Ручной Гринч 14

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы», Риордан Рик «Герои Олимпа» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Нико ди Анджело/Уилл Солас, Джейсон Грейс, Рейна Авилла Рамирес-Арельяно, Бьянка ди Анжело, Перси Джексон
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Новый год Первый раз Подростки Противоположности Рождество Романтика США Студенты Элементы юмора

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
История о том, как Нико ди Анджело полюбил Новый год

Посвящение:
markass

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Накатываю стопарик за каждый лайк, дево4ки, вся надежда на вас

Наконец этот длинный и мерзкий год подходит к концу, с чем хочу вас всех поздравить, а это маленький подарок вам под ёлочку (хороший или плохо – решайте сами)

Люблю кароч вас ❤

Вдохновлялась артом markass - https://vk.com/club76187899?z=photo-76187899_457241886%2Fwall-76187899_11212 (лицо Нико буквально протяжении всего фанфика да девочки)

ПБ открыта, потому что кто-то безграмотный дурак
28 декабря 2019, 11:35
      В каждой компании есть такой человек, как Нико. Он не любит праздники, не любит веселиться. Новогодняя ёлка? Гирлянды? Хороший глинтвейн? Это всё для него чуждо. Эдакий маленький ручной Гринч. Ну разве не прелесть?       Нет.       И поверьте, так ответит каждый из его друзей. Потому что это (кто бы мог подумать!) невероятно раздражающе. Он даже не радуется подаркам! Даже тем, которые делает не Лео (тот ещё задротина; у них с Нико тяжёлые отношения — долгая история). Вручи ты ему маргаритку с клумбы соседки миссис Роуз посреди мая — он будет в тысячи раз счастливее, чем получив новую приставку в конце декабря.       Вот как можно быть таким человеком?       Не смотря на всё это, вечеринки по поводу Нового Года в 99% случаев устраивались именно в коттедже ди Анджело. Старшие члены семейства уезжали в Венецию 26 декабря, сразу после Рождества, а потому вся ответственность за сохранность дома ложилась на плечи старшого ребёнка семьи. А Бьянка ди Анджело была той ещё тусовщицей.       Как бы Нико не любил своих друзей (особенно тех, кто не пытается его социализировать), но вылазить из своей ямы (а точнее чердака) в такие дни ему было сложно. Вся эта суматоха вокруг, мишура, гирлянды, рождественские песни — ничего из этого не внушало ему доверия. Это было похоже на чёртов заговор против одного маленького мальчика.       В этот день всё обещало быть таким, как и всегда. Ну, почти.       Всё началось ещё тогда, когда парень вернулся из Йеля. Его первый семестр в университете прошёл почти так же хорошо, как он и надеялся. Он не разочаровал отца, сестра слепо верит тому, что ему там кто-то нравится, а маме было достаточно лишь того, что её сын начал жить самостоятельной жизнью.       К тому времени его старые школьные знакомые уже успели позъезжаться назад. Кто-то из Нью-Йорка, кто-то из Бостона, кто-то из ЛА. Они не виделись уже много месяцев, и, если честно, от мысли о том, что он вот-вот сможет их всех увидеть и обнять у Нико откровенно тряслись коленки.       Первым, естественно, был Джейсон. Они с Пайпер вернулись из Калифорнии — оба неприлично счастливые и довольные. Они обнимались так долго, что Нико уже после первой минуты стало неловко. А ведь таких минут потом было ещё много. Определённо, слишком много…       Следующими были Перси и Аннабет. Они вернулись из Нью-Йорка, не такие солнечные, как Джейсон и Пайпер, но всё такие же счастливые. Кажется, они уже забыли и пережили тот момент, что Перси очевидно не поступил Колумбию (не помнит этого? Что ж, Нико обязательно расскажет вам её в следующий раз). В этот раз неловких минут было определённо меньше, но если вы думаете, что от этого ди Анджело было лучше — вы плохо его знаете.       Следующий день был для Нико действительно похож на рождественское чудо. Из Гарварда вернулась Рейна, и он готов был едва ли не плакать от того, как ему не хватало её подруги. Они проговорили очень много времени подряд (десять часов? Вечность?), но парню всё равно казалось этого мало. Она тогда проговорилась, что встретила там какого-то симпатичного кудрявого парня (сначала он сразу подумал про Лео — это были самые страшные двенадцать секунд в его жизни). Тогда-то в его голове и начали закрадываться мысли, что теперь окончательно все стали находить себе парочек.       Это был первый звоночек. Звоночек к тому, что скоро настанет его очередь.       Последующие дни со временем в сознании Нико сливались в один большой ком, в котором он определённо не хотел разбираться, потому что да ну это всё в задницу.       Переломный момент произошёл тогда, когда они решили всей компанией собраться в их любой кафешке. Конечно, вся эта новогодняя мишура и однообразные песенки медленно подталкивали Нико к небольшой панической атаке, но он мысленно пообещал себе держаться. До момента, когда они все снова разъедутся, оставалось всё меньше времени. Ди Анджело определённо не хотел терять его зря.       Да, парень не связал свою жизнь с математикой, но, как только он зашёл в зал и нашёл глазами нужный столик, то понял, что видит как-то чересчур много макушек (да, естественно, там был Лео, но в этот вечер он определённо был меньшей из проблем). Незнакомый парень за их столиков определённо не был кучерявым, как-то, что описала Рейна, а его глаза не были ну, знаешь, как грязь, только красиво. Они были, черт возьми, действительно красивыми. И нет, Нико совершенно точно не рассматривал их — он выше этого.       Первой мыслью было то, что светловолосые, кажется, начали плодиться. Потом-то ди Анджело заметил, что не только Джейсон и Аннабет сияют самодовольными улыбками. Казалось, даже Хейзел его предала, судя по её сияющим глазам. Дерьмо? Дерьмо.       Всё ещё пребывая в неведенье (не то что бы очень уж счастливом), Нико сделал шаг по направлению к столику. И тут его заметили.       — Нико!       Что ж, очевидно, теперь бежать поздно.       Выдавив из себя самую ненатуральную улыбку из всех возможных, парень стал медленно приближаться к компании, чувствуя на себе взгляд незнакомых глаз. Неловко.       Как только он приблизился достаточно, чтобы обращения к нему перестали быть криками (не то чтобы Перси и Джейсона это сильно остановило в первый раз), на него тут же обрушился самый натуральный гвалт. Беседа, сюрприз, заговор, парень Остин, город Остин, однокурсник, одноклассник, взрыв смеха, Уилл, и ещё, и ещё, и ещё… В этом всём участвовал даже Фрэнк, замечательный парень Хейзел, который сначала Нико даже понравился. Один только незнакомый парень молчал и как-бы невзначай рассматривал ди Анджело.       В какой-то момент Нико схватила сильная рука и потянула вниз, из-за чего теперь парень сидел рядом с Рейной, прямо напротив этого странного блондина.       Просто цирк.       Постепенно голоса вокруг стали стихать, пока наконец в рассказе не остались лишь Перси, Пайпер и Джейсон. Если думаете, что это хоть немного помогло делу, то вы, очевидно, плохо их знаете.       Нико ощущал на себе взгляды, которые на него время от времени бросала Рейна, как на него в предвкушении смотрит Хейзел, как с другой стороны стола ржёт Лео, как Фрэнк мысленно пытается его приободрить. И как на него, неуверенно, но всё ещё неотрывно, смотрит этот Уилл (кажется, его зовут так).       Что ж, этот вечер определённо будет замечательным.

***

      Этот Уилл оказался неплохим парнем. Конечно, если игнорировать тот факт, что для того, чтобы он приехал сюда на Рождество и Новый Год, всем друзьям Нико пришлось сговориться с его братом, Остином (из Остина, боже, какая тупость). Тот учится вместе с Джейсоном и Пайпер, а ещё до черта болтливый. От него все то и узнали, что его младший брат учится в Йеле, а ещё он вроде как гей. Судя по словам Рейны, он хороший (Нико не очень доверял её вкусу, когда дело касалось парней), а свободен он в такое время потому, что его папаша улетел куда-то на Карибы, не взяв с собой сына, а брат вместе со своей мамой (они у них были разные) поехали куда-то на Север (Лапландия? Ютландия? Нико не понял, да и ему было плевать).       Стоило отдать им всем должное — до дня Х никто так и не спалился (даже Перси, вау). Кажется, они действительно считали, что делают это всё не просто так. Это всё почти заставляло Нико улыбнуться. Почти.       Уилл слушал Сэма Смита, фанател от «Очень странных дел», а его замечательные веснушки были настоящими. Они встречались практически через день, и Нико сам не понимал, почему был не против. У них практически не было точек соприкосновения. Да, они учились в одном университете, только вот программа Уилла называлась «Молекулярная биофизика и биохимия», а как называлась программа ди Анджело, он и сам не помнил.       Когда Солас начинал рассказывать про свою молекулярную дребедень (а это случалось каждый раз, когда они встречались!), Нико буквально выпадал из реальности, а его глаза превращались в стекляшки. Но отрицать того, что голос этого мальчишки звучит приятно, он не будет. Не дурак же.       Каждый раз, когда Уилл замечал такое состояние парня, неловко смеялся, извинялся, краснел и пытался перевести тему. Когда он краснел, веснушки на его лице практически пропадали, от чего Нико становилось чуть грустнее, чем положено. И это определённо ему не нравилось.       Не девчонка же он. И не Рейна.       Кстати, о девчонках.       Рождество уже прошло. Семейный ужин закончился, подарки открылись, родители улетели. Всё как всегда. И, естественно, как только за мистером и миссис ди Анджело закрылась дверь, Бьянка радостно воскликнула о вечеринке. Нико почему-то подумал о том, что нужно пригласить Уилла. Наверное. Он не уверен.       Всё ещё дерьмо? Определённо.       — Можно я кое-кого приглашу? — как бы невзначай спросил он, чувствуя, как шестерёнки в его голове замедляют свой ход.       — Что? — Бьянка оторвалась от телефона и подняла взгляд на брата, — Я уже пригласила ребят, не переживай.       — Я знаю. Можно я кое-кого приглашу?       Это был самый неловкий момент в его жизни после того, как он в тринадцать лет увидел Перси в раздевалке в самый неподходящий момент. И знаете что? В прошлый раз ему хотя бы понравилось. Сейчас — вообще нет.       Сестра Нико довольно подмигнула ему, закусывая губу, словно между ними был какой-то секрет. Только вот у Нико нет общих секретов с сестрой с тех пор, как он начал общаться с Джейсоном (с двенадцати лет!). А так всё было замечательно.       Вечеринка обещала быть не такой убогой, как всегда. Чудно.

***

      С того времени, как Джейсон стал встречаться с Пайпер, товарищем Нико по священному бремени одиночества стала Рейна. Какое-то время они оставались на вечеринке, чтобы девушка удовлетворила свои социальные потребности, после чего поднимались наверх, в комнату Нико, и просто сидели там до самого утра: играли в настолки, смотрели сериалы или фильмы (только не новогодние!), болтали. Такие «вечеринки» Нико любил.       Только вот в это году он не хотел подыматься наверх. Да, определённо, он был бы рад провести с Рейной побольше времени, но всё равно ощущал, что что-то (читать: кто-то) заставляет его остаться внизу, со всеми.       Когда дом стали наполнять в основном неизвестные (серьёзно, Бьянка? Ты закончила школу тут два года назад и хочешь сказать, что знаешь их всех?) для Нико люди, он невольно вытягивался на носочках, пытаясь рассмотреть знакомую макушку. Может быть, Уилл так и не пришёл. Может быть, так и лучше. А может быть, тебе стоит заткнуться, Нико ди Анджело.       Сдержав разочарованный вздох, парень развернулся и последовал на кухню, где должен был находиться холодильник, забитый баночками его любимого пива (если его успели вынести, это довольно обидно).       Пожалуй, напрасно было надеяться на какой-то другой исход. Если бы Нико кто-то так пригласил, он бы тоже не пришёл. В конце концов, они знают друг друга едва ли неделю. Это крипово. Но ведь в таком случае можно было сразу отказать, да?..       Либо Уилл слишком хороший, чтобы сделать это открыто, либо слишком мудак. Верить во второе было проще, хотя хотелось надеяться всё-таки на первое. Или на то, что он придёт.       К этому времени Джейсон уже успел потаскать Нико на плечах (наверняка, Пайпер завидовала), Лео с ним как всегда похаялся, Перси напился (для них с Аннабет всегда есть отдельная комната, просто потому что все привыкли к этому), а Рейна продолжала бросать на ди Анджело свои странные многозначительные взгляды. Ну, дерьмо.       Открыв холодильник, Нико устало оглянул всё содержимое и потянулся к баночке своего любимого светлого, которое, как будто на зло, было засунуто аж на самую высокую полку.       — Помочь?..       Услышав знакомый голос, парень невольно вздрогнул, после чего опустился на пятки.       — Да… Пожалуйста.       Ну вот, он пришёл. Класс. Супер. Где хлопушки, фейерверки? Ты же так этого ждал, ди Анджело. Только вот внутри начал расти комок вины за то, что Нико решил, будто Солас действительно не придёт. Будто действительно настолько мудак, что даже не предупредил об этом.       Уилл достал с полки две банки и развернулся к парню.       — Слушай… Тут конечно круто и всё такое, но, может, ты знаешь место, где потише?       Губы Нико тут же невольно изогнулись в усмешке, а от банки послышалось характерное «пшик».       — Может и знаю. Если не боишься, что я тебя не туда заведу.       Уилл в ответ неловко улыбнулся, хаотично осматривая лицо ди Анджело.       — Угрожаешь?       — В одной из комнат пьяный Перси. Определённо угрожаю.

