Превращение и нить Ариадны 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Вадим
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Изоляция Мистика Нежелательные сверхспособности Повествование от первого лица Романтика Россия Сверхспособности Современность Тайная личность Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Вадим никогда не верил в мистику, пока однажды не проснулся с внешностью другого человека.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Работа написана по заявке:

Всё начинается с превращения...

8 декабря 2019, 21:05
      Всю свою сознательную жизнь я прожил, не веря ни в какие сверхъестественные явления. Я не верил ни в магию, ни в вампиров, ни в оборотней, ни в предсказания, ни в гадалок, ни в ведьм и прочую мистику, что показывают по телевизору и о чём с важным видом рассуждают всякие «умные» люди. Однако эта невероятная история случилась именно со мной.       Всё произошло в одно утро. Я внезапно стал другим человеком. Заснул Вадимом Ивановым, парнем среднего роста, с нормальной мужской фигурой, темноволосым, темноглазым, а проснулся кем-то непонятным. Светлые волосы, голубые глаза, высокий рост, к которому прилагается какая-то непонятная фигура с более длинными руками и ногами… Подвох я понял сразу.       Во-первых, вес. Я стал весить намного меньше, да и ощущения от самого тела были не такими. Во-вторых, само тело. Я точно знаю, что привык видеть, и проснувшись тем самым утро и случайно взглянув на руки, я обратил внимание, что они стали другими. Я несколько раз поморгал, пытаясь прогнать это неприятное ощущение, но оно никуда не уходило. Пальцы и запястья были слишком тонки для меня, и кожа стала совсем другого цвета, да и вообще всё другим стало… Я даже откинул одеяло, чтобы посмотреть – да, тело было не моим, даже пижама была другой.       «Что происходит? — задал я себе вопрос. — Вроде вчера не употреблял ничего».       Находясь в растерянных чувствах, решил подойти к зеркалу. Там я и увидел себя нового.       «Что? Как?»       Я не мог поверить своим глазам и снова дотронулся до лица. До своего нового лица. Это всё не могло принадлежать мне!       Нет, невозможно!       Я стукнул кулаком в стену, и тут же почувствовал сильную боль. Моя новая рука была слишком нежной для такого удара. Пускай! Я снова поднял взгляд к зеркалу, чувствуя, как у меня в душе медленно поселяется паника. Это. Всё. Не. Могло. Произойти. Со мной!       Раздался звонок телефона. Кто это? Что я ему скажу?       «Может, это мне просто мерещится, а остальные увидят меня прежним?» — подумал я.       Глупая мысль. Глупая и отчаянная мысль. Но должен же я был на что-то надеяться? Я взял телефон, мельком взглянув на звонившего. Им был мой коллега по работе.       — Да?       Голос у меня тоже изменился, стал тоньше и… совсем другим, не моим.       — Алё? — переспросили в телефоне. — Мне нужен Вадим.       — Это я, — спокойно ответил. Даже голос не дрогнул. Впрочем, я в тот момент мог думать только о работе.       — Да? Что-то у тебя голос другой. Ну да ладно! Не мог ли ты поработать за меня в среду? А взамен я могу поработать за тебя в воскресенье. Как тебе план?       — Хорошо.       Я работаю, если по-научному, дизайнером-консультантом фотоуслуг; если по-простому – человек, который распечатывает вам фотографии нужного масштаба, а ещё занимает сканированием, копированием и всем другим, что предоставляют копицентры. Работа не особо кропотливая, не особо высокооплачиваемая, зато позволяет работать по графику.       Коллега помолчал немного, а потом заметил, что классная программа по изменению голоса. После чего отключился, а я вернулся в реальность, где я снова был парнем с непонятной внешностью. Хорошо, что у меня сегодня выходной. Вот только что мне с ним делать? В любое другое время я бы погулял или сходил бы в кино или кафе или позвонил бы друзьям, но теперь…       Я не смогу жить прежней жизнью, пока не узнаю, что это и как с этим можно бороться. Я не смогу с этим бороться, пока не поверю, что мне это действительно не снится. А чтобы проверить, я должен съездить ко всем своим близким и знакомым. И начну с родителей.       Я быстро оделся и вышел на улицу. Одежда у меня осталась прежней. Моему новому телу она была неудобна, но, к счастью, в пределах нормы. Ветровка была лишь немного маловата и не жала, любимый тонкий бадлон пришлось снять — слишком сильно сжимал — и надеть простую рубашку; джинсы тоже теперь сильно жали, пришлось взять другие штаны, предварительно сняв с них ремень. И конечно, штаны теперь были коротковаты, но с этим теперь ничего нельзя было поделать. Кроссовки оказались малы, но ничего, потерплю, ехать мне всё же недолго.       По дороге мне вспоминались все известные случаи данного феномена. Конечно, из различных фильмов и книг, ведь я никогда не смотрел все эти глупые передачи о паранормальных явлениях. И, естественно, первое, что мне пришло в голову – обмен телами. С кем-то настолько сильно поссорился, что некто свыше решил поменять меня и того человека телами, чтобы мы поняли, какого это жить жизнью другого человека?       Но я ни с кем не ссорился! По крайней мере, не могу этого вспомнить. Может, просто позавидовал кому? Да нет, этого тоже не было. Но что тогда? Мне завидовали? Хотя… Чему там завидовать? Обычный парень, работаю, есть образование, снимаю квартиру далеко не в центре, есть простая не особо высокооплачиваемая работа… Это материальные достижения.       Личностные… Девушки нет и не сказал бы, что пользуюсь успехом у женского пола, друзья есть, но самые обычные, не миллионеры и не знаменитости, без дружбы до гроба и всякого прочего пафоса… Впрочем, мне трудно представить человека, завидующему другому в плане друзей. Хотя… всё бывает. Ладно, об этом подумаю потом.       Так, у меня ещё есть любящие родители, а ещё бабушки и дедушки, и даже прабабушка. Но здесь зависть точно такая же, как и к друзьям. Может, кто-то позавидовал тому, что у меня есть друзья и любящие родственники? Но кто этому может позавидовать? Сирот и забитых необщительных личностей среди знакомых у меня нет. А, может есть, и я просто не знаю об их существовании? Разве что так. Потому что иначе мне просто не приходит в голову, почему всё это произошло со мной.       Вздохнул. Выдохнул. Может, мне это только снится? Нереальность происходящего и всё такое. Не может же всё это быть правдой, да? Ущипнул себя. Боль и прикосновения я точно хорошо чувствую, но ведь это ещё ничего не значит. Съезжу к родителям, и там успокоюсь.       А вот и их дом. Обычная девятиэтажка, которых полно, перед домом клумбы с цветами (ух как мама ссорится порой из-за этих цветов, которые она самолично сажает), также есть детская площадка, небольшая, но, надеюсь, местным детям хватает. Здесь всё по-прежнему, но ведь это то, что я вижу, а во сне картинки всегда ведь яркие и чёткие, не так ли?       Я поднялся в подъезд, внимательно его осматривая. Здесь всё тоже не поменялось. Обычные зелёные стены, никакой аномалии, даже никакого рисунка на стенах.       Я до сих пор надеялся, что мне это всё же снится, и любая неуместная деталь поможет мне понять это. Но ни сам дом, ни подъезд не казались аномальными.       А вот и квартира. Тяжёлая железная дверь с глазком и расположенным рядом простым звонком. То есть, всё тоже по-прежнему. Жму на звонок.       Вначале, как всегда, тишина, потом слышно, что кто-то подошёл. Спросили, кто там. Мама.       — Это я. Вадим, — ответил по привычке.       — Вадим? Что-то голос у тебя странный.       — Да… Просто открой, пожалуйста.       Прозвучал щелчок, и дверь осторожно приоткрылась. Я боялся, что и этого не будет, моя мама всё же параноик. Я робко ей улыбнулся.       — Ну, — строго спросила мама. — И где же мой сын?       Мама моя ещё не пожилая, но уже и немолодая женщина пятидесяти двух лет, одетая в свой любимый голубой халат, в руке у неё метёлка. На тронутой морщинами лице недовольное выражение, тёмно-серые глаза сужены. Мама очень не любит людей, которые объявляются на пороге её дома так, как сделал сейчас я.       — Я вместо него, — принуждённо улыбаясь и смеясь, проговорил я. — Мне с ним проводит эксперимент — насколько близкие люди хорошо знают своих людей. Вот вы, видно…       — Так, хватит болтать, дружок. Если здесь нет моего сына, то проваливай, пока я полицию не позвала!       И мама закрыла дверь, заперев её на все три замка. Я и в самом деле развернулся и пошёл, с матери вполне станет исполнить свою угрозу.       Выйдя на двор, я опустился на скамейку, положив голову на руки. Что же мне теперь делать? Поездка к родителям уничтожила мою последнюю надежду, за которую я ещё цеплялся. Теперь всё. Конец.       Жалкий и ничтожный. Ненужный никому. Конечно, самое логичное, это узнать причины такого «проклятия», но у меня до сих пор нет никаких мыслей о том, почему это произошло. Что же мне теперь делать? Ведь, получается, Вадима Иванова больше не существует!       Очнулся я от того, что какая-то девочка лет шести тронула меня за рукав и спросила, что случилось. Я улыбнулся, ответил, что ничего, и пошёл домой. Ещё не хватало детей грузить своими проблемами.       «Попробую найти всю нужную мне информацию в Интернете», — решил я по дороге, смотря по сторонам (впрочем, не особо внимательно) в надежде увидеть кого-нибудь из знакомых и спросить его, что он видит, но мне не везло. Что ж, и в самом деле больше ничего не остаётся, кроме как поискать информацию.       Целый день просидел я за компьютером, за этим чёртовым Интернетом. И что я нашёл по своей проблеме? Ничего! Только по обмену тел и только — «принять свою судьбу и смириться с недостатками». Ага! Вот только я не знаю, с кем обменялся телом, я этого парня точно никогда в жизни не видел. Сфотографировал себя и стал искать среди знаменитостей — ничего! Искал среди обычных людей и соцсетей — ничего!       К вечеру я уже совсем отчаялся. Самое лучшее, что мне пришло в голову, — поесть и отправиться спать, хотя я совсем не представлял себе, как буду дальше жить и что мне в принципе может подарит завтрашний день.       Говорят, утро вечера мудренее. В моём случае было, крепче спишь — меньше знаешь. Лучше бы я не просыпался утром!       Я снова стал другим человеком, на сей раз — каким-то смуглым брюнетом, низким, очень худым, с невероятно тёмными глазами.       Как это возможно?! Этого нигде не было написано в Интернете! Как? Как я мог снова поменять внешность?!       Я решил снова наведаться к родителям, надеясь, что всё это просто глупая ошибка. Приехал, поднялся наверх, позвонил. Придумал подходящий предлог, чтобы мне открыли дверь. И меня снова не узнали! Ни мама, ни находившийся сегодня дома папа. Как же так?!       Решил (я, наверное, сошёл с ума, не иначе!) наведаться к своим давним друзьям. Приходил к ним домой, искал встреч с ними, случайно сталкивался… Конечно, они тоже не узнали! Что мне теперь делать?!       Я не находил себе места от беспокойства. Позвонил на работу, сказал, что заболел на пару дней. Вроде бы поверили. Пару раз сходил туда под видом клиента. Не узнали.       А на следующий день я вообще стал женщиной. Рыжей, белокожей, зеленоглазой… Настоящая ведьма. Такая вполне могла бы заколдовать…       О чём я думаю? Уже и обвинения стал строить на основе внешности! Это надо прекращать! Срочно! Но как?       Что вообще со мной происходит? Что это? И почему именно со мной? Я не хочу спасать этот мир, мне не нужны эти способности! Молюсь всем богам на этом свете, верните всё обратно!

***

      Прошло уже три месяца. Со мной по-прежнему продолжались все эти непонятные вещи. Каждую ночь я ложился одним человеком, а просыпался другим, и с этим ничего не мог поделать, как и узнать, почему меня постигло такое проклятие. Для своих родных, близких и знакомых я оказался потерян — меня никто не узнавал и не думал узнавать.       Родителей я старался как мог успокаивать сообщения с телефона о том, что со мной всё хорошо (мама, как я говорил, тот ещё параноик), даже смог подключить к этой работе одного своего давнего друга. Отправив ему точно такое же сообщение с прекрасным сочинением невероятной истории о бандитах и той опасности, что мне угрожает. Друг относился не к тем, кто задаёт лишние вопросы, поверил всему, что я наболтал (ибо за мной ранее не водилось любви к сочинительству) и благополучно удерживал родителей от отчаяния.       Сам этот друг меня не узнал, когда я сталкивался с ним три раза на дню в течение недели. Рассказывать правду я ему боялся — я и сам бы не поверил, что это произошло, если бы всё это случилось с кем-нибудь другим, а не со мной.       С другими друзьями всё происходило то же самое, с работы мне пришлось уволиться и работать на дому. На нескольких работах, так что компьютер теперь стал моим самым близким другом. Понимающим и всё прощающим: и мои долгие сидения за ним, и постоянную ярость, когда я из-за всех сил, старался не нажимать чересчур сильно на клавиши его клавиатуры.       Днём из дома я почти не выходил, боясь в лишний раз показаться на глаза соседям, которые тоже не узнавали меня и непременно задавали вопросы обо мне, после чего неодобрительно качали головой. Полагали, что я творю тёмные дела. Денег с моих работ я получал достаточно, чтобы позволить себе спокойно существовать, но не жить. Как же можно нормально жить в полной изоляции от всего окружающего?! У меня даже документов официальных не было!       Однажды я просто не выдержал и ушёл гулять. Моя уютная квартира стала на меня давить, на компьютер я уже нормально смотреть не мог, зеркало… Есть ли смысл говорить, как оно меня расстраивало каждым утром, не показывая мне моё лицо?       Гулял я долго так, пока не привели меня ноги на мост. Красивый мост, величественный, построенный ещё в XVIII веке не помню уже кем. Кованая ограда поднимается вверх, образуя причудливые узоры, к тёмному небу. А ещё здесь так тихо, машин почти нет…       Хотя, я ошибся.       Остановилась около меня одна. И вышла оттуда прекрасная девушка. Рыжие распущенные волосы, красивые черты лица, изящное изумрудное пальто, красиво её закрывающее, белые короткие сапоги… Незнакомка была похожа на сошедшую с красивого фильма прекрасную, но сильную духом героиню, на долю которой выпадает множество испытаний, но она все их преодолеет, не забывая улыбаться той очаровательной улыбкой, доставшейся мне от девушки.                   — Добрый вечер, — вдруг сказала мне она, смотря прямо на меня. Позднее я узнал, что глаза у неё серо-голубые.       — Добрый, — спокойно ответил я ей.       — Я… я просто часто сюда прихожу, здесь такие красивые места, — словно оправдываясь, говорила девушка. — А как вас зовут?       Вот теперь я внимательно разглядывал незнакомку. Одета она была нормально: я имею в виду — не богато и не дёшево, а значит, возможно, уже не студентка, и у неё есть работа. Или кто-то, кто её содержит.       Машина оказалась тёмно-вишнёвой ладой, в окнах я не заметил ничего подозрительного (хотя что я там мог увидеть поздно вечером?), однако первая мысль — меня решили куда-то заманить грабители — не пропала.       — А зачем вам знать моё имя? — прямо спросил я.       Девушка пожала плечами.       — Да так, не ожидала просто здесь никого встретить, подумала, может, неплохо было бы познакомиться.       — И вы со всеми так знакомитесь?       — Нет, — она улыбнулась, — только с теми, у кого приятное лицо, как у вас.       Что ж, здесь она была права, сегодня моей внешностью был высокий рост, тёмные, невероятно длинные волосы (и да, я по-прежнему был мужчиной), синие (я не шучу!) глаза, белая, как у изнеженной принцессы, кожа и такие же нежные черты лица. Настоящий возвышенный юноша, неудивительно, что девушка обратила на меня внимание, если она сама такая.       От её слов я окаменел — лишнее напоминание о моём проклятье камнем легло мне на душу.       — О, извините, — заговорила девушка, заметив, видимо, мои эмоции, — я не хотела вас обидеть. Хотя... чего вам стыдиться? У вас очень красивое лицо.       — Лица бывают обманчивы, некоторые их носят словно маски, — ответил я, вспомнив, конечно же, себя.       Она не поняла.       — Да, люди, бывает, обманывают, пользуются внешностью как вывеской, как рекламой, чтобы что-то получить от человека. Да, вы правы, люди могут обманывать, но вы не кажетесь мне таким.       Я ничего не стал на это отвечать. Мне нечего было отвечать.       — А давайте… — я повернулся к собеседнице, — а давайте мы с вами прогуляемся. Просто так, за чудесное знакомство.       