Она значительно крупнее, а это могло предполагать то, что слабое место находилось не в основании черепа и даже не в шее. Центром и мозгом этих существ был червь, они паразитировали на нервной системе организма-хозяина, но все это мясо снаружи оставалось просто живой оболочкой. Идиан промахнулся. Драгоценный шанс был безнадежно утерян по этой ошибке, и хитрая тварь явно не собиралась больше давать им такие возможности. Находясь как раз на платформе стрелка, она оттолкнулась задними ногами, преодолевая это расстояние настолько быстро, что никто не успел дать ей отпор. Сержант Хиллис пустил короткую очередь, но чернокровка отмахнулась от него лапой, с нечеловеческой силой впечатывая его в стену. Заключенные спрыгнули с платформы в воду, однако тварь не обратила на них никакого внимания. Ее интересовал только тот, кто стрелял. Она не дала северянину возможности сделать это еще раз, за считанные мгновения сократив расстояние между ними и сбив его с ног. — Идиан! — на эмоциях выкрикнул Эзра, сделав несколько выстрелов из пистолета в эту массу из мышц и толстой склизкой кожи, и по странной удаче это помогло ее отвлечь. Чернокровка повернула к нему голову. Ее круглые большие глаза были подернуты незрячим бельмом, а остаточная человеческая мимика выражала удивление. Это было странно - вот, о чем ему тогда подумалось. Словно он безжалостно предал ее этими жалкими пулями. Или же она остановилась из-за имени, которое он произнес... Лапа придавила Идиана к полу, но руки его оказались свободны. Достав пистолет из кобуры, он воспользовался выигрышным моментом и выпустил всю обойму верму в шею и грудь. Для нее это было болезненно: она завопила, теряя кровь и отступая назад. Он задел червя, хоть и не убил его, однако это дало солдату возможность подняться на ноги и уйти от смерти еще на шаг. Тем временем Эзра поменял магазин автомата, уже зная, в какое место нужно стрелять. Чернокровка сама же оказалась в ловушке: пули впились ей в задние конечности, повреждая один сустав, и она оступилась, наполовину сползая в воду. Лейтенант сосредоточил огонь на ее грудной клетке, добираясь до червя не сразу, но явно лишая последних сил. Перезарядившись, Идиан тоже сделал несколько выстрелов из наиболее выгодной позиции, и только тогда верм наконец оставила попытки подняться. Она так и осталась лежать на платформе, свесив одну переднюю и заднюю ноги в русло. Некоторые ее мышцы судорожно дергались под кожей. Лужа черной крови растекалась по мокрым каменным плитками, наверняка источая тот жуткий запах, который Эзра знал даже слишком хорошо. Респиратор не пропускал его в нос, но вот память услужливо награждала столь сильным внушением, что лейтенант и в самом деле начинал это слышать. Перебравшись все на одну платформу, заключенные даже не стояли на ногах. Мокрые с головы до ног, они напоминали брошенных щенков, испуганно забившихся у мусорки, и их отчаяние подкреплялось тем, что в подобных ситуациях они никак не могли себя сами защитить. Мальчишки не отрываясь глядели на мертвую чернокровку, готовые лицезреть ее невозможное воскрешение просто потому, что уже успели попрощаться с жизнью. Эзра видел это бесчисленное множество раз. Могло быть гораздо хуже. В это стоило бы поверить, потому что в Бейлджоуле всегда могло быть еще хуже. Лейтенант посмотрел на Идиана, молча стоявшего на том же месте и задумчиво разглядывающего огромного мертвеца. Глаза северянина были злыми: это несложно было понять, потому что обычно он оставался поразительно спокойным. Ни страха, ни отвращения, только подлинная ненависть. Эзра поймал себя на мысли, что оставить себе такое имя, кем бы ни являлись его родители, способен лишь тот, кто не боится судьбу со всеми ее жестокими выходками.
Примечания:
Прошу прощения за задержку. У меня не было возможности притронуться к компьютеру с целью что-то написать, но теперь все более-менее утряслось. Хотя мероприятий планируется ещё больше, так что в апреле мне снова придется на какое-то время приостановить работу.

Спасибо вам большое за отзывы и внимание к этой истории! Насчёт информативных статей я ещё думаю, как бы это лучше всего сделать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты