The Dark Line: A Star Wars Story

Джен
NC-17
В процессе
52
Размер:
планируется Макси, написано 54 страницы, 11 частей
Описание:
История джедая, что стал ситхом и видел восход Империи Ревана.
История ситха, что видел закат Империи Ревана и Триумвирата Ситхов.
История человека, искавшего ответ на вопрос о Силе.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
52 Нравится 29 Отзывы 31 В сборник Скачать

Глава Девятая "Союзники"

Настройки текста
      Блейз был доволен текущими делами его легиона, ведь вместо того, чтобы штурмовать Аридус вместе с 442-м осадным батальоном, он и его люди, по сути, отдыхают на Барраяре, неся гарнизонную службу. С другой стороны, мужчина был бы не против небольшого боестолкновения, чтобы его клоны не расслаблялись. Хотя, честно сказать, они и так не особо расслабились, в отличие от него, почти каждый день прохлаждающегося в местных барах. А вот адмирал Версио, как ни странно, все сидел на своём флагмане, постоянно общаясь то с другими коллегами, то с джедаями. Конечно, он более ответственно подошел к своей работе, но отдыхать-то надо, верно?       — В том числе, и от выпивки, — пробубнил изрядно напившийся Блейз, едва не падая на пол перед своей комнатой, которую он снимал в местном жилом комплексе на время, он едва удержался, зацепившись пальцами за саму репульсорную дверь, а потом наугад мазнул ключ-картой куда-то в сторону считывающего устройства, надеясь, что треклятый механизм уловит данные и пропустит почти блюющего командира внутрь. И, хвала канцлеру, ему повезло — дверь шустро уехала в сторону, позволяя маршалу-коммандеру, едва не спихнув со своего постамента какую-то старую рухлядь в виде вазы, ввалиться внутрь и доковылять до туалета, где он принялся опорожнять свой желудок от алкоголя и ещё какой-то дряни.       Выблевав весь алкоголь практически вместе с желудком, Блейз с трудом встал и включил ледяную воду в раковине, пропихнув тут же свою голову между краном и гладким металлом. «Просто, блять, дерьмо», — он прикрыл глаза, с наслаждением ощущая стекающую ледяную воду по его гладковыбритой голове. Рассудок, затуманенный литрами спиртного, прояснился, хоть и не сильно. Однако, теперь ему стало проще ориентироваться в своей комнате и он кое-как добрался до кровати, просто падая на нее и едва сдерживая очередной рвотный позыв.       — Зря, — он выдохнул, приподнимаясь над постелью, чтобы найти свой датапад, — зря я пил этот барраярский вискарь, — мужчина подтянул к себе рукой устройство, пробуждая его ото сна. — Настоящее оружие уничтожения, блять, — Блейз краем глаза взглянул на уведомления, надеясь, что Гаррик не вызывал его на какое-нибудь совещание по поводу обороны системы. И, слава банте, ничего такого не было, отчего, несомненно радостный мужчина уткнулся в подушку, прикрыв глаза. «А вот теперь — спать».

***

      До прибытия на Кали, по данным бортового компьютера, оставалось около четырёх прыжков через четыре планеты: Биргис, Сернпидаль, Дубриллион и Бискейн. Эреб, благодаря относительно старым данным с трофейного шаттла знал, что Сернпидаль формально был под контролем Республики. Однако, в его планы не входило светить свой кораблик раньше времени — слишком уж высоки ставки в этой его миссии. И потому он уже продумывал план побега с Кали вместе с генералом Гривусом. Если всё пойдёт как надо, то удерут они на его корабле через систему Малой Севфи, расположенной буквально в Диком космосе и от которой можно практически напрямую прыгнуть к Эйтену в знаменитой Дрейтонской туманности. А если нет, то придётся уже действовать исходя из ситуации. И, честно говоря, видения, которые порциями и без какой-то гребанной конкретики подбрасывала ему Великая, не давали хоть крошечного понимания того, что ждёт его там. И от этого Эреб очень переживал за своё, так сказать, духовное состояние. Видения будущего смешивались с прошлым в каком-то безумном коктейле, что он пил очень большими глотками, находясь в затяжной медитации, постепенно углубляясь в самые глубоки слои транса. Учитель предупреждал, что длительный транс может быть опасен для него, но запретный плод сладок, да? Эреб пытался восстановить свою личность из тех воспоминаний-видений, что он вылавливал среди безграничного океана Силы.       Так юноша уже понимал, что в детстве он был как шило в жопе — всюду носился, доставал взрослых, постоянно тарахтел, как старая хабалка, периодически дерзил, был в какой-то степени ленив. Однако, едва он стал познавать Силу и всё, что с ней связано, он, под руководством своего наставника, стал более спокойным, собранным и холодным даже с, так сказать, коллегами по цеху. Только достаточно узкий круг людей заслуживал его внимания и его истинного обличия. А из этого выходило то, что он был двуличен. Конечно, это в какой-то степени плохо, но, с другой стороны, некоторым не обязательно знать каким может быть Экид.       «Как же я ненавижу копошиться во всём этом, — подумал парень, все ещё находясь в трансе и практически не ощущая, что корабль вошёл в гиперпространство. — Но пока я не соберу себя воедино, я не имею права останавливаться. Быть может, я не тот, кем мне суждено быть?»       Но одно он чётко понимал — джедаем он быть не хочет. Спасибо, он уже наслушался много чего о них и от учителя и от кое-каких других лиц. Всё это джедайство попахивает дерьмом, причём отборным бантовским. Особенно мощно им пахнет история с Кали и калишцами. Скажем так, очень долгое время этот народ страдал от ям’ри, по сути, поработивших калишцев, пока один генерал этого народа, а именно Гривус, не перенёс войну на родной мир захватчиков и вот тут-то подоспели джедаи, не ставшие разбираться во всём, а просто наложившие какие-то дичайшие санкции на планету, отчего там начался голод. Максимальная, блять, справедливость. Хотя, возможно, кое-что зависит от отдельных личностей, но что-то Эреб сомневался в том, что Орден просто взял и поверил словам двух однопартийцев. И подобных примеров справедливости, думалось Эребу, много.       И вполне логично, что Свет, порой, хуже даже самой тёмной Тьмы. Свет бывает мягким и согревающим, а иногда испепеляющим, не оставляющим за собой ничего. Тьма же не меняется. Во Тьме ничего нет и она, как всегда, стабильна — холодна и равнодушна. Однако, Мастер говорил, что были всякие серые культы, одинаково использующие и Свет и Тьму. Но джедаи, как обычно, либо заставили эти культы примкнуть к ним, приняв одну сторону, либо истребили, считая их злом. «Я бы не отказался познакомиться с такими ребятами, может, и Мастер туда же примкнул бы», — с ироничной усмешкой подумал парень, но тут же отрицательно покачал головой — Владыка настолько пропитан Тьмой, что места для Света уже не осталось.       — Статус, — произнёс ситх, возвращаясь в своё физическое тело и теперь с помощью Силы стимулируя затекшие и почти одеревеневшие мышцы к работе. Сердце постепенно набрало нужный ритм, восстанавливая нормальный кровоток, а глаза успешно адаптировались к приглушенному свету.       — Статус: в гиперкоридоре к Сернпидалю. Выход из гиперпространства через десять секунд на самой границе солнечной системы.       — Отлично, мать её, — пробубнил Эреб, с определённым трудом вставая с пола и притягивая к себе кислотно-зелёную бутылку с водой и жадными глотками осушая её, а затем отправляя в тёмно-зелёный приемник мусора, где бутылка была тут же переработана на вторсырьё. Увы, парень не знал, что ещё есть на борту его корабля — он больше медитировал, чем ознакамливался с внутренним убранством своего судна. С другой стороны, арканианец в какой-то степени был прав, решив повременить с этим — вдруг ему придётся на Кали бросить свой корабль. И уж лучше не забивать себе голову пока что не нужной информацией.       — Внимание! Угроза столкновения! Внимание! Угроза столкновения! — истерично заверещал бортовой компьютер, практически оглушая рёвом сирены. Экид быстро отрубил голосовой помощник и вцепился в штурвал, экстренно выводя судно из гиперпрыжка. И от того, что юный ситх увидел, едва корабль вывалился в реальное пространство, он едва не активировал оружейные системы.       Перед ним оказались два республиканских «Дредноута», сопровождающих один-единственный «Аккламатор». Но не только это его напрягло — он явственно ощутил присутствие джедая. Это было подобно яркому солнцу, что своим огнём сжигает всё, а не дарит тепло. И едва он ощутил присутствие джедая, тут же республиканцы попытались установить с ним связь — кабину звездолёта заполнила противная трель вызова, но Эреб тут же убрал громкость, будто бы боясь, что они могут услышать этот звонок.       «Ёбанное дерьмо, как вовремя,» — выдохнул ситх, пытаясь одновременно прижаться к брюху одного из «Дредноутов», чтобы те не могли взять его на прицел и одновременно увеличивая скорость до предельной. «Только бы не схлопнулся», — Эреб вынуждено применил Силу, пытаясь удержать свой корабль максимально близко к тяжелому крейсеру. Он видел как спешно поворачиваются счетверенные турболазеры на втором республиканце, пытаясь успеть за юрким кораблём. А до выхода из зоны обстрела ещё далеко.       Едва «Дредноут» закончился, Эреб тут же задрал штурвал, выныривая из-под корабля практически вертикально, тут же переключая все щиты на защиту задней полусферы. Начался обратный отсчёт — бортовой компьютер пытался рассчитать наиболее удобные координаты для входа в гиперпрыжок.       — Давай же, тупая железяка, — пробурчал парень, тут же кидая «Марцип» вниз, едва он ощутил, что противник начал стрелять. Вновь Сила предостерегающе замерла и ситх тут же совершил крутую петлю, сбивая сенсоры наводки. Огонь вражеских турболазеров приходился достаточно плотно — места для манёвра почти не было и потому лишь Сила может помочь ему спастись. И он целиком положился на неё, так как собственное мастерство пилота было не таким уж хорошим. — Быстрее, — он бросил взгляд на дисплей бортового компьютера — осталось десять секунд до точного расчёта координат и прыжка. Всё вокруг Эреба скрипело, когда он маневрировал в этом безудержном потоке турболазерного огня, казалось, что его звездолёт вот-вот развалится из-за таких вот пируэтов. Ещё и это чужое присутствие достаточно сильно давило на парня, но арканианец насколько это возможно оградился ментальными барьерами от джедая.       Бортовой компьютер истерически завизжал — один из выстрелов просто смёл щиты, что система, отвечающая за их контроль, ушла в экстренную перезагрузку, лишь бы не взорваться. «Дерьмо», — успел подумать ситх, но бортовой компьютер закончил расчёт координат для прямого прыжка и на штурвале загорелся зелёным индикатор. Не ослабляя контроль над штурвалом, экзот потянулся Силой к рычагам гиперпрыжка и со стоном потянул их вперёд, одновременно он почувствовал, как к его кораблю приближается последний выстрел и услышал короткий свист системы гипердрайва буквально выпнувшей «Марцип» в гиперпространство. «Успел».

