автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
46 страниц, 24 части
Описание:
Моменты, проведенные вместе. Нежность, которую не забыть. То, что помнит каждый, но не знает об этом.
Посвящение:
Бате, маме, племяшка, сестрице и брату, которые выпнули меня из пучины неуверенности.
Примечания автора:
Список глав будет пополняться. Главы — ответы на вопросы в аске https://m.vk.com/mdzs_hob_svsss
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
223 Нравится 38 Отзывы 55 В сборник Скачать

У нас не бывает не_метели. 2 часть. (Вампирская АУ!)

Настройки текста
Мобэй-цзюнь предпочел бы не верить своим глазам, оказаться во сне или лишиться отличного вампирского зрения на худой конец. Ноги, к сожалению, не держат, поэтому Северный вампир медленно оседает на снег, протягивая руку с длинными ногтями к пропитанному кровью снегу. Протянутая рука предательски дрожит, а затуманенный взгляд заледеневших глаз медленно оглядывает тело, что когда-то дарило тепло. Люди воистину омерзительные существа. Они готовы уничтожить то, что считают непонятным, странным или не соответствующим обычным правилам. Вечно поддаются стадному инстинкту, убивая себе подобных, а потом радуются этому, как будто позабыв, что на другой стороне были тоже живые существа со своими чувствами или эмоциями. Однако, сейчас они поступили еще отвратительнее. Шан Цинхуа ничего не сделал. Ничего, что стоило бы их внимания. И почему они решают, что могут лишать кого-то жизни? Сейчас Мобэй-цзюнь испытывал слишком незнакомые ему эмоции. Неизвестная смесь страха, боли, ярости. Он мог бы начать винить себя, рвать на себе одежду, а затем и кожу, но потом внимательнее оглядывает чужое тело. Губы Цинхуа уже приобрели характерную синеву, а кожа стала бледнее, чем обычно. В некоторых местах одежда разорвана и покрыта собственной кровью Цинхуа, что совсем недавно перестала идти из ран в форме укусов собак и раны в районе груди. Наверное, приведя Шан Цинхуа сюда, "добровольцы" из простого люда нанесли удар ножом, а потом спустили собак, чтобы от нормального тела остались только воспоминания. Неизвестно, на что они надеялись, ведь не могли же они быть настолько глупы. Мобэй-цзюню хотелось бы сказать, что вот он - Цинхуа, просто спит или потерял сознание от холода. Что накидка, которой Король накрыл Фэйцзы, хоть немного согреет того, и Цинхуа пусть даже на секунду, но придет в сознание, бормоча что-то несвязное. Надежда умирает последней, как раз после веры. Как думаете, у человека, что сейчас идет с телом дорогого человека на руках сквозь все больше бушующую буру, которой сам приказывает становиться все яростнее, эти два чувства могли умереть не одновременно? Как давно вампир не чувствовал эту пустоту, полное безразличие. Хотя, он же понимал, что уничтожение деревни обидчиков Цинхуа не сможет вернуть того к жизни, не сможет вернуть улыбку на его лицо, не сможет помочь еще раз услышать его смех. Не сможет еще раз дать посмотреть, как Шан Цинхуа сжимает в руках меховую накидку. Вампиры никогда не были для суеверного люда такими же относительно живыми существами. Всегда были чем-то чуждым, страшным; тем, что нужно непременно убить. В тот день было довольно солнечно, что означало, что у отца Мобэя было приемлемое настроение. Он даже отпустил сына походить по лесу, потратив время впустую. Такое нечасто можно было увидеть, ведь обычно Мобэй-цзюнь либо учился, либо проводил время в своей комнате их жилища. Отец никогда не позволял уходить настолько далеко после случая с Лингуан-цзюнем. Будь то человек, то животное - в одиночестве никогда не останется, что распространилось и на Мобэя, в то время еще на маленького мальчика с виду. Именно в тот день юный вампир познакомился с ворчливо-разговорчивым подростком. По-хорошему Мобэй-цзюнь должен был сразу исчезнуть, но подросток совсем не начинал вопить, убегая и крича, что его чуть не убил дитя вампира. Он наоборот даже отчитал мальчика, потому что тот с ним столкнулся, даже не извинившись. Даже это было скорее для собственного удовлетворения, чем для какого-то реального нравоучения, как после признался Цинхуа. - Зовите меня Шан Цинхуа, Мой Король, - в шуточной манере тогда представился подросток, но было не особо понятно - насмехается или верит, но хочет как-то подколоть? В тот день Фэйцзы тоже пришлось спасать Мобэя, быстро доставляя в безопасное место - жилище вампиров. Тогда отец Мобэй-цзюня чуть не убил Цинхуа, потому что посчитал, что люди вновь охотятся на безобидных и просто желающих покоя вампиров. Он был прав, люди охотились, вот только Шан Цинхуа всего лишь поскорее поспешил укрыться, чтобы юного наследника никто не заметил. Из-за попорченного настроения отца Мобэя на улице вновь началась метель, что сподвигла маленького Короля снять с себя отцовскую меховую накидку и накинуть ее на плечи подростка. Как прощальный подарок, но Шан Цинхуа обещал потом обязательно вернуть ее. Как видно, он выполнил свое обещание через несколько лет. - Лучше бы никогда этого не делал, - одними губами шепчет Мобэй-цзюнь, сжимая чужое плечо сквозь накрывавшую его накидку. И к глазам подступают чужие, совсем незнакомые слезы, которые мешают смотреть, куда идешь, а потом и дышать. Один лишь факт знакомства с Мобэем убил Шан Цинхуа. Мобэй-цзюнь сам убил его. После такого Северный вампир не достоин на спокойную классическую смерть, однако...у него все равно оставалось мало времени. Ведь людская жизнь, словно свеча, стоит подуть - исчезнет. И именно так собирался исчезнуть Мобэй-цзюнь, держа за руку Шан Цинхуа, ощущая его тепло и любуясь улыбкой. Сейчас он поступит так же, но сопровождать его будут лишь бледные губы, совсем немного запачканная в чужой крови одежда и разметавшиеся за время пути волосы Цинхуа. Он часто ворчал, когда Мобэй начинал играться с аккуратной прической. В этот день метель выдалась намного сильнее, чем обычно, и погубила немало жизней. На землях деревни Аньдинь и проклятого пустыря, где находилось жилище вампира, больше никогда не таял снег.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты