Дневники Бешеного. Или всё плохое придумано до нас. 4044

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
G
Размер:
планируется Макси, написано 339 страниц, 34 части
Статус:
в процессе
Метки: Попаданчество

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от tantalos
«Чертовски интересно!» от Ostroverh
«Однозначно в избранное!» от Sadanatha
«Отличная работа!» от First Chosen Undead
«Отличная работа!» от uus
«Моё почтение. Великолепно» от 4ellovec
«Очень итригующе» от Kukuynik
«Любопытная работа.» от sh1z0id
«Отличная работа!» от dmuhin1
«Отличная работа!» от Gareth River
... и еще 13 наград
Описание:
Один из Поттеров прошлого, чтобы защитить семью, с головой уходит в некромантию. Однако, зная из истории что случилось с братьями Певероллами, понимает, что одной силы и таланта будет недостаточно. А потому, он хочет одним заклятием убить сразу троих зайцев. Обезопасить семью. Превзойти легендарных братьев Певереллов. И дать потомкам дополнительный шанс на выживание. Как ему кажется, он находит нужное решение...

Посвящение:
Посвящается моим читателям, которые очень просили меня написать ещё. Ну, и разумеется своей матери!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Правда - это довольно диковинный зверь. У каждого человека, она своя.
Если кто нибудь решит кинуть в меня денюшку, буду благодарен, если Вы кинете её сюда.
Карта Сбербанка: 4817 7601 7952 5500

Благими намерениями выложена дорога в...к Всеобщему Благу. Или как привязать героя к магическому миру...цепями.

13 декабря 2019, 09:58
      Дом Дурслей.       Дурсли сидели перед полицейским, проклиная Поттера, его ненормальность и всё, что с этим было связано. Неожиданно, полицейский, зачитывающий им их права, замолчал и стеклянным взглядом уставился в стену. -Петунья? - Раздался холодный, и теперь уже хорошо знакомый голос.       Взвизгнувшую жену и сына тут же прикрыл собой Вернон. Его сузившие глаза, наполненные гневом, дали понять, что этот магл готов драться за свою семью до конца. -Вы! - Злобно выдохнул глава семейства. - Это всё из-за Вас! Если бы Вы, и подобные Вам просто оставили нас в покое...       Вернон замер, не успев закончить свою фразу, так как с ужасом осознал, что не может двигаться. -Петунья, - сказал маг. - Я доверил тебе Гарри и объяснил тебе в письме причины моего поступка. Я написал тебе о том, почему Гарри так важен для магического мира. Что из написанного тебе было непонятно?       В последний раз столь униженным и беспомощным Вернон чувствовал себя в день своей свадьбы, когда к ним, как снег на голову, ввалилась эта ненормальная сестрица его дражайшей супруги. Именно тогда её ненормальный муженёк со своими бешеными дружками показали ему, кем они считают порядочных Англичан. Вернон не мог двигаться, но он мог говорить. -Доверили нам этого ненормального! - Взвыл Вернон. - Вы осмеливаетесь утверждать, что что-то нам доверили? Вы вломились на мою свадьбу! Дружки этого бешеного Поттера взорвали наш свадебный торт, а потом грозились превратить меня в кабана. В свинью! Эти твари грозились превратить меня в свинью и стали измываться надо мной на глазах моей жены и наших гостей, предлагая Петунье зажарить меня целиком! Потом я вижу, как ввалился чокнутый старикан, в Вашем лице, и начал размахивать своей палкой, стирая всем память. А потом появились и другие ненормальные в красных плащах. Это же были что-то вроде вашей магической полиции. Верно? Чего уставились? Думаете, что черноволосый дружок этого Поттера стёр мне память? Нет! Он с ухмылкой сказал, что оставит мне память, что-бы я запомнил, на кого осмелился хрюкнуть. Что-бы я помнил своё место! Что это в его глазах весело!       Дамблдор прикрыл глаза и покачал головой. Мысли понеслись в его голове:        «Лили действительно в тот день пришла на свадьбу сестры в надежде на примирение. Ей не следовало брать с собой Сириуса. Я предупреждал её. Не послушалась. Ах, молодость, молодость! Она взяла Джеймса, а Сириус увязался следом. Ну и остальные «Мародёры», как же без них! Но Сириус. Он же из тёмного рода Блэков. Лили и Джеймс должны были предвидеть, во что это выльется, если Сириуса, или его друга, Джеймса, оскорбят. Когда, спустя время, Лили прислала мне своего патронуса и попросила меня о помощи, я прибыл на свадьбу, но там уже творилось корнуэльские пикси знает что. Я тут же велел Сириусу исправить то, что натворил и изменить память жениха Петуньи об этом дне.       С памятью гостей я разобрался сам. С прибывшими аврорами тоже. А вот Сириус..., ах Сириус, Сириус». -Бешеные дружки этой ненормальной Лили превратили мой самый счастливый день в худший день моей жизни, который преследует мою семью в воспоминаниях все эти годы. Они взорвали наш свадебный торт! - Неиствовал Вернон. - Свадебный торт, готовя который моя Туни вложила всю свою душу и любовь ко мне, был взорван! Твари! Как осмелились?! Но я не отказался от своей Петуньи. В отличии от всех вас я поступил как настоящий мужчина. Моя жена не виновата, что у неё настолько ненормальная сестрица с дружками, под стать ей самой! Какого дьявола вы все вообще припёрлись?! Вас не звали! А ту бешеную банду на моей свадьбе вообще должны были арестовать за то, что они раскрыли себя и весь ваш грёбанный волшебный мир! Во всяком случае так я понял со слов своей дражайшей супруги. Но ты, чокнутый старикашка, - Вернон сжал кулаки, и, переборов заклятие, начал надвигаться на Дамблдора, - это ты отмазал этих отморозков. А потом осмелился подкинуть этого «щенка» Поттеров, век бы его мои глаза не видели! И Вы ещё осмеливаетесь что-то нам указывать?! Да Вы хоть понимаете, через что нам пришлось пройти, живя рядом с этой бомбой с часовым механизмом?! Жить и знать, что в любую минуту может рвануть, и неизвестно, что этот ненормальный сотворит со мной, моим сыном или женой. Да я уезжая на работу думаю, а не увижу ли при возвращении руины на месте моего дома?! -Довольно. - Дамблдор махнул палочкой и Вернон потерял возможность двигаться и говорить. Взмахнув палочкой ещё раз Дамблдор парализовал Петунью и Дадли. Подойдя к Вернону Дамблдор направил на него палочку, и сказал: -Легилименс.       Через ту же процедуру легилименции прошло всё семейство Дурслей. Не был забыт и полицейский.

***

      Спустя сорок минут Дамблдор отстранился, и начал обдумывать то, что увидел в памяти ребёнка. С чего всё начиналось.       Маленький Дадли носился по залу их дома. Дети, есть дети. Дадли не вписался в поворот, в результате он разбил некую вазу. Что сделает ребёнок, если набедокурит? Да-да. Верно. Он крикнет, что я не виноват. Оно само! Но! Если в досягаемости есть потенциальный «козёл отпущения», вокруг которого постоянно происходит что-то... странное, то тут сам Мерлин велел. -Мама! - Кричит Дадли. - Он разбил твою вазу! -Дадличек, - да-да. На сцену вышла Петунья! - Что разбили? Кто разбил?       И Дадли указывает на Поттера. Гарри испуганно лопочет: -Это не я.        Вот Петунья смотрит на осколки вазы с таким видом, словно это осколки её семейной жизни. Ваза была подарена родителями Вернона как свадебный подарок. Разбитая ваза провоцировала воспоминания о дне свадьбы, и Петунья впервые сорвавшись, начала лупить Гарри. А Дадли? Дадли довольно улыбался, глядя на то, как бьют Гарри. Более того Дадли было очень важно, чтобы Гарри увидел его улыбку. Что Гарри в тот момент чувствовал, под ударами Петуньи и садистской ухмылкой Дадли? Что было дальше, ожидаемо. Спонтанный магический выброс. Петунью и Дадли откинуло и впечатало в стену. Не сказал бы что сильно, но и не слабо. И всё бы ничего, если бы в этот вот момент на шум в гостиной не вошёл Вернон.       Вот он входит в гостиную и видит, как его жену и сына впечатывает в стену. В тот момент у Вернена реально сорвало башню. За минуту, прежде чем Петунья пришла в себя и успела оттащить мужа, Вернон сделал с Гарри такое..., в общем, вот результат.

***

      Дамблдор.       Наложив на семейство Дурслей чары сна, Дамблдор задумался.        «Если не считать события нескольких последних дней, то ситуация не так уж и плоха, как показалось на первый взгляд. Мнда! Ситуация! По-другому и не скажешь. В целом, Гарри Поттер был воспитан именно тем мальчиком, каким я желаю его видеть. К счастью, внутренне, Гарри пошёл скорее в мать, чем в отца. Нет гордыни, присущей Джеймсу. Гарри вырос вежливым, скромным, трудолюбивым..., ну..., может трудиться он и не очень любит, но по крайней мере знает, что это необходимо, и не бегает от своих обязанностей. Так же, как в воспитании Гарри, так и у его жизни у Дурслей, есть как плюсы, так и минусы.       Что бы там не говорила Минерва, главный плюс в том, что Гарри выжил. Это главное, что удалось добиться. Защита матери, завязанная на кровь близкого родственника, себя оправдала. Сторонники Тома не смогли его найти. Хотя, если признаться честно, они особо и не искали. Они понимали, что если с героем Магической Англии что-то случится, то Пожирателей Смерти, что остались на свободе, разъяренная толпа просто разорвёт на части.       Минус — мальчик, из-за недоедания, явно отстаёт в физическом развитии. Но это не страшно. Курс лечения зельями поможет быстро восстановить ему нужную физическую форму. И мальчик будет благодарен нам за такую заботу о нём. Или не стоит? Возьмём для сравнения Джеймса. Высокий. Хорошо развит физически. Он и Сириус были по-настоящему красивыми юношами, и знали себе цену. Они знали, какое впечатление производят своим видом на противоположный пол, и пользовались этим на полную катушку, пустившись в своё время во все тяжкие. В особенности Сириус. А Гарри, внешне, очень сильно похож на Джеймса, взяв от матери её поразительные глаза. Лишь поняв, что своим поведением Джеймс отталкивает Лили, он протрезвел, и стал вести себя более..., сдержанно.       Итак. Нужно ли такое искушение Гарри? Определённо — НЕТ! Если Гарри вырастет писанным красавцем, да ещё с той славой, которую я культивирую вокруг его образа все эти годы, то несмотря на скромность и воспитание, гормоны возьмут своё. А дорвавшись до «сладкого», ещё неизвестно, как изменится Гарри, и его отношение к окружающим. Так что физическая недоразвитость, это для нас скорее плюс, чем минус. Это позволит Гарри не зазнаваться. Решено! Курс зелий мы ему не даём.       Теперь его отношение к учёбе. Петунья сделала всё возможное, чтобы Гарри не выделялся своими успехами на фоне Дадли. И то, что она объявила перед всей школой, что Гарри на экзамене жульничал, очень сильно ударило по самооценке мальчика. У Гарри по-настоящему опустились руки. Он перестал тянуться к знаниям, став частью серой массы. Это может стать проблемой. Или не может? Я уверен, что Гарри проявит в изучении магических наук значительно большее рвение, чем изучение магловских скучных, и никому не интересных предметов. Да и не нужен особо умный лидер в лице Гарри. Он может выбрать не тот путь, что ему уготован. Он может посчитать себя умнее остальных, в том числе и меня. Это приведёт к тому, что Гарри станет излишне самостоятельным. А самостоятельность неминуемо приведёт Гарри к ошибкам. К ошибкам, на которые мы не имеем права. Том не простит ошибок Гарри, и обернёт их против него, а значит, против всех нас. Кроме того, умный Гарри скорее оттолкнёт от себя сторонников, чем привлечёт их. Гриффиндорцы никогда не любили тех, кто умнее их. Уж я то знаю. Нет. Умный Гарри нам определённо не нужен. Храбрый — Да. Но не умный, и уж тем более, упаси Мерлин, не самостоятельный.       К вопросу о храбрости. Вот тут то, возможно, и будет единственный минус. «Поймай Гарри». Вернон и Петунья знают об этой «невинной» игре их сына. Гарри может вырасти неуверенным в себе..., если..., хм..., если только ему не помочь обрести в себе нужную уверенность. А что. Придумать какую нибудь тайну, связанную с каким нибудь «сокровищем». Дети любят искать сокровища. Спрятать «сокровище» в «надёжном» месте, например в Хогвартсе. Это не будет отвлекать ребёнка от обучения, и позволит мне приглядывать за ним одним глазком, чтобы он невзначай не свернул себе шею. К вопросу о свёрнутой шее. Нужно будет придумать какие нибудь простенькие испытания..., нет, лучше ловушки. Да. Ловушки. Но такие, что бы их мог пройти первокурсник. «Сокровище» не должно просто упасть ему в руки. Люди ценят..., по-настоящему ценят лишь то, что было ими получено тяжким трудом.       Что же касается игры «Поймай Гарри», то и эта ситуация мне выгодна. Главное, вовремя убедить Гарри в своих силах. И не только в своих глазах, но и в глазах окружающих. Чтобы окружающие постоянно давали ему понять, что видят его внутреннюю силу. Нужно найти для Гарри некое дело, которое в глазах окружающих..., ну хотя бы сделать его самым молодым игроком в квиддич! А чем не занятие? Да. Так и поступим. Квиддич позволит мальчику обрести уверенность в себе и тогда его слабость станет силой. У Гарри будет закалён характер. Именно то, что нужно для лидера.       А магловское образование в нашем мире ему ни к чему. Так что и тут жирные минусы обернулись не менее жирными плюсами. Пусть его магловское образование остаётся на том же уровне.       Конечно, его ум и сообразительность будут оставлять желать лучшего, но для этого у него есть я. Я не позволю ему сбиться с пути и всегда смогу поддержать и указать нужную дорогу. Так что жизнь и воспитание Мальчика-который-выжил в семье Дурслей, состоит из сплошных плюсов.       Вернон... Вернон — это проблема. Однако его срыв, это скорей случайность. Несчастный случай. Но после событий последних дней, он костьми ляжет, но не примет мальчика обратно в свой дом. А этого допускать нельзя ни в коем случае. Пока мальчик живёт в доме, который считает своим, он в безопасности. Денег Вернон не возьмёт. Он любит жену и сына. По-настоящему любит, что делает ему честь. Выбирая между деньгами, пусть и очень большими, и безопасностью для жены и сына, он, без сомнения, выберет безопасность семьи. А зарабатывает он и без того не плохо. Убедить Вернона забыть..., хм..., вот оно! Вернон должен забыть последние четыре дня. А вместе с ним и Петунья, Дадли и самое главное Гарри».       Дамблдор нахмурился. ««Обливиэйт» очень плохо сказывается на умственной деятельности детей. Особенно на маглах. Дадли придётся пожертвовать. Во имя безопасности Гарри я возьму на себя и на свою совесть этот груз вины, и пронесу его до самой своей смерти. Но я уверен, что Вернон и Петунья не бросят Дадли на произвол судьбы. Да, будет немного глуповат, но это необходимая жертва во имя Всеобщего Блага. Может лёгкая глупость, это именно то, что сейчас нужно Дадли? Хотя бы потому, что если Дадли будет труднее даваться точные науки, например, математика, то волей неволей у него будет меньше времени, что бы доставать Гарри, так как всё своё свободное время он будет вынужден уделять урокам, а не заниматься глупостями. Так что мои действия пойдут Дадли на пользу. Да. Так и нужно будет сделать.       Вот только и Гарри, после обливиэйта, будет глуповат. Ну, да ничего. У него буду я. Да и не скажется на нём это особо. Так…чуток. Ровно на столько, на сколько нужно для дела и будущего. Всё же он волшебник.        Правда, несмотря на стёртые воспоминания, негативный осадок у Дурслей останется. Слишком сильные эмоции они испытывали в последние дни. Эмоции из подсознания «обливиэйтом» не сотрёшь».       Тут взгляд Дамблдора зацепился за коробку, куда были сложены осколки от той заполученной вазы.        «А почему бы и нет? Гарри случайно разбил вазу. Да. Это он разбил вазу. А потом он очень и очень сильно испугался содеянному, и тут у него произошёл спонтанный детский магический выброс магии. В результате чего на глазах изумлённых родственников ваза восстановилась. Вот примерно вот так». - Взмахом палочки Дамблдор восстановил вазу. - «Разумеется, Петунья, Вернон и Дадли тоже очень испугались и сразу поняли, кто совершил это чудо. Все поверят, что это дело рук Гарри. Даже сам Гарри! Не знаю, как они все, но лично я уже в это верю. А Гарри сейчас вовсе не в больнице. После того, как Гарри от испуга «склеил» вазу, он наказанный сидит в чулане под лестницей. И будет сидеть там до тех пор, пока не выздоровеет».       Дамблдор подошёл к спящему Вернону и тяжело вздохнул.        «Жаль, что нельзя изменить воспоминание о той злополучной свадьбе. Свадебный торт действительно очень много значит для маглов. В особенности, если невеста сделала его собственноручно. Слишком много времени прошло с тех пор. Слишком много теперь завязано на то воспоминание. Как только закончу с Дурслями, нужно узнать, как там Гарри. А потом окончательно разобраться с тем шумом, что подняло это событие.       Но жизнь Гарри в семье Дурслей имеет неоспоримый плюс, который перекрывает все возможные минусы, которых, как теперь выяснилось, нет. Дурсли ясно показали Гарри, что мир маглов не для него. Он тут чужой. Когда Гарри вернётся в волшебный мир, он осознает, где его истинное место. На контрасте с жестоким магловским миром Гарри полюбит магический мир всем сердцем. Полюбит так, что в случае необходимости будет готов отдать даже свою жизнь за магический мир и своих друзей, которых он обретёт у нас. Друзей, которых благодаря Дадли, он здесь не нашёл и не найдёт. Нужно будет сделать в подсознании у Дадли нужную закладку, чтобы так было и впредь. Не то, чтобы нам был нужен мёртвый герой, или жертва Гарри во имя магического мира. Но порой, от мёртвого Символа, значительно больше пользы, чем от живого. Нужно учитывать и такой вариант развития событий. В истории подобное было не раз и не два.       Том силён. По настоящему силён. У Гарри мало шансов победить столь опытного тёмного мага. Но даже если... хотя, кого я обманываю? Нужно быть честным с самим собой. В пророчестве не сказано, что Гарри победит. Там сказано лишь то, что Гарри по силам будет равен Тому, не более. Со знаниями и опытом, которыми располагает Том… у Гарри нет ни одного шанса. Вот в этом направлении и нужно работать. Когда Том убьёт Гарри, то смерть Гарри Поттера обернёт победу Тёмного Лорда в его же поражение. Гарри, в глазах магического мира, станет не просто мучеником, отдавший свою жизнь за свободу волшебников. Он станет Святым! Бессмертным знаменем движения сопротивления, вокруг которого соберутся тысячи, если не миллионы волшебников. Убив Гарри Том проклянёт этот день. В особенности после того, как все волшебники ополчаться против него за убийство своего героя. Волшебники продолжат борьбу Гарри, после его смерти. После его смерти они объединятся и станут его возмездием. Они станут той самой силой из пророчества. Пусть и из могилы, но Гарри Поттер уничтожит Тёмного Лорда. Так, и только так. Как бы ты не был силён, нельзя воевать против всего мира, и Гриндевальд испытал это на собственной шкуре. Испытает это на своей шкуре и Том.       Но вернёмся к Вернону. То, что произошло на его свадьбе, оставило сильную психологическую травму в его подсознании. На своей свадьбе волшебники заставили его почувствовать сильный страх, а взорвав свадебный торт, гнев. Именно такая реакция теперь у Вернона на любое проявления волшебства. Сначала страх, который, словно искра, воспламеняет гнев. Этим нужно воспользоваться. На каждое проявление волшебства Вернон должен будет заставить Гарри почувствовать боль, унижение и несправедливость. Именно эти чувства должны будут закрепиться в подсознании Гарри при мысли о мире маглов. В то время как в мире магов Гарри получит на проявление своей магии лишь любовь и поддержку.       Также следует не забыть вложить в подсознании Дадли закладку, чтобы Гарри не обзавёлся друзьями. Ни к чему они ему в мире маглов. Да и в игру «Поймай Гарри» следует внести дополнение, в виде кулаков. Без перегибов, конечно. Итак!»       Дамблдор пальцами левой руки поднял Вернону веки, и, посмотрев в открытые глаза, навел волшебную палочку.

***

      Закончив с Верноном и Дадли, Дамблдор задумчиво посмотрел на Петунью.        «Вернон выкинул раненого и умирающего Гарри на улицу. Выкинул, и Петунья этому не воспрепятствовала. Это очень и очень тревожный звоночек. Следовательно, подобное может повторится и в будущем. Тем более, что я сотру им память. А если…а если Петунье не стирать память, а лишь заблокировать? Поставить блок, который должен будет распасться от фразы, сказанную моим голосом. Ну, например – помни о моём наказе, Петунья».

***

      Петунья очнулась от кошмара, который ей только что снился, но увидев перед собой Дамблдора, поняла, что кошмар был не во сне, а наяву. И что самое ужасное, этот кошмар продолжается. -Петунья, я вижу, что вы всей семьёй пытались убить Гарри Поттера. Молчи. Меня не интересуют твои оправдания. Тем более, что убийство вам почти удалось. Скажи мне. Ты не думала, что сделает толпа разъярённых волшебников с тобой, твоим мужем, и что самое главное, с твоим сыном, Дадли, убей вы их национального героя?       Дав осознать весь ужас происходящего и их недалёкого будущего, Дамблдор продолжил. -Позволь просветить тебя. Так как дело касается волшебного мира, а ты, как и твой сын, сквиб, то судили бы вас по законам волшебного мира. А у волшебников, как ты понимаешь, есть своё правительство, свой суд, и что самое важное, своя тюрьма. А волшебную тюрьму охраняют существа, которые пришли в наш мир из самых глубин Ада. Люди называют их демонами. Мы же называем их дементорами.       Увидев, что Петунья вздрогнула и мертвецки побледнела, Дамблдор удивлённо поднял брови. -Вижу, ты знаешь, кто это, и что они делают с людьми…Северус просветил…Когда были детьми. Что-же, это облегчает мою задачу. Договоримся так. Если ваша семья ещё раз выгонит Гарри из дома без моего на то дозволения, то я прослежу за тем, чтобы магический суд узнал о вашей попытке убийства Гарри Поттера. И уверяю тебя, - Дамблдор заглянул Петунье в глаза поверх своих очков половинок. – Наказание будет незамедлительным, и суровым. А когда ваша семья окажется в магической тюрьме, кто-нибудь случайно забудет закрыть двери в камеру вашего сына, и тогда дементоры…       Видя, что Петунья обмочилась, и находится от ужаса на грани помешательства, Дамблдор скривился, и поднял волшебную палочку. -Помни о моём наказе, Петунья.       С этими словами Дамблдор установил блок на её воспоминаниях этих дней.