От страха далеко не уйдёшь

Слэш
NC-17
В процессе
20
Размер:
планируется Миди, написано 58 страниц, 5 частей
Описание:
Ричи не останавливается надолго у синагоги. Он понимает, почему Стэн сделал это. Почему предпочел смерть возвращению в Дерри. Ричи такой же трус. Он всегда им был.

Ричи уезжает из Дерри, а Эдди и другие Неудачники остаются бороться с Пеннивайзом в одиночку.
Примечания автора:
На АО3: https://archiveofourown.org/works/25003735/chapters/60544396
На Фанфикусе: https://fanficus.com/profile/owner/post/5f9acfcd7eb97600178489ae

Karita Froud нашла плейлист для фанфика, что делает чтение куда атмосфернее: https://www.youtube.com/watch?v=ZhrHczMYxTA&feature=youtu.be&ab_channel=Cryveil
Спасибо тебе большое и за музыку, и за поддержку!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 23 Отзывы 4 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
Острые верхушки деревьев врезаются в темнеющее небо. Кроваво-красное солнце медленно скрывается за ними на горизонте. Глаза Ричи слипаются от усталости всю дорогу из Дерри, хотя ему казалось, что должно было стать легче. Он больше не слышит противную песню клоуна, но огромный груз тяжести то ли страха, то ли совести, крепко давит ему на голову и плечи. Ричи в пути несколько часов, а дорога так и тянется бесконечной линией вдаль. Последняя табличка гласила, что до Бангора оставалось несколько сотен километров, поскольку город находится не так уж далеко от Дерри, но Ричи следует завалявшейся в бардачке скомканной карте. О помощи ГПС и интернета пришлось забыть, как только он начал ехать через лес в надежде срезать путь. В машине душно, несмотря на приоткрытые окна и резко врывающийся через них ветер. Ричи не может выпустить руль, остановить машину, вдохнуть свежего воздуха и попытаться словить где-нибудь поблизости интернет-сеть, чтобы выбраться из лесного лабиринта. Окружающий лес пугает его своей широтой и темной гущей. Всё за пределами Дерри кажется не менее жутким, чем сам Дерри. За всю дорогу Ричи уже несколько раз жалел о своем решении и хотел повернуть обратно, но его руки по-прежнему плотно сжимают руль, а нога давит на газ, поднимая стрелку на спидометре. Всю дорогу Ричи бурчит себе под нос о том, что он всё сделал правильно. Своя жизнь дороже чужой, и прочие мысли, присущие той половине мозга, которая отвечала у него за эгоизм. Мысль о Неудачниках тем не менее не покидала Ричи, как сильно он не старался её отбросить. С тех пор, как они разошлись искать «артефакты» для непонятного ему ритуала, прошло полдня, а единственным человеком, которого он видел в последний раз, был Бен. Добрый и наивный Бен, который легко повёлся на его слова. Ричи пытается представить себе, вглядываясь в растерзанное верхушками деревьев, почти спрятавшееся солнце, насколько сильно может разозлиться Бен. Будучи мальчишкой тихим и приметным, только благодаря своим пухлым щекам и животу, именно он первым направил свою ярость на Бауэрса, когда тот оскорбил Беверли. Ричи усмехается. Вот уж кто в самом деле проявит всю свою ярость, так это Беверли, особенно, когда Бен поделится с ней новостями самым эмоциональным способом. Ричи знает, что должен чувствовать себя ужасно, и ему где-то это аукается, когда в мыслях он смеётся над тем, как Бен и Беверли с криками, недовольством и матом, по большей части со стороны Беверли, рассуждают о том, какой он мерзавец и трус. И как к ним присоединяется Эдди, который громче их в несколько раз, а Биллу и Майку остаётся только наблюдать это и думать над своими дальнейшими судьбами. Ричи с тяжестью вздыхает, когда осознаёт, что ни разу не задумался об Эдди с того момента, как табличка с надписью: «До встречи в Дерри» осталась позади. Не так. Он не позволял себе задумываться. «Ричи, а как же Эдди? Ты оставишь его одного?» Голос Бена волнительный, аж до тошноты беспокоящийся. Его глаза, такие понимающие, словно они знали обо всём, вызывают раздражение куда большее, чем оленьи глаза Эдди. Он-то, в отличии от Бена, ни о чём не догадывается. — Уже поздно об этом думать, — говорит себе Ричи и смотрит на экран лежащего в бардачке телефона. Красные и оранжевые отблески солнца растворяются в наступивших сумерках. Близится ночь. Ричи выключает осточертевшую музыку в плеере и набирает скорость, усиливая звук мотора сплошь и вокруг себя. Словно назло, его мозги включают кнопку, отвечающую за непрошенные мысли, и вот Ричи не может не думать о том, чем сейчас Эдди занимается в Дерри. Может он в унисон с Беном перемывает ему кости, при этом выкидывая такие слова, от которых здоровяк Бен придёт в смятение. Или ругается на Беверли, выкуривающую какую-то-там подряд сигарету. Или срывает злость на Билла, или достаёт чем-нибудь Майка, или просто заперся в своем номере, чтобы побыть одному. А может он решил поступить так же, как и он, то есть Ричи — взял и уехал из Дерри к своей любимой жене-толстушке. Однако Ричи не может не чувствовать сожаление. Он начинает смеяться, и так сильно, что в уголках глаз среди образовавшихся морщин выступают капельки слёз. Совесть перед остальными заглушить куда легче, ведь он не знал всех этих людей до сегодняшнего дня, но с Эдди всё не так. С Эдди всегда всё было не так. Они могли еще тогда уехать вдвоем, прямо из «Нефритового Востока», пусть на разных машинах, и Ричи сейчас не оставался бы наедине со своей трусостью вперемешку с желанием избежать смерти от рук клоуна-убийцы или каких-нибудь местных гомофобов. Поехал бы Эдди к себе в Нью-Йорк, на своей большой черной машине, но Ричи бы знал, что он точно жив и здоров. Почему мы так не поступили с самого начала? «Поздно уже», — говорит ему внутренний голос, и он ему повинуется. Имеет ли Ричи теперь право вообще знать, где сейчас Эдди и что с ним происходит. Он со злорадством усмехается собственному отражению в зеркальце машины. Ответ очевиден. «Ты оставишь его одного?» — переспрашивает голос Бена. — Я уже оставил его одного, — обреченно отвечает Ричи, вытирая кожаным рукавом куртки скопившуюся влагу в глазах. Впереди на обочине виднеется некое подобие бензоколонки. Ричи радуется словно ребенок, увидевший долгожданный магазин игрушек. Он не удосужился проверить бак своего авто перед поездкой. Трудно помнить о таких вещах, когда в голове лишь одна мысль: «Бежать!». К тому же, это первый объект на всей дороге, который не был высоким деревом. Да и противное урчание живота говорит о том, что нужно бы съесть какую-нибудь гадость, чтобы эти шумы прекратились. На заправочные станции, у которых Ричи привык останавливаться, эта ветхая хижина, как он называет ее про себя, разглядев поближе, совершенно не похожа. Только пара-тройка колонок прямо возле нее говорят о том, что тут можно подзаправиться. Над дверью здания висит табличка с почти полностью стертыми буквами. Ричи не может прочитать названия, даже приблизив очки еще ближе к глазам, но догадывается по наставленным продуктам на подоконниках, что это еще и продуктовый магазин. Он останавливает машину напротив одной из колонок и выходит наружу. Свежий воздух кружит голову и освежает мозги. Прорывающиеся сквозь щели окон автомобиля потоки ветра не могут сравниться с умиротворяющим запахом лесной рощи, хвои и поздних сумерек. Ричи вдыхает полной грудью и пьянеет от этого аромата. — Полный бак, — замахнувшись в сторону машины говорит Ричи сидящему на бордюре мужичку в запятнанной чем-то красным куртке, который поначалу не обращает никакого внимания на постояльца. Тот с неохотой опускает бутылку с пивом на землю и поднимается, даже не подняв кепку с лба, и направляется к автомобилю. Сам Ричи ожидает, что заправщик окажется пьяницей, который разведет единственного за несколько дней, или может недель, постояльца на деньги, чтобы купить на них еще больше пива. — Бля, так у тебя тут почти полный, — хрипя произносит он, заглядывая в бак. Слава богу, трезвый, думает Ричи, однако бдительность терять не стоит. Трезвый заправщик хитрее и пронырливее пьяного. — Впереди долгая дорога, — бросает он и достает из кармана пачку сигарет. Хватит с него свежего воздуха. А привыкать к хорошему Ричи не привык. Вот так каламбур. Курить ему и так хочется, уже давно. В машине он никогда не курит, а останавливаться посреди огромного и пугающего леса не хотелось и не моглось. Небольшой огонек воспламеняется, и вот Ричи вдыхает еще более опьяняющий запах качественного и дорогого табака. Хвоя и сумерки слишком хороши для него. — Лицо твое очень знакомое, — говорит мужичок, подходя к Ричи вплотную и приглядываясь к нему. — Меня разыскивает полиция? — спрашивает Ричи, опячиваясь назад. — Моя физиономия уже развешена на каждом дереве в этой чертовой глуши? Мужчина убирает кепку со лба и усмехается. У него не хватает передних зубов, и те, что не почернели, отвратительно желтые. Ричи вдыхает новую порцию табака, дабы прогнать непрошенную ассоциацию. Ведь такие желтые зубы он видел раньше только у одного человека. Существа. — Шутки шутишь, — заправщик также хрипло смеется, как и говорит. — Я, бля, тебя узнал. Ты тот самый комик. — Тот самый? — Ричи изображает удивление. — Нас, знаешь ли, очень много комиков в индустрии развлечения. — Который несмешно шутит. — А таких еще больше. Ричи видит застывшее изумление в глазах мужичка и едва сдерживает улыбку. Он прикладывает сигарету к губам, заглушая нарастающий смех. Вот уж чего ему не хватало в Дерри, так это насмехаться над реднеками и всяким сбродом, но в Дерри никто не мог похвастаться пониманием всех тонкостей юмора. Вместо аплодисментов и ответного смеха лишь кулаки и угрозы расправы. Мужичок, встряхнув головой, приходит в себя и возвращается к начатому разговору: — Я видел тебя, бля, по телику. На последнем концерте ты забыл свою шутку. Ричи ничего не говорит, просто выпускает дым в его сторону, целясь в лицо. Он часто видел в детстве, как крутые герои из фильмов выпускали табачный пар прямо обидчику в лицо. Как же это круто, думал юный Ричи. Но табачное облако пролетает мимо физиономии заправщика, пока тот таращится на Ричи, словно он какая-то знаменитость. Ах да, конечно, думает он и снова затягивается. — Здесь можно перекусить? —спрашивает Ричи, игнорируя всё сказанное заправщиком ранее. — Зайди внутрь, еще открыто, — тот махает в сторону хижины-дома-магазина. Ричи подходит ближе, чтобы заглянуть на витрины. Судя по тому, что столько еды выставлено на оконных витринах, это весь имеющийся в здешней глуши ассортимент. На половину выкуренная сигарета летит в урну. Ричи берет с витрины пачку чипсов и неизвестную ему соду, заходит внутрь магазина и оставляет на пустом прилавке двести долларов. Возвращаясь к своей машине, Ричи замечает, что мужичок уже заправляет его машину, поглядывая на счетчик и тарабаня по нему пальцем. — Так откуда едешь, комик, бля? — интересуется он, бегая глазами туда-сюда и хрипло посмеиваясь. Ричи не обращает внимания на неприятный смех заправщика, вернее пытается не обращать, бросает пачку чипсов и бутылку содовой на пассажирское кресло через окно и достаёт еще одну сигарету. За запас табака волнения точно не было. В пачке еще много, не то что до Бангора, до самого Лос-Анджелеса хватит. — Из Дерри, — отвечает он равнодушно. — Дерри? — заправщик, кажется, искренне удивляется. —А что ты там, бля, забыл? Ричи не долго думает над ответом и говорит первое, что приходит ему в голову: — Встреча выпускников. — Мудрое решение уезжать из города сейчас. Там такое, бля, происходит в последнее время. Таких, как ты, могут запросто убить. Ричи ловит на себе пристальный взгляд заправщика, и ему становится не по себе. Он убирает упавшую на лоб прядь, чувствуя выступивший пот на коже. — В смысле? — произносит он, пытаясь остановить нарастающее в голосе волнение. Заправщик снова смеется, продолжая стучать пальцем по стеклу счетчика. Какой же мерзкий смех, подмечает про себя Ричи. Хуже только у Пеннивайза. — Молодых, полных сил, энергии, — заправщик ярко жестикулирует, пытаясь спародировать непонятно что, отчего Ричи чувствует себя еще больше неловко. — Успешных, бля. Этот городишко и к своим не сильно приветлив. Слышал, бля, не так давно парень умер. Его избили и вырвали сердце. Рука Ричи, которая подносит сигарету к губам для очередной затяжки, застывает в воздухе. Заправщик говорит столь жуткую новость так спокойно, словно такое происходит каждый день. Хотя речь же шла о Дерри. Ричи больше удивляется, что пока он был в городе, никто их них не слышал об этом случае. Может, Майк и говорил что-то, но он прослушал. Как всегда, был занят более важными делами: думал о том, как сбежать, как достать Эдди, как поиздеваться над Неудачниками, как быть поближе к Эдди, о неприятных воспоминаниях детства или о неприятных мыслях об отказе Эдди. Круговорот мыслей в голове Ричи Тозиера. Не голова, а сплошная головоломка. — Это… Ужасно, — всё, что может сказать он в ответ на новость. Мужичок достаёт заправочный ключ из бака, и Ричи протягивает ему сто долларов, даже не глядя на цифру на счетчике. В итоге, он расщедривается, давая понять заправщику, что сдачи Ричи не надо, что ему, заправщику, надо на что-то жить посреди леса. Ему же привозят все эти продукты и выпивку откуда-то? Ричи смеется сам над собой. Какой прилив доброты и щедрости, в нужное время и нужном месте. Возможно, он, Ричи, гораздо хуже, чем Пеннивайз. — Выпьешь? — заправщик протягивает ему непонятно откуда взявшуюся бутылку пива. — За рулем же, — напоминает Ричи, открыв дверцу к водительскому сидению. Мужичок заливается хриплым гоготом: — Ах да, бля, и забыл уже, — он почти ржет, как лошадь, показывая отвратительно желтые зубы. Ричи плюхается на водительское сидение и заводит мотор автомобиля, как вдруг заправщик кладет пальцы на поднимающее стекло. Ричи замечает необычно длинные и подранные ногти. Разве можно так запустить, спрашивает он себя. Разве так бывает у людей? — Приезжай еще, — мужичок приветливо улыбается во всю челюсть. — Здесь бывает весело. Очень весело. Окно машины поднимается, и Ричи уже не слышит опьяневшее хриплое ржание заправщика, необычно высокое для его голоса. Он по-прежнему стоит у заправки, прижимает к себе бутылку с пивом и продолжает смеяться, выпятив желтые глаза. Ричи не хочет думать о том, что этот заправщик мог быть и не человеком вовсе. За ним поднимается пыль, когда он в спешке покидает заправку. Ночь наступила быстро, и Ричи включает фары с обеих сторон автомобиля. Он быстро съедает чипсы, устраивая на соседнем кресле беспорядок. По пути думает, что, может, и стоило взять пива у заправщика. Кого он может сбить, когда вокруг ни одной живой души? Ни одного звука. Даже ветра слышно не было. Словно параллельное измерение или другая реальность. Дорога продолжает тянуться к по-прежнему дальнему горизонту. Ричи не знает, куда ехать дальше. Следовать карте он не видит больше смысла. Никаких табличек или знаков — один сплошной лес и сплошная тьма. Ему трудно различить, где заканчиваются деревья и начинается небо. Сильнее пугает только тишина, поэтому мотор снова становится громче, в плеере снова играет какая-то песня, а стрелка на спидометре поднимается к отметке выше. Некоторое время он едет с такой большой скоростью, что не сразу приходит мысль, что столь быстрая езда не приведет его к Бангору быстрее, а столкновение случится если не с клоуном-убийцей, то со стволом одного из деревьев или с дорожным знаком. И Ричи замедляется. Спустя десять или двадцать минут он не выдерживает и останавливается посреди дороги. Тишина вокруг пугает куда больше, чем все чудовища, которые могут прятаться в темноте. Их приближение хотя бы можно услышать. Ричи выходит из машины, достает сигарету из пачки и зажигает ее. Дым от затяжки растворяется в воздухе прямо перед ним. Несмотря на отсутствие каких-либо признаков ветра, становится холодно, и Ричи застегивает куртку до самой конечной точки. Одна рука по привычке в кармане, другая держит сигарету, но тепло от горящего огонька не идет. Или же Ричи его просто не чувствует. Табак больше не успокаивает его. Вдруг ему приходит мысль, что, может, он уже мертв. Заправщик раскусил его, кто он есть на самом деле, убил на почве ненависти, а теперь он едет по черному и холодному лесу, словно это его чистилище, в поисках то ли рая, то ли ада. Может, заправщиком всё это время был Пеннивайз, и он, Ричи, попался в его смертельную ловушку. Может, это всё сон, который достаточно затянулся, и как только Ричи найдет выход, он проснется. Окажется в своей квартире, в огромной постели, позвонит Стиву и сообщит ему о новом шоу или интервью. Стоило бы попросить у всевышнего более приятный сон, но Ричи уже давно не ходил в церковь, лет так тридцать точно. Он хочет посмеяться, но все его шутки сейчас один сплошной пессимизм. Что он вообще делает в этой карьере, если он больше не чувствует себя смешным? Мысли затягивают, сгущаются как тучи в голове Ричи, образуя бессвязный поток. Он проклинает себя за то, что отказался от пива. Возможно, на заправке было кое-что и покрепче, но он уже никогда не узнает. Теперь ни алкоголь, ни что-либо другое не поможет Ричи уйти от этих навязчивых мыслей. Впервые за долгое время он остаётся с ними наедине. Вокруг по-прежнему тихо. Ветер не дует, листья не шелестят, сверчки в траве не стрекочут. Мертвая тишина. Ричи проводит рукой по взмокшему лбу, докуривая сигарету. Нужно ехать дальше. Ехать куда-нибудь. В Бангор или обратно в Дерри. Нельзя оставаться на месте, когда из-за любого угла может наброситься чудовище: с зубами, когтями или белым гримом на лице. Ричи догадывается, что никто из Неудачников на самом деле не знает, насколько силен может быть Пеннивайз. Кто знает, может и целый штат Мэн находился под его цирковым колпаком? Ричи смеется. Это не смешно. Это что-то похожее или на истерику, или сумасшествие. Вот какова расплата за предательство. Как далеко ты зайдешь, Ричи? Как далеко убежишь? Среди вихря мыслей слышится голос. У него знакомые интонации, едкий и шипящий. У Ричи все застывает внутри, а по телу пробегают мурашки. Он оборачивается, но, как и ожидалось, никого рядом не видно. Потушенная сигарета летит куда-то в сторону, сам Ричи возвращается на водительское сидение авто и кладёт руки на руль. Ему нужно что-то ощущать в руках. Наверное, самого себя сначала. От страха далеко не уйдешь. Ему шепчут слова на ухо, но ведь в машине он один, сколько бы Ричи не оборачивался и не смотрел в окна. Его посещает мысль набрать самую высокую скорость и ехать, ехать, ехать, ехать, пока не врежется во что-нибудь, и его муки закончатся. Уйти из жизни легче, не правда ли? Теперь ему чудится смех. Отвратительный гогот, издевающийся и презирающий. Ричи вспоминает Стэна, кусочки бумаги в печенье и роковое послание о человеке, которого даже не помнит. О дорогом когда-то человеке. Ричи представляет себе Стэна в ванне, наполненной красной водой. Так ведь говорила Бев? Он сделал это с собой в ванне. Ричи не помнит лицо Стэна и пытается вспомнить его детские черты. Воображение приводит его не в ту сторону, и вот он видит в кровавой ванне себя самого. —Ты уже думал об этом, да? — голос продолжает издеваться. — Столько секретов... Ричи сдергивает с себя очки и силой давит ладонями по глазам. Это ужасное зрелище. Он еще помнит рыдания жены Стэнли в телефоне Беверли. Она этого не заслужила. Стэн этого не заслужил. Ричи хочет сказать о себе то же самое, но не может. Слишком большой грех взвалил на себя. Они все умрут. Все, понимаешь? Едкие интонации голоса вызывают новый приступ мурашек и холода. Он протягивает слова медленно, растягивает их, чтобы Ричи слышал их как можно дольше. И страдал. Чтобы страшное осознание не отпускало его. А потом добавляет то, что Ричи не хотел был услышать никогда: И Эдди тоже. — Только не он, — Ричи прикрывает рот рукой в надежде, что истерический крик не выйдет наружу. — Только не он. Только не он. Он делает несколько попыток завести машину, но ничего не получается, в итоге бьет руками по рулю и кричит в ответ на злобное гоготание. Выплеснув эмоции, Ричи обессиленно падает на спинку сидения и запрокидывает голову вверх. Он больше не хочет видеть Стэна и еще больше не хочет представлять себе смерть Эдди. Но благодаря ему шансы Эдди вернуться домой ничтожно малы, практически равны нулю, почти полностью. Майк им говорил держаться вместе, а они умрут все по одиночке. Почему по одиночке, одумывается Ричи, когда он сам обрёк себя на одиночество в побеге. Голос кружит над ним невидимым потоком и не оставляет Ричи в покое. —Я сожру их всех, — заявляет нечто. — Съем их сердца вместе с их страхами. А потом проглочу этот жалкий городишко. Вместе с теми, кого ты любишь. Проходит время, неизвестно сколько, и Ричи больше не слышит голос. Ему без разницы, был ли это Пеннивайз, или еще одно опасное сверхъестественное существо, ведь не так уж это и важно. Суть проста и ему понятна. Выводы делать уже поздно. Он во всём виноват, и теперь из-за этого умрут другие. «‎‎Да люди умирают каждый день!» — вспоминаются собственные слова. Сколько раз Ричи думал об этом, стоило только приблизиться вплотную и почувствовать на себе леденящий холод и ужас, его жизнь внезапно стала ему дорога. Не смешно ни разу. Ирония никогда не бывает смешной. Ричи смотрит в зеркальце и ловит в нём истощенный взгляд. Кажется, за эти несколько часов мешки под его глазами увеличились, а морщин стало еще больше, поэтому он и чувствует себя стариком в сорок лет. А сейчас еще и сумасшедшим стариком, который так и не решил, чего ему больше хочется. Жизнь он выбирает, или то, другое? О чём никогда не хочется говорить, но что есть и вполне реально. Пока Ричи стоит посреди дороги и продолжает разгружаться в собственных страхах и сомнениях, в Дерри тоже давно наступила ночь, и город погрузился в столь же мертвую тишину. На одной из улиц собираются тени и кошмары, а из-под земли доносятся завывания и хохотания. Луна на небе так и не появилась.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты