Имена 9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Beyblade Burst, Beyblade Burst: God, Beyblade Burst Super Z (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Вальт Аой, Рантаро Кияма, Фри де ла Хойя, Луи Ширасагиджо, Кайза Шакуэнджи, fem!Рювэй Сан
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Драма Дружба Разрушение четвертой стены

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Почему только мы понимаем, что что-то не так?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
1 декабря 2019, 19:08

получить имя — то же самое, что начать существовать

— Поприветствуйте наших финалистов, это… — Эй! На арену смотреть собираешься? Или ты штаны тут просиживать пришёл? — Я? — удивлённо переспросил Вальт, словно обращаться могли к кому-то другому, а локтем под ребра именно ему заехали так, чисто случайно. — Просто шнурки завязать хотел, а так я само внимание! — У тебя же нет шнурков, — Рантаро Кияма, для друзей просто Перец, уже отвернулся и жадно ловил первые реплики комментатора. — Конечно, есть! И всегда были, — Вальт снова наклонился, чтобы обнаружить два аккуратных двойных бантика. — Странно, только что они ведь были раз… — Затихни, из-за этих детин перед нами и так не могу сообразить, что там происходит. Ещё и ты что-то бормочешь. Сам же рвался за Ксандера болеть, нет? — За кого? Перец больше не слушал. Вальт обреченно проследил за его взглядом и невольно впился ногтями в ладони, чтобы не завопить. Или не издать какой-нибудь другой громкий звук, будь то писк или мычание — Перец явно не будет в восторге. Хотя прямо сейчас тот выглядел очень даже радостным. Это вообще нормально, что пошевелиться от ужаса не может только Вальт? На арене друг напротив друга стояли двое. «Ксандер, — почему-то только сейчас вспомнил имя высоченного рыжего парня Вальт. — Мы же друзья, ещё и как давно. Это ради него я пришел сюда сегодня, да?» Второй был гораздо ниже ростом, лицо было сложно рассмотреть за длинной челкой. Остальные волосы были собраны в косу. Слишком скованная поза выдавала напряжение. — Кто это? — не выдержав, подергал Перца за рукав Вальт. — Там всё написано. Смотри лучше! — Игра на выживание начинается! Приготовились! Три, два, — окончание фразы комментатора заглушил рёв зрителей. Вальт нахмурился и едва удержался, чтобы не закрыть уши руками. Слишком громко. И по-прежнему слишком странно. Ничего там не написано. То есть как, все нужные сведения про Ксандера имеются, а вот про его соперника — ничего. Такое вообще возможно? Да нет же, не так. Про его соперницу. Вальт несколько раз моргнул, убеждаясь, что там, с косой, всё-таки девушка. Только что ведь был парень! Что за чертовщина… Но по-настоящему странные вещи начались после. Сначала бой проходил по стандартной схеме: пускатели, два кружащихся на арене волчка. Вальт даже проникся этим зрелищем, как и все на трибунах. — Мы бы с тобой тоже показали класс, Вальтриек, — пробормотал парнишка себе под нос. А потом резко встрепенулся: кто такой Вальтриек? Руки неосознанно начали шарить по карманам. Бесполезно. Кроме нескольких старых фантиков, там ничего не обнаружилось. К тому времени на арене что-то неуловимо изменилось. Нет, больше никто не спешил превращаться из парня в девушку и обратно, уменьшаться в росте или совершать ещё что-нибудь, никак не относящееся к битве. Но что-то, что-то очень важное точно изменилось, и теперь уже Вальт напряжённо всматривался вперёд и ловил каждое слово комментатора. Тому было весело. Как и всем вокруг. — Экскалиус имеет все шансы на победу! Он продолжает описывать размеренные круги у края арены, но что это! Круги становятся всё уже и уже! Комментатор распинался. Зрители не могли придумать, куда себя деть от восторга. Вальт подхватился на ноги и принялся моргать гораздо более усердно чем раньше, надеясь, что на этот раз ему всё-таки кажется. Нет, ничего подобного. Битва на выживание была в самом разгаре. За спиной у Ксандера возвышался размытый тёмный силуэт с мечом наперевес. От него веяло такой силой, что сам собой возникал вопрос: а как это ещё всё здание не шатается? В любом случае чужая сила мало волновала мохнатое нечто за спиной у девушки с косой. Вот чудовище грозно скалится, вот заносит когтистую лапу для контрольного удара… — Ложись! — кричит Вальт и виснет всем телом на Рантаро Кияме, заставляя того наклониться. До того, как это сделает немыслимой силы ударная волна. — Совсем сдурел? — шипит Перец, потирая ушибленный локоть. — Это последний раз, когда я сижу рядом с тобой! Уж лучше буду терпеть занудство Вакии, чем твои проявления нежности на людях! — Какой нежности? — тоже шипит Вальт и кое-как встаёт, перецепившись через Перца ещё несколько раз. Он находит взглядом Вакию и Дайго, сидящих на трибунах напротив. Оба выглядят невредимыми. Потом Вальт всматривается в спокойные лица Кена, Сайласа, Китта, Кузы, Шасы Гуттен. Находит облокотившегося о стену возле самого выхода Шу — он предупреждал, что опоздает. И только после Вальт набирается смелости, чтобы снова посмотреть на арену. Теперь он не сдерживается и пронзительно кричит. — Балбес, ну вот что с тобой сегодня не так? — с какой-то даже неохотой отвесил ему подзатыльник Перец. — Это нормально, да? Что у Ксандера теперь в руке меч? — Меня больше смущает вот эта штука у его соперницы, которой она хочет выколоть ему глаз. — Нагината? — нет, обычно Вальт при виде любого оружия не смущается. Это с ним происходит, только если режущими и огнестрельными предметами пытаются кого-то убить. — Разве это по правилам? Бой ведь не равный! — и Перец продолжил что-то вещать про преимущества нагинаты. Вальт плохо его слышал из-за шума в ушах. А в следующий миг обнаружил себя пробирающимся к выходу. Зачем? «Точно, я ведь хотел всё это остановить» — вспомнил он. И сделав всего один шаг, понял, что стоит уже возле Шу. То есть нет, возле… Красного глаза. — Сними это, пожалуйста, — воспоминания из далёкого прошлого захлестнула с головой, Вальт, особо не думая, потянулся к его маске. Убрать, убрать, убрать… — Держи руки при себе, — Красный глаз его грубо оттолкнул, так и не дав прикоснуться к себе. — Шу Куренай мёртв? — горько усмехнулся Вальт. — Давно. А знаешь, кто ещё? — Знаю, — мальчишка снова обернулся к арене. Ну вот почему эти двое так хотят навредить друг другу? Он зажмурился всего на миг. А в следующий уже снова куда-то шёл, не помня, что делал до этого. «Я пытаюсь понять, кто в этом виноват. Точно. Если это какое-то проклятье, то нужно найти его автора. И почему только я чувствую неправильность происходящего?» — у Вальта не было ответа на этот вопрос. Он замер на ступеньках и принялся в который раз всматриваться в зрителей. Тот, кто виноват, обязательно как-то себя выкажет. Но как? Пожалуй, особое внимание стоит уделить самым подозрительным типам. На Гилтена Вальт смотрел долго. Сосредоточиться было сложно, отвлекал скрежет металла о металл, доносящийся с арены. Что же, на этот раз Эштем тут точно не при делах. Вон с каким интересом наблюдает за поединком, как увлечённо беседует с… Фаем. А этот? Тот ещё негодяй, но не сегодня. И брат его слишком невинно выглядит. Относительно, зрелищем он просто таки упивается. И глаза у него засверкали ещё ярче, когда Ксандера впервые ранили. Но это всё не то. Нужен кто-то, осознающий, что… Чисто случайно Вальт перехватил чей-то пристальный взгляд с противоположного конца зала. Луи, ну конечно! Почему он сразу не вспомнил про него? А Широсаги криво ухмыльнулся и вопросительно приподнял брови. До происходящего на арене ему не было никакого дела. Это простое открытие дало Вальту наконец-то хоть какую-то уверенность. Не в прошлом и не в настоящем, но хоть в его следующем действии. Если виноват Широсаги, то всё, что остаётся, это… — И ты правда пойдёшь на такое? — с неподдельным интересом поинтересовался он. Вальт медленно опустил взгляд на свою руку, за которой Луи тоже продолжал следить. Источником потустороннего холода оказался револьвер. — Заряженный, не сомневайся, — фыркнул Луи. — Такой сценарий по правилам этого мира. — Мне нужно убить тебя? — дрожащим то ли от ужаса, то ли от отвращения к самому себе голосом спросил Вальт. А вот рука у него ничуть не дрожала. — Тогда всё вернется на свои места? — А если я не тот, кто тебе нужен? — с вызовом кинул Широсаги. — Почему только мы понимаем, что что-то не так? — Вальт вцепился второй рукой в свое же запястье, пытаясь опустить револьвер. Получалось с переменным успехом. Лишь бы только случайно не нажать, куда не нужно! — Может, не только мы, — в какой-то миг Луи перестал выглядеть столь невозмутимым и поднял руки вверх в неопределенном жесте. — Да я правда не знаю! Избавиться от проклятой железяки по-прежнему не выходило. Стиснув зубы, Вальт заковылял к выходу. Отлично, теперь, пока Ксандера на арене вот-вот зарубают, он уже сам стал источником опасности для остальных! Свежий воздух ничуть не помог. Вальт запрокинул голову к свинцовому небу, и ему на лицо упало несколько первых снежинок. А снегопад всё усиливался, вскоре Вальт уже стоял посреди глубокого сугроба. Какие, к черту, сугробы могут быть в Токио?! «А Токио ли это?» — выбросить револьвер не выходило — пальцы не хотели разжиматься. Протяжно взвыв, Вальт наотмашь ударил рукой о стену. И продолжил колотить по ней до тех пор, пока не перестал чувствовать руку. Пока проклятая железка наконец-то не выскользнула из безвольных пальцев. Решение вернуться показалось единственным верным — не ночевать же тут, посреди сугроба? Вот только Вальту пришлось сразу же усомниться в правильности своих соображений — вокруг головы словно сомкнулся раскалённый обруч. Боль была настолько ослепляющей, что весь остальной мир померк. Но это прошло. И когда Вальт ощупал свою голову, с неизвестно какого перепугу обнаружил на ней пару острых рожек. И нет, это не было самым страшным. Лучше бы он не опускался взгляд. — Грудь?! — завопил Вальт, не представляя, куда деться от самого себя. Что с ним происходит? — Какого хрена я… Вальт расстегнул свою жилетку. И даже приподнял футболку. Да нет же, он это он, всё как всегда! Показалось? Такое? И рога тоже? Может, Джин его вчера угощал вовсе не чаем? Вернуться, нужно вернуться… Вальта шатало из стороны в сторону. Лампочка в конце коридора мигала с периодичностью в секунд пять, откуда-то доносилось размеренно гудение. Больше никаких посторонних звуков. Только тихие всхлипы. — Мои? — выдохнул Вальт, прислонившись спиной к стене. — А ты как думаешь? — спросила тёмная фигура на другом конце коридора. — Я уже не могу думать. Человек в длинном плаще медленно приближался. Освещение было не самым лучшим для того, чтобы рассмотреть его как следует. Но эти черты Вальт бы узнал при каких угодно обстоятельствах. Растрепанные волосы, тёмные глаза, знакомые до боли. «Почему до боли? Что нас связывает?» — Что ты там себе под нос бормочешь? — поинтересовался человек знакомым спокойным голосом. Да почему же знакомым? — Кто ты? — выдавил из себя Вальт. — А ты не помнишь? — Ты знаешь меня? — Нет, сомневаюсь, что когда-либо тебя знал, — совсем молодой парень склонил голову, остановившись в полушаге от Вальта. Такой знакомый… Выдержать его взгляд не представлялось возможным. И Вальт тогда сказал правду: думать он больше не мог. Но оно всё как-то само думалось, а в голове сами по себе всплывали картины из забытого прошлого. Или будущего? Он ушёл. Золотой мальчик, вот так просто. Сказал, что ему ещё слишком многому нужному научиться. Ничего особо с собой не взял, ни с кем особо не попрощался. Ничего после себя не оставил. Не обещал вернуться, не говорил напутственных слов. А потом пропал. На долгие годы. — Даже ты всё-таки меня забыл, — протянул парень в плаще. А Вальт открыл глаза и теперь посмотрел на него совсем по-другому. — Нет, — прошептал он и подался вперёд, руки сами собой сомкнулись на чужих плечах. Если держать недостаточно крепко, золотой мальчик снова пропадет. — Нет, — повторил Вальт уже твёрже. — Нет, никогда! Я всё помню, теперь я всё помню, представляешь, Фри? — Представляю, — Фри шагнул вперёд и вдруг крепкого его обнял. — Представляю, Вальт Аой. Лапочка над ними перестала мигать. Размеренное гудение прекратилось. Но закончилось ли всё? — Фри, — Вальт улыбнулся, осознав, как ему нравится произносить его имя, — ты видел их? На арене? Как зовут соперника Ксандера? — Соперницу, — поправил его Фри и тоже улыбнулся. — Рувей Сан, — прорычал Ксандер, вытирая рукавом кровь с нижней губы. Метательный нож в руке больше не придавал особой уверенности. Девушка нахмурилась и приготовилась сделать ещё один выпад со своей рапирой. За спиной у неё больше не было косы, обрезанные волосы свободно рассыпались по плечам. Кажется, эту перемену она не заметила. А Ксандеру до неё не было дела тем более. Он просто хотел выжить, разве это так много? У него не так уж и плохо с меткостью, чтобы испортить всё на этот раз. Он справится. Звонкий удар заставил его вздрогнуть. Это рапира упала на пол, а эхо застыло в воздухе. Ксандер и сам застыл, его взгляд затуманился. Всё закончилось? Вот так? — Вот так, — знакомые руки обхватили его за шею, кажется, не пытаясь задушить. — Вот так, Ксандер Шакадера. Девушка доверчиво прижалась к нему, пытаясь спрятать лицо на его груди. — Разве это не то АУ, — едва слышно прошептал пересохшими губами Ксандер, — где мы должны быть врагами? Он не мог заставить себя обнять её в ответ. И нож, как же мешал этот чёртов нож… Воткнуть его в спину равному себе противнику — это будет слишком подло? — А мне плевать, — то ли усмехнулась, то всхлипнула девушка. — Слышишь? Плевать мне на это! — Мне тоже, — и это, наконец, было правдой. Не прошлым и не размытым будущим, а самым реальным настоящим. На большом экране сверху отображалось её фото и имя — Рувей Сан. Бей и его характеристика, а счет подтверждал ничью. Зрители были явно недовольны. А Ксандера, наконец, всё устраивало. Разве что трогать её своими грязными руками не хотелось, поэтому он только положил голову на такое родное плечо и приготовился ждать. Когда там комментатор уже объявит конец битвы на выживание? — Рувей, — её имя звучало как лучшее, что приключилось с ним за долгое время, — мне тоже на всё это плевать.
Примечания:
Понятия не имею, почему из всего, что могло получиться, получилось именно это...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.