Дневники Бешеного. Или всё плохое придумано до нас. 4050

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
G
Размер:
планируется Макси, написано 339 страниц, 34 части
Статус:
в процессе
Метки: Попаданчество

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от tantalos
«Чертовски интересно!» от Ostroverh
«Однозначно в избранное!» от Sadanatha
«Отличная работа!» от First Chosen Undead
«Отличная работа!» от uus
«Моё почтение. Великолепно» от 4ellovec
«Очень итригующе» от Kukuynik
«Любопытная работа.» от sh1z0id
«Отличная работа!» от dmuhin1
«Отличная работа!» от Gareth River
... и еще 13 наград
Описание:
Один из Поттеров прошлого, чтобы защитить семью, с головой уходит в некромантию. Однако, зная из истории что случилось с братьями Певероллами, понимает, что одной силы и таланта будет недостаточно. А потому, он хочет одним заклятием убить сразу троих зайцев. Обезопасить семью. Превзойти легендарных братьев Певереллов. И дать потомкам дополнительный шанс на выживание. Как ему кажется, он находит нужное решение...

Посвящение:
Посвящается моим читателям, которые очень просили меня написать ещё. Ну, и разумеется своей матери!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Правда - это довольно диковинный зверь. У каждого человека, она своя.
Если кто нибудь решит кинуть в меня денюшку, буду благодарен, если Вы кинете её сюда.
Карта Сбербанка: 4817 7601 7952 5500

Очень длинный день.

29 декабря 2019, 19:56
      Дамблдора мучила совесть. В том, что случилось с Гарри, был виноват он, и он нашёл силы признаться в этом самому себе. Это он настоял на том, чтобы Гарри воспитывала Петунья. Его действия привели к столь печальному финалу. Уже больше месяца Гарри лежит в глубокой коме. Каждый день Дамблдор приходил к чулану под лестницей, дабы влить в Гарри очередную порцию зелий. И каждый раз в образе Гарри Дамблдор видел очертания своей погибшей сестры. Та боль и стыд, что Дамблдор испытывал в связи со смертью сестры, уже давно стала частью его сути. А когда долго испытываешь боль, к ней начинаешь привыкать. Случай с Гарри всколыхнул воспоминание о сестре, и его совесть, словно стая голодных пираний, вцепилась в его душу. И было отчего.       Гарри Поттер больше не был магом. Эта новость стала для Дамблдора словно ведром холодной воды, вылитым за шиворот. Нет. Магическое ядро не было разрушено. Его вообще не было. Точнее, было, но оно, судя по показаниям диагностирующих чар, было присуще скорее маглу, а не магу. С магическими каналами тоже творилось пикси знает что. Они были слишком тонкими и слабыми даже для сквиба. Фактически, Гарри стал простым маглом. Как это возможно? Была надежда, что магическое ядро стало таковым из-за жесточайшего магического истощения. Однако чары ясно показали, что несмотря на то, что к концу месяца тело почти полностью восстановилось, но вот состояние магического ядра…с ним творилось вообще непонятно что. Вне всяких сомнений, оно менялось. Но вот к добру это, или к злу, установить не удалось.       Следующий удар настиг Дамблдора, когда он попытался прочесть память Гарри. Ему это не удалось. Не удалось, потому что её просто не было. Повторные чары показали, что душа мальчика на месте. Разум - тоже. Фактически, Гарри превратился в растение. В растение, которое не может даже самостоятельно принимать пищу.       День за днём Дамблдора терзала совесть. Он осунулся и заметно постарел. Коллеги и знакомые начали серьёзно опасаться за его здоровье. И день за днём Дамблдор возвращался к мальчику, в надежде на улучшение. В последнюю неделю магические процессы, происходящие в магическом ядре прекратились. Вне всяких сомнений, то, что Дамблдор видел месяц назад в корне отличается от того, что он видел сейчас. Вне всяких сомнений шло развитие магического ядра. Но развитие магического ядра прекратилось, а надежда не оправдалась. Ядро начало вырабатывать магию, но в столь мизерном размере, что об этом даже не стоило говорить. С таким магическим потенциалом путь развития Гарри, как волшебника, был закрыт.       Сигнальные чары сработали, когда Дамблдор заседал на очередном собрании Визенгамота. Он готов был немедленно бежать к Гарри, но смог удержать себя в руках. Но вот когда через сквозное зеркало с ним попыталась связаться миссис Фигг, Дамблдор объявил перерыв.       Миссис Фигг видела идущего Гарри. Это не могло не радовать. Мальчик не стал растением. Но Гарри не узнал миссис Фигг. Он не поздоровался с ней и не заговорил. Он молча повернулся, и ушёл вдоль улицы…босиком.       Для Дамблдора ещё никогда заседание не длилось столь долго. Коридоры к каминам ещё никогда не были столь длинными. Ещё никогда на его пути не попадалось столько знакомых и почитателей. А их внимание и восхищение ещё никогда не было столь раздражительным. Очевидно, поэтому его успел перехватить у самого камина бывший студент, который был ему многим обязан. В том числе и работой в министерстве.       Дамблдор уже набрал в горсть летучий порох, когда услышал. -Профессор Дамблдор!        «Если мне опять хотят пожать ладонь, я сломаю ему руку» - Твердо решил Дамблдор, и обернулся. -Профессор! Какая удача! А я шёл в совятню, чтобы отправить Вам сообщение. -А, Дэрек. Что у тебя, мой мальчик. Ты меня извини, но я очень тороплюсь.       С Дэрека сползла улыбка, и юноша ощутимо напрягся: -Это важно, профессор. - С этими словами Дэрек передал ему конверт. – И это не может подождать. Поверьте.       Дамблдор взял конверт, и обернулся к камину, когда его догнали последние слова: -Собственно, я думаю, что поэтому Вы и торопитесь.       Дамблдор замер, а затем резко обернувшись, внимательно посмотрел на Дэрека. Тот кивнул головой: -Удачного дня, профессор, - и развернувшись, отправился по своим делам.       Отойдя от камина, Дамблдор раскрыл сложенный лист пергамента.        «Гарри Поттер попал в полицейский участок…»       Дальше шли координаты и подробности. Но Дамблдор уже стремительно шёл к кабинету Артура Уизли.        «Нужно будет отблагодарить Дэрека. Поговорить с нужными людьми и продвинуть его по служебной лестнице. Верность всегда должна вознаграждаться. Теперь Гарри. Нельзя, что бы сотрудники министерства, отвечающие за стирание и коррекцию памяти маглам, видели Гарри в таком виде. Я очень занятой человек, и не могу круглосуточно находиться рядом с Гарри. Кроме того, я могу просто не успеть. И сегодняшний день это явно показал. Следовательно, Артуру нужно рассказать часть правды о состоянии Гарри. Без подробностей, разумеется. Заодно и посмотрю, как Артур справится».       Дав Артуру нужные инструкции, Дамблдор отправился в отдел по связи с магловским миром. В случае неудачи, Артур должен будет позвонить в этот отдел. К сожалению для Дамблдора, его опасения подтвердились. Артур не справился. Более того, он был задержан полицейскими. Тяжело вздохнув, Дамблдор отправился к министру магии, по пути обдумывая, что ему сказать. К счастью, Фадж не настаивал на подробностях, и через десять минут Дамблдор с Фаджем стояли в кабинете премьер-министра Великобритании.       При разговоре с премьер-министром капитан полицейского участка отказался освобождать Артура Уизли. Также он отказался отправлять ребёнка обратно в семью, пока того не осмотрит психиатр. Действия капитана полиции были абсолютно законны, так что премьер-министр не стал настаивать…да и не особо-то и хотел. Пообещав Фаджу, что во всём разберётся, Дамблдор отправился в магловский полицейский участок. -Под Вашу ответственность, - услышал Дамблдор недовольный голос Фаджа, когда министр вошёл в камин.       И вот теперь, Дамблдор сидел в приёмной полицейского участка, и с любопытством наблюдал за работой полицейских, попутно обдумывая сложившуюся ситуацию.       Капитан полиции попросил его подождать, чему Дамблдор, впоследствии был очень рад. Полицейский, что привёл Гарри, произвёл настоящий фурор. Нет. Детьми беспризорниками здесь никого не удивишь. Но ребёнок, с растрёпанными волосами, в обносках, шедший босиком, и пытающийся увидеть своими огромными зелёными глазами сразу всех и всё, заставил обратить на себя внимание. Неудивительно, что в участке одного из самых спокойных районов Англии, посетитель привлёк к себе нешуточный интерес. Тут полицейские, которые в самом тихом районе Англии вспомнили, что они, вообще-то, детективы. А тут, такая возможность развлечься, и как говорится, все дружно начали «копать», при этом обсуждая то, что удавалось узнать. -Извините, - сказал Дамблдор женщине в приёмной, при этом посылая ей ментальное воздействие. – Вы бы не могли рассказать об этом мальчике?       Женщина-полицейский, на мгновение нахмурилась, а потом почувствовав расположение и доверие к этому пожилому человеку, стала пересказывать то, что им удалось узнать.

***

      Попаданец.       Во время поездки в полицейской машине я усиленно крутил головой, не забыв уделить внимание и самой машине. При этом краем глаза я замечал, что Кларк, по мере возможности, внимательно наблюдает за мной. Вот мы приехали и вошли в полицейский участок. Так же крутя головой, я привлёк всеобщее внимание.

***

      Полицейский участок. Взгляд со стороны. -Аманда. -Кларк. -Аманда, присмотри за ним, мне нужно позвонить. -Да не вопрос. Итак, молодой человек, садитесь в это кресло. Ну, как Вас зовут? Эй? Ты меня понимаешь? -Чёрт, - раздался голос Кларка. Быстро вернувшись, он присел перед ребёнком. – Извини, Аманда. - Вот он дотронулся до своей груди. – Кларк. -Кларк, - повторил ребёнок под заинтересованные взгляды полицейских. -Аманда, - Кларк показал на растерянную женщину. -Аманда, - послушно повторил ребёнок, заинтересованно смотря на полицейскую.       Тут Кларк положил ладонь на грудь ребёнка: -Гарри. -Гарри? - Не сразу повторил ребёнок. -Гарри, - повторил Кларк. -Кларк? – Аманда вопросительно посмотрела на коллегу. -Я не знаю, что с ребёнком. Похоже, что у него амнезия. Надеюсь, что временная. Пойду, позвоню Хаммеру.       Но стоило ему сделать несколько шагов, как он услышал: -Гарри! Подожди.       Обернувшись, Кларк увидел, что ребёнок послушно шёл за ним, пока Аманда не остановила его. Тяжело вздохнув, Кларк сказал: -Нам нужен Хаммер. Гарри, - Кларк взял руку ребёнка, и, подведя его к креслу, усадил.       Стоило ему сделать с десяток шагов, как он опять услышал: -Гарри, да подожди же ты.       Ребёнок, вновь попытался пойти за Кларком, но, похоже, теперь он понял, что от него требуется. -Да что же ты такой худой? – Аманда озабоченно ощупывала его руки, грудь и рёбра.       Воображение Кларка нарисовало бездомного щенка, который доверчиво следует за незнакомцем. Но тут Кларк увидел Вернона Дурсля, и его кулаки непроизвольно сжались. -Ты, наверное, есть хочешь?       Не отрывая взгляда от упитанного Дурсля, у Кларка скрипнули зубы, и он поспешил в кабинет.

***

      Дамблдор.       Информация о том, что ребёнок, вообще-то из благополучной семьи, и вон тот толстый господин, приехавший на дорогой машине, его опекун, обратила внимание остальных полицейских. Новость о том, что ребёнок полностью потерял память, произвела эффект, как от взорвавшейся бомбы. Полицейские не скрывая, обсуждали ребёнка, который полностью потерял память. И зовут ребёнка…Гарри Поттер.       Услышав это, Дамблдор закрыл глаза. Он до последнего надеялся, что ошибся. Оказалось – нет. Гарри не знал ни кто он. Ни как его зовут. Он не понимал окружающих. Но всё это не шло ни в какое сравнение с тем, что началось после звонка некого Майкла. Майкл Хаммер сообщил, что жизнь ребёнка находится в смертельной опасности, и полицейские в этом ни на мгновение не усомнились. Что-то подсказывало Дамблдору, что если всё оставить на самотёк, то Вернон Дурсль не покинет полицию свободным человеком. А вслед за ним за решётку отправиться и Петунья. Гарри отправят в приют, чего, разумеется, Дамблдор не мог допустить. Но было нечто, что не позволило ему решить эту проблему банальным стиранием памяти. -Аманда, - раздался обеспокоенный голос полицейского, - всё в порядке? -Что? – Очнулась девушка. – А? А, д..да!       Но её растерянный взгляд явно говорил о другом. В этот момент подошло ещё два полицейских. -Что здесь происходит? -Аманда, - вновь спросил первый полицейский, - с тобой точно всё в порядке? -Я, я не знаю.       Звуки в участке внезапно стихли. Все полицейские внимательно смотрели на Дамблдора. -Сэр. Будьте добры, Ваши водительские права. -Э-э-э, молодой человек. У меня их нет. -Тогда иной документ, который удостоверяет Вашу личность. -Молодой человек, - под внимательными и настороженными взглядами всех полицейских, Дамблдор почувствовал себя несколько неуютно. – Я пришёл к вашему капитану. Премьер-министр предупредил его о моём приходе. -В таком случае, сэр, прошу Вас сесть, и не мешаться.       Несмотря на то, что Дамблдор подчинился, полицейские не сводили с него настороженного взгляда, и внимательно наблюдали за ним до тех пор, пока его не позвали в кабинет капитана полиции.

***

      Кабинет капитана. Сразу после ухода Дамблдора.       Майкл и полицейские внимательно следили за выражением лица капитана, который после ухода волшебника, позвонил премьер-министру, и, задав вопросы, сейчас слушал ответы. И по мере того, что он слышал, его лицо темнело. Вот он положил трубку, и, подойдя к бару, налил себе полный стакан коньяка. -Твою мать! – Сказал Карлос. – Так это правда. -Да. Премьер-министр подтвердил о соглашении между Короной и Магическим Миром. Дурсли являются опекунами Гарри Поттера. Точнее, Петунья Дурсль. Но это не важно. Как опекуны волшебника, они попадают под законы волшебного мира. Следовательно, согласно договору, для нас они неприкосновенны. -Капитан, - сказал побагровевший Карлос. – Правильно ли я Вас понял? Значит, если эти Дурсли начнут убивать мальчишку, то мы должны будем сидеть на попе ровно? -Именно. -А как насчёт того, что нам стёрли память? – Спросил Майкл. - Я уже не говорю о том, что нам внушили поддельные воспоминания? – Для всех было очевидно, что Майкл факт стирания своей памяти и её подмены, воспринял чрезвычайно болезненно. -Имеют полное законное право. Наш премьер-министр подтвердил. Более того. В магическом министерстве есть специальный отдел, который только этим и занимается.       Кларк задумчиво почесал свою щёку: -Значит, если Дурсли, или кто-то из людей убьёт волшебника… -Дурслей будут судить волшебники. Обычного человека, никак не связанного с волшебным миром, будем судить мы. -Капитан, - процедил сквозь стиснутые зубы Карлос, сдерживая себя из последних сил. – Вы же понимаете, что всё это дерьмо.       Капитан удивлённо поднял бровь: -А разве от политиков когда-то пахло иначе? -К вопросу о политике, - взял слово Джексон. – Вы мне вот что объясните? Вот это вот Дамблдор, а какого хрена он вообще приходил? Если он имеет законное, как Вы говорите, право стереть всем нам память…Майкл, придурки по твоей части. -Джексон, - Майкл наградил полицейского взглядом людоеда, и тот поёжился. – Послушай меня. Никогда, слышишь, никогда не смей сравнивать, как ты выразился, придурков с тем ничтожеством, что только что покинуло этот кабинет. Для придурков это звучит оскорбительно. -Ша! – Джексон виновато поднял руки. – Прости, вырвалось. -Извинения приняты. -И всё же, Майкл. Что по поводу моего вопроса? -Я не буду говорить о той странной благодарности волшебников к своему национальному герою. И я говорю не о том, что Гарри Поттера растят и воспитывают не волшебники. Спрятать свидетеля там, где его никто не будет искать… -Но не в семье же сестры его матери. – Перебил его Карлос. - Наёмные убийцы ищут следы и нити, ведущие к цели, в первую очередь у родственников. -Согласен. – Кивнул Майкл. – Идиотизм. Я могу с ходу сказать несколько способов, как обойти защиту, наложенную на дом. Улица. Школа. Магазины. Парк. Хотя, я, возможно, чего-то не знаю. Но дело не в этом. Гарри Поттер национальный герой. Я не думаю, что магическую защиту, завязанную на кровь, нельзя взломать. Любую защиту можно взломать. Хоть нашу, хоть магическую. Было бы время и желание. Следовательно, если волшебники не законченные неблагодарные мрази, то у ребёнка должен быть либо защитник, либо наблюдатель, который в случае беды должен позвать на помощь. -Согласен, - сказал Чарльз. - За домом следят. Всё указывает на это. Минуту… -Именно, - улыбнулся Майкл. – Они знают. Точнее, Дамблдор знает, в каких условиях живёт ребёнок. И зная, что ребёнка едва не убили, он при первой же возможности запихнул его обратно. Понимаете? Ему нужно, чтобы ребёнок вырос в таких условиях. Не понимаете? Добрый коп – злой коп. -Тварь! – Выплюнул Карлос, поняв основную задумку. – Значит первый, кто пожалеет ребёнка… -Будет волшебник, - закончил за него Майкл. – И что-то мне подсказывает, что это будет наш светоч Дамблдор. -Майкл, - Карлос внимательно посмотрел на него. – Амнезия Гарри, как думаешь… не приложил ли Дамблдор к этому свою руку? -Не думаю. Не для этого он подбросил Гарри в семью Дурслей. Собственно, для этого он и требует его возвращения. -В чулан под лестницей? -Только так, по словам Дамблдора, Дурсли могут защититься от магических выбросов Гарри. -Но Дамблдор сказал, что Гарри больше не волшебник. -И это ответ на ваш вопрос. Очевидно, у Дамблдора были планы на национального героя. Но герой больше не волшебник и планы летят к чертям собачьим. В то же время Дамблдор надеется, что возможно произойдёт чудо, и «проблема» Гарри с магией сама «рассосется». Или ещё, для чего-нибудь сгодится. Словом, наша, точнее, ваша задача, до этого знаменательного дня, проследить, чтобы Дурсли не сильно Гарри убивали. -Не понял, - помотал головой Карлос, - Дамблдор что, велел не вмешиваться в воспитание Гарри Поттера? -Верно, - хмыкнул Майкл. – А ещё он знает, что у нас есть сердце. И мы найдём лазейку в законе, что бы Гарри, ну, вы меня поняли. -Майкл, - сказал Чарльз, - мы, как представители силовых структур Английского правительства не можем вмешиваться. Но ты… я понимаю, что не могу тебе приказывать, но ты можешь… -Я помогу. Вот видишь. Ты уже нашёл лазейку. Что и требовалось этому…манипулятору.       Капитан кивнул: -Манипулятор, а ведь верно. Так. Я могу устроить тебя в школе, где учится Гарри. Причём от нашего полицейского участка. Вроде профилактики по…ну, дальше ты и сам придумаешь. Что скажешь? -У меня идея получше, капитан. -Вот как? -Позовите сюда этого Вернона. -Зачем? -Я уверен, что Дурсли не знают, что мы не имеем права вмешиваться. -Думаешь напугать их? -Нет. Мы предложим им помощь. Подумай. Сейчас мы сообщим, что его племянник мало чем отличается от растения. Ребёнка нужно учить говорить, читать, писать. И всё это нужно делать быстро, чтобы Гарри мог догнать своих сверстников в школе. Значит, Гарри нужно будет уделять время. Очень и очень много времени. И что-то мне подсказывает, что никто из Дурслей не будет гореть желанием тратить своё время и силы на Гарри. А на счёт школы, идея хорошая. -Думаешь, ребёнка ещё можно будет вернуть к полноценной жизни? Хотя, какие его годы. И о том, что он сумеет догнать сверстников в школе, ты это серьёзно? -Видишь ли, с Гарри не всё так просто…

***

      Попаданец. Два часа ранее.       Меня отвели в кабинет на втором этаже. Похоже, что новость о том, что у меня амнезия, произвела несколько более сильный эффект, чем я рассчитывал. По непонятным причинам со мной сидело четверо полицейских. Разумеется, что каждый из них представился. Я старательно запоминал их имена. Во всяком случае пытался запомнить. Вот дверь открылась. -Кларк, - сказал я, и улыбнулся до ушей. -Гарри, - полицейский помахал рукой. Между полицейскими завязался короткий разговор. Цыкнув сквозь зубы, Кларк вышел из кабинета. Я тем временем с любопытством рассматривал обстановку комнаты. Через десять минут Кларк вернулся, неся поднос с едой. Разложив две тарелки с супом, булочками и чаем, Кларк усадил меня за стол. Что интересно, полицейские следили за действиями Кларка с не меньшим интересом, чем я. Вот он взял в руки ложку, и сказал: -Ложка. -Ложка, - послушно повторил я.       Вот он зачерпнул ложкой суп, подул, и начал есть. Пронаблюдав за его действиями, я взял ложку. -Ложка, - повторил я, и начал есть суп, предварительно внимательно обнюхав его. Мне показалось, или у Кларка скрипнули зубы? -Гарри, - я посмотрел на Кларка, который в руке держал булочку. – Булочка. -Булочка.       Кларк укусил булочку, и вернулся к супу. -Булочка. Ложка, - повторил я. – И, понюхав булочку, откусил кусочек. -Булочка, - вновь привлёк моё внимание Кларк. – Суп, - и зачерпнул суп ложкой. -Суп, - послушно повторил я. – Булочка. Ложка. -Чай, - Кларк подул в чашку, и сделал осторожный глоток. – Чай. -Чай. Булочка. Суп. Ложка. Чай.       С супом и булочкой я разобрался быстро. А потом голодными глазами стал следить за ложкой Кларка. Дальнейшие действия Кларка были очевидны. Его тарелка заняла место моей. -Суки, - в пол голоса выругался полицейский, и тут же громче сказал. - Я сейчас приду.       Спустя несколько минут он вернулся, и протянул мне батончик шоколада. Видя мой непонимающий взгляд, он достал ещё один, и, показав как открывать, откусил кусочек. -Шоколад. -Шоколад, - повторил я. – Ложка, булочка, суп, чай. Шоколад.       Дверь вновь открылась. -Джексон, - я помахал рукой. -Гарри, - усмехнулся Джексон. – Кларк. Нас капитан зовёт. -Мы посидим с ним, - сказал один из полицейских.       Я сказал, что Гарри придётся убегать от девчонок? Забудьте это! Гарри, точнее, теперь уже мне придётся убегать от женщин. В особенности от женщин в полицейской форме. Не знаю. Может тут все фанаты Джона Леннона? А я, в «бабушкиных» очках, судя по всему очень похож на этого певца? Во всяком случае это имя я слышал здесь неоднократно. Может причина в моих изумрудных глазах, которые на фоне худого лица выглядят особенно большими? А может всё вместе? Один из полицейских приложил к моей ступне ладонь, и ручкой отметил её размер. Через двадцать минут он принёс новые носки и кроссовки. Вот это и стало спусковым моментом. Женская часть полиции посчитала своим долгом купить мне что-нибудь из одежды. Ну, разумеется, это всё следовало примерить и оценить. Я обзавёлся несколькими майками мне по размеру. Рубашки. Пару штанов. И да, это всё нужно было обязательно перемерить в разных вариантах, чтобы оценить, как это всё смотрится. Женщины – зло! Но спасли меня мужики. Точнее, один из них, по имени Джордж. Прям как одного из близнецов Уизли. Легко запомнить. Так вот. Он принёс книжку с фотографиями различных животных. Судя по всему животный мир Африки. Женщины дружно сплотились между мной и полицейским, дабы защитить свою…жертву? Но после холодной отповеди дамы опомнились, и посмотрели на мой замученный вид уже другими глазами.       Вот Джордж перевернул очередную страницу. -Зебра.       Я оторвал свой взгляд от фотографии, и смотрю ему на губы. Да, я знаю, как правильно учиться говорить. И вовсе не потому, что я этакий полиглот. В детстве, теперь уже моего прошлого мира, я очень плохо говорил. А если говорить правдиво, то я вообще не говорил. Как говорили логопеды, у меня маленький и квадратный язык. Один из них, когда учил меня внятно и чётко говорить, разрабатывая мой язык, как то в сердцах воскликнул: -Жуй его, жуй.       Таким образом, маленький я, до школы, обучался сразу у двоих-троих логопедов. И это не считая самостоятельных занятий у нас дома. И я старался. Дети моего возраста мечтали стать космонавтами. Вот на этом меня мать и подловила. -Вот, смотри, сынок. Полетишь ты в космос. Тебя с земли будут спрашивать. Задавать вопросы. Ты будешь отвечать, а тебя просто не поймут.       Так что я из кожи вон лез, но старался. Спустя полгода занятий логопед говорит: -Так. А теперь высуни язык и постарайся им коснуться кончика носа. Так. Тяни-тяни-тяни…не-е-ет. Слишком длинный.       Уже когда я учился в школе, мать призналась, что из всех её знакомых у меня лучшая дикция, и я вполне могу работать ведущим в программе новостей.       Не знаю, как этот метод сработает с английским, но вот учась говорить правильно по-русски, я смотрел на губы логопедов.       Так что услышав слово зебра, я повернул голову, и посмотрел на губы Джорджа. -Зебра, - повторил Джордж. -Зебра, - сказал я. -Зебра. -Зебра.       Пролистав таким образом около двадцати страниц, Джордж открыл первую. Да-да. Жираф. Да только я не гений, чтобы с ходу запомнить английский вариант произношения. Да и подозрительно это будет. -Жираф, - сказал Джордж. -Жираф, - хмуро повторяю я.       Посмотрев на фотографию слона, я, молча встал, и отправился к небольшому диванчику. Лёг, закрыл глаза, и соскользнул во внутренний мир. А вот и лавочка со страницами.       Спустя какое-то время.       Супер. Я пережил весь сегодняшний день. Я могу с точностью сказать, сколько у Карлоса на его костюме пуговиц. Не став заострять своё внимание на пережитом за сегодняшний день, я просто перескочил эти воспоминания в поисках момента, когда предо мной открыли книжку с фотографиями животных Африки. Получилось, я помню все названия Африканских животных, которые видел. Вынырнув из воспоминаний, я задумчиво посмотрел на страницы в своих руках. И тогда мне пришла идея. Насколько я знаю, полиглоты, для ускорения изучения новых слов, создают ассоциативные цепочки. Например Eagle (игл) – Орёл. По-английски ОРЁЛ звучит как ИГЛ. Создаём ассоциативную цепочку. У орла когти, как ИГоЛки. Орёл – Игл.       Нечто подобное можно сделать и здесь. Но вначале я попробую одну идею. Отложив листы с воспоминаниями сегодняшнего дня, я представил в руках нужную книгу, стараясь вспомнить её в мельчайших подробностях. С памятью, во внутреннем мире проблем не было. А вот с воплощением её в виде ещё одной книги, пришлось повозиться. В итоге, я держу ту самую книгу, что в данный момент лежит на столе в реальном мире. Идея заключалась в следующем. Если мне нужно вспомнить образ животных и их название, то мне не нужно будет просматривать весь сегодняшний день в поисках этой книги. Это я сделал, так сказать, для более быстрого и удобного поиска. Кстати, к фото прилагалось письменное название животного, и краткое описание о жизни данного животного. Посмотрим, что получится. С этими мыслями я «вынырнул» в реальность.       Судя по виду присутствующих полицейских, они были уверены, что утомили меня. Ну, и, разумеется, уставший ребёнок решил вздремнуть. Однако, они считали, что спать я буду несколько дольше. Вот я подошёл к закрытой книге, и открыл первую страницу. -Слон, бегемот, аллигатор…зебра, жираф.       Я перечислил всех животных, что мы успели просмотреть. И судя по вытянутому лицу Джорджа я ни разу не ошибся. Кстати, я прикрыл глаза, и попытался в воображении написать по-английски жираф. Супер! Я ЗНАЮ как пишется это слово.       Вот Джордж посмотрел на своих коллег, и победоносно сверкнул глазами. Вот он открыл следующую фотографию….       Ещё дважды я уходил к дивану. И дважды возвращаясь, повторял выученные слова. Когда я в очередной раз повторял названия теперь уже ползающей фауны Африки, в кабинет вошёл очередной гость.

***

      Майкл Хаммер. -А, Майкл, - сказал один из полицейских. – Тихо. Иди сюда. Постой и понаблюдай. Тебе будет интересно. Спустя несколько минут ребёнок пошёл к дивану. -Майкл, смотри.       Хаммер не понимал, что ему пытаются показать, но терпеливо наблюдал за происходящим. То, что у ребёнка не обычный сон, он понял сразу. Пока ребёнок «спал», Хаммеру рассказали всё, что они узнали о Гарри.       Спустя время Майкл начал вслух размышлять: -Судя по внешним признакам, ребёнок впал в транс. Люди, прошедшие через клиническую смерть, впоследствии открывают в себе удивительные, а порой, и паранормальные способности. Подобные случаи, разумеется, единичны. И похоже, что ребёнок из их числа.       Вот через десять минут Гарри очнулся, и, вернувшись к книге, безошибочно повторил названия змей и насекомых. -Что скажешь, Майкл, - Джордж победоносно посмотрел на психиатра, так как данное достижение, ну, или открытие, считал собственной заслугой. -Определённо, ребёнок впадает в транс. В этом состоянии он либо из подсознания достаёт «потерянные» воспоминания. Либо, как Наполеон, «записывает» новые. -Наполеон? -Наполеон Бонапарт. У него была абсолютная память. Как он утверждал, он представлял свою память как шкаф. Вечером он закрывал шкаф. А утром – открывал. Возможно, что нечто подобное делает и Гарри…

***

      Кабинет капитана полиции.       Капитан полиции задумчиво смотрел в окно. -Значит вот как. -Да. Мальчик может вырасти гением, которые рождаются раз в сто лет. Главное не упустить момент. Да и мне, как психиатру, интересен этот случай. Любой на моём месте достаточно амбициозный коллега может сделать себе имя на этом ребёнке. Гарри – это абсолютно чистый лист личности. И лишь от нас зависит, кто, или что из него вырастет.       Услышав последнюю фразу, Чарльз резко обернулся, и внимательно посмотрел на Хаммера: -Есть что-то, что я должен знать? -Да. Я не хотел говорить при парнях. Но за ребёнком нужно будет смотреть в оба. -Ты это о чём?       Хаммер посмотрел на капитана тяжёлым взглядом: -Чарльз. Гарри – чистый лист. Он не знает что такое хорошо, что такое плохо. Жизнь, смерть, для него всё едино. Никаких моральных ограничений. Воспоминания о насилии так просто не исчезают. Они прячутся где-то глубоко в подсознании. Рано, или поздно, но они вырвутся. Вопрос в том, что это спровоцирует.       Капитан полиции понимающе кивнул, и сел в своё кресло: -Чего нам нужно опасаться? -Если всё оставить как есть, в будущем у ребёнка может появиться шизофрения. Возможно, раздвоение личности. В худшем случае, мы получим маньяка-убийцу. По стране прокатится волна убийств, чьи семьи поразительным образом будут напоминать семью Дурслей. Полноватый отец семейства. Его худощавая жена. И их полноватый сын. Что он будет творить с ними перед их смертью, я говорить не буду. Мы с тобой и так знаем, что они делают со своими жертвами. -Значит он… -Да, Чарльз. Во время пыток он будет называть их Дурслями, и объяснять, почему им не следовало издеваться над племянником в его лице. Разумеется, таких замученных и убитых семей будет несколько. -Репетиция, - понимающе кивнул Чарльз. – А когда он психологически будет готов, убьёт самих Дурслей. -И не факт, что после этого Гарри остановится. Как ты понимаешь, за Гарри нужно плотно браться не только ради него самого, но и ради всех нас. И браться нужно сейчас.

***

      Кабинет директора Хогвартса.       Дамблдор устало сел в кресло, и закрыл глаза.        «Я до последнего надеялся, что ошибся. Но я не ошибся. Гарри Поттер действительно потерял память. С магическим ядром вообще творится непонятно что. Могла ли магия Гарри «уснуть» после того, как он едва не шагнул за Грань? С Поттерами вообще может быть всё что угодно. Это у них в крови. Но если надежда на то, что магия вернётся к Гарри, всё же остаётся, то как быть с его памятью? Дурсли уже доказали свою несостоятельность. А ведь до поступления в Хогвартс у ребёнка осталось всего три года. И если в мою школу придёт умственно-неполноценный герой магического мира, то спросят с меня, с Альбуса Дамблдора. И будут иметь на это полное право. Хотя, всегда можно будет оправдаться тем, что это последствия от заклятия Волан-де-Морта. Но совесть упорно грызёт душу, говоря, что это моя вина. Собственно, поэтому я и не стёр маглам воспоминания. Более того, мне пришлось рассказать им о волшебном мире. Но только четверым. Во всяком случае, если к Гарри не вернётся магия, то у него будет шанс устроиться в мире маглов. Полицейские и тот целитель душ не бросят ребёнка. Это чётко читалось в их эмоциях и мыслях. Но как быть с пророчеством? Неужели оно уже исполнилось? Но ведь Том умер не полностью. Можно попробовать переиграть, и из Невилла сделать лидера. Но мальчик растёт сквибом. У него до сих пор не было ни единого магического выброса. Да и Тёмный Лорд пал от рук Гарри Поттера. Кто же теперь возглавит волшебников в борьбе против Сил Зла? Нужно быть готовым к тому, что Гарри Поттер теперь уже перевёрнутая, и закрытая страница».       Неожиданно, Дамблдор вскочил с места, и побежал к книге, где были записаны имена будущих студентов. Его, вдруг, неожиданно осенила страшная догадка. Открыв нужную страницу, Дамблдор прочитал:       Гарри Джеймс Поттер. -Значит, ни Том, ни его крестраж не захватывали тело и сознание Гарри. Определённо, вселенца в теле Гарри не наблюдается. Да и имя Гарри не исчезло со страниц договора. Значит, есть надежда, что магия вернётся к мальчику. Что же. Будем надеяться, что маглы оправдают моё доверие, и вырастят из Гарри того, кем я его хочу видеть.       С этими словами Дамблдор закинул в рот лимонную дольку.