Разбудить Дракона 94

Мэй_Чен автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Дейенерис, Джейме, Джорах, Барристан, Даарио
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
"Могу я видеть вашего хвалёного дракона?" — "Увидите, когда придёт время боя".

Посвящение:
Дейенерис Бурерождённой, Неопалимой, матери Драконов, королеве Андалов и Первых людей и т.д.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Вестерос Ворс
6 июня 2013, 01:50
На переговоры к ней явился Джейме Ланнистер, красивый и золотоволосый, в ослепительно-белых доспехах и таком же белом плаще. Дейенерис углядела в этом откровенную насмешку: этот человек когда-то убил её отца, и он же будет оговаривать с ней условия возможного мира? Любезно поприветствовав всех, Джейме обратился к старому рыцарю. — Сир Барристан, — поклонился он. — Похоже, освобождение от обетов вы восприняли слишком буквально. — Сир Джейме, — Барристан ответил сдержанным кивком. — Для вас самого они никогда не были препятствием. Джейме рассмеялся. — И в самом деле. Однако я с другим поручением. — Теперь он обращался к Дейенерис: — От лица короля Томмена Баратеона, его Совета, да и от себя прошу вас: покиньте Вестерос. За морем, говорят, у вас остывает миэринский трон, не там ли ваше законное место? Время Драконов прошло, миледи, как ни прискорбно это признавать. — Мой трон ждёт меня здесь, — ответила Дейенерис. "Не думай, что убить меня окажется так же легко, как ты убил моего отца". — Мой по праву. На Железном Троне сейчас сидит даже не Баратеон, я знаю об этом. Это вам с вашим... королём стоит покинуть Вестерос. Я проявлю милость и не буду преследовать вас. Джейме приподнял брови. — Драконью милость, миледи? — Обращайтесь к королеве "Ваше Величество", сир, — не выдержал Джорах Мормонт. Джейме улыбнулся. — Но я не её подданный, сир Джорах... или не сир? Работорговцы могут быть рыцарями? Стойте, кем же вы служили при Роберте? Точно, вы были соглядатаем при Её Величестве Дейенерис Бурерождённой! — Довольно, — оборвала Дейенерис. — Я не потерплю, чтобы при мне оскорбляли моих людей. Если вы сказали всё, что намеревались... — Почему же, я много что мог бы ещё сказать об армии кастратов и разнаряженных наёмников, — он скользнул презрительным взглядом по Даарио, — но раз леди просит... Уходите, — сказал он уже серьёзно, без тени насмешки. — Восемь тысяч ваших Безупречных против моих двадцати тысяч — даже не надейтесь победить. У нас только конница в несколько тысяч человек — их попросту затопчут. Пожалейте своих людей, а если им так не терпится в бой, завоюйте какой-нибудь очередной городок за Узким Морем. Там теплее, чем здесь. В этой стране пролилось уже достаточно крови, вашей нам не нужно. Его зелёные глаза блестели при свете свечей. "Лев, — вспомнила Дейенерис. — Ланнистеры — львы". Однако Джейме Ланнистер не был похож на того, кто умеет превращаться во льва. Её медведь с лёгкостью расправился бы с ним. — Я помню битву, в которой против четырёх тысяч выступали трое Таргариенов, — произнёс сир Барристан, и Джейме насмешливо улыбнулся: — Вряд ли вы можете помнить её, сир, если только вам не триста лет. Эйегон и его сёстры, да-да.Трое драконов против войска Гарта. Увы, с тех пор кое-что изменилось... Ах да, в мире не осталось больше Драконов. — Вы убили одного из них, — напомнила Дейенерис. — Он не был Драконом, — отмахнулся Джейме, — иначе не дал бы себя убить так просто. И поверьте, если хоть часть правды о вашем отце дошла до ваших ушей — я оказал государству большую услугу. — Довольно, — снова сказала Дейенерис. Этот человек нарочно выводит её из себя. Или он желает разбудить Дракона? — Я услышала вас, передайте же и вы мои слова остальным военачальникам: все, кто сдастся мне и присягнёт на верность, могут надеяться на помилование. Остальных ждут кровь и огонь. — Могу я видеть вашего хвалёного Дракона? Чтобы ваши угрозы казались мне более... пугающими? — Увидите, когда придёт время боя, — усмехнулась Дейенерис. Джейме вернул ей насмешливую улыбку, но любезно поклонился на прощание и вышел из шатра наружу, где, дыша морозным воздухом, его ждал сопровождающий: высокая безобразная женщина в таком же белом плаще. — Он с самого начала не собирался договариваться с нами о мире. Почему ты не приказала мне убить его, моя королева? — первым нарушил долгое молчание Даарио. — Я хочу, чтобы он увидел Дракона, — ответила ему Дейенерис. Когда небо на востоке стало наливаться бледно-жёлтым и оранжевым, она вышла из шатра, босыми ногами по снегу, вгляделась вдаль. Ей показалось, что в смутной тишине раннего, едва занявшегося утра низко и пронзительно пропел рог. Они будут сражаться. Они не верят, что она — Дракон. Что же, она устроит им второе Пламенное Поле, как некогда король Эйегон по прозвищу Чёрный Ужас и его сёстры, Висенья-Вхагар и Рейенис-Мераксес. Пусть кровь отца была слаба, и брат её, несмотря на все его угрозы, так и не разбудил в себе Дракона, она отомстит за всех. Скидывая плащ и подставляя обнажённое тело морозному воздуху, Дейенерис вспомнила вдруг свой первый раз. Она одела мёртвого мужа в огневой саван и сама шагнула к нему в пламя. Огонь не обжёг, он обнял тело, словно любовник. Когда жар спал, она обнаружила вдруг, что мир стал совсем иным — иначе выглядеть, пахнуть, звучать, а дотракийцы, покорно склонившиеся перед ней, казались совсем крошечными. Тот погребальный костёр пробудил в её жилах кровь Дракона. Сейчас достаточно было лишь пожелать — и затрещат, вытягиваясь, кости, и тянущая боль в спине станет предвестником крыльев, широких и надёжных. Миссандея, подхватившая плащ, спешно отступила, отпрянул Мормонт, а Даарио смотрел заворожённо — он сам говорил, что готов наблюдать за её превращением вечно. Утреннее солнце золотило щиты и копья Безупречных, блестело на панцирях наёмников. И переливалось радугой на чешуйках большого, серебристого с золотом дракона, парящего высоко в небе над своим войском.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.