***

      Очередное вываливание из гиперпрыжка было крайне неприятным — ревела сирена, предупреждая, что полетела какая-то важная деталь корабля, а какая именно — непонятно из-за того, что отрубился сам бортовой компьютер из-за перегрузки всей системы. Короче, Эреб остался один на один с полетевшей к бантам системой, которую нужно срочно запустить, иначе жизнь молодого ситха закончится в холодной пучине космоса. А это, определённо, нежелательно.       — Вроде бы я прибыл на Кали, — резюмировал арканианец, вылезая из своего кресла и тут же слегка потягиваясь — послышался приятный хруст, от которого даже мурашки побежали. Он взглянул на планету, вращавшуюся практически под самым носом звездолёта и выдохнул — это точно была Кали. Буро-зелёная планета спокойно крутилась на своей орбите вокруг кислотно-жёлтого солнца, пока галактика пылала, раздираемая войной. — Мне бы так жить, — вслух произнёс Эреб, всё ещё разглядывая планету и слегка улыбаясь пока что безмятежной картине. Однако, вспомнив, что его корабль несколько потрёпан, ситх тут же переключился на мелкий ремонт.       Он дотянулся Силой до глубин бортового компьютера, манипулируя проводками и разными мелкими деталями, стараясь практически пересобрать внутренности, чтобы работа компьютера была более стабильной. Одновременно он подошёл к большой чёрной панели — дисплею навигационного модуля, снимая её и уже с помощью своих рук и кое-каких инструментов, висевших у него на поясе в небольшом подсумке, копаясь во внутренностях модуля.       — Просто жесть, — пробухтел ситх, пытаясь разобраться в хитросплетениях проводов, усилителей, муфт и ещё каких-то механизмов, настолько странных, что Эреб боялся их трогать. — Если прошлый владелец хотел усложнить жизнь новому обладателю, у него получилось, — арканианец ослабил контроль за работой у главного компьютера, сосредотачивая Силу ровно перед собой, чтобы не отключить какую-то важную приблуду. Наконец, найдя уязвимое место в этом проводном лабиринте, он аккуратно отсоединил критически повреждённый чип контроля распределения энергии и переключил провода, что шли к нему, к центральному хабу. Конечно, теперь навигационная система будет включаться только вручную, но это такие мелочи, что просто смешно.       Тем временем, он нашёл и уязвимость компьютера. Однако, там всё было куда хуже — был повреждён жёсткий диск с полезными алгоритмами компьютера. А это значило, что если он его не заменит, то придётся самому заниматься ручным контролем каждого показателя работы корабля, начиная от градусов в двигательной части, заканчивая работой гравитационного модуля.       — Эх, надо было купить другую рухлядь или вообще оставить тот шаттл, — сплюнул арканианец, осторожно вынимая повреждённый диск и убирая кубик размером с кулак в специальный контейнер — мало ли бабахнет. — Или астромеха, наконец.       Собрав всё обратно, Эреб перезагрузил все системы корабля, надеясь, что теперь-то хотя бы он сможет долететь до планеты. Первым ожил навигационный модуль, показывая на чёрном дисплее положение «Марципа», а после подтянулся главный компьютер и прочие системы, которые работали автономно. Тут же ожила связь — кому-то не терпелось установить связь с одиноким кораблём.       — «Марцип» на связи, — решив не испытывать судьбу, ситх вышел на связь, продолжая тонкую настройку своей посудины, даже не обратив внимание на то, что напротив его развалюхи завис корабль незнакомого дизайна.       — «Марцип», вы слишком долго не отвечали на связь. По законам военного времени, мы можем вас прямо сейчас уничтожить, — сказал собеседник, не представляясь.       — Прошу прощения, — ситх, наконец, поднял взгляд, смотря на корабль, что висел перед кокпитом — слегка приплюснутый, достаточно широкий, со знакомой эмблемой одной гордой планетки. «Мандалорцы». — Энергосистема моего корыта оказалась повреждена после экстренного ухода в гипер. Меня чуть не низвели до атомов республиканцы.       — Говорите, республиканцы? — с явным недоверием спросил неизвестный. Послышалось какое-то копошение. — В какой системе?       — Кажется, Сернпидаль. Честно говоря, я едва не отправился к праотцам, едва оказался среди порядка республиканской эскадры. Едва унёс ноги оттуда.       — Гхм, они могли вас отследить. В любом случае, вам придётся проследовать на планету. У нашего начальства есть вопросы по поводу того, что случилось. Летите впереди меня и без фокусов.       — Да без проблем.

***

      Кимаен стоял на посадочной площадке, спрятанной среди влажного тропического леса, и смотрел за посадкой двух кораблей — мандалорского и нарушителя, решившего, что можно так просто залетать в любую систему. На лице калишца находилась традиционная маска, а в руках он сжимал винтовку, снятую с предохранителя — он был готов к тому, что, возможно, придётся драться с тем неизвестным. Но всё же он хотел для начала узнать зачем он пожаловал на Кали. Гривус коротко огляделся — среди кустов засели его отборные бойцы из «Извошра». К подобным визитам он относился крайне осторожно — возможно, что на планету прибыл джедай и тогда его потребуется уничтожить очень быстро.       Оба корабля почти одновременно сели на площадку и из первого вышел Кэл Магус, тут же занявший позицию рядом с неизвестным кораблём, целясь на спускающийся трап. Прошло две долгие томительные минуты, пока по нему не стал спускаться гость. Гривус сразу насторожился — он был одет в лёгкую защиту — термокомбинезон с едва заметными керамическими пластинками и подшитой сеткой, что генерировала рассеивающее поле, а также накидка-пончо достаточно гражданских цветов, но что-то калишцу подсказывало, что и накидка была не простой. Однако он сразу почувствовал дикую опасность едва понял, к какой расе принадлежит чужак и что у него на поясе висит за цилиндр. Даже странного вида маска не обманывала его. «Арканианец. Световой меч», — механически зафиксировал он в своей памяти и подал знак своим людям о повышенной готовности.       — Кто ты? — громко спросил мужчина, всё ещё разглядывая арканианца, тот же понимающе взглянул на свой меч и подошёл чуть ближе.       — Я — посланник. И я не джедай, — чужак поднял вверх руки, показывая, что его намерения самые мирные. — Я принадлежу к другой касте чувствительных к Силе — ситхам. Нас ребята из Храма считают сущим злом. Ну прям абсолютным злом.       — Может, нам стоит прислушаться к джедаям и прямо сейчас убить тебя? — спросил Магус, сидя у ящиков, в которых лежали слитки железа. — Ты не вызываешь ни у меня, ни у генерала доверия.       — Воля ваша, друзья, но я всё же хотел, чтобы вы меня выслушали. К тому же, я помню, что вы хотели бы узнать, что республиканцы позабыли тут, на задворках Галактики.       Кимаен напряжённо думал. Если этот арканианец говорит правду, то, возможно, стоит довериться ему — союзники в борьбе против джедаев, да к тому же и те, что могут с ними сражаться на равных, были бы крайне полезны. А если врёт? «Ну, возможность убить его точно будет. Наверное, " — Гривус мысленно кивнул себе и следом произнёс:       — Пусть говорит, возможно, нам стоит объединиться.       — Благодарю, мой друг…       — Я ещё не твой друг, — процедил калишец едва слышно, перебивая арканианца.       — Так вот. Меня зовут Дарт Эреб. Для друзей и союзников — просто Эреб. Я — правая рука моего Владыки — Дарта Сидиуса. И я знаю, что к вам уже прилетали посланцы от Конфедерации, чтобы предложить вам вступить в войну. — Эреб посмотрел на Гривуса достаточно внимательно, насколько можно было ощутить взгляд сквозь его шлем. — А также я знаю, что происходило с вашей планетой все эти долгие годы под гнётом Республики и их карманного Ордена. Вы воевали за свою свободу, пытаясь сбросить ярмо другой цивилизации, решившей, что раз они — члены Сената, то могут безнаказанно оккупировать чужие планеты и забирать свободу. Я здесь для того, чтобы не просто предложить вступить в Конфедерацию, но и выступить как моим союзником.       — Кажется, я давал ответ прошлым посланникам, что мне нужно подумать, — тщательно скрывая злость, ответил Кимаен, сложив руки на груди. — И мой дом, насколько я помню, находится достаточно далеко от ближайшей линии фронта.       — О, поверьте, генерал, одна из наших армий стремительно продвигается в вашу сторону, стремясь полностью захватить всё Внешнее Кольцо, чтобы Республика не могла использовать многие верфи, — Дарт Эреб сделал небольшую паузу, давая возможность Гривусу переварить информацию, и продолжил. — А вот теперь поговорим и о плохом. В вашу систему направляются карательные силы Республики с легионом клонов и целым джедаем. К сожалению, имён и названий я не знаю, но пока я старательно маневрировал, уходя из-под обстрела, я засёк, что они готовились к прыжку в сторону Кали. Можете проверить данные моего корабля, — Эреб едва улыбнулся под маской — он уже ощутил присутствие джедая в системе, как и его людей. «Ну, пора заинтересовать этого джедая,» — арканианец медленно раскрывал своё присутствие в Силе, порционно выдавая своё присутствие, пока его Сила на стала похожа на чёрную дыру на поверхности планеты.       — Генерал, — мандалорец подошёл к Гривусу, повесив на ремень свой бластер. — Мои люди передают, что в систему ввалилась республиканская эскадра из трёх кораблей и что они начали высадку. Думаю, если там джедай, то стоит заключить хотя бы на время союз с этим Дартом.       — А там уже решить насчёт присоединения к сепаратистам, — закончил Гривус за Кэла. Конечно, всё это могло быть грандиозным спектаклем джедаев, чтобы вынудить его запросить помощи сепаратистов и тогда это даст законный повод оккупировать планету. Но если этот самый арканианец не обманывает их, то Кали вступит в войну. — Хорошо, Дарт Эреб. Я, генерал Гривус, от имени всего народа Кали заключаю лично с вами союз на время вторжения Республики на мою планету. Покажите себя как союзника моего народа и тогда я приму решение о вступлении в Конфедерацию.       — Думаю, моего Владыку устроили бы такие условия, — кивнул ситх, чувствуя, что к ним очень быстро приближается джедай с достаточно большим отрядом. Разумеется, что и джедай чувствовал его и всех этих разумных. Оставалось только их встретить здесь. Эреб решил, что уже может подойти гораздо ближе к калишцу, чтобы не кричать через половину посадочной площадки. Разумеется, что едва он направился к своему новому союзнику, тот достаточно злобно взглянул из-под своей маски, но ничего не сказал — сейчас доверие куда лучше, чем подозрения.       — Тогда мандалорцам лучше скрыться в лесу — пусть они будут нашим резервом, — Гривус взглянул на Магуса, показывая тому куда лучше отойти. — Сколько у тебя людей в моём поселении?       — Шесть человек. Они могут, если что, долететь сюда за десять-пятнадцать минут, — Кэл с интересом разглядывал нового союзника, хоть и под шлемом этого не было видно — ему, по сути, в первый раз довелось так близко увидеть человека, что владел этой самой Силой и хотелось теперь понять насколько же он уязвим.       — Будь готов вызвать их, — Кимаен взглянул на пару десятков своих лучших бойцов из «Извошра» и потом посмотрел на Эреба, вздохнув достаточно раздражённо. — А вам я бы советовал пока не вмешиваться и побыть вне поля зрения республиканцев. Если там джедайское отродье, то он точно учуял вас. Укройтесь недалеко от сюда. Надеюсь, вы поймёте, когда потребуется ваша помощь, Дарт Эреб.

***

      В его кабинете царила благословенная тишина, изредка нарушаемая лишь собственным дыханием владельца, занятого изучением, видимо, протокола заседания Сената. Мужчина коротко зевнул и коротко провёл худощавыми пальцами по дисплею встроенного в стол компьютера, сворачивая все окна. Красно-алые одежды канцлера ещё сильнее потемнели, едва мужчина выключил хлопком ладоней свет в кабинете, а затем закрыл окна светонепроницаемыми жалюзями.       И без того тёмно-серый кабинет погрузился в почти что непроницаемую темноту, но тут из пола перед столом с лёгким шуршащим шумом выехал конус голопроектора, который тут же соткал в воздухе объёмное изображение галактики, осветив картой самого владельца и два сидения вокруг конуса, в которых никого пока не сидело. Впрочем, глава государства и не ожидал никаких гостей.       Он, манипулируя небольшим сенсорным пультом в подлокотнике своего кресла, приблизил карту галактики, задав необходимые координаты и рядом с быстро появившейся планетой тут же появилось её название и небольшая точка на ней. Приблизив ещё больше планету, мужчина хмыкнул и чуть отдалил изображение. Теперь над планетой мигали три иконки, отображающие республиканские корабли.       — Значит, у него появились сложности? — с лёгкой усмешкой произнёс тягучим голосом мужчина, слегка склонив голову направо. — Легион клонов и джедай против местных ополченцев и одного ситха? Интересно. Он способный ученик. И если он не провалит эту миссию, то я, пожалуй, оставлю его как своего ученика.       На мгновение канцлер замолчал, переключаясь к планете на противоположной стороне галактики и теперь изучая её и появившуюся метку.       — Этот тоже имеет большой потенциал. Хоть он ещё и не догадывается, что я скоро стану его учителем. По Правилу Бейна, я могу иметь только одного ученика, но что, если отойти от него? — Шив Палпатин отвернулся от проектора, теперь смотря куда-то в закрытое окно, будто бы надеясь увидеть сквозь тёмные жалюзи. — Возможно, стоит отойти временно от Правила Двух. И, быть может, моя Империя станет только могущественнее. И у меня всегда есть запасной вариант.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты