Притча о принцессе и бедном менестреле 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Принцесса, менестрель
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма Притча Психология

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У менестреля не было ничего, кроме лютни в чехле и горячего сердца.

Посвящение:
Всем, кому сейчас хреново.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
4 декабря 2019, 01:15
Жила-была в одной дивной стране прекрасная принцесса. Еще в глубоком детстве она потеряла родителей, и ее воспитанием занимались гувернеры. Выполнили свою задачу они хорошо: принцесса свободно говорила на нескольких языках и мудро правила своей страной, но росла она в холоде и не знала ни любви, ни материнской ласки. Время шло, и принцессе стало тошно в ее богатом замке. Драгоценности перестали привлекать ее своим пустым блеском, балы перестали веселить, и даже то, что на границах царил мир, а страна процветала, радовало ее меньше, чем положено было достойному правителю. Советник сказал: «Тебе нужно выйти замуж». И тогда принцесса созвала в свой замок всех лордов своей страны. Целыми днями они сменялись перед ней, один за другим, — светлые, темные, рыжие, кудрявые и прямоволосые, все как один румяные, молодые и красивые, — развлекали ее беседами, рассказывали ей о своих поместьях, лошадях и каретах и обещали ей сделать ее счастливой. Но все это было не то. Лица их были разные, а слова — словно читали речь с одного листа. И принцесса отвергала их одного за другим. Прослышал об этом и один бедный менестрель. Давным-давно, еще безусым мальчишкой, довелось ему увидеть принцессу на городской площади, и с тех пор не было его сердцу покоя. Положил он в чехол свою лютню, забросил за плечи и отправился во дворец. А принцесса все томилась в своем холодном замке. — Госпожа, — обратился к ней начальник стражи. — Там у ворот стоит какой-то нищий, уже вторую неделю просит впустить его. Принцесса нахмурилась. — Разве врата моего замка закрыты для нищих? Дай ему то, чего он просит. — Но, госпожа, — замялся начальник стражи. — Он пришел просить вашей руки. Принцесса недоуменно взглянула на начальника стражи, но тот не шутил. И тогда она рассмеялась. — Что ж, — сказала она. — Приведи его ко мне. И начальник стражи привел к ней нищего. Первый раз встретивший такую роскошь, шел он по замку, не замечая ни его искусной отделки, ни богатого убранства. Лишь когда глаза его увидали принцессу, смутился он и потупил взгляд. Ее это тронуло, однако. Скука ее дрогнула и незаметно отступила. — Здравствуй, юноша, — с любопытством сказала она. — Начальник стражи сообщил мне, что ты пришел просить моей руки. Но ты не можешь быть серьезен. У тебя нет ничего, кроме истрепавшегося платья и чехла за плечами. — Это так, принцесса, — смиренно подтвердил тот. — Но еще у меня есть мой голос и моя лютня. И он достал из чехла за плечами лютню и начал играть на ней старинную песню. Голос его был сладок, словно мед, и пел о любви. И каждый, кто слышал его, замирал в тревоге и сладостной надежде. Казалось, не на лютне играл менестрель, а касался тонкими пальцами струн самих душ. Кончил он свою песню и поклонился принцессе. Но та забыла вернуть ему любезность. Зачарованная, околдованная прекрасной музыкой, она сидела на своем троне во власти неясных образов, проносящихся перед ней вереницей и зовущих ее вслед за собой в жемчужную живую даль. И принцесса испугалась неизвестности. — Ты прекрасно поешь, — сказала наконец она ожидающему ее слова менестрелю. — Но если ты хочешь занять место рядом со мной, тебе придется стать и правителем моей страны. А правитель должен уметь жертвовать многим ради поставленной перед собой цели. Сожги свою лютню, и я поверю, что ты способен на это. Но менестрель покачал головой. — Если бы не моя лютня, ты бы и не обратила на меня внимания, принцесса. Она — часть меня, и я не могу с ней расстаться. Принцесса задумалась. — Пожалуй, ты прав, — нехотя признала она. — Но ты беден. Кроме твоей лютни, у тебя нет ни гроша за душой. Добейся богатства, и я выйду за тебя замуж. — Но, принцесса, — вновь возразил менестрель, — богатства в наше время можно добиться только обагрив руки кровью невинных. — Тогда иди убей дракона, — предложила она. — Я не могу быть замужем за человеком, который даже не убил ни одного дракона. Менестрель послушно склонил голову, закинул за плечи чехол с лютней и ушел. А принцесса осталась ждать его в своем холодном замке. И спустя несколько лет он вернулся: с мечом на перевязи и суровой складкой у рта. За его худыми плечами болтался чехол с лютней, а в руке висела голова дракона. — Я убил дракона, принцесса, — сказал он и бросил голову к ее ногам. Со страхом и любопытством она вгляделась в эту голову. Дракон был грозен и свиреп, и морда его все еще скалилась в жестокой предсмертной гримасе. А сразивший его менестрель стоял у подножия трона и смиренно ждал ее слова. И душа принцессы признала власть менестреля. Но принцесса не была бы достойной правительницей, если бы готова была отдаться в объятья каждому, кому удавалось сразить дракона. — Что ж, — ответила она. — Ты доказал свою смелость, теперь докажи свою преданность. За время твоего отсутствия в моей стране началась война. Я назначаю тебя своим главнокомандующим. Вернешься с победой — выйду за тебя замуж. Менестрель пристально взглянул на нее, но все же молча склонил голову, скинул с плеч чехол с лютней, поставил его у подножия трона и ушел. А принцесса осталась ждать его в своем холодном замке. И спустя несколько лет он вернулся: овеянный славой и пожарищем битв. Рука его крепко держала рукоять меча, а заострившееся лицо дышало усталостью. — Твои враги повержены, принцесса, — сказал он и бросил вражеский штандарт к ее ногам. Принцесса мельком посмотрела на запятнанную кровью ткань и перевела взгляд на юношу. Мало чем этот человек перед ней напоминал того робкого менестреля, что ступил однажды в ее замок. Но вместе с тем в его скорбных темных глазах и болезненно-открытой лаконичности слов угадывались знакомые черты. Такой человек был достоин править страной в роли ее супруга. Принцесса кивнула. — Слуги проводят тебя в твою комнату. Наше венчание состоится через неделю. Менестрель склонил голову, забрал лежавший у трона чехол с лютней и проследовал за слугами в отведенную ему комнату. И, оставшись в одиночестве, вытащил из чехла лютню и впервые спустя несколько лет заиграл на ней. Но не пела больше о сладкой любви его лютня. Звуки ее были тонкими, голыми и больными. Принцесса держала свое слово. Каждый день она гуляла с менестрелем по дворцовому саду и говорила с ним — о детстве, о потаенных мечтах, о страхах. Было ей рядом с ним весело и спокойно, но каждый раз, когда она видела, как вспыхивают радостью глаза менестреля, когда она брала его за руку, ее сердце заходилось виной. И в день перед венчанием позвала она его в тронный зал. Менестрель склонил голову и опустился на одно колено. — Я очень ценю тебя, — сказала, кусая губы, принцесса, — и потому не хочу обманывать. Я не лгала: я бы действительно вышла за тебя. Ты стал был великим правителем для моей страны, и поначалу этого было достаточно. Но сейчас… я слишком привязалась к тебе, чтобы делать тебя несчастным. Я недостойна твоей любви. Ты честен и открыт. Ты целиком отдаешь душу своей страсти. Ради меня ты готов сравнять горы и повернуть реки вспять. А я… — Ты просто боишься этой ответственности, — слабо улыбнулся менестрель. — Это нормально. Доверься мне, и я обещаю, что пройду вместе с тобой через любое твое испытание. Просто позволь мне быть рядом, принцесса. Прими меня. И ты никогда больше не будешь одна. Она помолчала, обдумывая его слова. — Это невозможно, — сказала наконец принцесса. — Не спорю, ты понравился мне сразу. Но я никогда не смогу отплатить тебе тем же. И… пугает меня не ответственность, а твоя преданность мне. Словно ты можешь что-то во мне сломать. Уходи. Ты еще встретишь достойную тебя девушку. Твое чувство не должно пропадать зря. — Но… — Если ты не уйдешь, я позову стражу. Замолчал менестрель. Поднял взгляд и всмотрелся в темно-голубые глаза своей прекрасной возлюбленной. Не было них ни боли, ни страха. Только слепая вера в свою правоту. И видел он, что она и вправду готова выполнить свою угрозу. — Да будет так, принцесса, — сказал тогда менестрель, — я уйду. Но прежде я хочу преподнести тебе еще один дар. Он давно твой, и я не имею права забирать его. С этими словами он вырвал из груди свое сердце и бросил его к ее ногам, а сам упал к подножию ее трона. Что-то дрогнуло в принцессе, но менестрель всегда возвращался к ней — с головой дракона, с вражеским знаменем, добытым в кровопролитной битве. Сидела она на троне, ожидая, когда менестрель встанет и рассмеется над своей шуткой. Однако он не вставал. И принцесса сама опустилась перед ним на колени. — Ты не можешь быть мертв, — принцесса неверяще коснулась его руки. — Ты ведь не мог… Ну подожди! — она легонько потрясла его за плечи. — Очнись, прошу… я только сейчас поняла, ты уже давно сломал во мне этот холод! И я просто цеплялась за него по привычке… Пожалуйста! Но менестрель молчал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.