Девушка улыбалась с такой доверчивостью, что у меня и мысли не возникло о каком-то обмане и заговоре с целью нападения на меня. Но не скажу, что такая открытость меня радовала.       — Нет, — ответил я, — извините, но мне надо спешить.       — Хорошо, — девушка явно расстроилась. — А вы завтра сюда придёте?       — Зачем? — я и в самом деле не понимал.       — Ну, просто так… Я буду ждать вас.       Я ничего не ответил и отправился домой. Господи, до чего люди пошли! Ждать она меня будет, как же! То есть, ждать она меня и в самом деле будет, вот только зачем? Не хватает впечатлений, не устроена личная жизнь? Вера в пресловутую судьбу и истинную пару? Не понять мне некоторых людей.       Домой я шёл не торопясь. Мне было некуда спешить, да и не хотелось. Мысль о незнакомке отвлекла меня, как ни странно, от моих собственных переживаний, мне захотелось назло ей прийти завтра и убедить её, что она напрасно ждала.       «Если она вообще будет ждать меня», — сказал я себе уже дома.       Что ж, завтра и узнаем.       Работалось мне на следующий день не очень хорошо: я весь был в предвкушении вечера, на котором мне и предстояло показать истинное лицо этих напрасных мечтаний. Внешность моя на сей раз не располагала к романтике. Бородатый азиат не поймёшь какого этноса с такими злыми колючими глазами. Что мир сделал этому человеку (если это реально существующая внешность), что у него такой взгляд?       Одет я был во всё тёмное. Самое то для непривлекательного образа. Часов в девять я уже был на мосту, ожидая мою прекрасную незнакомку.       Она приехала через полчаса, вышла из машины и тут же стала искать глазами кого-то. Наверное, меня, или, вернее, вчерашнего меня. Взгляд девушки упал на меня. Разумеется, она не догадалась, что это я. Девушка нахмурилась и отвела взгляд, оставшись около своей машины. Больше рядом с нами не было никого.       Я продолжал смотреть на неё, улыбаясь необдуманности её поступка. А девушка, пару раз нервно покосившись на меня, всё же уехала.       «И правильно», — подумал я. Она познакомилась с фантомом красивого мужчины, а не с реальным человеком. И никогда эта девушка не встретит этого реального человека.       Мне стало грустно, когда я подумал об этом, и жизнь снова показалась мне несправедливой. Почему, ну почему жертвой этой мистики стал я? Тот, кто никогда во всё это не верил, тот, кто всегда считал верящих во всю эту чушь идиотами. И я снова задался вопросом, что же мне делать. Интернет ничем не помог.       «Но, может, — сказал я себе, — мне надо обратиться к более старому приёму поиска знаний, а именно — книги и библиотеки?»       Я не знаю, на что рассчитывал, когда решился на это, возможно, эта неожиданная встреча с девушкой зацепила меня больше, чем я хотел себе в том признаться, или меня просто ранил тот факт, что она меня не узнала, что она не могла меня узнать и общаться со мной, как с нормальным человеком.       В любом случае, выбравшись на следующий день из дома, я отправился в городскую библиотеку.

***

      Прошло уже целых три недели. Три долгих недели без ответа на мучивший меня вопрос: «Что со мной произошло?». Мой давний друг до сих пор помогал мне, но родители, я знал, уже ему не верили и не сегодня-завтра мама хотела идти в полицию, подавать заявление о моей пропаже. Та девушка на мосту приходила туда, но мои новые внешности не вызывали у неё особого доверия, как, впрочем, и особого подозрения. Мне почему-то хотелось дать себе ещё один шанс и заново познакомится с той девушкой, но я не решался… Как я на это мог решиться с тем хаосом, что происходил в моей жизни?!       Я уже просмотрел немало книг в разделе «мистика» и «паранормальное» и готовился просмотреть столько же, как неожиданно мне на голову свалилось объяснение. Также внезапно, как и моё проклятие.       Она была обычной женщиной лет сорока, обычно одетой, без косметики, с обычным лицом славянского типа. Я не обратил бы на неё внимания, если бы она не прошла бы мимо меня. Если бы не сказала бы мне: «Ты можешь вернуть себе прежний облик». Ничто меня не могло заставить вздрогнуть больше, чем эти простые шесть слов.       Я повернулся к ним и всмотрелся внимательно в эту женщину.       — Кто вы? — спросил.       Сейчас я был готов отринуть подозрительность и принять за веру любые слова женщины. Вот до чего доводит отчаяние!       — Это не имеет значения, — она покачала головой, серые простые глаза остались спокойными, — но ты — особенный. Ты родился таким, теперь тебе нужно просто научиться управлять своей способностью. Ты просто должен постараться и втянуть в себя все эти сущности, тогда ты обретёшь свою внешность.       Простые слова, но я не понял их. Не мог понять, что всё так просто, что я напрасно столько страдал и мучился!       — Ты разберёшься, что тебе надо делать, когда начнёшь.       — А…       Разумеется, я хотел расспросить её и дальше, но женщина куда-то неожиданно посмотрела вдаль, видя что-то за моей спиной. Я обернулся, но ничего не видел, а когда снова хотел посмотреть на женщину, то она уже пропала. Старый трюк с исчезновением.

***

      И всё же я сделал так, как мне советовали. Я разделся (мне показалось, что так легче будет втягивать сущности) и стал, по выражению незнакомки (второй за короткий период, надо же!) «втягивать» в себя сущности. Как я только не горбатился, какие заковыристые жесты я не делал и какие только не произносил слова — ничто не помогло.       «Меня обманули», — вертелось в голове. В то, что просто решили пошутить мне не верилось: слишком много совпадений для одной шутки.       Вот только для чего меня обманывать? Ради той же шутки, посмотреть, как я буду мучиться? Или это заговор, чтобы я не смог спасти мир или ещё что-нибудь в этом же духе?       Обо всём этом я думал, находясь на том же самом мосту поздно вечером. Я пришёл сегодня сюда, просто чтобы подышать свежим воздухом. И я снова увидел свою давнюю незнакомку.       Она снова приехала, припарковалась и вышла из машины, потом подошла к мосту. Ради любопытства я решил к ней подойти.       — Кого-то ждёте? — поинтересовался.       Девушка повернулась ко мне. Сегодня она видела невысокого смуглого мужчину с голубыми глазами, с небольшим шрамом под левой бровью, иными слова лицо было вполне обычным, не та изнеженность, что была на мне во время первой нашей встречи, одет я был во всё светлое. Достаточно спокойный внешний облик. Девушка улыбнулась.       — Да… Жду здесь одного человека.       — Зачем?       — Не знаю. Зацепил он меня чем-то, хотелось получше его узнать.       — Это глупо, — я пожал плечами.       Она повторила мой жест, смотря куда-то вдаль.       — Не хотите со мной прогуляться? — минут через пять спросила она.       — Нет.       — Вам надо спешить?       — Да.       Девушка шаловливо улыбнулась.       — Тогда удачи и всего хорошего.       И гордо пошла к своей машине, я даже засмотрелся на незнакомку, у неё была очень лёгкая и важная походка.       «И что это было?» — спросил я, отправившись домой. Зачем она предложила мне прогуляться? Она каждому встречному так предлагает, или здесь дело в другом? Не могла же она… узнать меня? В другом облике?       «Ни одному нормальному человеку это не придёт в голову», — сказал я себе. Или… Я ничего не знаю о загадочной незнакомке! Вдруг она и в самом деле… с приветом?       Домой я вернулся в смешанных чувствах, всё время размышляя о девушке. Возможно ли, что она каким-то образом связана с этими силами и знает, как мне помочь? Или я просто слишком много выдумываю?       «Как же мне хотелось бы встретиться с ней в настоящем облике», — с тоской подумал я. И снова взялся за попытки всё исправить. Как там говорила вторая загадочная незнакомка? Втянуть всё в себя? Я это сделаю. Начну делать новые попытки и сделаю!       Спать я лёг поздно. У меня ничего не получилось, моя внешность не желала возвращаться.       «Неужели я так и останусь таким уродом?» — спросил я себя, засыпая.       Утром я посмотрел в зеркало, ожидая там увидеть новое лицо. И… увидел старое. Мою настоящую внешность, внешность Вадима Иванова! Как такое может быть?       Я осмотрел себя. Всё то же — волосы, глаза, скулы, нос, фигура, руки, ноги… Словно время повернулось вспять, и ничего не бывало!       «Может это сон?» — спросил я себя.       Ущипнул. Кажется, нет. Я решил поехать к родителям.

***

      Снова тяжёлая железная дверь с глазком раскрывается, и на пороге оказывается мама. Я дрожу, потому что я назвался, но мама почему-то ничего не стала отвечать.       — Проходи, — велит мне она после внимательного взгляда на меня. Что случилось?       Я робко вошёл в квартиру.       — Вадим! — мама бросилась мне на шею, чуть не уронив меня на пол.       Я был ошарашен реакцией моей родительницы. Что, чёрт возьми, произошло во время моего… превращения, что у мамы такая реакция? Или мой давний друг что-то намудрил и застращал родителей? Или… это обычная реакция на возвращение блудного сына?       — Вадим! — кричала мама. — Мальчик мой, ты живой, ты в порядке! Я уж в полицию собиралась идти, думала, погубили моего мальчика, и с концами!..       — Всё в порядке, мама, — я её обнял.       Какое счастье быть рядом с близкими и в своём теле! Я был безумно рад, что вернулся своё тело, и надеюсь, что больше подобных метаморфоз со мной не будет.       Весь день я провёл с мамой и вернувшимся позднее папой. Что сказать — это был одним из самых счастливых дней в моей жизни. На прощание я, конечно, не мог не сказать, что, возможно, на время уеду — я боялся возвращения моего проклятия.       — Я буду ждать тебя в любом случае, Вадим, — сказала мне мама, обнимая.       Я еле смог сдержать слёзы на глазах, но это было бы совсем не уместно, да и родители не поняли бы. Но, чтобы вернуться к нормальной жизни, я должен был убедиться, что я больше не буду превращаться непонятно в кого. И я не должен расстраивать и огорчать родителей раньше времени своим внезапным исчезновением.

***

      Прошло уже две недели, а я до сих пор остался в своём теле. Проклятие пропало!       Я уже навестил своих старых друзей, все они узнали меня, навестил того друга, что покрывал меня перед родителями, он был очень рад меня видеть и очень рад тому, что мои неприятности позади. Устроился я теперь на новую работу, более оплачиваемую, чем предыдущая. Теперь решающий момент моего возвращения — знакомство с моей загадочной незнакомкой с моста. Отчасти именно ей я обязан своим возвращением в привычную жизнь.       А вот и она.       Приехала снова на своей тёмно-вишнёвой ладе. Рыжие волосы были убраны в хвост, пальто было на сей раз голубым (всё же сегодня было холоднее, чем в нашу первую встречу), те же белые коротки сапоги… В этот момент я осознал, что незнакомка была немного ниже меня. Идеальная разница в росте, на мой взгляд.       Я улыбнулся ей, немного нервничая. В самом деле, она знала меня под двумя разными обликами, как она отреагирует на этот? Я же для неё совершенно новый незнакомый человек.       — Добрый вечер, — незнакомка одарила меня очаровательной улыбкой.       Я улыбнулся ей, хотя, конечно, не так очаровательно.       — Добрый, — я чуть не сказал ей, что ждал её, но вовремя опомнился, подумав, что буду выглядеть как дурак или очень подозрительной личностью. — Вам нравится сюда приходить?       — Да, здесь очень красиво. А вам?       — Очень.       Девушка отвернулась от меня, а я по-прежнему смотрел на неё. Она была очень красивой.       — Может, пройдёмся куда-нибудь? Только не говорите «зачем?», и…       Она смутилась и замолчала, словно не могла решиться что-то сказать, и меня кольнуло некое нехорошее чувство.       — Вы… — ну же, Вадим, говори! — Вы…       — Знаете, до вас я встречала двух мужчин —не поверите! — на том же самом месте, где и вы сейчас стоите, и они оба спрашивали меня «зачем?» на моё предложение прогуляться, и… В общем, это глупо звучит и выглядит, я знаю.       Я знал, но также знал и то, что она была права. В обычное время я бы подумал, а не связана ли девушка случайно с теми силами, с которыми я столкнулся, но сейчас я не стал развивать эту мысль, а просто ответил:       — Да, это был я, вы угадали.       Девушка недоумённо посмотрела на меня, а я ей рассказал свою историю во время нашей небольшой, но достаточно продолжительной прогулки, и мы с ней приятно провели время.       Девушку звали Арина, и, к стыду своему признаюсь, что кроме имени я ничего не догадался спросить, и если бы сама Арина не напомнила бы о своём номере телефона, то я бы просто пропал бы… Я порой бываю неуклюжим, и мне так неловко вспоминать первую пору нашего знакомства.       К счастью, она давно уже позади, я счастливо женат на Арине и, должен сказать, что у меня отличная жена, которая часто мне помогает и поддерживает меня. Но история нашей семейной жизни — это совсем другая история, которую я расскажу как-нибудь потом.       А моё проклятие так не разу и не явилось, но я рад, что оно было, иначе я никогда бы не познакомился с Ариной, которая, как путеводная нить Ариадны, вывела меня из лабиринта отчаяния и помогла сделать то, что вернуло мне мою прежнюю жизнь и даже раскрасила её яркими красками.