this christmas. 16

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Stray Kids

Пэйринг и персонажи:
Бан Чан/Хан Джисон
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Здоровые отношения Нецензурная лексика ООС Повседневность Романтика Счастливый финал Флафф Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Лучший Новый год, да? — смущенно спросил Джисон, положив голову на плечо Бана.
Они и не заметили, как наступил праздник.

Посвящение:
Всем тем, кто рядом со мной :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Итак, я все еще жива!
Моего вдохновения немного поубавилось, так что я не могу писать работы с прежней относительной регулярностью, но в 2020 надеюсь все-таки делать это почаще.

В 2020 желаю всем своим читателям счастья, удачи, крепкого здоровья, исполнения самых заветных желаний и любви!

P.S. Целую в лобик свою бету.

///

31 декабря 2019, 17:08

***

      Чан держал в руках по меньшей мере три пакета и пытался адекватно балансировать в пространстве, чтобы не упасть. Сзади что-то недовольно бухтел Чанбин, который тащил еще больше. Со припахали к новогоднему походу за покупками как носильщика. Мол, ты же самый главный качок среди нас, так что мучайся. А Бан просто лидер, и это карма такая. А еще диагноз и образ жизни. Так что утро началось не с кофе, а с попытки выжить в очереди за мандаринами. Голова после огромного супермаркета шла кругом, но парни не сдавались.       Чан волшебным образом умудрился взять в руки список и перечитать его. В голове настойчиво билась мысль, что они что-то да забыли. Можно, конечно, и у друга спросить, ведь память у него ого-го, однако Чанбин еще на набухтелся о своей горькой судьбе. В таком состоянии к нему лучше не лезть. Шоколад для Хенджина взяли, фрукты Чонину, планер Сынмину и чай с клубникой для Феликса. Еще пара книг для Минхо, продукты… Да нет, все должно, просто обязано быть на месте. Правда в последнее время Бан так заебался, что мог что-то в список и не вписать.       — Тебе не кажется, что в последнее время отношения в нашей группе, ну, как там вежливо сказать… Дерьмо? — Чанбин нагнал его и завел диалог сам.       Чан ожидал от него каких угодно слов, но совсем не этих. Да, у него давненько все из рук валится, и иногда он элементарно не успевает уделить парням заслуженного внимания, хотя они же все понимают. Никто пока не жаловался и ничего такого не говорил. Наоборот, с пониманием относятся и лишний раз не дергают. Скоро ведь новый альбом и куча другой работы. Феликс, вон, всегда рад помочь, посоветовать, даже иногда ему одеяло в студию притаскивает, когда ясно, что не в общаге он сегодня ночует. Проблема одна только, честно говоря, — Джисон. Чан по нему выздыхает уже полгода, пожалуй, однако, все куда они продвинулись в отношениях — так это стали чаще сраться из-за ничего. В прошлый раз вроде из-за того, что Бан случайно его толстовку надел. И виноват он что ли, что у них они парные? Не заметил ярлычок с инициалами, да, плохо. Но не истерить и игнорить же его несколько дней.       Джисон все равно самый лучший мальчик, как бы он себя не вел. Чану осталось только в руки себя взять и ему об этом сказать.       — Почему?       — Потому что, блять! Спасибо, что оставили меня на кассе без денег и свалили. Друзья. Пошел я нахер, да?! — зло заговорил чей-то голос.       Парни обернулись и увидели Хана. Закончив тираду, он быстро прошел мимо них, не давая и слова вставить. Чан понял, что, а точнее кого он забыл в магазине. И как можно быть таким тупым? Они разделились по разным кассам, чтобы не стоять в одной очереди, заплатили и ушли. А Джисон-то остался. И о чем он только думал? Об аранжировке новой песни вообще-то, только тут оправдание хуевое. Парни о ней думали не меньше него, но почему-то проебал все именно Бан.       — Да я вот про это, бро, — хмыкнул Чанбин.       — Спасибо, я уже понял, — хмуро добавил Чан.       — Мог бы уже давно не мне мозги ебать своей любовью, а с Джисоном трахаться. Но вы два дебила.       Бан фыркнул и быстрее зашагал вперед. Отличное предложение, несмотря на то, что до всего этого ему как до Луны пешком. Вроде и ничего сложного: намекнуть или даже прямо сказать о своей симпатии, только они друзья уже много лет вообще-то. Вдруг Джисон ничего к нему не испытывает? Тогда будет супер неловко видеть друг друга какое-то время. Не то, что неловко, просто расстроит его это очень сильно. А так жить в мире фантазий, где у них домик на австралийском побережье и мирная жизнь, куда безопаснее. В голову окончательно пробрались идиотские мысли. Отлично.       — Если ты думаешь, нравишься ли ты ему, то да, — заорал издалека Чанбин, заставив друга замереть как вкопанного.       — Ты знал про это? Как давно? Почему молчал?       Со догнал его и поставил пакеты на пол, надеясь, что ничего из содержимого не разобьется и не сломается. Второго похода в супермаркет он не переживет. Это будет уже слишком.       — Знаю уже недели две, с момента, как вы из-за кофе посрались. Молчал, потому что случайно разговор услышал их с Феликсом.       В голове Чана словно шестеренки заработали. Он вспомнил очередную дурацкую ситуацию, когда он кофе выпил, который Джисон в подарок Хенджину приготовил. Ой и прилетело ему тогда… Хотя прошло уже и правда около двух недель. Чанбин гребанный тихушник. Мог бы и просветить в таком важном знании.       — И ты бы мне не сказал?       — Это ж некрасиво, бро. Я не должен был слышать его нытье про тебя. Но ты вон что творишь, даже в магазине его забыл.       — Ты тоже.       Чан вообще-то отбиваться и делать Чанбина таким же виноватым не хотел, но если на то пошло, ходили они втроем. На нем тоже часть ответственности. Легче никому не станет, хотя бы немного морального давления с себя скинуть получится зато. Друг снова взял в руки пакеты.       — Я его не так сильно этим обидел, а вот ты - краш. Только подумай. Среди всех мужиков ему понравился именно ты, бедняга мелкий, бедняга.       Бана осознание того, что он нравится Джисону настигло только после этой фразы. На сердце словно бабочки запорхали, и стало так легко-легко. Впрочем, это состояние сдулось сразу, как вспомнился сегодняший проеб. Теперь точно нужно как-то действовать, чтобы ситуацию исправлять. Можно попросить совета у Феликса, но он лучший друг Хана и попробуй ему объясни, откуда точная информация. Ли, конечно, как земляк и вообще бро, не сдаст, однако и помогать принципиально не будет в таком случае. Дело дрянь. Чанбин уже все выдал, что мог. Да и в отношениях он не шарит. Друг Сынмину сразу признался. Ходят, как счастливые женатики уже второй год.       Чан уныло зашел в общежитие и сдал все пакеты на руки Минхо и Хёнджину. В конце концов он их тащил, остальные пусть разберут. Мысли разбегались, как крысы на тонущем корабле. Он плюхнулся на диван в своей комнате. Нужно как-то вину свою загладить, но как? Песню написать? Так они оба продюсеры, в этом случае такое уже становится банальным. Вообще можно какую-нибудь крутую и неожиданную, однако в старых черновиках ничего о любви нет, а вдохновение его покинуло из-за дерьмового настроения. Подогнать что-нибудь сладкое? Джисон такое любит, но решит, что он тупо откупается и выставит за дверь раньше, чем Бан рот успеет раскрыть.       Чан открыл гугл и набрал «как подкатить к парню?». Так хочется снова видеть счастливую улыбку Джисона, держать его за руку и что-то обсуждать… Вот как Новый год встретишь — так его и проведешь. Где-то в мечтах праздник с младшим на свиданке, а в суровой реальности они нажрутся с Чанбином скорее всего и все. Весело будет не то слово. Получать утром от Сынмина за то, что он спаивает его парня особенно. Провал на провале сидит и провалом погоняет — описание его жизни. Вариантов в интернете была куча и все бредовые как один. Решив не тратить время на дальнейшее чтение, Бан вышел в общую гостиную. Может хотя бы отвлечься получится и в голову что-то дельное придет.        Парни уже разбежались кто куда. Новогодняя суета она такая. Чонин собирался навестить школьного друга, Чанбин явно на прогулке с Сынмином, Хёнджин с Минхо зависли в танцевальном зале и это надолго. Новая хореография сама себя не поставит. В помещении был один Феликс, рубившийся в приставку в какую-то американскую игру. Заметив Чана, он приглашающе похлопал по недавно купленному дивану.       — Хён, есть разговор.       Парень покорно сел. Примерное представление о чем пойдет речь у него было. Сейчас каждый будет его песочить, потому что один за всех и все за одного. Они не то, чтобы мушкетеры, но друг к другу весьма хорошо относятся в любом случае.       Ли почему-то заговорил на родном языке:       — Ты как к Джисону относишься?       — Хорошо. — глупо выпалил Чан, тут же одергивая себя.       Еще бы «нормально» сказал. И сразу можно заколачивать крышку на гробе этих даже не начавшихся отношений. Да что с ним сегодня такое?       — Мне он очень нравится. Уже давно.       Феликс тут же быстро вырубил игру и легкомысленно бросил приставку на диван (сколько он так сломал одному Богу известно), поворачиваясь к старшему лицом. Взгляд у него был супер серьезным.       — Так и что ты творишь тогда? Мы все понимаем, ты весь в делах и новом камбэке, но нельзя же так бездумно относится к тому, кто тебя любит.       Чан уткнулся головой в подушку. Все действительно плохо. Ли никогда ему ничего не выговаривает, а если уж начал, то это звоночек. Да он и сам давно понял, что что-то идет не так. Надо это дело менять кардинально.       — Спасибо, друг. Вообще-то я знаю английский.       Чьи-то быстрые шаги и яростно хлопнувшая дверь. Бан быстро поднял глаза. Джисон снова оказался не в том месте, не в то время. Феликс откинулся на спинку дивана и тяжело вздохнул. Он вообще-то помочь Хану хотел, а своей шифровкой глупой записал себя в ту же банду проебщиков. Действительно, мог бы на корейском говорить. Что бы это изменило?       Чан решительно встал с дивана. Так продолжаться не может. Парень направился к комнате друга. Конечно она была заперта, конечно можно было попросить ключ у Феликса ибо они соседи, но он сбегал к себе за шпилькой и парой мгновенных движений отпер замок. Ловкость рук и никакого мошенничества. Почти.       Хан лежал на кровати, смотря в стену. Выглядел он при этом как обиженный ребенок, сердце предательски сжалось.       — Ликс, это ты? — Джисон быстро развернулся, но встретившись взглядом с Чаном, вернулся к исходному положению, упрямо глядя в стену. Бан медленно подошел и сел на кровать. В голове роились разные мысли, но чем больше думаешь, тем больше все усложняешь в данной ситуации. Это он еще с утра уяснил.       — Джисон~и, послушай меня пожалуйста. Извини за то, что было утром. И за кофе, и за толстовку, и вообще за то, как я себя веду. Ты мне очень нравишься уже давно, но почему-то получается полный идиотизм. Я кретин, я знаю. Прости меня. — на одном дыхании выпалил Чан.       Хан тихо шмыгнул.       — Нет, это ты меня прости. Мы так мало были вместе в последнее время, меня это бесило, вот я и нападал на тебя из-за всяких мелочей, чтобы ты хотя бы как-то на меня внимание обращал, — в его голосе явно стояли слезы.       — Ты что, плачешь?       — Я мужик, а мужики не плачут. Это дождь.       — Мы в помещении, дурачок. Иди ко мне,  — усмехнулся Чан и крепко обнял младшего, который уткнулся к нему в толстовку.       Два идиота, вот кто они. Но друг его простил, а значит все у них будет хорошо. Теперь он его точно никуда не отпустит и чужую одежду сможет таскать вполне законно. Джисон поднял заплаканные глаза и потянулся к его губам. Хитрец. Поцелуй длился, казалось, целую вечность, но доволен этим был каждый из них. Отстранившись друг от друга, парни переглянулись, улыбаясь. Чан сжал ладошку Хана в своей и пытался не так явно показывать, что он буквально помирает от счастья. Выходило из рук вон плохо, улыбка просилась сама по себе.       — Лучший Новый год, да? — смущенно спросил Джисон, положив голову на плечо Бана.       Они и не заметили, как наступил праздник.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.