World of Miracles 13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Люди Икс: Первый класс, Люди Икс: Дни минувшего будущего, Люди Икс: Апокалипсис (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Эрик Леншерр/Чарльз Ксавье, Джеймс «Логан» Хоулетт, Хэнк Маккой, Эмма Фрост, Ороро Монро, Уоррен Уортингтон, Рейвен Даркхолм, Ванда Максимофф, Питер Максимофф
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 2 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Драма Инвалидность Соулмейты Частичный ООС

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В этом мире, чтобы найти свою родственную душу, нужно принести жертву. И жертву эту выбирает твоя половинка. Но что делать, если ты не хочешь платить по счетам?

Соулмейт-АU со способностями, в котором соулмейты в возрасте 14 лет выбирают заболевание для своей пары, и оно излечивается только тогда, когда пара воссоединяется.

Посвящение:
Собаке, которой у меня нет.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Пролог.

1 января 2020, 18:38
Примечания:
Начало положено.

«Люди еще больший яд, чем алкоголь и табак» Эрих Мария Ремарк, ‘Три товарища’

—Леншерр, к тебе посетитель. —Скажи, что меня нет. —Она очень настойчива. —Ты справишься. —Эрик! — Она бросила папки на стол прямо перед его носом так, что они перекрыли наполовину решенный кроссворд, буквы в котором были выведены аккуратным почерком человека, которому явно нечего делать. — Ты врач или кто в конце концов? Он поднял на нее полный скепсиса взгляд, но, наткнувшись на ее каменный, тут же выпрямился в кресле. —Что с ней? —Не с ней, а с ним. —Но ты сказала… —Его сестра. Ему, в общем-то, все равно на ее старания, хотя он довольно вежлив и не показывает это открыто. Тебе стоит у него поучиться. — Эрик закатил глаза. — Брось, мне кажется, вы подружитесь. — Не дожидаясь какой-либо ответной реакции, Эмма направилась к выходу и бросила через плечо, когда уже выходила, — Шестьдесят второй кабинет. Анамнез на столе. Он опустил взгляд на черную папку. Дело дрянь. *** —Добрый вечер, я Эрик Леншерр, нейрохирург. Вы хотели видеть меня? Напротив него стоит миловидная девушка лет двадцати пяти, блондинка. Ее решительный взгляд не предвещает ничего хорошего. —Здравствуйте. Простите, что потревожили Вас так поздно, —простая формальность, она не раскаивается. Ни капли, — но моему брату очень нужна Ваша консультация. Я слышала, Вы хороший специалист. — Она предоставила было хирургу возможность что-либо ответить, но, не дождавшись какой-либо реакции с его стороны, продолжила, — думаю, будет лучше, если он сам ответит на ваши вопросы. Леншерр вскинул брови. Он ожидал очередную озабоченную, которая не дает своему подопечному и слова вставить, типичную «мамочку», но, похоже, здесь было что-то более необычное. —Что с ним? — Он направился в шестьдесят второй, стараясь не обращать внимание на то, как изменилось лицо сестры теперь уже своего нового подопечного. —Разве Вы не читали медкарту? — Она явно начинала сомневаться в своем выборе, параллельно уже начиная обдумывать, как бы теперь объясниться, если им придется спешно покинуть горе-хирурга. — Я хочу знать, как это называете Вы, а лучше он сам. Предпочитаю сначала общаться с пациентами, а потом обращаться к документам. Они не расскажут все так, как расскажут их владельцы. Девушка издала нервный смешок. Она не совсем уловила тот момент, когда волна недоверия к этому человеку сменилась интересом. —Думаю, в данном случае Вам это не поможет. Чарльз выучил медицинское заключение наизусть. —Значит, я это проверю. Он пожал плечами и, с видом учителя, который принимает у нерадивого ученика урок, открыл дверь в шестьдесят второй лишь для того, чтобы столкнуться взглядом с таким же преподавателем. Видимо, графа «должность» в этот раз действительно верно сообщала ему «профессор оксфордского университета». Становилось интереснее. Играем по-крупному. —Эрик Леншерр, — Он бросил это на ходу, без стеснения широким шагом пересекая кабинет прямо к своему рабочему столу и водрузил черную папку, данную ему Эммой, на самый верх беспорядочного хаоса, который сам, впрочем, таковым не считал. Он не уставал повторять, что знает место каждого предмета в этом образце современного искусства, и кажется, только глупец мог в этом сомневаться. Уже через секунду нейрохирург выудил откуда-то шариковую ручку, закинул обе ноги на стол (место для этого движения явно было оставлено специально), взял папку, брошенную было в одиночестве в этом беспорядке и словно бы приготовился записывать, так более и не взглянув на своего пациента. Но, вместо напуганного или же разгневанного голоса, который обычно встречал такое поведение, а после грозился обратиться к директору, он услышал нечто совершенно иное. Тихий смешок и совершенно равнодушное: —Чарльз Ксавье. Подняв взгляд и на этот раз внимательно посмотрев в глаза своему новоявленному пациенту, он понял: похоже, Эрик Леншерр, лучший нейрохирург Нью-Йорка, в самом деле впервые проиграет.