***

      Когда они поднимались наверх, Нико пытался не думать, что чувствует на себе довольный взгляд Рейны и слышит свист. Неважно чей. За него он хочет ударить Лео.       Но Уилл так поглядывал на него, что думать про Лео совсем не хотелось. И даже про Рейну и Джейсона, которые наверняка сейчас слишком довольные. Оставалось надеяться лишь на то, что они напьются нехуже Перси и завтра ничего не вспомнят. И неважно, что никто из этих двоих в жизни не пил. Сегодня можно (нужно).       — Так, — в какой-то момент заговорил Солас, — У вас такое каждый год?       — Ага.       — Круто…       — Наверное, — Нико чуть пожал плечами, — Я, ну, вроде как не по этой части.       — Кто бы мог думать, — от Уилла послышался смешок, — Я был уверен, что ты тот ещё спец по вечеринкам.       — Очень смешно, Солас.       — Я на самом деле надеюсь, что смешно, ди Анджело.       В этот момент Нико не выдержал и всё-таки усмехнулся. Ну как можно быть таким… Таким?       — Я научу тебя, — парень открыл дверь и прошёл внутрь комнаты, — Будешь хоть шутить, как человек.       — Мне уже Перси обещал давать уроки, — за спиной Соласа послышался тихий хлопок двери.       — Перси дурак, — устало выдохнул ди Анджело, падая на низкий мягкий пуфик, — И он, вполне возможно, в соседней комнате.       — Он милый, — Уилл пожал плечами, аккуратно садясь на пуфик напротив.       Нико практически поймал вьетнамский флешбэк от такого заявления парня. Не ты ли говорил точно так же четыре года назад?       — На любителя.       — Как скажешь.       Между ними повисла тишина. Ну, тишина. Снизу всё ещё доносилась охренительно громкая и глупая попса, и в какой-то момент Нико даже показалось, что пол в его комнате буквально трясётся. Будет, конечно, чудно, если родители вернутся и застанут вместо дома развалины, а вместо младшего сына холодное тело, потому что, очевидно, в случае чего, он не успеет выбежать из дома и…       — Эй, — выдернул его из мыслей голос Уилла (это ему кажется или они теперь реально ближе сидят?).       — Что?       — Пиво дерьмо.       На какие-то несколько мгновений они вновь замолчали, после чего Нико не выдержал и рассмеялся. Это было так глупо.       — Сам ты дерьмо. Дай его сюда.       — А я думал, что нравлюсь тебе.       Хорошо, что ди Анджело ещё не забрал банку из рук Уилла. Иначе убирать эту лужу Нико пришлось бы самостоятельно (а он жутко терпеть не мог убирать, к вашему сведенью).       — Ты мне… Нравишься?..       Его лицо наверняка скривилось в ничерта не привлекательную гримасу, а его тон звучал просто убого. Ну, знаете, стиль Нико.       — Это вопрос или утверждение?       Как его голос может оставаться таким спокойным? Это же настоящий цирк, а Нико в нём главный и единственный клоун. Клоун, который готов сделать своей последней тупой шуткой свою смерть. Просто потому что сейчас он не представляет, как дышать, смотреть на него и просто жить. Просто какой-то сюрреализм.       — Утверждение?.. То есть, э… — ди Анджело устало провёл ладонью по лицу, после чего запустил пальцы в отросшие волосы, — Конечно, утверждение, ты чего.       Отлично, молодец. Возможно, он всё ещё не думает, что ты тот ещё придурок. А пора бы.       — Точно? — нет, они точно становятся ближе — Уилл снова подвинулся к нему, — Просто, ну, если я что-то не так понял, и это не свид…       — Хочешь сказать, свидание? — тут же перебил Соласа парень, — Э, ну, возможно? Я вроде как никогда не устраивал свиданий. Тем более тем, кто считает моё любимое пиво дерьмом…       — Эй, — Уилл снова мягко озвал его и вдруг положил ладонь на колено, одновременно пытаясь заглянуть ди Анджело в глаза, — Оно ведь и правда дерьмо.       Губы Нико невольно изогнулись в немного нервной улыбке, пока внутри что-то треснуло от такого прикосновения.       — Ну ты и задница… — невольно пробормотал Нико.       — Очень смешно, ди Анджело. Просто прелесть.       — Но ты и правда…       Только вот договорить Нико не дали. Солас вдруг поддался вперёд, и, зажмурившись, неловко прижался к губам парня.       Что за наглость?       Ди Анджело уже было приготовился оттолкнуть Уилла (даже оставил пиво в сторону!), как вдруг его ладони не упёрлись в плечи парня, а лишь мягко накрыли их. Нико всё-таки прикрыл глаза, а его длинные пушистые ресницы наверняка щекотали кожу парня. Он этого определённо заслужил…       Делая такие же глупые и неловкие движения губами, парень ощущал внутри себя странное разливающееся тепло, которое, откровенно говоря, немного пугало. В прошлый раз, когда он ощущал его, ничего хорошего потом не было…       Вскоре Нико разорвал их поцелуй, всё ещё не открывая глаз и не убирая рук с плеч Соласа.       — Ты… Это, это что было?..       — Ты же сам намекнул на это… — спустя несколько секунд в ответ шепнул Уилл.       Ди Анджело непонимающе взглянул на парня, после чего тот кивнул ему наверх.       Прямо над ними висела веточка омелы. В темноте комнаты Нико почти незаметная. Бьянка…       — Вообще-то, умник, ты опоздал. Сегодня не Рождество…       — Не знал, что ты различаешь праздники.       — Не знал, что ты ни с кем не целовался.       — Ауч…       Нико тут же усмехнулся и в конце концов опустил взгляд на Уилла.       — Ты этого заслуживаешь.       — Ты ужасен.       — Перси всё ещё близко. Могу отвести.

***

      — За нашего малыша, — Рейна довольно чокнулась бумажным стаканом с Джейсоном.       — За нашего малыша, — усмехнулся и повторил Грейс, — Совсем уже вырос.       — А вот это неправда. Перси с Аннабет должны были помочь ему сегодня повзрослеть.       — О, коварный план?       — Именно так, мистер Грейс. Иначе так и будет в мальчиках ходить.       — Теперь он в хороших руках, — Джейсон поднял стакан, — Я ему доверяю.       — Доверяй, но проверяй.       — Когда поедем к ним?       — Посмотрим ещё. Мне ведь тоже надо разобраться…       — О, парень?       — Бери выше — мужчина.       — Профессор?       — О Боже, Грейс, ты ужасен…

***

      Громкая музыка, ёлка, гирлянды, хороший глинтвейн — всё это было чуждо Нико. Глупый бессвязный шёпот, тёплые объятья и дерьмовое пиво — это было то, что нужно.       The end.
Примечания:
Буквально на грани от того, чтобы написать сиквел, приквел или спин-офф, девочки, че делать
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.