Cherchez la femme 8

Амосова автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Винсмоук Санджи, Ророноа Зоро
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Дружба Пропущенная сцена Согласование с каноном Экшн Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
О чём могут говорить двое старых друзей, встретившись в погожий вечер в приятном заведении? О том же, о чём и Санджи с Зоро – о женщинах.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Кэти – отдельный персонаж отдельного фанфика, который пылиться в черновиках уже как год, если не больше. Однажды она заговорит и украдёт не только моё слабое сердечко.
2 января 2020, 00:46
Тихий вечер пробирается через ветви чёрного винограда на светлую мансарду ресторана, собирая под крышей аромат жаренного мяса. Санджи зажмуривается, втягивая носом запах с нотками мёда и орехов, а потом послушно возвращает пачку сигарет обратно в карман под взглядом стоящего рядом официанта. После такого прекрасного и вкусного ужина выяснять отношения очень не хочется. — Мне, пожалуйста, Carte Rouge пятилетней выдержки, — Санджи отдаёт винную карту Датрию, как гласит бэйдж, и прислушивается к льющимся звукам музыки. Даже так, сидя в нескольких метрах от пианистки, он может представить, как легко и цепко её маленькие пальчики перебирают клавиши, но музыка, звуки этой музыки насыщаются всё больше, пока не заполняют его до блаженства. Он прикрывает глаза, видя покачивающуюся на волнах белую лодочку с прекрасной девой на борту, а мир вокруг переливается всеми цветами радуги и вспыхивает будто пущенные в чернеющее небо фейерверки. Тело наполняется такой лёгкостью, что ему очень навязчиво хочется спеть, и даром, что голос прокурен до хрипа. Наверное, одну из песен старины Брука или извечное «Саке Бинкса». Приближение Датрия он почувствовал раньше, чем тот появился в поле зрения, и Санджи открыл глаза, выискивая официанта в толпе — старые привычки никуда не делись, уверенность, что в любой момент придётся замарать ботинки — тоже, но теперь Санджи был больше, чем просто убеждён, что смельчаков по его голову найдётся крайне мало. Молодость ушла вместе с пресловутой жаждой приключений, и ему осталось просто наслаждаться дорогими напитками, вкусной, не им приготовленной едой, и девушками, которые сами подходили на улицах. С возрастом он научился не терять голову до крови из носа, но не мог ничего поделать со страстью к молодому женскому телу. Санджи чувствовал себя испорченным старым хрычом, который совращает невинных существ, но как только миловидная барышня прижималась своей грудью к его руке, чуть ли не умоляя рассказать что-то о приключениях, весь стыд испарялся как газы из колы Фрэнки. Уж лучше он, чем мужланистый и неумелый обормот без какого-либо уважения к женской красоте. Датрию оставалось сделать всего несколько шагов, лавируя между расставленными тут и там круглыми столиками, как у входа в дальнем конце залы Санджи вдруг почувствовал </i>опасность</i>. Хищную, животную Волю человека, готового в любой миг бросится и разорвать свою добычу. Санджи напрягся, ничего не ответив на какой-то вопрос официанта, и сухо кивнул, отпуская его восвояси. Такой прекрасный вечер, нимфа, играющая даже не на рояле — на струнах его души, которую он бы с удовольствием позволил ей раздеть, рисковали исчезнуть как пар над кружкой крепкого кофе из-за незванного гостя. Санджи одним глотком осушил бокал, вложил в винную карту деньги с приличными чаевыми и, захватив со стоящей неподалёку вешалки пиджак, пошёл к выходу. Уроду, испортившему его прекрасное настроение, он собирался оторвать всё, что плохо закрепила мать природа. Он машинально достал и раскрыл портсигар, одними губами подхватив сигарету, как вдруг услышал плаксивый, перепуганный голос какого-то мужчины, умоляющего «не резать». Санджи слегка удивился и, щёлкнув зажигалкой, пошёл быстрее, засучивая рукава пиджака на всякий случай. Вывернув из-за угла к арке в зал для банкетов, ему захотелось стукнуть себя в лоб: как мог он не узнать это животное по Воле, находясь в одном здании? Санджи фыркнул, не дойдя до двух мужчин пары метров, и вальяжно опёрся о стену, дымя в открытое окно: — Это приличное заведение — всякие зеленоволосые гоблины в зале портят посетителям аппетит. — Смотри, как бы шеф на кухне не перепутал твои брови с макаронами и не поставил главным блюдом, — огрызнулся в ответ Зоро, сверкнув единственным целым глазом. Санджи ухмыльнулся, чувствуя одинаково и странную радость такой встречи, и извечное желание вытащить мозги мечника и приготовить студень. — Простите, сэр, Вы, как я полагаю, администратор зала? — с вежливой улыбкой обратился Санджи к человеку, которого Зоро держал одной рукой за шиворот как котёнка. — Д-да, — стуча зубами, выдавил он, переводя блестящий взгляд с мечника на расслабленного Санджи, всё так же продолжающего выпускать сладковатый дым в окно. — Этот г-господин хотел с-саке, но у нас его н-нет! Вы ошиб… — Ошибся? — повторил Зоро, клацнув зубами так, что администратор побледнел, — Может, ещё и заблудился, а? Тащи сакэ, а то я тебя на лоскуты раскромсаю, макака! — Ты — топографический кретин: это центральный квартал, тут такое не продают. Хочешь сакэ — дуй в восточные, если, конечно, денег хватит. Кстати… ты долг Нами-сан отдал? Зоро замер на мгновенье, растеряв всю былую воинственность, и с такой тоской посмотрел на Санджи, что коку даже стало жаль. — Сэр, простите невежество моего товарища. Вы ведь не обидетесь, если мы покинем Ваше чудесное заведение без дальнейшего выяснения отношений? — Нет! — рявкнул администратор так, что свободная рука Зоро мигом легла на рукоять меча, — То есть д-да, уходите! Умоляю, господин, заб-берите этого псих… В следующее мгновенье Санджи пришлось остановить руку Зоро, собиравшегося, кажется, вытрясти душу из администратора. Мечник хотел что-то сказать по этому поводу, но Санджи резво потащил своего накама за полы халата в сторону выхода, не давая оклематься. Зоро высказывал своё недовольство готовке кока, его внешнему виду и импотенции, не позволившей решить дело по-мужски. Санджи успевал под поток этой брани улыбаться и подмигивать официанткам, но с каждым пропущенным мимо ушей словом ему всё больше хотелось затушить сигарету о здоровый глаз Зоро. Только оказавшись на улице он отпустил мечника, сменив маску добродушия на привычную раздражённость, грозящую вот-вот прорваться через хлипкую плотину терпения. — Ты идиот, — не терпящим возражений тоном констатировал он, разглядывая Зоро. — А если бы там был какой-нибудь вице-адмирал? — Размялся бы и нагулял аппетит. Жрать хочу, Санджи, есть что-нибудь? Кок фыркнул, смотря в просвет между домами, ведущий на освещённую кованными фонарями улицу, и не смог сдержать ироничной улыбки, растягивающей губы словно какой-то механический станок. — Как в старые добрые: ты орёшь, тупишь, лезешь в драку, а потом требуешь жрать… Наверное, таким я тебя и запомню. — Судьба такая, — пожал плечами Зоро, затянув потуже харамаки, — дружище. — Сам такой, — пожал плечами Санджи, вновь доставая сигарету. Вниз по улице на красивых лавочках сидели люди, держась за руки, рядом возились дети у клумбы с лилово-розовыми цветами, и повсюду будто бы стоял штамп безмятежности, который давил на Санджи тупой, неприятной болью. Как ни странно, появление Зоро отчего-то её прогнало, и теперь, окинув придирчивым взглядом товарища, Санджи подумал о том, что ему не хватает флёра приближающейся драки — извечного одеколона мечника. — Таверна тут одна есть, «Белый флаг» называется. Местечко что надо. — Это где? — Недалеко от порта, выше по дороге в город. — Это уже и есть город, порт в другой стороне, — улыбаясь, прошептал Санджи, разглядывая проезжающую мимо карету. Зоро, слегка рдея, посмотрел по сторонам, вверх, покрутил головой, принюхался и, очевидно осознав масштабы своего провала, обиженно пошёл вперёд. Туда, откуда секунду назад вышли они с коком. — Да в другую сторону, мать твою каракатицу! — рявкнул Санджи, зло втаптывая окурок в брусчатку. Зоро, не сбавляя темпа, развернулся на пятках и так же быстро прошёл мимо Санджи с ходящими ходуном желваками на лице. Санджи выругался и поспешил догнать товарища, вступив в бурное обсуждение матом всех особенностей своей внешности.

***

Место, куда привёл его Зоро, было… интересным. Санджи сразу же подумал, что таверна отделана под средневековый стиль — низкие каменные колонны, широкие круглые люстры со свечами внутри и застывшими слёзками-воском, свисающими вниз; деревянные столы с витиеватыми ножками и скамьи с накинутыми на них шкурами. В середине зала красовалась необычная печь, заваленная алеющими углями, и от неё исходило такое тепло, что смело можно было сидеть хоть в одной майке, не боясь простудиться. — Как будто и не было ремонта, — натянуто улыбнулся Зоро, оглядываясь вокруг. Посетителей было не очень много, но всё же мечник пошёл к столу в другом конце зала, будто бы спрятанного в арку от любопытных взглядов. Бармен, беседуя с какой-то девушкой, проводил Ророноа внимательным и цепким взглядом, а потом посмотрел на Санджи и слегка склонил голову. Кок не понял, за что удостоился такой чести, но ответил тем же и последовал за Зоро. — Всё в порядке? — Санджи накинул шкуру на спинку скамьи, усаживаясь, и посмотрел на задумавшегося о чём-то мечника. — А что? — Зоро взял в руки меню, перебегая глазами со строки на строку, — Похоже, чтобы со мной было что-то не в порядке? Без преувеличений, но с их накама почти всегда что-то да было не в порядке — бардак в голове Луффи обхватывал каждый миллиметр Санни и мугивар разом, потому и пиратами они были, мягко говоря, не совсем правильными. Но как же это объяснить Зоро? — Я не мадам Шарли чтобы по твоей роже судьбу читать, — фыркнул Санджи, чувствуя тяжёлый взгляд у себя на лице, и передёрнул плечами, будто пытаясь его с себя скинуть. — Тогда в порядке, — кивнул Зоро. — Что закажем? Санджи хотел, действительно хотел спросить почему Зоро выглядит страннее обычного, почему ни с того, ни с сего привязался к администратору ресторана, ведь даже будучи пьяным в хламину не приставал к тем, кто был слабее его, но у него будто бы язык завязался в узел и протестовал против любой действительно важной темы для разговора. К ним как раз подошла официантка — среднего роста женщина в брюках-голифе, белой майке и собранными под алую бандану рыжевато-коричневыми волосами:  — Здравствуйте, меня зовут Кэт, я — хозяйка таверны. Что будете заказывать? — Кто бы мог подумать, что в таком мраке может цвести столь прекрасный цветок, — Санджи оглядел Кэт с ног до головы, чуть задержавшись на груди, не капли не смутив хозяйку, — мне, пожалуйста, цыплёнка табака и сливочное пиво. — Хорошо, — кивнула Кэт с улыбкой, и записала заказ в маленьком блокноте, — а тебе, Зоро? Санджи перевёл удивлённый взгляд на мечника, который упорно продолжал сверлить меню взглядом, и коку ужасно захотелось ему напомнить, что это не самый надёжный щит. Зоро что-то еле слышно бормотал себе под нос, время от времени поглядывая на Кэт, а потом вновь возвращался к меню, становясь на тон краснее. Кэт протянула руку к меню, слегка коснувшись пальцев Зоро, и посмотрела ему в глаза с неизменной улыбкой на губах:  — Я принесу тебе то же самое, твой друг сделал отличный выбор. Мечник застыл каменным изваянием, боясь, кажется, даже вдохнуть, будто бы уже этим мог бы сломать маленькую Кэт пополам, но кивнул и покорно отдал ей меню. Когда Кэт записала его заказ в блокнот и уже отошла от стола, Зоро протяжно выдохнул, откидываясь на спинку кресла. — Что это было? — ненавязчиво спросил Санджи, неумеючи скрывая в голосе закрадывающееся любопытство. — Не что, а кто, — открыв один глаз, ответил Зоро, всматриваясь в огонь печи. — Это Кэти. — …в каком смысле? — не понял Санджи, уже с двойственным ощущением оглядываясь вокруг. Вполне может быть, что в жизни Зоро есть место женщине, если эта женщина умеет держать рукоять меча. Зоро ухмыльнулся и стал похожим на очень хитрого кота:  — Нет, эта женщина… она мой дорогой друг. Санджи затушил сигарету и недовольно взглянул на мечника, развалившегося на скамье, складывая руки на груди:  — Слышь, маримо, ты хочешь сказать, что эта прекрасная леди… — Я тебя убью, завитушка, — прорычал Зоро, забирая с подноса бармена свою кружку пива. — Она — мой товарищ, а не подстилка. И тебе она не нравится, запомнил? — Дьявол тебя побери! Я не понимаю! — Ай, иди к чёрту со своими вопросами! С тобой кроме баб вообще о чём-то говорить можно?! — Да кто из нас это начал! Нахрен ты меня вообще сюда притащил, если собирался со своей зазнобой увидеться?! — Как ты её назвал?! Их разговор плавно приобретал привычную форму — форму драки. Зоро неприкрыто вынул из ножен одну катану и держал её теперь под столом, пока Санджи закатывал рукава пиджака с мыслью, что ему вновь придётся тащиться в Норт Блю за очередным костюмом. После того, как кто-то пискляво пригрозил позвать дозорных, мордобой прекратился. — А помнишь как ты у меня почти девушку увёл? — вытирая разбитый нос пробормотал Санджи, подкуривая от печи. Он слегка прибил пляшущий на рукавах огонь, а потом зло сплюнул, потому что всё равно рубашка была безнадёжно испорчена косым разрезом на всю грудь. Если бы у этого идиота язык был таким же острым, как лезвия, то Санджи уверовал бы в дьявола. — Э-э… это та, что подарком от Иванкова была? — Нет, урод! — взвыл Санджи, резко развернувшись на пятках. Зоро вздёрнул одну бровь, плохо различая лицо кока, но внутренне почувствовал охвативший его ужас. — Другая, нормальная, чёрт возьми, а не это надругательством над природой! — Да тебе только такие и нравятся же, нет? — Зоро пошло подмигнул и поднялся с пола, вновь усаживаясь на скамейку и начиная есть. — Убью, голова-трава. — Чё сказал?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: