Дневники Бешеного. Или всё плохое придумано до нас. 4051

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
G
Размер:
планируется Макси, написано 339 страниц, 34 части
Статус:
в процессе
Метки: Попаданчество

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от tantalos
«Чертовски интересно!» от Ostroverh
«Однозначно в избранное!» от Sadanatha
«Отличная работа!» от First Chosen Undead
«Отличная работа!» от uus
«Моё почтение. Великолепно» от 4ellovec
«Очень итригующе» от Kukuynik
«Любопытная работа.» от sh1z0id
«Отличная работа!» от dmuhin1
«Отличная работа!» от Gareth River
... и еще 13 наград
Описание:
Один из Поттеров прошлого, чтобы защитить семью, с головой уходит в некромантию. Однако, зная из истории что случилось с братьями Певероллами, понимает, что одной силы и таланта будет недостаточно. А потому, он хочет одним заклятием убить сразу троих зайцев. Обезопасить семью. Превзойти легендарных братьев Певереллов. И дать потомкам дополнительный шанс на выживание. Как ему кажется, он находит нужное решение...

Посвящение:
Посвящается моим читателям, которые очень просили меня написать ещё. Ну, и разумеется своей матери!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Правда - это довольно диковинный зверь. У каждого человека, она своя.
Если кто нибудь решит кинуть в меня денюшку, буду благодарен, если Вы кинете её сюда.
Карта Сбербанка: 4817 7601 7952 5500

Прибытие.

11 января 2020, 21:48
-Не торопись. Пусть студенты выйдут. А Хагрид никуда без меня не уйдёт. -Хагрид? -Он лесничий. Здоровый такой. Именно он принёс мне письмо из Хогвартса, и сказал, что я волшебник. Я вас познакомлю, только ты его не бойся. Он выглядит внушительно, и даже грозно. Но сердце у него доброе. Палочку взяла? -Да. -Хорошо. Всегда держи её под рукой. Жалко, что мы не знаем ни одного атакующего заклинания. Нужно будет как можно скорее выучить хотя бы парочку. Да и о защитных заклинаниях забывать нельзя. Так. Нужно разделочный нож под ингредиенты взять с собой. Хоть какое-то оружие. -Гарри, ты говоришь, как параноик. -Посмотри на моё лицо, и я скажу тебе, что имею на это право. Ты ещё мои рёбра не видела. -Извини. -Тебе не за что извиняться. Я действительно параноик, и горжусь этим. Гермиона. – Я положил свои руки на её плечи, и внимательно посмотрел в её глаза.       «Блин. А ведь она старше моего тела почти на год. А учитывая моё недоедание и хроническую худобу, я на её фоне вообще смотрюсь как шипиздик». -Сейчас мы вступаем в мир, где были убиты мои родители. Мы вступаем в мир, где волшебники отдали меня в рабство. Постарайся сделать так, чтобы с тобой не случилось то же самое. Я, конечно, постараюсь быть рядом с тобой, чтобы прикрыть твою спину, но я не всемогущ. Ты уж постарайся, ладно? -Хорошо. -Вот и умница. Пошли. -Первокурсники! Первокурсники! Сюда, ребятки! Не стесняйтесь! – Разносился над толпой голос Хагрида. – Сюда, ребятки. Так вроде все на месте. Гарри! Привет. Как дела? -Привет, Хагрид. Это Гермиона. Гермиона, это тот самый Хагрид, который месяц назад рассказал, что я волшебник. А до этого дня я и не знал, что я волшебник.       Но тут Хагрид наконец рассмотрел моё лицо. -О-оу, Мерлин всемогущий. Гарри, что с твоим лицом? -С моим лицом случилось семья, в которой я жил. Ты же видел этих Дурслей. -Да, видел, - хмуро подтвердил Хагрид. – Всё же нужно было их чем нибудь заколдовать. Но, ты же в нашу прошлую встречу получше выглядел. Да, был худым… -А ты думаешь, они были в восторге от того, что ты рассказал мне о том, что я волшебник? Тебя они тронуть побоялись. Но вот зато на мне сорвали зло от души. Вот. Результат на лицо. Точнее, на лице. Моём. -Мндам. Дамблдор говорил, что у Дурслей всё очень плохо, но я не думал что настолько. -К вопросу о Дамблдоре. Если он знал, что у меня всё плохо, почему он не пришёл и не прекратил издевательства надо мной?! -Э-э-э, я думаю, - Хагрид обеспокоенно посмотрел на внимательно слушающих нас детей, - он сам тебе всё объяснит. Да. Так, все за мной. Не отставайте.       Какое-то время я честно старался идти без света. Но потом, громко сказал: -Да какого чёрта?       Достаю палочку, и говорю: -Люмос.       И видя удивлённое моими действиями лицо Гермионы, говорю. -Давай-давай. Доставай, а то, пока дойдём до цели, ноги переломаем. -Люмос, - раздался гордый голос Драко.       Посмотрев на него, и перехватив его взгляд, я одобрительно кивнул головой. -Люмос, - сказала Гермиона, а в следующий момент победоносно вскинула подбородок.       Спустя секунду, раздался недовольный голос студента: -А я свою палочку с вещами отправил. -И я. -И я тоже. -Пф, - надменно фыркнул Драко, и вновь посмотрел на меня. -Полностью с тобой согласен. Мы, вообще-то, волшебники.       Хагрид недовольно посмотрел, но промолчал.       Спустя некоторое время. Хагрид внезапно остановился, и обернувшись, сказал: -А теперь погасите свет, сейчас вы увидите Хогвартс.       Стоило нам выйти из леса, как раздался дружный: -О-О-О!! – Да, именно так. И всё с большой буквы. Всё же фильм, несмотря на то, насколько далеко шагнула киноиндустрия в области спецэффектов, не может передать ту атмосферу, именно атмосферу, что окружала древний замок. А замок буквально дышал древностью и магией.       Дав нам время насладиться видом, Хагрид, сказал: -Так, ребята, садимся в лодки. Но не более, чем четверо на одну лодку. Давайте. -Пошли, Гермиона. – Говорю я.       Но тут я нашёл взглядом Драко. Могу представить, насколько он сейчас сожалеет о сказанных словах. Наверняка, заплыв на лодке вместе со своим другом Гарри Поттером, не один вечер перед сном будоражил его мозг. –Драко! - Громко позвал его я, и все дети посмотрели на меня. – Давай с нами.       И видя удивлёние лицо Драко, я сказал: -Ты ведь чистокровный волшебник Мерлин знает в каком поколении. У меня к тебе вопросы есть.       «Блин. Да у него от моих слов такой вид, будто сейчас крылья вырастут, и павлиний хвост раскроется».       Подойдя к лодке, я сказал Гермионе: -Гермиона, подожди, я первый. – А то ведь она самостоятельная. Вперёд всех может полезть. А мне нужно всем показать свою позицию в отношении этой девочки.       Спустившись с причала на лодку, я протянул Гермионе руку, и с кривой улыбкой сказал: -Держи мою руку, и не бойся. Я не сломаюсь.        «Похоже, что для девочки это тоже впервой».       Убедившись, что Гермиона устроилась на своём месте, я сел рядом. -Кребб, за мной, - раздался командный голос Драко.       Какое-то время я любовался приближающимся замком, но затем повернулся к Креббу. -Мы не знакомы. Я, Гарри Поттер, - и протягиваю ему руку. Несколько заторможено, он пожимает мою куриную лапку своей клешнёй. -Винсент Кребб. -Драко, ты слышал мой разговор с Хагридом? Оказывается Дамблдор знал в каких условиях я живу. Как думаешь, зачем ему это? -Не знаю, - нахмурился Драко. – Но это очень странно.       Смотрю на Кребба. Мне действительно интересно, что они об этом думают. -Кребб, что думаешь?       Но тот лишь молча пожал плечами. -Гермиона. Ты же выросла не в мире волшебников, а в обычном. Мне интересно твоё мнение. Как думаешь, почему Дамблдор превратил моё детство в Ад. Давай, Гермиона. Представь, что ты стала адвокатом Дьявола. -Может он просто не знал. -Согласен. Это возможно. Но я жил в рабстве почти... да, Драко. Тебе это будет интересно, где я жил.       Протягиваю ему свой конверт. -Так вот. Но ведь он мог прийти, и посмотреть своими глазами, как я живу. Или хотя бы спросить у меня. -Ну, он занятой человек. -Десять лет, ну, почти десять лет я жил в рабстве в чулане под лестницей. Как думаешь, за десять лет он мог найти час времени, и посвятить его мне?       Видя, как она задумалась, я решил добить её. -Ну, или хотя бы прислать кого нибудь ко мне, раз он так занят. Того же Хагрида. -А сам что думаешь? -Молодец, Гермиона. Так держать. Если не знаешь ответа, переходи в нападение. Ведь лучшая защита, это нападение. А насчёт Дамблдора я думаю, что он не смог пройти испытание силы и славы. -То есть? – Искренне заинтересовался Драко. -Вот смотри. Согласно истории Дамблдор во время Второй Мировой войны победил Тёмного Лорда Геллерта Грин-де-Вальда. И на Дамблдора буквально обрушилась слава. На её волне он получил кучу должностей. Ну ка, Драко, прочитай на конверте, как он напоминает всем о том, кто он есть.       Драко усмехнулся, и под свет люмоса начал читать:       Директор Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор. Кавалер ордена Мерлина I степени. Великий волшебник, Верховный чародей, Президент Международной конфедерации магов.       Я же тем временем продолжил: -Вот смотрите. Я не буду говорить о должностях, может это и нужно писать. Хотя, как по мне, можно было ограничиться директором Хогвартса. Скромно, и со вкусом. Причём здесь информация о том, что он кавалер ордена Мерлина первой степени, для меня загадка. Хотя, справедливости ради нужно сказать, что у простых людей лорды и пэры тоже говорят о подобных наградах, чтобы показать окружающим свой статус. Но вот то, что он пишет на конвертах, что он Великий волшебник. Да ещё и с Большой буквы. Как-то это по пижонски. Знаете, словно о его славе все начали забывать, и он таким образом всем пытается о себе напомнить. Дескать, смотрите, вот он я. Знаете, я хорошо знаю историю. Может это нескромно звучит, но в школе я был лучшим учеником за всё время её существования. И это не мои слова, а слова нашего директора миссис Берч. А учитывая её тяжёлый характер, её боялись даже наши учителя. Услышать подобное из её уст, это дорогого стоит. Так вот, в истории не раз и не два были подобные личности. Я уверен, что желая напомнить окружающим о великом себе, Дамблдор лезет в обсуждение таких вопросов и законов, которые его вообще некоим образом не касаются. Драко, твой отец, если я не ошибаюсь, занимается политикой? -Ты прав, - важно говорит и кивает Драко. – Мой отец часто говорит, что Дамблдор в последнее время лезет в вопросы и дела, в которых он ничего не смыслит…       Я показываю на Драко пальцем. -И которые никоим образом его не касаются. -Верно. - Драко самодовольно смотрит по сторонам. Мы говорили достаточно громко, чтобы нас слышали окружающие. Чего, я, собственно, и добивался. -Просто Дамблдор стал терять свою славу и власть, к которой он привык. И вот теперь Дамблдор стал страдать синдромом героя. -Пригнитесь, - раздался звучный голос Хагрида.       Пригнувшись, мы вплыли в огромную подводную пещеру. -А что это за синдром героя? – Громко поинтересовался Драко. А учитывая, что лодки стали плыть очень близко друг от друга, нас хорошо слышали абсолютно все. -Понимаешь, слава и власть, они как наркотик. Более того, есть мнение, что наркотик в виде славы и власти считается одним из самых мощных из существующих. После своей победы над Грин-де-Вальдом, Дамблдор получил слишком много славы, и занял столько политических постов, что я даже удивляюсь, как он находит время руководить школой. Так вот, Дамблдор теряет былую славу и власть. Люди уже не так фанатично восхищаются им. А Дамблдору хочется вернуть былые времена, стать героем, и быть окружённым блеском славы. Следовательно, следует напомнить о себе, к примеру, победить нового Тёмного Лорда.       Тем временем мы подплыли к причалу, и стали выбираться. -Все выбрались, - Хагрид зорко посмотрел на нас, очевидно повторно пересчитав, - тогда следуйте за мной.       Судя по хмурому лицу, Хагриду очень не нравилось то, что я говорю о его кумире, но в разговор не вмешивается. Тем временем, идя по коридору, я продолжил: -Так вот, появился Тёмный Лорд Волан-де-Морт. Чего это вы вздрагиваете? Для меня это просто убийца моих родителей, и не более. Так вот. Тёмный Лорд начал своё шествие, убивая и пытая волшебников направо и налево. Одним словом, он напугал всех до усрачки. И что ожидаемо, все побежали за защитой к Дамблдору. Но вот только Дамблдор не спешит вызывать Тёмного Лорда на магическую дуэль. Да и Тёмный Лорд также не спешит встречаться с Дамблдором. Два великих волшебника молча смотрят, как волшебники уничтожают друг друга, под их мудрым руководством. И длилось это безобразие, пока моих родителей не убил Тёмный Лорд. Так кого же теперь будет убивать Дамблдор, чтобы вернуть былую славу? Ещё не поняли?       Хагрид начал бить в дверь кулаком так, словно желает её выбить вместе со стеной. Дверь распахнулась. За ней стояла высокая черноволосая волшебница в изумрудно-зеленых одеждах. Лицо ее было очень строгим, и явно недовольное тем как Хагрид ломился в дверь. -Профессор МакГонагалл, вот первокурсники, - выдал очевидное ей Хагрид. -Спасибо, Хагрид, - кивнула ему волшебница. - Я их забираю. Следуйте за мной.       И вот она повернулась и пошла вперед. Спустя время мы оказались в огромном зале.        «Да, тут действительно легко поместится дом Дурслей».       На каменных стенах горели факелы, потолок терялся где-то вверху, а красивая мраморная лестница вела на верхние этажи. Мы шли вслед за профессором МакГонагалл по вымощенному булыжником полу. Проходя мимо закрытой двери справа мы услышал шум сотен голосов.       «Должно быть там Главный зал, где уже собралась вся школа».       Как я и думал профессор МакГонагалл вела нас совсем не туда, а в маленький пустой зальчик. Толпе первокурсников тут было тесно, и потому сгрудились, дыша друг другу в затылок и беспокойно оглядываясь. -Добро пожаловать в Хогвартс, - наконец поприветствовала нас профессор МакГонагалл. - Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор — очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета. Факультетов в школе четыре — Гриффиндор, Пуффендуй, Когтевран и Слизерин.       У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами. Это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи. Церемония отбора начнется через несколько минут в присутствии всей школы.       А пока у вас есть немного времени, я советую вам собраться с мыслями. - Ее глаза задержались на мантии Невилла, которая сбилась так, что застежка оказалась под левым ухом, а потом на грязном носу Рона. Вот она увидела меня, мой шрам, и у неё расширились глаза. -Я вернусь сюда, когда все будут готовы к встрече с вами, - сообщила профессор МакГонагалл и буквально побежала к двери. Перед дверью она остановилась, и, обернувшись, вновь посмотрела на меня, словно не веря своим глазам. - Пожалуйста, ведите себя тихо.        «Это она вообще кому? Нам что-ли? Да прямо вот щассссс!» -Ну, что, Драко, ещё не понял, зачем Дамблдор отдал меня в рабство к Дурслям? – Громко спросил я, и дети тут же обернулись. - Нет? А ты, Гермиона?       Если кто и не слушал меня, то после сказанных мной слов, все дети заинтересованно посмотрели на меня. -Всё очень просто. Дамблдору нужен новый Тёмный Лорд, которого он пафосно сможет убить, дабы вновь вознестись на Олимп славы и власти. Да, Драко. Дамблдор хочет вырастить из меня нового Тёмного Лорда.       Дав несколько секунд осознать услышанное, я продолжил. -Вы ведь не думаете, что после рабства я остался нормальным волшебником. -Но, - замялась Гермиона. – Ты же нормальный. -Гермиона, волшебники позволили Дамблдору отдать меня в рабство. Понимаешь? ВОЛШЕБНИКИ, – громко сказал я, и чуть тише, - позволили ему сделать это. Мои папа и мама отдали свои жизни ради того, чтобы те дети и студенты, которые сейчас находятся в этой школе, были свободными. А ведь мои родители обязаны были уехать из страны, чтобы защитить меня. Но они остались, рискуя МОЕЙ жизнью.       Я посмотрел на притихших детей и едва на грани крика, сказал: -Мои родители рисковали моей жизнью, что бы вы все были свободными. Их убили. Едва не убили меня. Вы-ы-ы, вы приехали свободными. А я вырос в рабстве. А потому, запомните. За то, что ваши родители позволили Дамблдору сделать со мной, я лично вам мстить не буду. Но и спасать не стану. Я! ВАМ! НИЧЕГО! НЕ ДОЛЖЕН!       Дети испуганно притихли, и, молча, смотрели на меня. Но тут все вздрогнули, так как через противоположную от двери стену в комнату стали просачиваться призраки. Их было около двадцати. Жемчужно-белые, полупрозрачные, они скользили по комнате, переговариваясь между собой и, кажется, вовсе не замечая первокурсников или делая вид, что не замечают. -А я вам говорю, что надо забыть о его прегрешениях и простить его, — произнес маленький толстый монах. -Я считаю, что мы просто обязаны дать ему еще один шанс... -Мой дорогой Проповедник, разве мы не предоставили Пивзу больше шансов, чем он того заслужил? Он позорит и оскорбляет нас, и, на мой взгляд, он, по сути, никогда и не был призраком... Призрак в трико и круглом пышном воротнике замолчал и уставился на нас, словно только что их заметил. -Эй, а вы что здесь делаете? -Да это же новые ученики! - Воскликнул Толстый Проповедник, улыбаясь собравшимся. - Ждете отбора, я полагаю? Несколько человек неуверенно кивнули. — Надеюсь, вы попадете в Пуффендуй! Мой любимый факультет, знаете ли, я сам там когда-то учился. -Идите отсюда, - произнес строгий голос МакГонагалл. - Церемония отбора сейчас начнется. - Она строго посмотрела на привидения, и те поспешно начали просачиваться сквозь стену и исчезать одно за другим. -Выстройтесь в шеренгу - скомандовала профессор, внимательно осматривая меня, - и идите за мной!

***

      Альбус Дамблдор озадаченный реакцией Минервы сидел за столом, и с ожиданием смотрел на двери Главного зала. Со столь же озадаченными лицами сидели и профессора. Едва не бегущая, а возможно и бегущая Минерва МакГонагалл, своим поведением произвела фурор. Едва не искрясь от возмущения, МакГонагалл склонилась над Дамблдором и прошипела в его растерянное лицо: -Я Вам этого никогда не прощу, Альбус. Я говорила. Я предупреждала Вас в ту самую ночь. Я предупреждала Вас, что это самые ужасные маглы, которых я встречала в своей жизни. А вы что? -Минерва, я не совсем понимаю… -Вы что, - от МакГонагалл и впрямь начали отлетать искры, - Вы что за всё это время не разу не навестили мальчика? Как Вы могли? Уж от кого, но от Вас я такого не ожидала! -Минерва, - подал свой голосок профессор Фливтик. – А, собственно, о чём речь? -О-о-о! – Мстительно улыбнулась МакГонагалл. – Я уверена, это Вам понравится. Наш директор приготовил всем нам сюрприз. Мне даже интересно, что нам всем скажет мальчик. -Мальчик? – Переспросила Помона Стебль.       МакГонагалл мстительно улыбнулась профессорам, и с вызовом направилась к дверям.       В этот момент у Дамблдора сложилась мозаика, и у него нехорошо засосало под ложечкой.       И вот двери Большого зала открылись, и появилась цепочка будущих первокурсников. Первое, что сразу бросилось в глаза, дети были какими-то притихшими. Словно их кто-то напугал, или отругал.       И вот Дамблдор увидел того, кого он так долго ждал. А увидев, не поверил своим глазам, и встал. Вслед за ним встали и остальные профессора. Лишь Северус Снейп всё также сидел на месте. Хотя и на его лице выступило неподдельное изумление.       «Я, конечно, герой магического мира, и всё такое, но встречать меня стоя, это как-то чересчур. Надеюсь, вы не будете мне аплодировать. А чёго это вы все такие бледные? Надеюсь, это не из-за нехватки витаминов в нашем будущем меню. Мне витамины нужны. Я бы даже сказал, жизненно необходимы. А чего это вы так недобро смотрите на Дамблдора? О! Профессор Квиррелл. Чего это Вы тут делаете? А я так надеялся, что больше Вас не увижу. Неужто канон хранит Вас?»       Вот учителя взяли себя в руки, и сели на свои места. Мы же встали в ряд перед профессорами, лицом к профессорам, задом… ну, понятно, к кому. -У меня появились к Вам вопросы, Альбус, - пропищал, очевидно, профессор Фливтик. -И у меня.        «А это, очевидно, Помона Стебль». -И у меня. -И у меня.        «А уж сколько у меня к нему вопросов».       Тем временем профессора с ужасом рассматривали меня. Я даже через плечо повернулся в одну сторону, чтобы посмотреть, нет ли кого за моей спиной. Потом, картинно, посмотрел через другое плечо. Пожал плечами, и стал неотрывно смотреть на Дамблдора, рассматривая его. Недобро так рассматривая.       «Может зубы оскалить и прорычать на него?»       И в этот момент я почувствовал ветерок в моей голове. Поверхностная легилименция, определил я с ходу. Предназначенная для считывания эмоций. Но это только первый шаг. Дальше он начнёт читать мои поверхностные мысли, а потому…       Я тут же закрыл глаза, и дёрнул головой так, словно меня в щёку укусила пчела. Тут же поднимаю руку, и тру свой висок. «Ветерок» в мозгу пропал. -Гарри? – Озабоченно спросила - прошептала Гермиона. -Кто-то только что попытался прочитать мои мысли, - вполголоса сказал я Гермионе. – И давление на мой мозг тут же пропало. Значит не только Дамблдор решил пошарить в моих мозгах.       Сказано это было негромко, но достаточно, чтобы это услышали профессора. Тем временем МакГонагалл, принесла трёхногую табуретку, с лежащей на ней шляпой.       Я же тем временем продолжил говорить Гермионе: -Знаешь, такое ощущение, что в присутствии всех сейчас рукой залезли ко мне в трусы, и потрогал мои гениталии. Причём трогали сразу трое человек. Очень унизительное ощущение.       Внимательно слушая меня, МакГонагалл поставила табуретку, и отошла. Определённо, у неё появились вопросы не только к Дамблдору. Вот шляпа «ожила», и запела свою песню.       Вежливо выслушав, и похлопав, я стал наблюдать за распределение. Что могу сказать всё шло согласно канону. Даже противно как-то стало. Интересный момент. После оглашения «приговора», Макгонагалл не сразу вызывает следующую «жертву». Она даёт возможность студенту устроиться за своим столом, и даёт всем время поздравить новичка. И лишь когда аплодисменты и поздравления стихнут, МакГонагалл зачитывала новое имя. Вот шляпа отправляет Гермиону в Гриффиндор.        «Чего это она? Но это её выбор. Свою голову другим не приделаешь».       Гермиона несколько виновато смотрит на меня. Но я закрыв глаза, и улыбнувшись, одобрительно кивнул ей. В конце концов я должен уважать её выбор.       Лицо девочки сразу озарила улыбка, и она побежала к теперь уже своему столу.       Вот распределение проходит Драко. Как и в каноне, шляпа кричит: «Слизерин», - ещё до того, как оказалась на его голове.        «А чего это ты на меня смотришь? Тебе что, действительно важно, что я об этом думаю?»       Но в знак поздравления я кивнул, мне не трудно. На что Драко, к моему удивлению, кивнул в ответ, принимая поздравления.        «Удивил». – Подумал я, провожая его взглядом.       Цепочка редела один в один согласно канону.        «Неужели судьба вновь меня мордой об асфальт треснет? Да сколько же можно?! Может мне имеет смысл думать только не в Гриффиндор. Так сказать, назло всем». -Поттер, Гарри. -Поттер, - раздались со всех сторон шепотки. – Она сказала Гарри Поттер?       Делаю шаг, второй… -Смотрите, это Гарри Поттер. -Что с ним? -Что с его лицом? Он болен? -Почему он такой худой? -Ты видишь его шрам? -Какой шрам, дубина. Ты посмотри на его лицо.       Ещё шаг, шаг, и я прохожу мимо табуретки, и, подойдя к столу, становлюсь напротив директора. -Вы Альбус Дамблдор? -Да, мой мальчик.       Я ждал этих слов, поэтому моя реакция мгновенная: -Я не Ваш мальчик. -Извини старика. Вы что-то хотели, мистер Поттер? -Я хочу знать, сколько Вам заплатили? -Извини, я не совсем понимаю, о чём ты? -Я хочу знать, сколько Вам за меня заплатили. – И видя, что Дамблдор действительно не понимает, продолжил. – Дурсли. Вы отдали меня им в рабство. Я хочу знать, за сколько Вы меня им продали.       Шок и любопытство профессоров можно потрогать руками. Но они молчат, ожидая реакции Дамблдора. Даже МакГонагалл молчит, что странно. Он же вроде, как её кумир. -Гарри, здесь… -Мистер Поттер, если Вы не возражаете. -Мистер Поттер. Здесь какое-то недоразумение. -Никакого недоразумения.       С этими словами достаю конверт и бросаю перед ним на стол. -Прошу убедиться.       Дамблдор читает адрес на конверте. По его лицу непонятно, он больше растерян, или ищет выход из данной ситуации. -Вслух, пожалуйста. -Мистер Поттер. Для Вас это не безопасно. Дело в том, что сторонники Тёмного… -Вы мне угрожаете? -Не я, а те, с кем боролись твои родители. -Но долг моих родителей перед Вами был столь велик, что после их смерти Вы решили компенсировать его, продав в рабство их сына. Так почём нынче дети волшебников? -Мистер Поттер, давайте мы поговорим об этом позже. -Нет! Мы поговорим об это сейчас! – Отрезал я. - Так что же должны были Вам мои родители, чтобы для уплаты долга им потребовалось не только отдать свои жизни, но и мою свободу? -Мистер Поттер, шла война… -Не лгите. На тот момент, когда меня продали в рабство, война закончилась. Так сколько Вам за меня заплатили? -Мистер Поттер. Мы поговорим об этом сразу после распределения. -А может Вы меня просто подарили? -Мистер Поттер, - вмешался волшебник с длинными чёрными волосами, - Вам велели не мешать распределению. -С кем имею честь говорить? -Профессор Снейп. -Я в вашем мире всего месяц, но я слышал о Вас, профессор. Так вот, профессор, прошу Вас не лезть в наше дело, которое Вас не касается. -Маленький, наглый мальчишка. -Который вырос в чулане под лестницей в рабстве у людей. К Вашему сведению рабов не учат манерам. На нас возлагаются иные функции. Так сколько Вам заплатили за меня, директор. Или Вы меня просто подарили? -Мистер Поттер, - взял себя в руки Дамблдор. – Мы поговорим об этом сразу, после Вашего распределения и праздничного ужина.       Но тут моя выдержка дала трещину, и я прорычал: -Ты отдал меня в рабство, сволочь!       Какое-то время, в тишине, я с ненавистью смотрел на Дамблдора. Но вот я протянул руку. -Моё письмо. Я сохраню его как символ и напоминание о Вашей двуличности, подлости, и предательстве моей семьи.       Дамблдор неохотно протянул мне письмо. Забрав его, я сказал: -Я буду хранить его у себя под самым сердцем. Чтобы оно стало таким же холодным, и бесчувственным, как Ваше.       С этими словами, демонстративно, засовываю письмо во внутренний карман, возле сердца. После чего сел на табуретку. И вот на меня надели распределяющую шляпу.       «Доброй ночи, уважаемая шляпа».       «Хм. Доброй ночи, вежливый молодой человек. Или ты не совсем вежливый молодой человек?»       «Скорее, наглый. А наглость, как известно, второе счастье. Не могли бы Вы отправить меня на Пуффендуй».       «Давай не будем торопиться. Посмотрим. Что у нас тут. Ага. Хмм. Сложно. Очень сложно. Давно я уже такое не видела. Ты состоишь из противоречий. Очень интересно. Есть желания и упорство. Благородство? Да, в тебе есть благородство, хоть ты этого и не признаёшь даже самому себе, что странно. Да, ты будешь достойно смотреться на Гриффиндоре. Ах, вот оно что. Ты никогда не пожертвуешь собой ради друзей. Ради своих детей, да. Но не ради друзей. Хм. Интересный взгляд на самопожертвование. До остальных тебе вообще нет дела.       А что у нас тут? Ты трепетно относишься к понятию семьи. А это присуще Пуффендуйцам! Ответственность за семью. Да-а-а. Тебе знакомо, что это такое. Это чувствуется. Тебе знакомо что такое дружба, но эта дружба, скорее, к члену твоей семьи. Вне этого круга ты никого не подпустишь к себе. По отношению к окружающим людям, ты, по своей сути, одиночка.       Когтевран? Да, это уже ближе. В тебе есть все качества, что ценятся на этом факультете. Ты тянешься к знаниям. Но тебе нужны знания не ради знаний, а чтобы обрести силу. Но даже так знания и сила, для тебя лишь инструмент, чтобы приобрести могущество. А это присуще Слизеринцам! Тебе нужно могущество чтобы защитить близких тебе людей и союзников. А на Слизерине ты обретёшь могущество, в этом нет сомнений! Решено. Пусть будет Слизерин!»       Снимаю шляпу, и смотрю на профессоров.       «Да. Шок, это по-нашему! Что я там говорил о судьбе, которая любит меня бить мордой об асфальт? Похоже, она не только меня только что мазнула, но и Дамблдора со Снейпом. Я прямо таки вижу асфальтную крошку на их мордах. Даже не знаю. Мне плакать, или смеяться?»       За моей спиной раздаются одиночные хлопки от аплодисментов. Поворачиваюсь и смотрю, кто это у нас такой.        «Драко! Ну, гусь ты лапчатый! Ты смотри! Стоит в гордом одиночестве, хлопает, да ещё и улыбается до ушей!»       Вот начал хлопать Кребб, а секунду спустя и Гойл. И пошла цепочка. А вот за столами остальных факультетах не хлопают. Сидят как каменные, и очень бледные. Я же смотрел на Драко, и кивнул ему. Он кивнул в ответ. Вот, в гробовой тишине от столов других факультетов, и под аплодисменты своего, иду вдоль стола, и подхожу к Драко. -Поздравляю, - и Драко тянет мне ладонь.       Факультет замер, и смотрит на мою реакцию.       Протягиваю руку, и пожимаю в ответ. -Спасибо, Драко. -Я тут тебе место занял. Ты как, не против? -Занял мне место.– Сажусь рядом с Драко. - Ты был так во мне уверен? -Ну, ты же сам говорил, что Дамблдор растил из тебя нового Тёмного Лорда.       Шепотки, которые появились в зале, мгновенно стихли. -А где ещё, по-твоему, может учиться змееуст, как не на факультете, который основал другой змееуст?       Внимательно смотрю на студентов своего факультета. -Чего? -Ты змееуст? – Спрашивает Дафна. -Ну, да. А чего такого? -Но это же тёмный дар.       Ну, это уже наглость. А потому громко и отчётливо говорю: -А я потомок некромантов Певереллов. Пусть и непрямой. А кровь, не вода. – И сразу страшным голосом добавляю, кривляясь, и копируя известного киноактёра. - Так что я злой и страшный серый… лорд. Я в поросятах знаю толк. Ры-ы-ы-ы. - На моём худом лице это выглядело весьма комично. Я знаю, проверял у зеркала. И вновь нормальным голосом. - К вопросу о поросятах. Тут вообще, как, кормят?       Несколько студентов, очевидно маглорождённые, хрюкнули от смеха. Я же вежливо посмотрел на МакГоногалл, и взглядом показываю на детей, что ждут своей очереди.       Распределение закончилось быстро. Дальше была тупая речь-оскорбление от Дамблдора. И наконец, обжираловка. -Поттер, так значит ты раб? – Решил толи унизить, толи прощупать меня какой-то старшекурсник. За столом все притихли.       Я вытер салфеткой пальцы, и, сплетя их в замок, с любопытством посмотрел на студента. -Послушай меня, ты, на голову ушибленный. У тебя имя то есть, или ты в хлеву у Уизли вырос?       За столом достойно оценили мой выпад, во всяком случае смешки было слышно весьма отчётливо. -Я Девид Видикус. -Девид Видикус, - повторил я, и кивнул. – Я запомнил тебя и очень благодарен тебе, что ты вызвался быть моим первым добровольцем. Поверь мне. Я оценил твою жертву. -Ты это о чём? -Как я уже говорил вот этой прекрасной девушке, я из потомственных некромантов. И я собираюсь возродить это искусство. По крайней мере в своём лице. Да, мистер Видикус. Перед Вами сидит будущий некромант. -Некромантия запрещена в Магической Англии. -А мне насрать! Кроме того, с чего Вы решили, что я начну осваивать это искусство прямо сейчас? Я подожду, когда у тебя появятся жена и дети, и потом на их примере напомню тебе сегодняшний ужин, и объясню, насколько Вы сегодня были неправы. -Ты не посмеешь.       Я пожал плечами, и встал из-за стола. Обойдя студентов, которые с любопытством смотрели на меня, я встал на против Видикуса. Вот я демонстративно отдёрнул рукава мантии, и поднял в сторону студента руку. Думаю, что даже знаменитые Мародёры не начинали свой учебный год с таким шумом. Ветвистые молнии слетели с моих пальцев и шибанули студента так, что его буквально смело с лавки, и впечатало в соседний стол. К сожалению, молнии задели и его соседей.       Бил я не насмерть. Один любопытный кот-мутант моей соседки тому свидетель. Как и несколько бродячих собак. -Мистер Поттер! – Буквально взвыл Снейп. -За слова нужно отвечать, мистер Видикус. С нетерпением жду знакомства с Вашей будущей женой и детьми, - холодно улыбнулся я, имитируя улыбку Палпатина. После чего вернулся за своё место.       Тем временем Снейп осматривал студента, размахивая своей палочкой. -Да живой он, - скривился я. – Я бил не насмерть. Так, тряхнул чуток. Чтобы у него мозги проснулись. -Мистер Поттер, - едва не брызгая ядом, прошипел Снейп. – За мной. Сейчас же. -Ну, пойдёмте.       Встаю из-за стола, и иду вслед за Снейпом. Но проходя мимо ошарашенного студента, остановился. -Мистер Видикус, в следующий раз я ударю насмерть. Волан-де-Морт тому свидетель.       После чего вновь пошёл за Снейпом. Отчего-то у меня появилось уверенность, что студенты мне поверили.